Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский24.06.2005 

Мусульманская вертикаль?
Исламские духовные лидеры требуют квот для «своих» на всех уровнях власти, вплоть до поста вице-президента РФ, заведующего «мусульманской политикой»

Без этого центральная власть впредь будет восприниматься ими как чужая, и, вполне вероятно, в случае дестабилизации общественно-политической ситуации представители тюркоязычных и кавказских меньшинств примкнут к «оранжевой революции», выдвинув лозунги националистического и религиозного содержания. Такой вывод может быть сделан из официального заявления Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородской области. В ближайшее время, как пояснила корреспонденту ИА REGNUM руководитель отдела информации и пропаганды ислама ДУМНО Асия Давлятчина, представители ДУМНО намерены обсудить это предложение с другими духовными лидерами мусульман, чтобы выйти с совместными предложениями к Президенту страны.

Напомним, что за последнее время, ввиду подготовки к выборам 2007−2008 гг., появилось немало охочих использовать «исламский фактор» в политических целях. К радикальным левым движениям близок идеолог «исламского возрождения России» Гейдар Джемаль, активно включились в политику «чеченские олигархи» братья Джабраиловы, о намерении объединить «красную» и «зеленую» (т.е. исламскую) революции публично заявляет Эдуард Лимонов. Примечательно, что в трактовке эпатажного лидера национал-большевиков российское руководство также недопустимым образом притесняет последователей ислама, и протестный потенциал «более чем 20 миллионов российских мусульман» должен выступить решающим в борьбе против существующей власти.

На данном фоне инициатива ДУМНО выглядит как циничный шантаж и запугивание, предложение почти что прямой и открытой «торговли властными квотами». В газете «Медина», опубликованной на сайте ДУМНО, побудительные причины для требований изложены предельно подробно и ясно. «В эпоху глобализации, — ничего не скрывая, пишет газета, — мусульмане не хотят играть роль аборигенного населения колониальной территории» (выделено мною — А. Р.; кем именно подогревается ненависть и недоверие к российским властям из цитаты вполне очевидно). По мнению авторов статьи, в глазах «уммы» (мусульманской общины России) подобная власть не является до конца легитимной. Следовательно, выход из ситуации должен быть в том, чтобы незамедлительным образом «квотировать за мусульманами места в органах власти всех уровней». России же как государству «предстоит предпринять значительные усилия для того, чтобы преодолеть многовековой комплекс „ненужности“ и „чужеродности“ мусульман».

Что до последнего, то ни чужеродными, ни ненужными татары, башкиры, жители Дагестана и Карачаево-Черкессии до последнего времени себя не считали, а жили, по желанию сохраняя собственный обычай и используя те же возможности, что и все остальные граждане страны. Другое дело, если согласно логике руководства ДУМНО и некоторых других исламских духовных деятелей и политиков, ставить во главу угла права и политические возможности в России такого субъекта, как «мусульманская умма», гипотетически вбирающей в себя 20 млн. мусульман (кстати, непонятно, откуда такая цифра: согласно последней переписи, татар и башкир вместе взятых насчитывается у нас около 7,5 млн. чел., «мусульманские» народы Северного Кавказа — около 4,5 млн., казахов, азербайджанцев, узбеков — чуть более 1 млн. официально; если только в ДУМНО записали к себе в ряды 8 млн. «нелегалов»?).

Так вот, политическое устройство России в результате обеспечения «конфессионального представительства» оказывается похожим на странного вида мусульмано-славянскую конфедерацию, разрываемую между двумя полюсами. С учетом же широкой миграции населения, особенно из южных регионов, процессы формирования власти и принятия необходимых решений и вовсе запутываются, лишая государство всякого подобия работоспособной системы управления.

Невзирая на соблазнительную для многих идею сгруппировать нацменьшинства России в единую политическую силу по признаку их этно-религиозной принадлежности к миру ислама, для «исламского фактора» на сегодняшний день нет ни единого шанса быть использованным в конструктивном развитии и укреплении основ государственности. Ибо сразу же встает ряд встречных вопросов. Во-первых, как и кем осуществляется представительство в органах власти православно-славянского большинства? Лица политиков, мелькающие на телеэкранах, только с натяжкой ассоциируются с церковностью и славянством. Во-вторых, обеспечено ли пропорциональное представительство русских в национальных республиках? Не секрет, что не только руководящие, но и все мало-мальски престижные профессиональные должности на Северном Кавказе, в Татарстане, Башкирии на 90% отданы «националам», и только во избежание накала страстей Центр не предпочитает не замечать этого бесцеремонного ущемления прав русской диаспоры у себя в границах, а не где-нибудь в Прибалтике или Средней Азии.

Наконец, существуют большие сомнения по части того, что «мусульманская вертикаль власти» и «идеология исламского возрождения» вообще способны зарекомендовать себя состоятельными в политической и административной работе, а не являются только нарочно выводимой на свет пропагандистской абстракцией. Реалии национальных окраин, как в Карачаево-Черкессии, где зять президента оказался замешан в мафиозных «разборках», также как и последнее развитие событий внутри Дагестана, где против стоящего у власти аварского клана развязана настоящая война, а 25 лет правления нынешнего главы Госсовета Магомедали Магомедова погрузили республику в беспросветный феодализм, указывают на прямо противоположное. Мы не говорим уже о чеченцах, которые, заигравшись в шариат и независимость, в итоге стоят в тупике, будучи решительно неспособны положительным образом обустраивать свою национальную жизнь ни с Москвой, ни помимо ее указаний.

Что там России и русским — даже той разномастной и рыхлой общности, которую в ДУМНО концептуально обозначают понятием «мусульманской уммы», произвол, кумовство, нелегальные виды деятельности, процветающие в национальных верхушках, угрожают неисчислимыми бедствиями. Неудивительно, что, натерпевшись от «своих», северокавказские республики все чаще высказывают желание видеть назначенными на высшие государственные посты не представителей местных племен и семейных кланов, но русских, как более нейтральных и настроенных на ответственную и упорядоченную работу.

Не менее сложная ситуация складывается и на исламском религиозном поле, где в течение последних 15 лет нарастают острые противоречия (об одном из подобных конфликтов см. статью РЛ «Центральное Духовное Управление мусульман резко критикует заявления Р. Гайнутдина»). Спорят между собой богословы и проповедники, обычным делом для населенных пунктов России стало параллельное существование подле друг друга «чеченской», «татарской», «казахской» мечетей, никак не сообщающихся между собой.

В заявлении ДУМНО, в частности, высказывается мнение, согласно которому введение поста специального «вице-президента всех мусульман» «смягчит вопрос взаимоотношений различных исламских течений и отдельных мусульманских организаций». Однако, кто именно займет упомянутую должность и каким образом между конкретными народностями и влиятельными родами окажутся распределены вожделенные «квоты»? Данный вопрос сам по себе способен дать почву для распрей и политической нестабильности.

Одна на протяжении всего Кавказа и Поволжья, громадная по масштабам Чечня — таким может оказаться будущее народов, связавших свой выбор с политическим исламом. Идеи о пропорциональном представительстве же являются началом такого пути, как развивающие психологический комплекс «двойного гражданства» и даже более того, усваивающие первоочередное значение за принадлежностью к «умме» в сравнении с патриотическим чувством гражданина России.

Едва ли в Москве не сознают опасности этого. Можно не сомневаться, что проект эдакой «мусульманской вертикали» на всех уровнях, озвученный недавно деятелями ДУМНО, не будет иметь поддержки и продолжения. Вместе с тем, важно понять причины, почему «исламский фактор» все чаще всплывает наружу в общественных дискуссиях, в конечном итоге угрожая-таки вмешаться в течение политических процессов в стране. Традиционным для России никогда не было признание равных прав конфессий, как и индифферентная позиция государства по отношению к религии. Россия стояла и строилась народом и властью, которые всегда и недвусмысленно определяли себя православными, исповедуя при этом доброжелательное и братское отношение к инородцам. Именно такая формула, в отличие от нынешнего неустойчивого балансирования на лезвии светской государственности и пустой «толерантности», и ныне могла бы помочь укрепить Россию. Впрочем, не в значении некоего нового проекта спешно организуемой в пику исламу православно-славянской партийности, подготавливаемой собственной революции. Духовное пробуждение необходимо и ценно само по себе, в масштабах любой человеческой личности, невзирая на то, сумело ли оно или нет приобрести характер массовый и политический. Возрождение же державы, искренне верим, окажется даровано Богом тому обществу, которое его, это возрождение, сумеет по достоинству заслужить и нести.

http://rusk.ru/st.php?idar=103355

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru