Русская линия
Русская линия Патрик Барио02.08.2005 

Патрик Барио: Война против Европы

Патрик Барио — военный врач, подполковник французской армии, служил в миротворческих силах в бывшей Югославии. Вместе со своей женой врачом Ев Крепен неоднократно выступал против тенденциозной, лживой политики Европы в отношении сербов.
Читателям РЛ П. Барио уже знаком по публикации отрывков из его выступления в Гаагском трибунале, где он утверждал, что изгнание хорватами сербов из Сербской Краины в 1995 году происходило при воздушной поддержке американской авиации. Данную информацию с покорным единодушием замолчали все основные мировые масс-медиа.
В 2003 году издал книгу «Новые свидетельства о Сербии». В 2004 году издал книгу об оружии массового поражения, в которой исследует данную проблему как врач.

Публикуемое сегодня интервью появилось в прошлом году на двух сербских сайтах geopolitika.org.yu и komentar.co.yu вскоре после сербских погромов в Косово в марте 2004 года. Несмотря на относительно давний срок публикации, интервью совершенно не потеряло своей актуальности. Напротив, последние теракты в Лондоне, явная поддержка Вашингтоном исламистской оппозиции в Узбекистане, вызывающая демонстрация интервью Басаева в США — все это заставляет серьезнее относиться к мнению Барио. Само название этого интервью — «Война против Европы» — уже звучит грозным предупреждением.
Патрик Барио вновь приводит факты прямой поддержки американскими спецслужбами исламистских террористов в Европе, в частности, на Балканах. Но, как видно, легче продолжать делать вид, что США «сражается» с терроризмом, хотя факты, все же, вещь упрямая…

Вопрос. Вы оцениваете ситуацию в Косово после мартовских событий?

Патрик Барио. Моя оценка четкая: речь идет о войне, которую против Европы ведут террористические группы при поддержке США и определенной части международного сообщества.

Результаты албанского терроризма в Косово ужасающи — 31 убит, 900 раненых, сербские села с разрушенными школами и больницами, 300 разрушенных домов, 30 подожженных сербских монастырей, 3600 изгнанных под угрозой смерти сербов.

Эти преступления адмирал Грегори Джосон, командующий войсками НАТО в Юго-Восточной Европе назвал «этнической чисткой», а шеф UNMIK (Международная миссия ООН в Косово) Хари Холкери «тяжкими преступлениями против человечности». Все аналитики подтвердили, что речь идет об организованном насилии.

Только лидеры косовских албанцев не осудили этот погром. Даже использовали момент, чтобы снова выступить со своим требованием о предоставлении независимости в скорейшие сроки и, естественно, при поддержке международного сообщества. Косовский премьер Байрам Реджепи заявил: «Мы будем всегда благодарны международному сообществу и НАТО за помощь, оказанную при освобождении Косова». Обратите внимание на выражение «освобождение Косово»! Ибрагим Ругова, этот «балканский Ганди», решителен точно также: «Косову необходима независимость, чтобы ускорилось его демократическое и экономическое развитие». А албанские СМИ, включая журнал ведущего албанского оппозиционера Ветона Сурои «Коха Диторе» разжигали ненависть в отношении сербов и тем самым участвовали в преступлении.

Вопрос. Но вмешательство международного сообщества ставило своей целью построение мультиэтнического Косова? Вы указываете на непоследовательность политики, проводимой на Балканах, политики, которая открыто поддерживала террористическую организацию. Имеется в виду прежде всего непоследовательность Америки?

Патрик Барио. Госдеп поместил УЧК (Армия освобождения Косово) в список самых опасных террористических организаций в мире, но одновременно еще задолго до бомбежек Сербии Пентагон вооружал ее бойцов. Вы только вспомните Мадлен Олбрайт, обнимающуюся с Хашимом Тачи и Ричарда Холбрука, гордо фотографирующегося с вооруженными террористами из УЧК. Во время встречи в Рамбуйе летом 1998 года Хашим Тачи был приглашен, чтобы лично вести переговоры с командующим войсками НАТО генералом Уэсли Кларком.

Осенью того же года Усама бен Ладен находился на севере Албании вместе с главарями УЧК, но Ричард Холбрук посчитал более важным дестабилизацию Союзной Республики Югославии, чем его захват. Европа показала себя тоже ненамного лучше. Генсек НАТО Хавьер Солана отдал приказ бомбить сербские силы в Косово и Сербии.

Эта агрессия вызвала настоящую гражданскую войну в Косово, завершившуюся погромом неалбанского населения. Около 200 000 людей изгнано с мест своего обитания. Сегодня г-н Солана, ставший Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности, утверждает, что его «ужаснула жестокость» косовских албанцев. Когда он посещал Косово, то ему пришлось столкнуться с сербским меньшинством, которое встретило его такими словами: «Бомбите нас, позволяете, чтобы наши дома горели, а теперь приезжаете поплакать над нашим несчастьем. Мы не хотим Вас здесь видеть!» Бернар Кушнер, который все еще считает, что вмешательство НАТО имело определенный успех, был бы принят точно таким же образом.

Не считаясь с сербским суверенитетом над этим краем, бывший шеф UNMIK укрепляет албанские сепаратистские планы и методично формирует фундамент независимости, которая, как считают албанцы, должна быть им предоставлена. Никто не оспаривает того факта, что Бернар Кушнер превысил свои полномочия, заложив основы независимости Косово. Даже Пол Гард, о котором известно, что он не испытывает никаких просербских чувств, подтвердил несколько дней назад в «Либерасьон»: «Политика высоких представителей ООН в Косово должна была, хотя бы начиная с Бернара Кушнера, создать рамки будущей независимости».

Может быть, намерения высокого представителя были добрыми, тогда можно сказать, что косовский ад устлан добрыми военно-политическими намерениями доктора Кушнера. Сегодня, однако, для неалбанского меньшинства эти пожарные-пироманы ничего не значат, особенно когда они прибегают на место пожара с пустыми ведрами.

Вопрос. Но что делать силам международного сообщества?

Патрик Барио. С 10 июня 1999 года, после 11-недельных бомбежек, Косово оккупировано силами НАТО и ООН в соответствии с резолюцией 1244 СБ ООН. Как уже было сказано, эти силы ничего не сделали, чтобы остановить исход около 200 000 сербов в 1999 году. Нужно признать, что, имея 20 000 человек, КФОР и UNMIK не смогли защитить оставшихся 80 000 сербов в Косово. Вы хорошо слышали: 20 000 хорошо вооруженных и отлично подготовленных людей не могут защитить жизнь и имущество 80 000 гражданских людей в центре Европы!


Вопрос. Существует ли связь между насилием в Косово и террористическими движениями, деятельность которых мы сегодня видим в Европе?

Патрик Барио. Связь прямая. КФОР и UNMIK не только не остановили этнической чистки за последние 5 лет, но и не смогли обуздать албанскую мафию и ее деятельность: торговлю наркотиками, оружием, людьми и, естественно, финансирование терроризма. Бывшая УЧК, переименованная в Защитный корпус Косово, не разоружена. Вожди УЧК, Хашим Тачи и Джавит Халити — члены Демократической партии Косово, продолжают пользоваться своим влиянием (против Тачи этой весной возбудили «дело» в гаагском трибунале, но выпустили на свободу — РЛ). Македония также подвергается атакам Армии национального освобождения македонских албанцев, которая есть прямая эманация (проще говоря, филиал — РЛ) Защитного корпуса Косово. Американская организация MPRI (Military Professionals Resources Inc) поставляет наемников. И она при покровительстве Пентагона получила задачу готовить УЧК. Начальник Главного Штаба защитного корпуса Агим Чеку отвечал за координацию с MPRI и получил от ООН пропуск, обеспечивающий ему дипломатический иммунитет в Косово. Связь между УЧК и MPRI открылась в июне 2001 года во время осады македонской деревни Арачиново, когда македонские силы окружили 400 террористов. Тогда один американский контингент перехватил инициативу и встал своеобразным щитом между македонскими силами и террористами, предотвратил таким образом атаку македонцев, что позволило террористам безопасно выйти из Арачинова со всем вооружением и боеприпасами. Очень скоро стало известно, что 17 американских военных советников из MPRI, были вместе с теми террористами. В таких условиях непонятно о какой последовательности в европейских планах борьбы против терроризма можно говорить. Ось Тирана-Приштина-Сараево — это ось прорыва исламского терроризма в Европу. Вы знаете, что у Усамы бен Ладена есть боснийский паспорт.

Вопрос. В чем, как Вы считаете, разница между партизанской войной и терроризмом на Балканах?

Патрик Барио. По-моему, граница вполне ясна. Когда вы способны, как на Маркале, убить собственных жен и собственных детей, с тем чтобы затем в этом обвинить вашего противника и повернуть мировую общественность против него — вы не борец, вы настоящий террорист. (В феврале 1994 года на сараевском рынке Маркале произошел мощный взрыв неизвестного снаряда. Погибло 88 человек, ранено 200. Во взрыве обвинили сербских военных. Последовали натовские санкции и ультиматум сербам. Уже тогда было ясно, что снаряд был выпущен мусульманами, что впоследствии подтвердили все эксперты — РЛ).

Вы сами знаете, что видные мусульманские политики, особенно мусульманский командир Насер Орич, оставили Сребреницу, передав город подразделениям генерала Младича. Перед этим президент Клинтон пообещал Изетбеговичу, что НАТО вмешается на стороне боснийских мусульман, если при падении Сребреницы окажется более тысячи мертвых, что стало бы достаточным оправданием вмешательства для международной общественности. Когда вы можете убивать своих сограждан, не разделяющих ваш экстремизм — вы террорист. В 1998 году УЧК убила больше албанцев, чем сербские силы, под предлогом, что эти албанцы были слишком «нерешительны», что «сотрудничали с неприятелем». Нет более ясного определения терроризма, чем это.


Вопрос. Кажется, что общественность понемногу смягчает свое негативное отношение к сербам?

Патрик Барио. Это изменение очень относительно. Общественность пала жертвой в беспрецедентной кампании демонизации сербов. Потребуется много времени, чтобы распознать всю ложь. Вспомните, как после теракта исламистов на парижской станции Сан-Мишель 25 июля 1995 года некоторые французские политики заявили, что за этим взрывом могут стоять сербы.

Не помню, чтобы кто-нибудь извинился за эти и другие необоснованные обвинения, некоторые из которых до сих пор в ходу. Общественность легче осознаёт ту ложь, которая послужила оправданием начала войны против Ирака. Придет день, когда станет известно и о лжи, послужившей оправданием войны против Сербии. Администрация Джорджа Буша не хуже администрации Билла Клинтона и спутниковые фотографии Колина Пауэлла не менее лживы, чем те, которые использовала Мадлен Олбрайт.

Вопрос. Как вы объясняете отношение многих французских интеллектуалов к вопросам терроризма?

Патрик Барио. Когда заходит речь о терроризме, то совершенно очевидно, что существуют двойные стандарты у тех людей, которые влияют на общественное мнение. Рассказывая о терактах в Мадриде 11 марта 2004 года и в Ашдоде 14 марта того же года, г-н Нисим Звили, израильский посол во Франции с сожалением констатировал, что общественность делает разницу между «плохими исламскими террористами», ударившими по Мадриду и «хорошими палестинскими террористами», устроившими взрыв в Ашдоде. Этот протест, как мне кажется, очень уместен, но если я не ошибаюсь, Израиль оказывал поддержку НАТО и «хорошим албанским террористам» в Косово. Точно так же многие французские интеллектуалы поддерживали «хороших террористов» из УЧК, убивавших сербов, они же поддерживают «хороших чеченских террористов» в борьбе против русских, а известно, что славянско-православный мир исторически представляет самую лучшую защиту против исламского терроризма. Бернар Анри-Леви и еще несколько французских интеллектуалов (Андре Глюксман, Пол Гард, Паскаль Брукнер и Пьер Аснер) 7 мая 1999 года подписались под статьей в «Монд», в которой требовали оказать «моральную, политическую и финансовую поддержку УЧК». В таком случае, почему бы не потребовать моральной, политической и финансовой поддержки для Ансар аль-Ислам или для бригад Абу Хафс аль-Масри? И поныне Хашим Тачи для одной нашей авторитетной газеты «глубоко уважаемый бывший командующий УЧК», а Насер Орич — «харизматичный командующий боснийской армии» (в 2004 году Орич все-таки был доставлен в Гаагу — РЛ). Речь идет об опасных террористах, действующих в сердце Европы.

Вопрос. Каким Вы видите решение косовского вопроса?

Патрик Барио. Меры, которые необходимо предпринять, ясны: эффективное разоружение албанских «ополченцев», возвращение сербских беженцев, их имущества и собственности, защита неалбанского меньшинства сербской армией или полицией, полный отказ от идеи о независимости и перекройке границ. Нужно прекратить неверно истолковывать резолюцию 1244 СБ ООН: автономия это не значит независимость. Если дать независимость албанцам в Косово, то, как ее не дать албанцам в Македонии и не создать Великую Албанию? Международное сообщество, может быть, и с добрыми намерениями, открыло «ящик Пандоры» на Балканах. Между тем, в отношении борьбы с терроризмом добрые намерения не означают верных политических решений.

Вопрос. Если говорить о борьбе с терроризмом, представляется, что Европа решила реагировать на него энергично?

Патрик Барио. Решительность не достаточна. Необходима согласованность и взаимодействие. Борьба против терроризма имеет три аспекта. Первый — судебно-полицейский. Имеется в виду, раскрытие террористических замыслов и их наказание. Второй аспект — политический. Речь идет о снижении региональной напряженности, особенно на Ближнем востоке, чтобы какую-то часть причин терроризма пресечь на корню. Не буду об этом сейчас говорить, потому что это нас может слишком отвлечь. Третий аспект, о котором почти никто не говорит, относится к гражданской обороне и помощи жертвам теракта. Строгие и возвышенные заявления официальных политических лиц не должны прикрывать самой сути — в борьбе против терроризма решимость оценивается на вес золота. Речи пустые, только цифры, слова об удвоении бюджета… Но мне кажется, что большая часть этих субсидий идет на полицейскую и судебную профилактику терроризма… Однако очень мало денег выделяется на программы гражданской обороны (защиты гражданского населения). А эти программы имеют огромное значение, речь идет о научных программах, программах обучения персонала, речь идет о снабжении оборудованием и снаряжением для защиты и т. д. Борьба против терроризма это такое же дело ученых, людей сферы производства и новых технологий, врачей как и полицейских и судей. В рамках борьбы с терроризмом министры обороны, юстиции и внутренних дел не должны настолько затенять министров здравоохранения, просвещения и науки. В борьбе с терроризмом должна быть одна общая линия фронта, не должно быть отдельно передовой и тыла!
Перевод Михаила Ямбаева

http://rusk.ru/st.php?idar=103471

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru