Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский01.08.2005 

Сестра Великого
1 августа — день памяти преподобной Макрины, сестры святителя Василия Кесарийского, Великого

Преподобная МакринаСудьбы членов семьи св. Василия Великого (память 1/14 января, 30 января/12 февраля) — это живая история Церкви. Переход христианства от гонений первых веков к аскетическим традициям Византии символически отражается в них.

Дед и бабка св. Василия, прав. Макрина, в церковной традиции называемая Старшей (память 30 мая/12 июня), во время гонений скрывались с детьми в лесах Понтийской провинции. Сын их, Василий, после отмены преследований женился на девице Емилии (преподобная, память 1/14 января). Оба были счастливы вместе, имея общую веру и редкостное единодушие. Жизнеописатель говорит: «Чистая, глубокая вера, одинаково возвышенный ум и благородство чувств связали их… Они точно слились в одну душу в делах добра, которые стали главным делом их жизни».

У супругов, вместе с Василием Великим, родилось 9 детей: четыре сына и пять дочерей. Старшая, названная в честь бабки Макриной, имела удивительный нрав, соединявший в себе отцовскую твердость с материнскими трудолюбием и добротой. Для семьи она стала «ангелом дома». С благодарностью о годах, прошедших под влиянием старшей сестры, отзывались не только свт. Василий, но и его братья, свт. Григорий Нисский (память 10/23 января) и свт. Петр Севастийский (9/22 января).

Девушку многие сватали замуж. Однажды отец подобрал для нее хорошего жениха, и дело уже шло к свадьбе. Но неожиданно жених умер. Это событие сильно переменило Макрину. Когда ей опять предлагали замужество, девица отвечала: «Жених мой жив в надежде воскресения, и было бы нехорошо не сохранить ему верности».

Макрина сделалась строже и собранней. Во всей семье, в том числе в матери, ей удалось пробудить тягу к аскетическому труду над собой. Когда братья и сестры достигли совершеннолетия, Макрина убедила Емилию вместе идти в монастырь. Новую обитель они построили в Понте, на берегу реки Ириды, — в тех местах, где когда-то скрывались от гонений их предки. В общину, помимо обоих, вошли служанки и бедные церковные женщины, которые прежде питались их подаянием. Мать и дочь сделали их своими новыми сестрами и подругами. Обителью управляла Емилия, после ее кончины во главе встала Макрина.

Василий также пошел по монашескому пути. Несколько лет вместе с другом, будущим св. Григорием Богословом, он провел в пустыне близ Неокесарии. Оба с наслаждением вспоминали, как «роскошествовали в злостраданиях». В 364 г. Василий стал пресвитером, а после епископом на Кесарийской кафедре, отдавшись делам управления Церковью. Попечение о пастве и о церковном устройстве представлялись ему родом семейного попечения — благо, он с детства впитал образы христианского отношения к ближним. Всегда находясь в гуще забот, свт. Василий не забывал о родных, в частности, о монастыре старшей сестры. Близок к Василию и Макрине был и младший брат Петр, ставший епископом Севастии. Младшая сестра, праведная Феозевия, находилась при свт. Григории Нисском. Оставшись незамужней и приняв сан диакониссы, она посвятила себя помощи брату.

Все дети Емилии и Василия, не только принявшие иночество, но и оставшиеся в миру, достигли высот добродетели. В последующее время монашество приняли несколько внучек Емилии, начальствовавшие в Кесарийской обители. Григорий Богослов с восхищением отзывается об Емилии: «Она подарила миру столько и таких светильников, сыновей и дочерей, брачных и безбрачных; она счастлива и плодовита, как никто. Три славных священника, одна участница в тайнах священства, и прочие — лик небожителей. Изумляюсь тому, как богата семья Емилии! Благочестивая кровь — собственность Христа; таков корень! Вот награда твоему благочестию: слава сыновей твоих, с которыми у тебя одни желания».

В 379 г. Василий Великий умер. Григорий Нисский поехал к Макрине, чтобы свиданием облегчить общее горе. Но сестра сама уже лежала смертельно больной. Приветствовав брата, она рассказала о том, как молилась, чтобы в предсмертный час они были вместе. Затем они много говорили о родных: вспоминали покойную мать и отца, только что отошедшего брата Василия. «Она воспользовалась этим, — пишет свт. Григорий, — чтоб перейти к глубочайшему умилению духа и, вся просветленная, стала говорить с такой возвышенностью о таинственном смотрении Божием (выраженном в человеческом родстве — А. Р.), что душа моя, казалось, увлеклась за ее душой и, будто отрешаясь от тела и всех земных чувств, воспаряла в небо!»

Удивительно, каким близким и теплым является образ этой подвижницы. Строгая аскеза ее, совершаемая во имя Христа, ничуть не препятствует проявлению человеческих чувств. Напротив, до последних минут своей жизни Макрина будет продолжать вспоминать о годах, проведенных в родительском доме. Ибо это было для нее самым явным свидетельством благости Божией: «Она начала пересказывать нам с чувством трогательного умиления и благодарности все случаи и события своей жизни с самого детства и говорила с такой последовательностью, будто читала в книге. Подробно исчисляя все благодеяния, которыми Бог взыскал нашего отца, мать, все семейство, прекрасная душа ее славословила Господа за эти щедроты…»

Долгое время, по крайней мере, в последние три столетия, православный агиографический жанр оставался в пленении у консервативного, охранительного стереотипа. В изображении портретов и окружающих обстоятельств жизни христианских святых в соответствии с ним преобладали типические, как бы искусственно затушеванные палитра и линии. Не то представляет собой христианская письменность предыдущего времени, которая почти всегда вмещает в себя характеры, экспрессивный сюжет, мизансцену. Полны самых живых подробностей и эмоциональных нюансов автобиографические заметки Василия Великого и Григория Богослова, характеристики членов семей, глубоко человечные их эпитафии над телами почивших друзей и близких. К выдающимся образцам совершенной и подлинной драмы, если с таковой сравнивать лучшие античные произведения, может быть отнесено и житие преподобной Макрины.

Христианская агиография является продолжением и лучшим продолжением жанра древнегреческой трагедии и героического эпоса. Ибо античность любила героев, и только не знала, во имя чего ей приносить жертвы и что таит за собою пугающая грань смерти. Христианство разрешает обе казавшиеся непреодолимыми жанровые проблемы, освещает истинными смыслом и пафосом то и другое. История семейства Василия Великого становится наглядным свидетельством того, когда самое искреннее и теплое расположение к миру и ближним органически и без противоречий соединяется со вниманием к непреходящему, к вечности — к аскетическому подвигу и преданному служению всей Церкви. Как говорит об этом вселенский учитель и святитель Григорий Богослов: «Благочестивая кровь (род) является собственностью Христовой».

http://rusk.ru/st.php?idar=103466

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru