Русская линия
Русская линия Андрей Иванов20.07.2005 

Истинно-русский грузин
Ялтинский градоначальник генерал-майор Иван Думбадзе

К 100-летию Союза Русского Народа


«Если бы у меня в те годы было несколько таких людей, как полковник Думбадзе, все пошло бы по-иному», — в 1907 году отметил в разговоре о революционных беспорядках с Петром Аркадьевичем Столыпиным Император Николай II. При этом Государь подчеркнул, что беспорядки вообще были бы невозможны, «если бы у власти стояли люди более энергичные и смелые».

То что Государь в разговоре со Столыпиным столь лестно отозвался о полковнике Иване Антоновиче Думбадзе, нет ничего удивительного. Это имя на протяжении последнего десятилетия существования Самодержавной Монархии знала вся Россия. Вот только одни им восхищались, а другие его люто ненавидели. Но обо всем по порядку.

Думбадзе И.А., Ялтинский градоначальник
Думбадзе И. А., Ялтинский градоначальник
Иван Антонович Думбадзе родился 19 января 1851 года в Кутаисской губернии в семье потомственных дворян грузинского происхождения. К сожалению, сведениями о его отце мы не располагаем, а вот мать его, урожденная княжна Накашидзе, принадлежала к известному в Грузии княжескому роду. Первоначальное образование Иван получил в кутаисской классической гимназии, по окончании которой поступил в тифлисское юнкерское пехотное училище, которое окончил по первому разряду. В 1872 году он был произведен в прапорщики и был определен для прохождения воинской службы в 18 Кавказский линейный батальон. В 1875 году его перевели в 162 пехотный Аханцыхский полк, а через год произвели в подпоручики.

Вскоре началась Русско-турецкая война 1877−1878 годов и 26-летний офицер Иван Думбадзе отправляется на театр боевых действий, где вскоре, «за отличие в делах против турок» получает звание поручика. Но война для Думбадзе 1878 годом не закончилась. В 1879 году в должности командира сотни он был откомандирован в распоряжение военного губернатора Батумской области для уничтожения разбойничающих в регионе банд. В 1880 году Иван Думбадзе получил звание штабс-капитана и был определен для дальнейшего несения службы в Гурийскую пехотную дружину. Занимаясь уничтожением на Кавказе бандитских шаек, в одной из рукопашных схваток с разбойниками, убив двух из них, Думбадзе был тяжело ранен. Проявленное геройство не осталось не замеченным, и в 1882 году штабс-капитан Думбадзе был награжден орденом святой Анны III степени с мечами и бантом, а через год был пожалован чином капитана.

В 1886 году, ситуация практически повторилась. При разгроме очередной банды горцев, капитан Думбадзе был контужен в голову. Наградой для энергичного офицера проведшего успешную операцию стал опять-таки орден святой Анны с мечами, но теперь уже II степени. В 1887 году его назначили председателем дружинного суда и определили служить в 3 Кавказскую туземную дружину. В 1894 году Думбадзе был пожалован чином подполковника, а через шесть лет (в 1900 г.) — полковника. С 1903 года полковник Думбадзе командовал 16 стрелковым Императора Александра III полком и проявил себя за все время действительной военной службы как горячий сторонник русификаторской политики на Кавказе.

Осенью 1906 года, в разгар революционных беспорядков, когда курортная Ялта была объявлена на положении чрезвычайной охраны, Ивана Антоновича Думбадзе, как человека, доказавшего решительность и храбрость, решено было назначить главноначальствующим города и начальником войск охраны Ялтинского всего уезда. Вообще-то, главноначальствующим на территории всего Крыма должен был быть Таврический губернатор В. В.Новицкий, но последний поспешил перепоручить все обязанности по Ялте полковнику Думбадзе, считая, что тот лучше справится с водворением порядка в городе и уезде, нежели он. В этом Таврический губернатор не ошибся.

В этой должности Иван Антонович полностью подтвердил свою репутацию истового монархиста и решительного, твердого, а порой и жесткого офицера. Полковник Думбадзе действовал в Ялте совершенно самостоятельно, «быстро и решительно», не всегда считаясь с существующими законами и мнением Сената. Главным критерием, которым он руководствовался, наводя порядок на вверенной ему территории, была его совесть, а не формально существующие законы, к тому же не всегда адекватные действительным реалиям революционной смуты.

В результате Думбадзе создал в Ялте режим личного контроля едва ли не над всем происходящим в жизни города, превратив последний фактически в свою вотчину. Он широко применял высылку лиц, вызывавших у него подозрение в политической неблагонадежности, лично цензурировал немногочисленную местную прессу, запрещая печатание материалов, ему не нравившихся, и требуя обязательного помещения рекомендованных им произведений. Он лично принимал к разбору гражданские иски и быстро постановлял по ним решения, вмешивался в семейные ссоры, миря мужей с женами, родителей с детьми. Он распоряжался практически по всем вопросам, связанным с жизнью Ялты, издав однажды даже специальный циркуляр «О соблюдении благочиния в купальных местах», в котором, заботясь о нравственных устоях южнобережной публики, подробно прописал правила поведения на пляже и ношение купальных костюмов.

«В Ялте он был настоящим хозяином, рачительным и строгим, — писала одна из газет, — Его приказы торговцам и полиции, извозчикам и обывателям были кратки и выразительны. Он не любил терять лишних слов и без объяснения высылал корреспондентов неугодных ему изданий, закрывал ялтинские газеты, наблюдал за чистотой семейных нравов в распущенной Ялте». Думбадзе стремился быть патриархальным правителем и судьей вместе, решительным и быстрым, милостивым к просящим. Все, кто знал Думбадзе, отмечала правая газета «Земщина», «делились на две резко противоположные группы: одни искренно восхищались им, другие не находили достаточно резкой брани по его адресу». К первым «принадлежали все русские не по одному только имени люди»; вторую группу, отмечала газета, составляли те, «кому по образному выражению П. А.Столыпина, нужны великие потрясения…"

Не удивительно, что революционеры и либералы возненавидели ялтинского градоначальника, а «прогрессивные» газеты начали его травлю. Революционеры ультимативно потребовали от Думбадзе немедленно подать в отставку, в противном случае угрожая ему смертью. Но угрозы революционных террористов привели к обратным результатам. На угрозу вынесения смертного приговора Иван Думбадзе ответил: «Я уже собирался подать в отставку и даже рапорт заготовил по этому поводу, но теперь остаюсь на службе и докажу на деле, что никаких угроз не боюсь и остаток дней своей жизни посвящу на службу Царя и Родины».

Революционные бандиты не заставили себя долго ждать. 26 февраля 1907 года с балкона дачи Новикова, находящейся близ Ялты, в проезжавшего в коляске Думбадзе, была брошена бомба. Градоначальник был легко контужен и оцарапан (взрывом ему оторвало козырек фуражки), кучер и лошади были ранены. Покушавшийся на его жизнь террорист, принадлежавший к одному из «летучих боевых отрядов» партии эсеров тут же, на месте, застрелился. Как выяснилось позже, организатором покушения на Думбадзе был Петр Войков (Пинхус Вайнер), в будущем ближайший помощник Янкеля Юровского и один из убийц Царской Семьи.

Решительный Думбадзе тут же на месте приказал солдатам сжечь дачу дотла, выгнав предварительно ее обитателей, но, запретив им выносить какое бы то ни было имущество, объяснив, что так будет поступать с каждым домом, в котором будут укрываться террористы. Говорили, что покушения после этого случая в Ялте прекратились… Между тем, владелец и жильцы дачи предъявили к Думбадзе иски на сумму до 60 тысяч рублей за погибшее имущество, но П. А.Столыпин распорядился удовлетворить истцов в административном порядке из сумм Министерства внутренних дел, ассигнованных на непредвиденные расходы.

Случай этот послужил с одной стороны поводом для всплеска негодования против ялтинского градоначальника левых и либеральных газет, с другой — наглядно показал, что Думбадзе заигрывать с революцией не намерен. В том же 1907 году ялтинскому градоначальнику было дано понять, что его решительные действия находят поддержку в самых высоких сферах. Вместо каких-либо взысканий за превышение своих служебных полномочий, 31 мая он был произведен в генерал-майоры. «Его нельзя было не подкупить, не запугать», — отмечала «Земщина». Не способен был Думбадзе и на компромиссы, — «Думбадзе сам делал погоду в своем градоначальстве и при нем в Ялте царил образцовый порядок».

Такое положение вещей не устраивало как революционеров, так и либералов. 27 марта 1908 года фракция октябристов III Государственной Думы в лице Гучкова, Люца, Мейендорфа и других внесла запрос по поводу нарушений в деятельности ялтинского градоначальника. Думбадзе, отреагировал на обвинения по-своему. Не отрицая самих фактов, инкриминируемых ему в вину, написал в своем объяснении, что он не считает нужным «миндальничать с либералами и леваками». Однако до своего роспуска III Дума так и не успела разобраться с этим запросом, и дело не получило никакого хода. Впрочем, все инциденты, связанные с крутым нравом ялтинского градоначальника, довольно быстро улаживались, в чем не последнюю роль играло личное расположение к Думбадзе Императора Николая II, хорошо знавшего генерала, который являлся управляющим летней резиденции Государя в Ливадии (Крым).

Думбадзе И.А. и члены Ялтинского отдела Союза Русского Народа
Думбадзе И. А. и члены Ялтинского отдела Союза Русского Народа
Близкие отношения установились у Думбадзе с Союзом Русского Народа (СРН), одним из покровителей которого он вскоре стал. Союзники не скрывали своего восхищения решительностью и независимостью ялтинского градоначальника. «Если бы на Руси <…> было еще два-три генерала Думбадзе, то была бы с корнем вырвана еврейско-инородческая революция, и склонились бы перед священным знаменем Союза Русского Народа все жидовствующие русские», — отмечал на одном из съездов правых товарищ председателя Киевского губернского отдела СРН Н. С.Мищенко. А когда в июне 1907 года была распущена II Государственная Дума, Думбадзе по телеграфу лично поздравил СРН «с разгоном мерзейшей Думы». 1 сентября 1907 года от Ялтинского отдела Союза Думбадзе принял значок члена СРН и неизменно покровительствовал местному отделу. А состоявшийся в 1909 году Съезд Русских Людей в Москве направил Думбадзе «свой сердечный патриотический привет <…> как доблестному, самоотверженному стражу священных заветов монархизма» и благодарил его за то, что генерал «очистил очаровательную Тавриду, эту дорогую жемчужину в короне Русских Самодержцев, от революционной смуты».

Летом 1909 года, в связи с ложными обвинениями председателя СРН Александра Ивановича Дубровина в организации убийства депутата Думы кадета М. Я.Герценштейна, совершенного на территории Финляндии и грозящими ему арестом и финляндской тюрьмой, Думбадзе предоставил Дубровину убежище в Ялте. Председатель СРН встретил у ялтинского градоначальника самый теплый прием, укрывшись от финляндского суда на курорте «времен думбадзевских и покорения Крыма», — как писали «прогрессивные» газеты. А в докладе одного из членов СРН Главному Совету Союза отмечалось: «Генерал Думбадзе его хорошо оберегает и заявляет, что арестовать их могли бы только вместе».

Более того, возмущаясь тем, как ведет себя финляндский суд в отношении русских монархистов, Думбадзе по телеграфу обратился к финляндскому генерал-губернатору В. А.Бекману с порицанием его бездействия в этом вопросе, в которой отмечал, что «праздничное настроение на южном берегу Крыма (по случаю пребывания там Государя — А. И.) омрачено небывалой дерзостью, совершенною в финляндском суде над русским человеком… Все поражены, что вы <…> хладнокровно смотрите на ряд издевательств и глумлений над русскими людьми». Этот выговор генерал-майора Думбадзе генералу от кавалерии Бекману, старшему его по чину и не подчиненному ему по службе, финляндский генерал-губернатор воспринял как личное оскорбление и направил жалобу Столыпину. Но жалоба эта была оставлена премьером без последствий, и Бекман, к радости СРН, вышел в отставку.

В 1908 году Думбадзе, по-прежнему оставаясь руководителем Ялты, был назначен командиром 2 бригады 13 пехотной дивизии. Но в июле 1912 года он был неожиданно уволен от должности ялтинского градоначальника с определением в распоряжение военного министра. Скорее всего, временная опала генерала была связана с предложением им своих услуг по устранению Г. Е.Распутина, деятельность которого, как считал Думбадзе, компрометировала Царскую Семью. Когда Государь отдыхал в Ливадии, Думбадзе лично доложил ему «о недовольстве населения Ялты деятельностью Распутина», на что получил от Императора указание не вмешиваться в дела, касающиеся только его семьи. Но, видимо желая «спасти» Государя от «влияния Распутина» помимо его воли, «простодушный Думбадзе», как вспоминал товарищ министра внутренних дел С. П.Белецкий, прислал в МВД телеграмму, в которой испрашивал разрешения «избавиться от Распутина во время переезда на катере из Севастополя в Ялту», когда тот прибудет к Государю в Крым. Телеграмма попала в руки министра МВД Николая Алексеевича Маклакова, который взялся лично «уладить это дело». В итоге с Распутиным ничего не случилось, а Думбадзе уже в декабре 1912 года был зачислен в Свиту Его Императорского Величества, а затем, по личному желанию Государя был вновь возвращен в Ялту на прежнюю должность.

Думбадзе И.А. и Богданович Е.В. вожди контрреволюции
Думбадзе И. А. (справа) и Богданович Е. В. (слева) вожди контрреволюции
В августе 1914 года, в связи с «сорокалетием беспорочной службы», Думбадзе был пожалован особым знаком на георгиевской ленте. Иван Антонович являлся кавалером целого ряда российских и иностранных орденов, в том числе персидского ордена «Льва и солнца», бухарских орденов «Восходящей» и «Золотой звезды», греческого ордена «Спасителя», черногорского ордена князя Даниила и др. Как и многие русские монархисты, Думбадзе был противником ввязывания России в грядущую Первую мировую войну, справедливо полагая, что война ввергнет Россию в новую революционную смуту. Так, в декабре 1913 года он писал по этому поводу А. И.Дубровину: «Пошли, Господь, нашему обожаемому царю уберечь свое царство от войны, хотя надо быть готовым к ней, ибо никто не знает, что будет завтра. Боюсь, что мерзавцы-освободители опять воспользуются… если будет война, и вновь натворят массу гадостей…"

В 1915 году, Иван Антонович тяжело заболел. Весной 1916 года он прибыл на лечение в Киев, где перенес тяжелую операцию, а 15 августа того же года по собственному желанию, в связи с усилившейся болезнью, был уволен от должности ялтинского градоначальника, с оставлением генералом Свиты. Скончался ялтинский градоначальник «после продолжительных и тяжких страданий» в Ливадии на 66-м году жизни. Похоронили его со всеми полагающимися ему военными и гражданскими почестями.

«От жизни ушел хороший по душе человек, верный слуга Царя и Родины, администратор безукоризненной честности», — отмечал в своих воспоминаниях, сменивший генерала Думбадзе на посту ялтинского градоначальника генерал А. И.Спиридович. Отпевал Думбадзе архиепископ Таврический и Симферопольский Димитрий (Абашидзе), писавший в одной из телеграмм следующее: «Глубоко скорблю <…> [о кончине] любимого героя, великого человека, верного слуги Царева, бывшего для всех нас <…> примером преданности и любви к Государю и Отечеству». «Человек настоящего русского склада, генерал Думбадзе твердо верил в жизненность и силу русских начал, которые всегда охранял и защищал всеми зависящими от него мерами», — отмечалось в одном из посвященных Ивану Антоновичу некрологов.

Генерал Думбадзе был трижды женат, имел пятерых сыновей и двух дочерей. Его сын Александр (от брака со светлейшей княжной Гуриели), ротмистр Крымского Конного Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка, был убит 1 января 1918 года при разгроме полка севастопольскими матросами. Другой сын, Антон (1887−1948), служил военным летчиком в звании капитана, и после революции эмигрировал во Францию. Сын Георгий, по всей видимости, эмигрировал и по некоторым данным погиб в годы Второй мировой войны. Еще два сына (Владимир и Гавриил — ?) по неточным данным были расстреляны в Грузии в 1937 году. А его пасынок (от последнего брака с Марией Степановной Марковой) Сергей Марков, служивший корнетом Крымского Конного Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка, после революции принимал участие в попытках спасения Царской Семьи, предпринятой одной из монархических организаций. Генерал-майорами Императорской армии были и три брата И. А.Думбадзе — Иосиф, Николай и Самсон.



ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:
1. Грузинский генералитет (1699−1921): Биографический справочник / сост. М. Гогитидзе. Киев, 2001;
2. И. А.Думбадзе (Некролог) // Ялтинская жизнь. 1916. 4 октября;
3. Кирьянов Ю. И. Правые партии в России. 1911−1917. М., 2001;
4. К чествованию И. А.Думбадзе // Вече. Еженедельный журнал. Бесплатное приложение к ежедневной газете «Вече». 1908. 20 марта;
5. Падение царского режима: По материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. М.-Л., 1926. Т. 3, 4, 7;
6. Памяти генерала И. А.Думбадзе // Земщина. 5 октября;
7. Письма Святых Царственных Мучеников из заточения / под ред. Н. Н.Шумских. СПб., 1998;
8. Попандопуло Е. И. А.Думбадзе // Ялтинская жизнь. 1916. 4 октября;
9. Правые партии. 1905−1917. Документы и материалы. В 2-х тт. / Сост., вст. ст., коммент. Ю. И.Кирьянова. М., 1998. Т.1;
10. Союз русского народа. По материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г. М., 1929;
11. Спиридович А. И. Великая Война и Февральская Революция 1914−1917 гг. Нью-Йорк, 1966;
12. Степанов С. А. Черная сотня в России (1905 — 1914 гг.). М., 1992;
13. Степанов С. А. Черная сотня. М., 2005;
14. Троцкий Л. Д. Родные тени (Думбадзе и др.) // Троцкий Л. Д. Политические силуэты. М., 1990.

http://rusk.ru/st.php?idar=103421

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru