Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский04.05.2005 

Как воскрес? Кто воскрес?
Пасха. Невыдуманный случай

Обычного вида городской двор, один из десятков тысяч городских дворов. Весеннее солнце и бабушки, собравшиеся погреться на лавочке. К подъезду многоэтажного дома направляется священник в длинной черной рясе, за ним стайка молодых людей: парней и девушек в косынках. Бабули на лавочке беспокойно ерзают: «Помер, что ль кто?»

Спустя час процессия появляется вновь, и тот же вопрос задается уже во всеуслышание: «Батюшка, помер, что ль кто?..»

Батюшка озорно смотрит из-под камилавки, своего головного убора. «Не помер — воскрес!» «Как воскрес? Кто воскрес?!» — всполошившиеся бабушки от удивления едва ли не падают с лавки. Молодежь прыскает в кулаки. «Христос воскрес!» — кричит тот и добавляет: «А мы вот ходим по домам прихожан, славим».

Напряжение ситуации разом спадает. «А-а-а, — качают головами бабушки, — ну, да, Христос же воскрес!» — и, поплотнее усаживаясь, успокаиваются. Батюшка с молодежью идут к остановке. На скамейке своим чередом течет разговор: «где что почем в магазинах дають», «на что пенсии хватить» и «какую погоду обещають на лето».

Смущение от происшедшей неловкости никто не показывает: неужто они не знают, что в воскресение была Пасха! Как-никак они тоже в церковь ходят. По большим праздникам. И календари церковные с иконой у каждой на кухне «висять"… Но чтоб «энтой религией так увлекаться…» Нет, все-таки непонятная она теперь стала, современная молодежь!..

Отвлечемся на мгновенье от мироощущения бабушек, которые твердо убеждены в том, что их жизнь целиком определяют «пенсии» и «погоды» и перенесемся почти что на два тысячелетия в прошлое, когда по городам и селениям сперва римской провинции Иудеи, а затем и вдоль всего средиземноморского побережья Греции, Малой Азии, Египта, Галлии Рима пронеслась весть: «Люди, воскрес! Иисус из Галилеи воскрес!» В век, и без того небогатый на всякие новости, сообщения по образу заголовков газет: «Пугачева подает в суд на Киркорова» или «Два колхозника видели инопланетян и с перепоя послали их к Альфе Центавра» — так вот, в этот век, небогатый на разные сногсшибательные новости, подобного рода известие не могло не произвести на окружающих самого серьезного действия. Народ толпами стекался к путникам, запыленным с дороги, нездешнего вида, чтобы спросить примерно то же самое, к чему проявили интерес и наши знакомые бабушки: «Как воскрес? Кто воскрес?!» Вернее, их волновало, кто же такой, этот Иисус из Галилеи, что про него повествуют такие диковинные вещи?

И вот тут-то начиналось самое главное. Чужестранцы принимались рассказывать, что сами, своими глазами видели Бога, слушали Его речи и долгое время испытывали на себе действие Его чудесной силы, покуда другие люди, которых обуяла зависть и раздражение, не решили свести его со свету, обвиняя во всевозможных проступках: нарушении порядков, общении с проститутками, пьянстве и тайном намерении произвести революцию. Но Бог с полным спокойствием отдал Себя в руки недоброжелателей и даже был умерщвлен особенным, изощренным способом — будучи подвешен к высокой перекладине, под палящими лучами солнца — чтобы к ликованию друзей на третий день опять стать живым.

Не было не только признаков тления — Иисус весь буквально светился, был материален и в то же самое время нематериален: легко подымался на воздух, проходил через стены… И лишь увечья на теле, следы безжалостных побоев и пыток, заставляли встречавших Его горожан внутри содрогаться. У каждого в памяти были недавние события, предмет позора и угрызений для многих в Иерусалиме, кто был причастен суду и казни.

Видя Иисуса живым, люди падали ниц и в раскаянии разрывали на себе одежду. Они бы, пожалуй, возненавидели сам солнечный свет, но Воскресший подходил и возлагал руку на голову каждого, произнося несколько слов. От этого человек будто рождался заново: он сбрасывал тяжкий груз и ощущал радость. Странно было видеть иерусалимских мужчин и женщин, скакавших по площадям и улицам, подобно малым детям, смеявшихся и восклицавших без остановки: «Христос воскрес! Христос воскрес! Христос воскрес!» Народ валом валил к городским водоемам, где, как было известно, близкие товарищи Иисуса Назарянина молились и именем Его с каждого приходящего смывали грехи. Прочь летели палки и костыли, открывались незрячие глаза. Казалось, пришел один большой праздник, который не кончится никогда…

Вспоминая об этом, рассказчики сами менялись. Собравшиеся видели перед собой уже не прежних усталых и запыленных скитальцев — это сама Радость посещала их город и входила в их жизнь. Эмоции в гуще народа выплескивались через край. Все устремлялись вперед, желая встать ближе, дотронуться до того, кто видел живого Бога и был Его вестником. Чужестранца хватали и подымали над собой, неся на руках. Толпа преобразовывалась в процессию, текущую по улицам с теми же возгласами: «Иисус воскрес! Христос воскрес!» К ней присоединялись все новые люди, волна ликования захватывала всех. Как и в Иерусалиме, здесь происходили исцеления…

Когда-то, еще перед казнью, Иисус сказал: «Вы теперь имеете печаль, но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас». Теперь это обещание сбывалось на глазах. Какую-то особенную радость, непохожую на те радости, которые обычно нам приносят земные успехи, мог ощутить каждый. Наверное, оттого, что «печаль» — постоянная спутница нашей жизни, и так важно узнать, что над всей этой неизбывной земной печалью существует еще Радость, пронизывающая собою нашу обыденность, накладывающая на самые малозначительные занятия и подробности, «серые будни», отпечаток какого-то высочайшего ликования и вечного смысла.

Столетие, пять веков или две тысячи лет спустя Радость эта остается все та же. Мы стали немного иные, научившись сами себя развлекать многочисленными новостями и газетными заголовками, баловать разнообразными приятными «мелочами жизни». Высокое ликование и вечные смыслы кажутся журавлем в небе. Синица в руке — «пенсии» да «погоды».

Но как и в давно ушедшие времена весть: «Воскрес!» — если только ее воспринять лично, душою — пробуждает и заставляет трепетать сердце. «Как воскрес? Кто воскрес?!» Переполох бабушек на скамейке вполне можно понять: «Неужто у нас кто-то воскреснул?..» Воскреснул! Христос. И, в отличие от дворовых слухов и сиюминутных журналистских сенсаций, этой Радости Пасхи никто не отнимет у нас.
Впервые опубликовано в «Листке Спасо-Кижского подворья»

http://rusk.ru/st.php?idar=103201

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru