Русская линия
Русская линияИгумен Евфимий (Шашорин),
Людмила Ильюнина
13.05.2005 

Божья Матерь воодушевляет нас на труд и внутреннюю собранность
Беседа с настоятелем Тихвинского Успенского монастыря игуменом Евфимием (Шашориным)

Людмила Ильюнина: Ваше преподобие, прошел почти год со времени возвращения иконы Тихвинской Божией Матери в родную обитель. Почувствовали ли вы помощь Царицы Небесной в деле возрождения обители?

Игумен Евфимий: Долгое время — с 1999 года — мне пришлось заниматься организацией возвращения Тихвинской иконы Божией Матери на Родину. И когда я посещал отца Сергия Гарклавкса — хранителя иконы и спрашивал его: «Как жить с иконой рядом?» Он ответил: «И трудно, и радостно». Тогда я подумал: «Радостно — это понятно, а как же может быть тяжело?»

Я думал, что когда вернется в монастырь икона, мы сразу заживем полноценной монашеской жизнью, все у нас образуется. Но вскоре я понял, что я ошибаюсь — проблем и забот у нас еще прибавилось. В монастырь поехали паломники, с каждым днем после возвращения иконы их становилось все больше и больше. О монашеском уединение приходилось только мечтать. И кроме того, оказалось, что мы не подготовили инфраструктуру, которая бы обеспечивала паломников и туристов всем необходимым. Все это быстро организовать невозможно. Казалось должно пройти много времени для того, чтобы все устроить как надо. Но все-таки за год мы все уже организовали для паломников. Благословение и попечение Матери Божией постоянно нас заставляет трудиться.

Л.И.: Значит, помощь Божией Матери проявляется не в том, чтобы «почивать на лаврах» или «витать в облаках», а в даровании бодрого духа для того, чтобы работать?

И.Е.: Да вы правильно сказали. Главное что пришло в монастырь после того, как икона вернулась, — это осознание необходимости всегда быть собранными, не расслабляться.

Л.И.: Какие работы были проведены за год?

И.Е.: Дело в том, что при подготовке к возвращению иконы были проведены только внешние работы. А за год мы провели большие работы, которые не видны при внешнем осмотре, но имеют первостепенное значение для всей жизнедеятельности монастыря: мы провели газоснабжение из города и другие инженерные сети, до этого на территории монастыря никогда не было ни воды, ни газа, ни канализации.

Л.И.: Вся страна помогала вам в подготовке к возвращению иконы, а сейчас получаете ли вы помощь или вам с лихвой хватает того, что было получено год назад?

И.Е.: Многие считают, что у нас тут «золотые горы». Так думают люди далекие от церкви, но и верующие тоже. Как-то я летел на самолете из Мурманска, мой сосед, когда узнал, что я из Тихвина, сразу сказал: «Ну, вам там икону привезли, и за счет монастыря город поднялся». Хотя, реально, это не совсем так.

К сожалению, могу сказать, что теперь нас все забыли. Все, что было получено год назад, уже давно истрачено. А, еще раз повторю, к возвращению были проведены только внешние работы, в корпусах еще очень много нужно делать. Монастырю нужна полноценная гостиница для паломников, нужна отдельная трапезная. Правда, спасибо Октябрьской железной дороге — они нам пожертвовали три купейных вагона, и уже в конце мая мы их поставим на поле перед оградой, подключим их к канализации и к воде — там летом будут размещаться паломники.

Л.И.: Паломников по-прежнему приезжает очень много?

И.Е.: Нет, вы знаете, всю зиму и весну мы переживали период затишья — с ноября по начало мая к нам заезжали только отдельные посетители. Но вот после Пасхи опять поехали автобусы.

Л.И.: У вас есть своя паломническая служба?

И.Е.: Да мы получили лицензию в паломническом центре в Москве. Наша служба работает на подворье в Санкт-Петербурге и в самом монастыре. Постоянно работает телефонный оператор и принимает заявки. Адрес подворья в городе: Дегтярная ул. д.18, телефон (812) 274−55−86. От подворья паломнические поездки организуются на один и на два дня. Во время двухдневной поездки паломники посещают не только Свято-Успенский Тихвинский монастырь, но и имеют возможность побывать в Троицком скиту, искупаться в святом источнике в деревне Сенно, посетить Никольский монастырь и крепость в Старой Ладоге, Антоние-Дымский монастырь, в дом-музей Н.А.Римского-Корсакова в Тихвине.

Если же паломническая группа едет к нам не через подворье, нужно обязательно сообщить о своем приезде в монастырь по телефону 8−813−67−510−84, заказать экскурсию, договориться о трапезе и ночлеге.

Л.И.: Кто проводит экскурсии по монастырю?

И.Е.: Наши «дипломированные экскурсоводы», — те, кто прошел курс подготовки, сдал экзамен, получил сертификат. В основном это местные жители: учителя, бывшие работники краеведческого музея, студенты. Мы запретили проводить экскурсии даже тем экскурсоводам, которые от каких-либо турфирм или паломнических служб привозят группы в монастырь и по дороге им что-то рассказывают. Мне приходилось слышать, как одна из таких «посторонних экскурсоводов», подойдя к кресту у Успенского собора, говорила, что это «монахи поставили для того, чтобы всегда помнить о смерти».

Л.И.: А на самом деле, что это за крест? Видно, что он действительно недавно поставлен, мне тоже приходилось слышать разные легенды насчет его установки — одна из них, что он поставлен в память об убиенном монахе вашего монастыря, которого нашли мертвым накануне возвращения иконы, другая — что под ним покоятся останки несчастного государя Ивана VI, Иоанна Антоновича.

И.Е.: Последнее — не легенда, а доказанная учеными, историческая правда. «Бедный Ульрих», как звали царя в народе, был умерщвлен в Шлиссельбургской крепости в 1764 году. Тридцать семь лет спустя, Император Александр I, вступив на престол, потребовал все материалы, относящиеся к делу Иоанна VI. Официальных документов о погребении обнаружено не было. Александр I дважды сам приезжал в Шлиссельбург с приказом отыскать погребение «императора под запретом», который в то время по его распоряжению был внесен в официальное генеалогическое древо Романовых, опубликованное в 1802 году. Александр I намеревался торжественно перезахоронить тело в Петропавловском соборе в Петербурге. Но тела… не нашли!

Позднее историками были произведено более тщательное расследование, результаты которого опубликованы известным историком и архивариусом Д.Н.Бантыш-Каменским в 1903 году в словаре знаменитых соотечественников: «Труп Антона Ульриха погребен близ церкви Успения Пресвятой Богородицы на левой стороне от алтаря. Памятника нет».

Об этом же говорили и народные предания. Так что мы восстановили историческую справедливость.

Л.И.: Я обратила внимание на то, что при входе в монастырь у вас установлена большая икона блаженной Ксении, а она, как известно, очень жалела «бедного Ульриха». Плакала в то время, когда он был умерщвлен, и говорила: «Везде кровь!»

И.Е.: Мы почитаем многих святых Санкт-Петербургской епархии: и св. блж. Ксению, и св. блгв. Александра Невского, и св. прп. Александра Свирского, и св. прав. Иоанна Кронштадтского…

Л.И.: Какие у вас планы на будущее?

И.Е.: Главное — установка электрогенератора, для того, чтобы получить автономию. Даже с нашими льготами нам приходилось платить каждый месяц 150 тысяч рублей за потребление электроэнергии. А, если становишься должником, местные электросети сразу отключают от источников энергии.

Л.И.: Какие в целом у вас отношения с местными жителями? Они ходят в монастырь, участвуют в его жизни?

И.Е.: Как я уже сказал, у нас на послушаниях работает немало местных жителей. Есть постоянные прихожане, приход сложился еще в 1990-е годы, когда работала только церковь «Крылечко». Сейчас среди прихожан немало молодых людей. У нас работает воскресная школа, растет образованная братия монастыря. Сейчас в монастыре двадцать насельников, из них шесть — иеромонахи. Мы вместе молимся и вместе трудимся, например, на субботниках, когда расчищаем территорию.

Скоро придется работать на монастырском погосте — это поле перед Успенским собором, здесь везде лежат монахи нашей обители.

Л.И.: Но тут есть и оборотная сторона — вам все время приходится «жить на юру», на людях. А монах по определению — «уединенник"…

И.Е.: Матерь Божия помогает нам. Смысл монашеского жития в том, чтобы проводить жизнь в трезвении. «Сокровенная пустыня» сердца — ее можно и нужно сохранить и среди многолюдства.

Но, мы хотим и внешние условия для уединения создать — садик для монахов, куда посторонние люди попадать не смогут и где можно будет спокойно пройти, четочки потянуть, спрятать от любопытных глаз. Надеюсь, что в ближайшее время, когда опять начнется большой наплыв паломников, мы сможем это сделать.

Хотя, еще раз повторяю, паломникам мы очень рады, с радостью их примем. И скажу честно, что монастырь сейчас живет только на народные пожертвования, а значит — попечением Матери Божией. Ведь едут-то люди к Ней.

http://rusk.ru/st.php?idar=103227

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  грешник Олег    14.06.2008 23:29
Замечательно, что возрождается древняя русская святыня! Очень надеюсь при первой возможности приехать с пожертвованием, а также помолиться, потрудиться. Тихвинская Матушка – Защитница Северо-Запада, Слава Тебе Боже наш!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

лестничные подъемники цена низкая