Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина30.04.2005 

Тайнозритель Святой Троицы
Паломничество в Свято-Троицкий прп. Александра Свирского монастырь

В этом году праздник первого обретения мощей прп. Александра Свирского приходится на Страстную Субботу, поэтому отмечаться в монастыре торжественно не будет. Совершим же «виртуальное паломничество в обитель Святой Троицы» в канун памяти прп. Александра.

Сердце человеческое стремится к святыне, скучает по ней, хотя сам человек может не давать себе в этом отчета. И вот, на пути своих странствий, иногда просто отправляясь в туристическую поездку, выбирая экзотический маршрут — «по водным просторам России» — он попадает в древний монастырь. И душа оживает! Оказывается, она обрела то, чего давно искала, не называя по имени предмет своих стремлений.

На пути туристических, паломнических странствий есть особое место, где это неожиданно обретенное чувство святыни, оживает с особой силой, — это место явления Святой Троицы. Единственное во всей новозаветной истории. В глухих северных лесах полвека назад смиренному иноку Александру воочию предстал Господь в виде Трех Ангелов, — и до сих пор мы можем ощутить на месте этого явления особую или, как говорили в прежние времена, «сугубую благодать».

Попасть на эту Святую Землю, вторую Палестину, где произошло Богоявление, можно и на пути на Валаам и на обратном пути с Валаама, на пути на Соловки и обратно. Но еще лучше — приехать сюда специально. Благо, что ныне в монастырь ведет хорошая шоссейная дорога, именуемая «Мурманское шоссе». На 23 километре от г. Лодейное поле, за 3 км от монастыря на повороте с шоссе стоит поклонный крест, — такой, какой и прежде на протяжении четырех веков стоял на этом месте. Если же вы поедете в Свирский монастырь, от пристани Свирьстрой, путешествуя по воде, то вы все равно подъедете к этому кресту. А за ним увидите указатель «Свирское».

Три километра мы едем к монастырю по дороге, которую со всех сторон окружает дремучий лес. Во времена преподобного Александра звери приходили к порогу его келии. Да и сейчас в холодные зимы волки подходят по ночам к самым воротам монастыря. А заядлые охотники даже из самых дальних мест специально покупают лицензии, чтобы поохотиться в здешних местах. Каждому свое: для кого-то эта земля — ангельская, для кого-то — звериная…

И вот уже показались дома поселка, который когда-то назывался «Старая Слобода» — в память о том, что издавна у монастыря были свои земли и крестьяне, которые отличались особой богомольностью и трудолюбием. Сейчас в этих домах (есть и такие, которым по сто лет и более) живут несчастные обманутые безбожием потомки этих крестьян, а в основном — приезжие дачники. Но вот за поворотом показалась звонница Троицкой части монастыря и большой луковичный купол главного собора. Как умели строить наши предки — архитектура была очеловеченная, в формах построек они умели выразить стремление человека к Богу. Вот и Троицкий собор с его большим куполом напоминает воина в шлеме, богатыря, который вот уже более пяти веков хранит эти пределы, а три шатра колокольни — как три свечи горят перед Богом.

Но почему монастырские стены такие закопченные, почему вместо белизны храмы пестрят красно-белым кирпичом, почему в окнах брезжит тусклый, кое-где голубоватый, свет? Потому что здесь монахи не живут. Это — «дом печали» — психиатрическая больница областного значения. Надеемся, что к 500-летнему юбилею монастыря вопрос с переездом больницы наконец разрешится.

На нынешней территории больницы находится древнейший храм обители, построенный еще при жизни прп. Александра. Недавно в Покровском храме была найдена, бережно сохраняемая нашими предками келья прп. Александра Свирского.

Над Преображенской частью монастыря возвышается белоснежная 300-метровая колокольня. Здесь перед нами совсем иная, веселящая сердце, картина — белоснежный красавец монастырь с часовней у входа и надвратным храмом св.Николая.

Поклонившись надвратному образу, изображающему прп. Александра, предстоящего Святой Троице, мы входим в длинную арку. Когда-то она была расписана сюжетами из жития прп. Александра. Но сейчас, даже не видя их зримо, вспомним то, что читали в книгах.

Житие прп. Александра Свирского, одно из самых известных на Руси, свидетельствует, что родина Преподобного — деревня Мандеры на берегу р. Оять. Его родители — простые крестьяне Стефан и Васса — уже имели взрослых детей, но пожелали иметь еще одного. И долго слезно молили об этом Бога. Господь даровал им сына, родившегося 15 июня 1448 г. и нареченного во Святом Крещении Амосом.

Амос всегда был кроток, избегал игр, усердно постился. Когда он не мог уразуметь Священное Писание от учителя, на помощь пришла Пресвятая Богородица, которая и потом всю его жизнь была его покровительницей и назвала его однажды «Своим избранником». Так Амос достиг совершеннолетия. Однажды на Оять по хозяйственным нуждам пришли Валаамские иноки. Один из них рассказал о своей обители и предрек Стефану и Вассе, что Амос «велик будет пред Богом и служитель Святой Троицы». Вскоре юноша, не желая заводить семью, вопреки желанию родителей, тайно ушел из дома. Ангел Божий указал ему путь на Валаам. Игумен Иоаким сразу же принял его в обитель, и Амос взялся за исполнение послушания: дни проводил в трудах, ночи — в бдении и молитве.

В 1474 г. Амос принял постриг с именем Александр. Прошло около трех лет, пока пришедшие в Мандеры карелы, не рассказали Стефану и Вассе, потерявшим было надежду найти сына, что он — валаамский монах. Стефан немедленно отправился на Валаам. Только просьба отца и наставление игумена заставили инока встретиться с прибывшим на остров родителем. И случилось чудо: разгневанный родитель, который ехал на Валаам с намерением силой увезти сына из монастыря, после разговора с ним мирно вернулся домой и вместе с супругой поступил во Введенскую обитель на р. Оять. Ныне же мы поминаем родителей прп. Алекcандра как святых прп. Сергия и Варвару Свирских. Можно съездить и поклониться им, в мощах почивающим, в ныне действующем женском Введено-Оятском монастыре, который находится неподалеку от Александро-Свирского монастыря.

Расставшись с отцом, Преподобный продолжил свои подвиги — трудился в пекарне, носил воду, дрова. Одевался в рубище и питался только хлебом с водой. Иногда, обнаженный до пояса, весь покрытый комарами и мошками, молился в лесу до утра. По валаамскому преданию, он поселился на уединенном монастырском острове «Святой» или на нынешнем острове Скитский. И до сего дня на острове сохранилась пещера, в которой жил прп. Александр, вырытая его руками могила и поставленный в память о его подвигах поклонный крест.

Но, убегая мирской славы, по воле Божией и с благословения игумена, прп. Александр оставил Валаам. Он направился на то место, которое было указано ему много лет назад в чудесном видении: когда из родных Мендер он шел на Валаам и остановился отдохнуть на берегу Рощинского озера, он увидел световой столб и услышал предсказание, что на сем месте им будет впоследствии воздвигнута обитель иноческая.

Итак, в 1484 г. Преподобный, ведомый Ангелом, пришел в указанное ему Божией Матерью место близ р. Свири, «леса и озер исполненное и красно отовсюду».

Царствование Ивана Васильевича III — очень значимое время в истории Российского государства: присоединение к Москве Новгорода, во владениях которого находилось Приладожье, окончательное свержение монголо-татарского ига, утверждение самодержавной власти, нарождение идеи «Москва — Третий Рим», время Преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского, ересей (жидовствующие в Новгороде и Пскове) и первого полного славянского перевода Библии свт. Геннадием.
Всю жизнь пребывая вдали от исторических событий, Преп. Александр, светоч монашества, между тем незримо влиял на их ход. И таковые влияние происходило прежде всего через самое главное событие в его жизни — явление Святой Троицы.
В конце ХV — нач. ХVI века в России была предпринята первая попытка произвести духовную революцию. Высшее духовенство крупнейших городов Русского царства, светское общество, придворные сферы, вплоть до великого князя и его ближайших сродников захватила ересь жидовствующих. Главный богословский смысл ереси состоял в том, что произносилась хула на Святую Троицу, отрицалось Божество Второй и Третьей Ипостаси, отрицалось Богосыновство Спасителя и даже по имени не признавался Дух Святый. Кроме того, у еретиков было распространено мнение о недопустимости изображать Троицу в виде Трех Ангелов. Собиралась церковные соборы, осудившие эту ересь, но корни ее не были вырваны из многих сердец человеческих. И в борьбе за истину Господь посылает Свое уверение: именно в это время на диком полуязыческом севере, в скромном только зарождающемся монастыре является человеческому взору Бог Троица и именно в виде Трех Ангелов. Явление это не было сокрыто, о нем не умолчал ни сам прп. Александр, ни его ученики, о нем вскоре же узнали русские люди во всей полноте церковной. Потому что смиренный свирский игумен был прославлен сразу же после кончины митрополитом Макарием (тем, который особенно настойчиво боролся с ересью), по его благословению сразу же было написано Житие Преподобного и во многих списках распространено по стране вместе с иконой, на которой прп. Александр предстоит Трем Ангелам. Почитание прп. Александра Свирского носило в те времена державный характер: его икона с 129 клеймами жития была внесена в Успенский собор Кремля, в храме Покрова на Красной площади один из пределов был освящен в честь прп. Александра Свирского, был построен храм в честь угодника Божия «на рву», в Казанском соборе на Красной площади находилась частичка мощей прп. Александра. Все великие князья и Государи вносили щедрые пожертвования на Свирский монастырь, многие посетили его как смиренные паломники.

А сейчас мы с вами можем приступить к тому месту, где совершилось Тайнозрительное явление. Справа от святых врат вы видите скромную часовню. Она воздвигнута на месте первой келии прп. Александра. Эта уже третья часовня на месте кельи преподобного построенная на средства Императора Александра II. Но, хотя архитектура постройки и менялась с веками, главное оставалось неизменным, — особо отмеченное место, явления Троицы. Ныне это место ограждено деревянным ограждением, а на землю насыпан песочек, который с благоговением берут с собою богомольцы. Известны случаи исцеления от сего святого песочка. Особенно, если с верой прочесть молитву, составленную самим преподобным Александром, которая заботливо оставлена для паломников здесь в часовне.

Молитва прп. Александра Свирского во вся дни
Душе, душе моя, почто жалуешися На Господа? Яко леность твоя вечной муце ходатай есть. Аще бы ведала дар Божий, плакала бы ся горячими слезами, стеняюще со воздыханием, скорбящим о всяком гресе, о малем и о велицем. Возопи ко своему Владыце, да не предварит тебе ярость, одержащего всесильною рукою праведною. Аз же, грешный и ленивый и льстивый язык имея, како помолюся Владыце моему, да избавит мя Господь от Страшного Суда? Всегда бо трепещу помыслов сердце моем о Страшнем Суде, да избавит мя от муки вечныя, и от червя неусыпающего, и тьмы кромешныя и от грозы несгораемыя. Помилуя мя, грешнаго раба Твоего (имя рек), яко Павла апостола, его же любляше паче всех, и от нас убогих, не отврати Лица Твоего во он День Страшный, его же трепещет душа моя и составы тела моего ужасаются. Господи, избави меня страшнаго часа, да не отпаду от милости Твоея. Но молю святыя Ангелы и Архангелы, и пророки, и мученики, и вся святыя, да молят Бога за мою душу. Вашего ради моления да возвратит Владыка требы Своя от мене, грешнаго. И Ты, Пречистая Госпоже Дева, имуще дерзновение к Сыну о рабех Твоих, не забуди трудов раба Твоего (имя рек). Владыка Спасе, от убогия души Тебе молюся, избави мя от печали грехов моих и введи в радость бесконечного жития, идеже прславляется Всесвятое Имя Твое, Отца и Сына И Святого Духа, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Если в монастырь приезжаешь с группой паломников, то волей-неволей входишь в часовню вместе со всеми. Но, все-таки, если у вас будет возможность, постарайтесь хотя бы на минуточку зайти в часовню тогда, когда никого в ней не будет.
«И охватит такая тишь…»

Здесь уходят слова, вихрь мыслей и чувств успокаивается. Здесь ты без слов переживаешь глубину жизни, которая соприкасается с Вечностью. Особенно дороги эти чувства, когда ты с ними встречаешь или провожаешь день (как и бывает для всех насельников монастыря).

Когда мы выходим из часовни и стоим на ее пороге, то прямо пред собой на абсиде Преображенского собора мы видим фреску, изображающую келью прп. Александра, его самого, коленопреклоненного пред Тремя ангелами, а тот, кто рассказывает нам о монастыре открывает книгу Жития Святого и читает:

«В 7016 году от сотворения мира, в 1507 году от Рождества Христова по пришествии Преподобного Александра в Пустыню, однажды ночью, когда по обычаю своему стоял Преподобный на молитве, — явившийся внезапно свет, сильно осиял его келию. Преподобный с удивлением размышлял про себя: «Что из этого должно быть?» И вот, видит он трех мужей, вошедших в нему, одетых в весьма белые, светлые одежды; видом они были благообразны и прекрасны, сияя светлее солнца, невыразимо славным небесным светом, и каждый из них имел в руке своей посох.
Преподобный, видя их, весь затрепетал, будучи объят страхом и ужасом. И спустя немного времени, прийдя в себя, поспешил поклониться им до земли. Они же, взявши его за руку, подняли, говоря: «Уповай, блаженне, не бойся». Преподобный обратился к ним с такими словами: «Господие мои, аще обретох благодать перед вами. Поведайте мне, кто есте вы, иже в таковей сущей славе и светлости не преобидесте приити к рабу вашему; ибо николиже видех кого в таковей славе, яко же вас вижу». На что они ему отвечали: «Не бойся мужу желания, яко благоволи Дух Святый жити в тебе чистоты ради сердца твоего, и якоже глаголах тебе древле множицей, и ныне такожде глаголю, да созиждеши церковь и братию соберешь и обитель устроиши, яко благоволих тобою многи души спасати и в разум истины привести».
Услышав это, Преподобный опять преклонил колена свои, и обливаясь слезами, говорил: «Господи мой, кто есмь аз грешный яко всех человек худший, да не толико доволен буду о нем мне глаголал еси?» Говоря это, Преподобный лежал на земли.
Господь же опять, взяв его за руку, поставил на ноги, говоря: «Стани на ногу твою, возмогай, и укрепися, и сотвори все, еже повелех ти». Преподобный же спросил: «Господи мой, не прогневайся на мя, яко дерзнух пред Тобою глаголати: повеждь ми, како наречется имя церкви сей, юже хощет человеколюбие Твое на месте сем создати?» — Господь сказал Преподобному: «Возлюбленне, якоже видиши в триех лицах глаголюща с тобою, созижди Церковь во имя Отца и Сына и Святого Духа, единосущныя Троицы
».

Житие прп. Александра — одно из самых древних в нашей Церкви. Ведь он — единственный святой, который был канонизирован всего лишь через 14 лет после блаженной кончины. И житие писал тот, кто многое из описываемого видел сам или слышал из уст самого святого или от его о ближайших учеников. А какие это были ученики — целый собор преподобных свирских!

Семь лет жил в своем лесном затворе прп. Александр в полном одиночестве.
Соседними землями владел Андрей Завалишин. Он часто видел свет над неким местом и однажды, когда догонял оленя во время охоты, промыслительно оказался здесь, где мы стоим, — у кельи преп. Александра. С тех пор Андрей стал часто посещать Преподобного и, наконец, по его наставлению, сам удалился на Валаам, где принял постриг под именем Адриана. Впоследствии он основал пустынную Андрусовскую обитель, прославился святой жизнью, возможно, был составителем «Беседы Валаамских чудотворцев». Возвращаясь с крестин дочери Ивана Грозного, восприемником которой он был, Преподобный неподалеку от родной обители принял мученическую кончину от рук разбойников 26 августа 1549 г.

…Андрей Завалишин не смог умолчать о подвижнике, несмотря на свое обещание. Стала стекаться братия: родной брат Преподобного — Иоанн, вскоре скончавшийся, о. Никифор, впоследствии насельник Киево-Печерской лавры, преп. Макарий Оредежский и преп. Макарий Римлянин, основатель пустыни близ нынешней Любани, инок преп. Афанасий, по Валаамскому преданию, также отошедший впоследствии на Валаам — основатель Успенской Сяндемской пустыни (память 18 января), преподобные Геннадий (+8 января 1516 г., память 9 февраля) и Никифор (+1557 г., память 9 февраля) Важеозерские (их пустынь в 60 км. от г. Олонца ныне возрождается как мужской монастырь), преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский (+1565 г., память 23 января), преподобные Игнатий, Леонид, Корнилий, Дионисий, Афанасий, Феодор и Ферапонт Островские.

Для уединенных подвигов в 1506 г. прп. Александр устроил себе отходную пустынь менее чем в 300 метрах от общего жилища, — эта и есть та часть монастыря, где сейчас восстановлена монашеская жизнь.

А в самом монастыре вскоре после явления Святой Троицы прп. Александр возвел первую деревянную столпообразную шатровую церковь. Для ее строительства Великий Князь Василий Иванович прислал искусных мастеров. Князь просил Преподобного молиться за него и Русскую державу. Освящен этот храм был по благословению Новгородского архиепископа (1526−1542 гг.) свт. Макария, впоследствии митрополита Московского (+1563 г.). На освящении, совершившемся в престольный праздник, произошло еще одно чудо Преподобного. На украшение храма жертвовали средства богомольцы, но руку одного из них, по имени Григорий, прп. Александр трижды отводил. После же сказал, что никогда не видел Григория, только лишь знает, что рука эта осквернена и смрадна, ибо ей он избивает свою мать. Григорий покаялся и был прощен матерью и преподобным.

Впоследствии Преподобный возвел деревянные Преображенский и Никольский храмы в отходной пустыни. Так со времени своего основания Александро-Свирская обитель состояла из двух рядом расположенных комплексов — Троицкого и Преображенского. По просьбам братии святитель Серапион, архиепископ Новгородский, призвал прп. Александра против его воли в Новгород и посвятил его в священный сан, а вскоре во игумена.

Игуменство только добавило смирения Преподобному. Подрясник с заплатами делал его похожим на нищего странника. Он спал на голом полу, сам готовил пищу, месил тесто, пек хлеб, молол зерно для себя и братии ручными жерновами по ночам, потом устроил водную мельницу, чудесным образом остановив стремительное движение воды при прорытии канала между верхним и нижним озерами. Однажды не хватило дров и эконом просил игумена послать тех из иноков, кто был свободен от послушания, за дровами. «Я празден», — ответил Преподобный и стал рубить дрова. В другой раз так же начал носить воду из озера. Ночью он обходил кельи и стуком в дверь пресекал праздные разговоры, по утрам же наставлял провинившихся. Он запретил также употреблять спиртное в обители. Его называли «Ангелом во плоти». Печальным Преподобный подавал утешение, больным исцеление, грешникам исправление, провидел тайное в людях и говорил о будущем как о настоящем, особенно призывая к покаянию как ключу к Небесному Царству.

Под конец жизни он сподобился также видения Пресвятой Богородицы, обещавшей не оставлять Своим заступничеством обитель.

За 8 лет до кончины Преподобного один благочестивый муж получил исцеление, увидев в таинственном сне его сидящим в белых одеждах на престоле в «пресветлом городе» из золота и драгоценных камней. За год до своей кончины Преподобный призвал к себе всю братию и объявил, что скоро отойдет к Богу, просил связать его тело и, бросив в болотный мох, затоптать ногами. Когда братия запротестовала, то указал не хоронить его тело в обители, на братском кладбище в отходной пустыни, у алтаря деревянной Преображенской церкви. На 86-м году, 30 августа 1533 г., он мирно преставился со словами: «Господи, в руце Твои предаю дух мой». Лицо его после кончины светилось как при жизни. В монастырской ризнице сохранялись часть его посоха, железные вериги, холщовая риза и поручи.

Вскоре у гроба Преподобного стали совершаться чудеса: исцеление от слепоты, беснования, паралича, головной боли, болезни суставов и других, по молитвам к Преподобному родила мальчика бесплодная дотоле жена финна Иакова.

Рассказы о многочисленных чудесах, совершаемых по молитвам к прп. Александру содержатся в Житии, написанном игуменом Иродионом, оно сохранилось более чем в 100 списках и было очень популярно на Руси. Уже через 14 лет после преставления Преподобного по благословению Свят. Макария началось празднование его памяти и была составлена служба. А после обретения нетленных мощей Преподобного 17 апреля 1641 г. ему было установлено празднование дважды в году: 30 августа и 17 апреля.

* * *


А теперь, когда мы направляемся к главной святыне монастыря, одной из самых великих православных святынь вообще, — нетленным мощам прп. Александра, вспомним, как произошло их первое обретение.

В Смуту, между 1613 и 1615 гг., обитель трижды подвергалась разорениям. Литовцы и поляки замучили 27 монахов и 32 работника. Вероятно, погиб и игумен Паисий. В 1613 г. местное ополчение разгромило у Олонца интервентов и освободило край. По Столбовскому миру граница прошла западнее Ладоги и эти земли остались в пределах Московского государства. Игумен Феодорит застал уцелевшей только деревянную Никольскую церковь в отходной пустыне. К 1620 г. монастырь постепенно стал восстанавливаться попечением царственной инокини Марфы — матери первого Государя из дома Романовых. И до этого монастырь пользовался покровительством высоких особ: Ивана Грозного, считавшего монастырь образцовым, а Преп. Александра — «великим чудотворцем» (прислал в монастырь иконы на помин души царевича Ивана Ивановича, серебряный крест, колокола), семейства Годуновых, в том числе Бориса Феодоровича и Ирины Федоровны, мастерицы которой вышили покров на раку Преподобного, царя Василия Шуйского. Были восстановлены Троицкий собор, Покровская церковь с трапезной, кельи и службы. Обители принадлежали крупнейшие в Олонецком крае колокола в 200 и 100 пудов.

При следующем игумене Авраамии был восстановлен в камне Преображенский собор в бывшей отходной пустыни и при этом в 1641 г. обретены и освидетельствованы мощи прп. Александра. Это сопровождалось особыми знамениями: 15 и 16 апреля были необыкновенные гром и молния, которая сияла на земле, земля над гробом Святого стояла в виде пещеры, ничем не поддерживаемая. При открытии присутствовал Новгородский митрополит Аффоний. Мощи поместили в пожертвованную Царем Михаилом Феодоровичем серебряную раку и перенесли в оконченный строительством Преображенский собор. В конце 1870-х гг. устроена новая серебряная рака для мощей прп. Александра Свирского весом 11 пудов, а прежняя перенесена в Троицкий собор (крышка сохранилась в собрании Русского музея).

Монахи, узревшие нетленную плоть своего небесного покровителя при первом обретении мощей, были потрясены полным их нетлением и составили описание святыни. В первую очередь они указали на то, что спустя более ста лет после кончины, преподобный не выглядел умершим, а спящим, — таким живым было его лицо! Более того, лицо его, благодаря удивительной сохранности, было узнаваемым. Ведь первые иконы прп. Александра были написаны современниками и они передавали портретные особенности лика Тайнозрителя Пресвятой Троицы. Более того, первое освидетельствование мощей преподобного происходило только на основании сличения лица преподобного с его ликом на иконе ХVI века. То есть этого было достаточно.

Составители описания мощей в 1641 году отметили и необычное положение рук и ног у Преподобного и янтарно-желтый цвет его кожи (часто кожные покровы мощей темнеют от времени).

Все эти детали в описании 400-летней давности очень помогли при втором обретении мощей прп. Александра, которое совершилось в 1998 году.

Обретение это можно назвать настоящим чудом. Потому что произошло оно всего лишь через несколько месяцев после того, как в обитель вернулась братия, и монастырь начал восстанавливаться. Огромная работа была проделана теми, кто искал мощи: просмотрены сотни архивных дел, при чем разбросанных в разных архивохранилищах, начиная от музейных фондов, кончая большими и малыми архивами Петербурга и Москвы. Уже через два месяца был обнаружен след мощей. Были отброшены разноречивые сведения (скорее слухи) о том, куда попали мощи после того, как в декабре 1918 года их увезли из монастыря, — то ли они были увезены в Петрозаводск, то ли где-то скрыты в Лодейном Поле. Был найден документ, удостоверяющий в том, что мощи проходили «судебно-медицинскую экспертизу» в Петрограде в феврале 1919 года, а потом поступили ведение Наркомата здравоохранения.

После того, как эти документы были найдены, стало ясно, что мощи нужно искать не в учреждениях культуры (как было со всеми в последние годы обретенными мощами), а каком-то старейшем медицинском учреждении, где есть «анатомический музей». Так поиски привели в Военно-Медицинскую Академию. И уже в декабре 1997 года мощи были обнаружены в фондах анатомического музея ВМА. А потом полгода длились экспертизы. Антропологи, ренгенологи, анатомы, гистологли, суд-медэкперты работали над «препаратом» (так мощи именуется у музейщиков ВМА). Заключение было вынесено однозначное: «естественая мумификация». Ренген показал, что у преподобного целы даже все внутренние органы! Мумия, которая создается путем бальзамирования тяжелая, — ее вес достигает 40−50 кг, а мощи Преподобного весят всего лишь 11 кг. У мумии темнеют и сморщиваются кожные покровы, а цвет кожи Преподобного почти такой как у живого человека, кожа гладкая, эластичная. И главное — лицо Преподобного сохранилось в полном нетлении. Мягкие ткани (нос, губы, щеки), — то, что у обычного человека истлевает через месяц после лежания в земле, — совершенно не тронуты тлением. Антропологическая экспертиза установила полное сходство лика мощей и иконописных ранних изображений прп. Александра Свирского. Более того, было доказано, что человек, «который сохранился в полном нетлении» был вепсом по национальности. А прп. Александр как раз принадлежал к этому малому финно-угорскому племени, родился, вырос, основал свой монастырь на земле, где искони жили вепсы. Характерологические особенности вепсов — широкие скулы, узкий острый подбородок, слегка вздернутый нос, широкий лоб и редкая растительность на щеках и подбородке. Все это мы видим на иконе прп. Александра, которая ныне лежит на мощах в раке. Эта икона, как доказали искусствоведы, является по существу портретным изображением, написанным с мощей святого в средине Х1Х века. На этой же иконе запечатлено необычное положение рук святого, почивающего в мощах. Вы же обратите внимание и на необычное положение ног (правая упирается пяткой в стопу левой), которое было отмечено в описании, составленном монахами при первом обретении мощей в 1641 году. В целом было найдено 12 признаком, по которым совпадали то древнее описание и обретенные в 1998 году во второй раз мощи.

Еще когда мощи находились на столе экспертов, они начали мироточить. В то время было разрешено в стенах областной судебно-медецинской экспертизы отслужить молебен перед мощам. И как только были произнесены слова: «Преподобне отче Александре, моли Бога о нас!» — обильные капли мира покрыли все тело Преподобного. Святой, когда к нему обратились по имени, ответил людям: «Не сомневайтесь, это я!»

Потом, уже когда мощи были перенесены в храм свв. мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Петербурге, мироточение усилилось: с ног Преподобного стекали струйки. Это чудо запечатлено на фото и видеопленку.

И теперь, когда приезжают в монастырь паломники и молятся перед святыми мощами с покаянием и просьбой о помощи, часто появляются на мощах капельки мира. Их собирают марлечкой, а потом помещают ее в сосуд с чистым освященным елеем. Разливают этот елей в специальные бутылочки и дают как благословение паломником. Записано уже множество свидетельств об исцелении от этого чудесного маслица, многие исцеления засвидетельствованы медицинскими справками.

В монастырь приходит немало писем, в которых люди свидетельствуют о единичных, для них лично значимых чудесах, для других людей иногда незаметных и недоступных. Но есть одно чудо, сотворенное прп. Александром, которое зрится воочию — это за четыре года восстановленная Преображенская часть монастыря.

Об этом чуде я хочу рассказать особо, как свидетель и очевидец его.
Когда летом 1997 года на освященную свирскую землю пришел будущий настоятель монастыря и два послушника, их встретила настоящая «мерзость запустения, стоящая на святом месте». Постройки были в аварийном состоянии — крошащийся кирпич, выбитые стекла, пустые дверные проемы, проржавевшая кровля. И помойка кругом — и на территории, и внутри зданий.

Мы — первые паломники — были на богослужении в монастыре на престольном празднике Преображения Господня через месяц после вселения братии в обитель. Мусор уже был убран. И, главное — чувствовалась великая благодать, пребывающая в полуразрушенном, сыром и темном храме. Не хотелось уходить оттуда, не хотелось уезжать из монастыря. И само собой в душе прозвучало: «Как хотелось бы тут остаться — грязь убирать, еще как-то трудиться, только бы быть на этом святом месте».
Простите, это слишком личное.
Но и другие паломники, делясь друг с другом первыми впечатлениями, говорили: «Преподобный Александр здесь присутствует. Это настолько явно чувствуется».

Братии монастыря очень нелегко жилось в ту зиму 1997 года. Келий еще не было. Спали в холодном большом помещении. Печку топили, но тепло быстро улетучивалось, хватало его ненадолго. В храме во время богослужения от холода сводило руки и горло перехватывало.

А главное, глядя на страшную разруху вокруг, казалось, что пройдут десятилетия прежде чем хоть немножко будет приведена в порядок некогда славная обитель. А для этого нужны огромные денежные средства, а где их было взять? У монастыря не было ни государственных дотаций, ни помощи от Патриархии или епархии, ни каких-то солидных спонсоров. Теперь, оглядываясь назад в пятилетнюю уже даль, понимаешь, что надо было иметь огромную веру, дерзновение и бодрость духовную, чтобы не сдаться, не отступить перед трудностями.

В то время уже сложился костяк братии (до сих пор сохраняющийся), который во главе с настоятелем, уже привык много трудиться. Они участвовали в обустройстве храма св. мцц. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии; Свято-Покровского монастыря в Тервеничах. И тот, и другой «дом Божий» возникли на пустом месте, среди развалин и из-под груд мусора.

Многие, даже верующие люди, представляют себе жизнь монашескую, исходя из художественных образов: «постники, молитвенники» — так коротко обозначают они свой взгляд на иноков. Но забывают о третьей составляющей, без которой и первые две невозможны — это труд. Все наши святые полагали великие труды не только на дело поста и молитвы, но и на обычные физические делания тоже. В монастыре Александра Свирского, например, каждый брат на ручных жерновах за ночь должен был измолоть для себя меру пшеницы. Потом в ручную была выкопана 200 метровая глубокая протока, чтобы соединить два озера, поставить плотину и мельницу (часть этой протоки до сих пор служит напоминанием о том, как много трудился святой Александр с братией). Своими руками Преподобный вырыл 12 метровой глубины колодец у входа в обитель. Своими руками, вместе с братией (они сначала роптали и не хотели) месил глину и делал кирпичи для храма в честь Святой Троицы. Из Жития Преподобного мы узнаем, что он всегда был впереди всех на самых тяжелых послушаниях. И сам вызывался на работу. Так, когда трапезник попросил его, послать какого-нибудь незанятого, свободного монаха за водой на озеро, Преподобный ответил: «Я свободен». Так что небесный покровитель Свирской обители — пример и для нынешней братии в несении трудов не только молитвенных, но и обычных физических.

И не только пример, но и, конечно, помощник. Эту помощь, по свидетельству нынешней братии монастыря они почувствовали в первые же дни его восстановления. Работа в монастыре, как говорится, кипит. Это и до сих пор могут увидеть и паломники, и туристы, и удивленные киношники и журналисты. «Если бы везде так работали!» — восклицают они.

Одна из паломниц рассказывала о том, как 5 лет назад в составе делегации от Управления культуры, она приезжала в монастырь. Отец настоятель рассказывал директорам областных музеев — каким монастырь станет в ближайшее время. Они слушали, кивали головами, а про себя думали: «Кремлевский мечтатель. Жизни не знает, молодой еще, как такую махину из разрухи поднять?» И спустя пять лет раба Божия Вера стояла потрясенная посреди монастырского двора и повторяла: «А ведь он был прав!»

Автору этих строк по послушанию приходится бывать в монастыре довольно часто. И всякий раз, когда приезжаешь не перестаешь удивляться (за несколько лет никак не привыкнуть): опять что-то новое сделано, опять за короткий срок (за две недели, за месяц) обитель преобразилась. То дорожки появились из гравия, где раньше была только грязь, то поребрики из дерна «выросли». Самым радостным событием было появление туечек, окруженных яркими бархатцами. Так они украсили и облагородили территорию монастыря! Но будем рассказывать по порядку.

Уже через год после вселения первых иноков в обитель поехали к святыне паломники и туристы. Удивительно: мощи еще не были тогда обретены, монастырь еще был грязно-желтым. Что привлекало сюда людей? Да и рекламы никакой не было — не было ни статей, ни интервью.

В ноябре 1998 года святой угодник Божий Александр плотью своей нетленною вернулся в родную обитель. И, заступничество и помощь небесного игумена тут же ощутила вся братия. Усиленными темпами пошло восстановление монастыря. При чем жертвователи находились сами. Так было пожертвована «столярка» для окон и дверей, кровельное железо, краска, инструментарий. Монастырь из грязно-желтого стал постепенно превращаться в белоснежный.

Зеленая яркая краска на куполах — символический цвет Святой Троицы — издалека притягивает взоры путешествующих. А в унылую осеннюю и зимнюю пора, которая на севере составляет большую часть года, яркая зелень напоминает о тепле и свете. Важнейшим событием было освящение и подъем на колокольню пожертвованных обители колоколов, особенно главного, большого колокола.

Служить в 1998 году уже стали в теплом и отреставрированном маленьком храме свв. Захарии и Елизаветы, сюда же вошел своими мощами прп. Александр. Восстановили первый этаж братского корпуса — братия стала прибавляться. Для трудников обустроили гостиницу за территорией монастыря в старинном двухэтажном деревянном доме (весной 2000 года эта гостиница сгорела). Рядом с гостиницей расположился «скотник», тогда его обитателями были овечки, позднее — хрюшки. В 2002 году там же расположился пчельник. Прямо на территории монастыря, вокруг колокольни развели грядки и на трапезе появились свои огурчики и зелень.

Очень помогали тервенические матушки (настоятель Свирского монастыря был и остается духовником этой дивной обители, которую он основал). У них уже окрепло серьезное хозяйство, поэтому с братией они делились (и делятся) и картошечкой, и молоком, творогом, сметаной и домашним сыром, и другими разносолами.

В первый год братия еще успевала ходить в лес — тогда очень грибные и ягодные были годы. Солили и сушили впрок. Ловили рыбу в озерах (здесь их по близости целых четыре). Потихоньку знакомились с местными жителями.

Отец настоятель с самого начала занял позицию «мирного сосуществования» с психиатрической больницей, которая занимала Троицкий комплекс монастыря. Но то, что повоевать на этом месте еще придется, показал уже первый крестный ход вокруг стен обители: из открытых окон «психушки» доносился страшный вой и нечеловеческим голосом изрыгаемая брань. Эти явления повторялись и во время совершения первых литургий в Троицком соборе, который соседствовал с больницей.

Благоукрашать обитель помогали тоже тервенические матушки. В их монастыре изначально существовала иконописная мастерская. Одна из матушек, подвизавшаяся в этой мастерской, на несколько месяцев приехала в Свирский, здесь ей обустроили временную мастерскую, и она прямо на месте стала писать иконы для Преображенской части монастыря. Тогда с одной из икон произошло чудо. К празднику нужно было успеть закончить большую храмовую икону Божией Матери «Всех скорбящих радосте». Матушка М. успела написать икону, но, поторопившись закрыла ее киотным стеклом. Красочный слой прилип к стеклу, а на холсте все оказалось смазанным и размытым. Матушка отправилась на покой (все это происходило поздно ночью) с ужасом думая, что она наутро скажет отцу настоятелю.

Утром ей пришлось-таки признаться в случившемся. Вместе с батюшкой они отправились смотреть на испорченную икону — и чудо — все было чисто, никакой краски на стекле, только ясный лик Божией Матери с младенцем в окружении скорбящих и болящих предстал их взору.

Говоря мирским языком, «самым важным свершением» в деле восстановления монастыря было начало богослужений в отреставрированном Преображенском соборе. Это произошло на Рождество 2000 года. И хотя еще холодно было в храме, и хор было плохо слышно (хоры еще не были отремонтированы, поэтому певчие стояли на солее, закрытой колоннами) — все равно было так радостно! «Христос рождается, срящете!» — подпевали мы хору. И верилось, что воистину священнический возглас «Христос посреди нас» осуществлялся в те минуты.

К Пасхе 2001 года — к юбилею христианства — Преображенский собор был полностью побелен, был настелен пол, сделан иконостас. Мощи прп. Александра вернулись на место своего вечного упокоения. В том же году открылись два монастырские подворья — Христорождественское в Санкт-Петербурге и Никольское в Свирьстрое.

Лето 2000 года стало переломным в нарастании паломнического внимания к монастырю. И писем именно с этого года стало приходить в обитель все больше и больше. Теперь в монастырь стали приезжать уже не отдельные паломники, а целые приходы во главе со своими настоятелями. Один из сотрудников паломнической службы Александро-Невской Лавры в ответ на мой вопрос: «Как вы думаете, почему так много людей сюда приезжает? И с каждым годом паломников и туристов становится все больше и больше. Если сравнить количество автобусов, приезжающих в летнее время на воскресную литургию, то в 2000 году их было 5−6, в 2001 — 14−15, а в 2002 — уже 20−22». Он ответил: «Конечно, люди едут к святыне. Потом они видят, как восстанавливается монастырь. Видят, что тут люди горят душой за дело. Вот и хочется прикоснуться к этому горению».

Да, летнее время — особенно горячая пора в монастыре. И работы много, и людей приезжает много помолиться, просто посмотреть на «памятник архитектуры», много приезжает и поработать. В трапезной приходится заводить «вторую смену», за один раз все даже за большими столами не помещаются.

Особенно напряженные строительные работы велись в монастыре летом 2001 года.
Тогда была полностью перекрыта вся кровля — и на Преображенском соборе, и на Троицкой часовне, и на всех братских корпусах. Была отреставрирована большая братская трапеза. Эта работа была самой тяжелой, и для постороннего взора самой потрясающей. Вручную вынимали перекрытия между первым и вторым этажом (таким образом в трапезной получился высокий потолок с двумя рядами окон). Огромные тяжеленные балки перетаскивали через окна. Потом также вручную, в ведерках на веревочке поднимали цементный раствор, который замешивали тут же на улице. Некоторые трудники не выдерживали и сбегали, со словами: «У вас тут надорвешься, век болеть будешь». Но те, кто проработал на стройке весь тот сезон, конечно, будут вспоминать его с радостью — ведь так важно, чтобы твоими руками было что-то создано на земле. Тем более святая обитель. Матерь Божия во время одного из своих таинственных посещений — видении преподобному Александру Свирскому обещала, что тот, кто хотя бы один кирпичик принесет для созидания сей обители, не забвен будет в Царствии Небесном.

В 2002 году все, переданные на тот момент монастырю здания, были отремонтированы. Как-то незаметно, без особого на внешний взгляд напряжения (может быть, по сравнению с «авралом 2001 года»), восстановили настоятельские покои над святыми вратами и иконные лавки с правой стороны от врат, а так же часовню, что стоит перед входом в монастырь. В этот год много было сделано для благоукрашения храма: в иконостасе были установлены новые иконы — все в едином стиле, копия работ художника-академиста Бейдемана, деревянный остов иконостаса и царские врата украсила резьба. Резьбой украсили и икону «Явление Святой Троицы прп. Александру Свирскому», которая находится в Троицкой часовне. Один из жертвователей передал монастырю книжечки сусального золота. Золотые кресты летом 2002 года вознеслись над Преображенским собором, Троицкой часовней и Никольской часовней.

Лето 2002 года было отмечено важнейшим событием не только для монастыря, но — и не преувеличением будет сказать — для всего православного мира. Указом Святейшего Патриарха Алексея II был внесен в церковный календарь новый праздник — Второе обретение мощей св. прп. Александра Свирского — 30 июля. Можно сказать, что к этому празднику обитель шла все эти годы — и неслучайно фактическое восстановление Преображенской части из «мерзости запустения» совпало с утверждением нового праздника. Думается (хотя эти мысли, конечно, могут быть слишком субъективными), что этот праздник нужно было заслужить. Нужно было вытерпеть нападки, хуления сомневающихся в подлинности мощей. Нужно было послужить людям — послужить их утешению и помощи в бедах и страданиях. Нужно было восстановить разрушенные здания. И теперь Господь послал Свое благословение — даровал новый праздник. Теперь мы 4 раза в году будем отмечать память Преподобного. 12 сентября, 30 апреля, на Духов День (местная память в монастыре) и 30 июля.

Сам день праздника стал настоящим «торжеством православия» — сколько паломником собралось на всенощное бдение и на Божественную литургию в обитель! На улице молилось столько же людей, сколько и в храме (а в храме стояли плотной стеной). Когда вышли на крестный ход, паломники заполнили весь монастырский двор. В этот день отовсюду слышались слова: «Россия возрождается. Не все потеряно. Мы победим».

В памяти всех, кто был в монастыре в предпраздничную неделю, запомнится то, как братия во главе с отцом настоятелем, каждый день собственноручно белили стены, красили купола и двери, делали дорожки. У всех было теплое чувство — наводится порядок в доме. В общем доме, где все хотят хорошо встретить гостей, так, чтобы они порадовались красоте и порядку. Немало забот было и о том, чтобы всех накормить — утешить праздничной трапезой.

Накануне 30 июля приехали в монастырь паломники из Воронежа, они попросили дать им послушание на те 2 часа, что оставалось до их отъезда на Соловки. Им поручили разбрасывать гравий на дорожках и утрамбовывать. На обратном пути с Соловков они специально заехали в монастырь, чтобы сказать, что на будущий год они обязательно приедут в Свирский на несколько дней, чтобы поработать, — потому что за те два часа трудов на дорожках они пережили давно забытое чувство — все мы друг другу нечужие, все мы делаем одно общее дело.

При таком же огромном сонме паломников, как и 30 июля, прошел праздник 12 сентября. В этот день приехали даже священнослужители из Австралии, из Америки, из различных дальних городов и весей. Надо рассказать, о том, что событии, которое предшествовало празднику (за 5 дней) — это было удивительное небесное знамение, которое наблюдали очень многие люди. Я специально опрашивала не только насельников монастыря, но и тех, кто живет за его стенами. Вечером 6 сентября в стороне от монастыря (там, где прежде был скит св. целителя Пантелеимона) появилось красное облачко, потом оно превратилось в святящий световой столб, а потом непосредственно над монастырем раскинулся светящийся купол (говорили: «такое было впечатление, как будто бы прожектором подсвечивают»), а потом внутри этого купола отчетливо стали видны ангельские фигуры, которые летали под куполом. Продолжалось это явление 20 минут, и видели его десятки самых разных людей. В других же местах, находящихся от монастыря в радиусе 100 километров, люди видели яркий круг на небе и расходящиеся от него лучи — было это около 11 часов вечера, в это время у нас на севере уже темнеет. И луны в эти дни не было. Что означает это явление — мы не знаем. Но записываю рассказ о нем по обязанности летописца, который не имеет права предавать забвению даже и необъяcнимые, непонятные события.

Что ждет монастырь впереди? Теперь братия готовится к передаче Троицкого комплекса. И опять закипит работа — опять будут восстанавливать из «мерзости запустения» святыни. Прежде всего — храм Покрова Божий Матери, который был возведен при жизни прп. Александра в 1533 году и где внизу, в подвальном помещении сохранялась его келья с ручными жерновами.

К 500-летнему юбилею нужно постараться и Троицкую часть монастыря сделать благоукрашенной.

Эту краткую Летопись о пятилетней жизни Свято-Троицкого Александра Свирского монастыря я прочитала братиям обители. Они подтвердили верность моей памяти относительно внешних, строительных событий, но, оказалось, что каждый из них не очень-то обращал внимание на внешнее. У каждого была своя история монастыря. Каждый помнил прежде всего свой приход в монастырь, первые дни и месяцы и личные переживания. Помнил о различных послушаниях (в монастыре человеку за короткое время приходится учиться очень многому, о чем он понятия, может быть, не имел в миру: приходится быть и поваром, и скотником, и уборщиком, моляром, столяром, огородником). Помнили первые исповеди у отца настоятеля. Помнили о жизни-притирке друг к другу в общих кельях с различными братиями. Высказывали братия сопереживание тем, кто не смог удержаться в монастыре — как и в каждом монастыре было и такое: нажитые в миру страсти, не получая пищи, начинали душить человека, требовать удовлетворения, и человек не выдерживал — сдавался, уходил (или даже был изгнан) из монастыря. Иногда с точки зрения мирской это была самая мелочь — невозможность бросить курить. Но были такие, что возвращались в монастырь и пытались начинать все сначала.

Конечно, братии запомнились больше всего постриги, которые совершались в монастыре. Да и автору этих строк наверное это более всего памятно.

Памятны слова, которые отец Настоятель говорил при постриге: «Главное — любить Бога. Любить это место. Любить святую обитель. И даже, если будет гнать отсюда сатана, держаться, чтобы не происходило, не покидать место это».

После рассказа о современности, о той помощи, которую люди сейчас получают от прп. Александра через его святые мощи, вернемся к рассказу об истории монастыря.

* * *


Мощи почивают ныне, как и прежде, до разорения монастыря в Преображенском соборе. В 1716 г. в соборе был устроен придел во имя прп. Александра Свирского, в 1873—1874 гг. собор расширен с запада, сделаны обширные хоры, изменен его фасад, в 1900 г. вновь ремонтирован, а в 1903—1904 гг. — расписан изнутри. Часть росписей, из которых особый интерес представляют изображения северно-русских святых, уцелела. Сейчас собор украшен иконами, написанными в иконописных мастерских Александро-Свирского монастыря.

К Преображенскому собору примыкает церковь св.пр. Захарии и Елизаветы.
Пристроена она была в 1668 г. иждивением дьяка Захарии (Богдана) Силина к южному фасаду собора, а к ней была пристроена шатровая колокольня (расширена с востока и запада после пожара 1795 г. и ремонта 1833 г.), ныне утраченная. Тот же благочестивый человек завещал в монастырь свой дом со двором и постройками в Москве у Никитских ворот и образ Преподобного Александра в серебряной ризе в иконостас Преображенского собора.

В ХIХ столетии были возведены и братские корпуса и настоятельский надвратный корпус Преображенской части монастыря. В них сейчас проживает 18 человек современных насельников монастыря. Устроена братская трапеза, большая иконописная и книжная лавка, ризничная и рухольная.

Самая поздняя постройка в монастыре — трехярусная колокольня, она была построена в 1904 году. Ныне на колокольне установлены 6 колоколов, звон которых слышен далеко на территории всего обширного Свирского природного заповедника.

А теперь мы покидаем благодатные стены действующей части монастыря и отправимся к тем печальным стенам, которые мы проехали, устремляясь к белоснежной колокольне.

После закрытия Свято-Троицкой обители, с конца 20-х годов до 1955 года с перерывом на военные годы в помещениях бывшего монастыря по дурной советской традиции располагался лагерь, — печально знаменитый Свирьлаг. Так что земля эта полита мученической кровью, потому что, несомненно среди заключенных в Свирьлаге были и исповедники Христовы.

С 1955 года в Троицком комплексе монастыря располагается психиатрическая больница, куда свозят болящих со всей Ленинградской области.

Но все храмы в Троицкой части принадлежат монастырю. В Троицком соборе раз в году — на праздник Святой Троицы совершается богослужение.

В целом архитектура этой части монастыря очень отличается от того, что мы видели в Преображенском комплексе. Это связано с тем, что почти сто лет монастырь был церковно-административным центром всего олонецкого края. Здесь располагалась кафедра Петрозаводского епископа, действовала духовная семинария и различные епархиальные службы.

Велись и обширные строительные работы. В 1677—1690 гг. была построена каменная ограда Троицкого монастыря из двухэтажных корпусов со рвом снаружи окружностью 525 м. С южной стороны над Святыми вратами возвышалась церковь Усекновения Главы Св. Иоанна Предтечи (освящена в 1681 г.). В 1800 г. церковь была упразднена, а ворота заложены.

С 1694 по 1697 гг. был разобран обветшавший Троицкий собор и построен новый и освящен известным церковным деятелем митрополитом Иовом. Строителями нынешнего собора, занимающего центральное место в ансамбле Александро-Свирского монастыря, были мастера из Костромы Петр Потемкин, Яков Агафонов, Фома Алексеев, Анисим Перфильев, Никита Киприянов. Из «Росписи каменному делу» 1694−1695 гг. известно также, что собор первоначально венчали пять глав и шестая над алтарем: «На том церковном строении сделать… под главы пяты шей, над алтарем шестая… А в шеях над главами круг всех шей сделать закамары с каймами». В его архитектурном облике сочетаются простота и лаконизм общей композиции, восходящей к новгородской школе, и «московская» декоративность. В плане он прямоугольный, с тремя полукружиями алтарных апсид на востоке, с трех сторон охвачен одноэтажной галереей. Собор стоит на высоком булыжном фундаменте, сложен из большемерного кирпича. Когда-то наружные стены были украшены изразцами. Кирпичные наличники окон не повторяют один другой. Западная парадная лестница первоначально ведет в галерею, откуда попадаешь в обширную трапезную со сводами, опирающимися на массивный столб. В цоколе под галереей и трапезной — обширные подвалы, где находились поварня, просвирня, хлебня. Через трапезную вход в высокий основной объем собора. Световой барабан купола поддерживают 4 столба, прямоугольных в плане.

Иконы писали тихвинские мастера Гаврила Самсонов, Петр и Иван Фалилеевы, Иван Иванов, новгородец Родион Сергеев. Последние двое первоначально расписывали собор. Впоследствии собор возобновлялся при игуменах Павле (1855 г.), Агафангеле (1890-е гг.). Участник 1-го ремонта — архиепископ Олонецкий Аркадий (Федоров) жил в обители на покое и скончался 8 мая 1870 г. Место его погребения под алтарем Троицкого собора утрачено. Значительная часть замечательных росписей, преимущественно изображающих сцены из Книг Бытия и Исход, Страсти Господни, Страшный Суд, в алтаре — Святые Таинства, Святителей, уцелела, ряд икон, в том числе иконостаса, в Русском музее, остальные бесследно пропали.

Те паломники, которые уже побывали в монастыре при его открытии замечают, что фрески в Троицком соборе очень изменились. Важным было свидетельство того человека, который в 60-е годы работал над восстановлением этих фресок. Он побывал в монастыре в 1998 году, а потом приехал через два года. Войдя в Троицкий собор, он с изумлением спросил: «Кто у вас работал над реставрацией?» -«Никто». — «А почему краски стали такими яркими и рисунок более рельефным?» — «Произошло чудо. В православии это называется: «фрески обновились».

После этого рассказа паломники выходят из храма с необычным для многим из них переживанием присутствия при совершающихся на глазах чудесах Божиих.

У северной стороны ограды мы видим примыкающую к больничным кельям церковь во имя Св. Иоанна Дамаскина в стиле архитектуры конца XVII в. /освящена в 1716 г., возобновлена в 1896 г., сохранились фрагменты росписей/. В ней неусыпно читалась Псалтырь о благотворителях.

На южной стороне привлекает внимание своей оригинальной архитектурой самая древняя церковь из сохранившихся в обители — церковь Покрова Божией Матери, возведенная в последний год жизни прп. Александра в 1533 году. Это так называемая «церковь с трапезной» и крыльцом. Крыльцо ведет на второй этаж, где находится главный зал. Строил храм московский мастер Игнатий.

В 1723 г. к монастырю были приписаны 27 монастырей на огромной территории, охватывающей в современных границах северо-восток Ленинградской, север Вологодской и Архангельской областей, юг Карелии, в том числе Андрусовская, Сяндемская, Паданская, Климецкая, Кожеозерская обители. Как подмонастырская слобода, наподобие Сергиева Посада, возник поселок (нынешнее Свирское). Здесь по почтовой дороге из Лодейного Поля в Олонец располагались две «открытые» «весьма старые» часовни: за слободой, с крестом, и при повороте с шоссе на дорогу к пристани (не сохранились).

В 1763 г. учреждается викарная кафедра Новгородской епархии, Александро-Свирский монастырь стал местом пребывания епископов Олонецких и Петрозаводских, Троицкий монастырь — архиерейским домом, в архиерейских покоях была устроена домовая Никольская церковь, там же была открыта Духовная консистория и семинария /упразднена в 1786 г., в 1806 г. открыто Олонецкое уездное Духовное училище/. Собор до 1786 г. являлся кафедральным, Преображенский монастырь — самостоятельным 2-го класса. В Преображенском монастыре в 1791 г. при архим. Парфении строится настоятельский корпус на пожертвованные Екатериной II 4000 руб., каменная часовня над колодцем Преп. Александра (сохранилась, но колодец высох, видимо, в XIX в.).

В войну 1812 г. монастырь пожертвовал на ополчение 2300 руб. и 15 фунтов серебра. При архимандрите Товии (1816−1819 гг.) был заведен обычай перенесения в престольный праздник мощей Преп. Александра из Преображенского монастыря в Троицкий и опубликовано житие основателя обители. При следующем настоятеле, архим. Парфении II, 24 апреля 1820 г., монастырь посетил Император Александр I. Прозорливые свирские старцы в этот день просили настоятеля о. Парфения приготовиться к встрече, — и как же был потрясен Император, прибывший в монастырь без предупреждения, когда увидел, что его встречает колокольным звоном вся братия во главе с настоятелем!

Старец Леонид стал впоследствии знаменитым преподобным Львом Оптинским — основоположником старчества в Оптиной Пустыни. А прп. Феодор упокоился в Свирском монастыре. Его могила находится у алтаря Преображенского Собора. Его славное Житие требует вспомнить о нем.

Старец Феодор был учеником знаменитого прп. Паисия Величковского, возобновителя «умного делания». После его кончины он жил в различных монастырях. И наконец, вместе с учениками нашел радушный прием в обители Свирской.

В Свирской обители старцы Феодор и Леонид основали «школу монашества», обучая учеников премудрости иноческих послушаний. Слава человеческая и здесь следовала за подвижниками, но они старались отклонять ее от себя. Сохранились воспоминания о пребывании старца в Свирской обители: «Старец Феодор, весьма строгий к самому себе, был строг и к ученикам своим. Пищу употреблял братскую единожды в сутки, чая никогда не пил, кельи своей никогда не запирал, имел только одну рубашку, которую и мыл дважды в год и носил, пока она совершенно не обветшает и одну свитку из серого сукна, которою он прикрывался, когда спал, но для церкви он имел мухояровый подрясник, мантию и клобук. Приношений никаких и никогда он ни от кого не принимал, кроме книг, но их он отдавал в монастырскую ризницу, и после того уже брал читать, как казенные. Правило церковное он исполнял в келье и постоянно занимался умною молитвою. За учениками он следил весьма строго и ежели замечал у которого-нибудь из них вещь, без которой можно обойтись, отдавал ее на сторону, иногда заменял худшею: так, например, если видел у ученика своего хорошие четки, брал их, отдавал в монастырь, а взамен их давал вервицу с узелками. Нередко летом по наряду монастырского начальства и его ученики были посылаемы в лес за ягодами, никоторый из них не смел съесть ни единой ягоды, так как на то не было его соизволения, ежели же кто до трех раз ослушивался его в этом, то он исключал его из-под своего старчества». Старец носил вериги. Впоследствии они хранились в монастырской ризнице, устроенной при архимандрите Агафангеле.

Сам о. Феодор, будучи старцем и наставником о. Леонида, в то же время исповедовался у своего духовного друга. «Ну, Леонид, смотри, чтобы не щадить», — говаривал он, приступая к исповеди. Вместе с о. Леонидом о. Феодор подписывал ряд посланий своим духовным ученикам, прежде всего о. Иоанникию. Они писали о необходимости чтения Святых отцов — Преподобных Исаака Сирина, Кассиана Римлянина, Иоанна Лествичника, послушания, не советовали о. Иоанникию проявлять своеволие и уходить с подворья.

За полтора года до смерти старец тяжело заболел, за полгода — уже не мог встать с постели. В 1822 г. из Грузии в обитель был прислан митрополит Гелатский Евфимий. Его поселили в бывших архиерейских покоях. Владыка полюбил старца, как своего друга. Во время жестокой болезни о. Феодора он, вместе с архимандритом Григорием (также присланным из Грузии), час стоял на холодном дворе, чтобы выбрать время для собеседования с ним, не нарушив покой болящего. Когда о. Феодор пришел в себя и услышал о смирении святителя, то заплакал, позвал его и, после того, как получил благословение, сказал: «Владыко святый, я буду предтечею твоим в блаженную вечность». Дар прозорливости особенно проявился у старца перед его кончиной. «О! велик Феодор!» — часто восклицал митрополит Евфимий. По смерти о. Феодора он на свой счет совершил погребение, угощал братию на девятый день, а на четырнадцатый сам благочестиво почил, соединившись духовным союзом со своим другом.

Незадолго до своей кончины о. Феодор ответил на вопросы одного из своих учеников. Он советовал строго хранить общежитие, избегать лишнего общения, соблюдать умеренность и простоту в одежде и обуви, ходить ко всем службам и в общую трапезу, «память Божию, то есть молитву Иисусову, всегда творить во устах и во уме иметь», постоянно исповедоваться и часто причащаться.

На Страстной седмице 1822 г. страдания больного усилились. Тогда о. Феодор просил о. Леонида прочитать ему Евангелие от Матфея — последнюю беседу Спасителя со Своими учениками. Господь даровал ему новые силы. «Я думал праздновать Пасху уже не с вами, — говорил о. Феодор своим ученикам, — но Богу угодно еще раз осиять меня, непотребного, здесь на земле славой Живоносного Христова Воскресения. Слава Богу! Слава Богу за всё! Славьте и вы Господа за мои страдания, ибо снимают они с меня многотрудную ношу грехов… Я вижу, наконец, берег житейского моря, по которому доселе, как утлая ладья, носилась моя душа напастей бурею». «Отцы мои! — говорил он, обращаясь к своим ученикам. — Господа ради, друг от друга не разлучайтесь, в нынешнее пребедственное время мало найти можно, с кем по совести слово сказать». Во вторник Светлой седмицы он почувствовал себя особенно плохо. Вечером ему захотелось молока. На другой день он вновь вкусил молока, но на третий день отказался, чтобы употребление молочного «не обратилось в привычку».

7 апреля вечером архимандрит Макарий напутствовал его таинством елеоосвящения и причастил Святых Таин. Лицо старца просияло. Был девятый час. Старец безмолвствовал и как бы занят был созерцанием мира горнего. С тихим вздохом он отошел, но и после смерти облик его сохранил отпечаток неземной славы. «Благоговейный страх, печаль, радость, удивление овладели вдруг чувствами учеников: они ясно прочитали на челе отца своего, что душа его с восторгом излетела в объятия светоносных Ангелов».

В середине 1840-х гг. в Свирском монастыре по благословению оптинского игумена Моисея побывал прославленный впоследствии подвижник благочестия, иеросхимонах Киево-Печерской лавры о. Антоний. Он увидел келью в Преображенском монастыре, где жил и праведно скончался старец Феодор. Братия рассказала о том, что близкий ученик о. Феодора, иеросхимонах Антиох, просил похоронить себя рядом со старцем. Когда по кончине его (+27 октября 1832 г.) стали рыть могилу, то были «гроб старца Феодора, одежда его и тело обретены в целости, от тела же ощущалось благоухание. По свидетельству присутствовавшего при этом иеродиакона Ионы, впоследствии наместника Симонова монастыря, «гроб о. Феодора, одежды и тело были совершенно такими же, как в самый день его погребения». На могиле о. Феодора на монастырском кладбище «помолились, поплакали… Сорвал я себе ветку с ближнего дерева, взял немного и землицы с могилы о. Феодора на память и благословение».

Рядом с о. Феодором, также у алтаря Преображенского собора, были погребены три его ученика: прозорливый иеросхимонах Антиох, из орловского купечества, духовник обители (на надгробии его была надпись: «Здесь покоится под плитой в земли священно тело Антиоха, который с юных лет и до последнего вздоха как Ангел верен Богу был и многих к Богу обратил»), иеросхимонах Мелетий (+23 мая 1877 г.), монах Игнатий. В шести метрах от них был погребен еще один ученик старца — многоболезненный и многоскорбный иеромонах Варфоломей (+4 июня 1864 г.), подвизавшийся первоначально в Валаамском и Нямецком монастырях. Надгробия старца Феодора и его учеников не сохранились и известны только по фотографиям.

«Подобных голубю чистотою, незлобием и простотою весьма немного. Дивны дела Твои, Господи, во избранных Твоих,» — так заканчивается одно из жизнеописаний.

Середина XIX в. — время определенного упадка Александро-Свирского монастыря, до прихода в обитель архимандрита Павла, с которым связаны благодатные перемены и возведение новых построек. Процветание на рубеже XIX — XX веков связано с именем архимандрита Агафангела (Амосова).

Архимандрит Агафангел принял постриг в Валаамском монастыре. Навык духовной жизни получил у игумена Дамаскина. Был ризничим на Валааме. 31 декабря 1891 г. назначен архимандритом Александро-Свирского монастыря. Возведен в сан 30 января 1892 г. на подворье епископом Выборгским Антонием (Вадковским). 6 февраля прибыл в монастырь. Первым делом он постарался восстановить общежительный устав, исправить церковное пение и чтение. Он завел мастерские — живописные, ризничную, резную, позолотную, переплетную, столярную, сапожную, малярную, слесарную и др. С 1 октября 1892 г. в монастыре было введено старчество — каждый инок отдавался под духовное руководство опытного старца. 20 июля 1892 г. обитель посетил Св. Иоанн Кронштадтский.

Архим. Агафангел вел обширное строительство. Главным жертвователем был его брат Василий Иванович Амосов (сохранились надгробные плиты о. Агафангела и его брата у алтаря Преображенского собора). Новый настоятель устроил в восточном корпусе Троицкого монастыря гостиницу, странноприимницу и кухню, обновил Троицкий и Преображенский соборы, Покровскую, Никольскую домовую церковь. Из Рощинского озера в Преображенский монастырь был проведен водопровод. В сентябре 1893 г. были срыты все ярмарочные лавки с монастырской земли (между обителями вдоль дороги) — особого дохода монастырю они не приносили, но создавали суету. 28 июля 1895 г. была освящена деревянная часовня во имя Преподобных Сергия и Германа Валаамских и Святого Великомученика Пантелеимона в северной части озера, на самом берегу мыса, на месте, где спасался старец схимонах Феодор (Феодоровская пустынька). Ее построили на средства купца Ивана Михайловича Малинина и в 1915 г. расширили до церкви.

Последней и самой крупной постройкой в монастыре стало возведение в 1903—1904 гг. по проекту С.М.Белякова колокольни Преображенского монастыря. Колокола — как самый большой, новый, весом 532 пуда, так и древние, времен Иоанна Грозного, в Троицком монастыре — исчезли в 1920-е гг.

О. Агафангел принял обитель в упадке — было около 15 человек братии, в начале ХХ века в монастыре насчитывалось 46 человек братии и 25 послушников, в 1917 г. — 109 чел. Монастырь владел 5993 десятинами земли и получал из казны ежегодно 1307 руб.

Доход шел обители и от многочисленных паломников. Главным местом прибытия богомольцев из С.-Петербурга или Петрозаводска была Свирская монастырская пристань в 8 км. от обители. Ко времени прибытия пароходов на пристань высылали лошадей для провоза посетителей в монастырь, где они размещались в монастырской гостинице. При о. Агафангеле на пристани в 1910 г. были устроены часовня и кладовая в барже, к которой приставали суда, дом для братии и гостиница, водяная мельница, хозяйственные постройки. 23 мая 1917 г. на пристани Петрозаводским епископом Иоанникием — уже при преемнике о. Агафангела и его ученике — архимандрите Евгении — была освящена начатая в 1915 г. каменная церковь во имя свт. Николая, мч. Назария, прп. Александра Свирского и прпп. Сергия и Германа Валаамских (все разрушено в Великую Отечественную войну).

Послереволюционная история монастыря отличалась особым трагизмом. В ответ на декрет января 1918 г. жители близлежащих сел организовали «Союз охраны церквей и часовен» при монастыре, в который вошли до 1000 человек.

В это время приняли мученическую кончину настоятель монастыря — архимандрит Евгений, казначей иеромонах Варсонофий, иеромонах Исайя и еще несколько неизвестных по имени насельников.

Послание местного епископа Петрозаводского и Олонецкого Иоанникия патриарха Тихону свидетельствовало: «Разгром обители произошел 23 октября 1918 года. В монастырь приехали с красноармейцами люди, называвшие себя комиссарами. Среди приехавших… оказались лица, бывшие ранее в монастыре послушниками и рабочими, которые хорошо знали положение имущества монастыря. Приехавшие отобрали в монастыре все, что можно, они взяли все ценные вещи, многие очень важные в историческом отношении, содрали ризы с икон, отняли одежду и белье у монашествующих, захватили у них чай, сахар, съестные припасы. Мало того, они заставили открыть соборный храм и начали распоряжаться в нем, как у себя дома. Без всякого стеснения, с полным надругательством над религиозными чувствами православного русского народа, они обращались с находившимися в храме мощами, самовольно вынули их из раки. В самом священном месте храма — алтаре, где они, не снимая шапок, разбирали престол, хватали священные предметы, кресты. Евангелия и священные сосуды. Наконец, они выпили церковное вино и напились допьяна».

Как указывает историк В.Ф.Козлов, «увезены были все драгоценности, 40-пудовая рака Преподобного, другие серебряные предметы. Красноармейцы глумились над вынутыми из раки мощами. Хотели увезти мощи в Лодейное Поле «на суд местного населения», и лишь благодаря просьбам монахов святыня была оставлена в монастыре. В тюрьму Лодейного Поля забрали архимандрита Назария и еще двух человек». Таким образом, именно в Свирском монастыре 22 октября 1918 года было проведено первое вскрытие святых мощей в Советской России, еще до того, как по всей стране началась «ликвидационная кампания по вскрытию мощей». 20 декабря 1918 года они были увезены в уездный город — Лодейное Поле, освидетельствованы и помещены под замок в больничной часовне по распоряжению председателя ГубЧК О.Кантора. В Троицком монастыре разместился артиллерийский дивизион.

В январе-феврале 1919 г. монастырь, где проживал 81 насельник, и во владении находилась 1141 десятина земли, был закрыт. Его здания перешли в ведение Главного управления музейного фонда, однако, должность хранителя исполнял иеромонах обители Домиан Пигарев и храмы продолжали действовать. Церкви были закрыты по решению президиума Губисполкома от 29 ноября 1924 г. (фактически — в январе 1925 г.). Оставалась (до июня 1933 г.) только церковь св. Пантелеимона за Рощинским озером. Часть западных корпусов продолжали занимать монахи, работавшие в совхозе. В 1927 г. весь комплекс передали Губернской инспекции мест заключения для колонии на 600−1000 чел. С февраля 1927 года и до 1955 года, как уже говорилось, здесь действовала колония.

Вот уже более полвека пребывающая в Троицкой части монастыря психиатрическая больница, вскоре должна освободить святое место. И с Божьей помощью — к 500-летию монастыря — к 2006 году и Троицкий комплекс восстанет из «мерзости запустения».

http://rusk.ru/st.php?idar=103199

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Купить садовый тент tents.su.