Русская линия
Русская линия О. Егорова30.04.2005 

Избранник Божий
Мощи преподобного Александра Свирского в минувшем веке дважды подвергались поношению

Ход нашей жизни вольно или невольно заставляет нас обернуться к тому времени, когда в России происходил крах всего, включая ее фундамент — Церковь и Монархию. Церковь, терзаемая 70 лет, понесла существенные потери, но устояла. Крушили монастыри, уничтожали церковных пастырей, но духа православного богоборцам было не одолеть. Тогда они прибегли к самому варварскому способу — изъятию святых мощей (вероятно, и богоборцам было ведомо, что духовная сила, исходящая от них, укрепляет православных). С этой целью в 1919 году был образован VIII (ликвидационный) отдел Народного комиссариата юстиции, кощунственные отчеты, о деятельности которого можно найти в печати того времени. Все мощи, изъятые из гробниц, разоблачались в присутствии ответственных членов советских организаций, уполномоченных от верующих, священнослужителей, представителей медицинского персонала, «обладающих достаточным авторитетом в области науки и массах». Всегда ли эти условия соблюдались? Далеко не всегда, но, когда нужно было прикрыть ложью внешний вид мощей, отличающихся особо хорошей сохранностью, авторитетные ученые привлекались всегда для скрепления их подписью фальшивого документа. Об этом злодеянии не вспоминать нельзя, т.к. еще не все мощи святых, потревоженные ликвидационной кампанией, вернулись в прежние места обитания.

Последними из возвращенных мощей (1998 год) были мощи преподобного Александра Свирского. Их второе обретение имеет печальную историю, имеющую большое сходство с той, которая происходила в 1918 году при их «аресте». И тогда, и теперь мощам попущено было Богом пройти через клевету, поношение, неясные слухи, полуграмотные публикации в далекой от Церкви прессе. Они были первыми «арестованы», еще до начала ликвидационной кампании, но в силу необычайной сохранности не были выставлены на публичное надругательство.

Был пущен слух, что в раке лежала восковая кукла, а в качестве «реальных мощей» предъявили на «экспертизу», состоявшуюся 1 февраля 1919 года, подставные «мощи» — заплесневелый череп и три зуба. В архивных документах сохранилось упоминание о двух экспертизах — вторая состоялась на следующий день, но акт обследования второй экспертизы отсутствует. Есть основания считать, что это была «внутренняя экспертиза» ЧК, без составления акта, ведь предъявлением фальшивых «мощей» задача их «разоблачения» и одновременно сокрытия уже была решена. В отличие от исторических музеев, где мощи без всякого почтения сваливались в кучу, но имели свои инвентарные номера и историю появления, мощи преподобного Александра, негласно помещенные в музее анатомии Военно-медицинской академии, никогда не помечались цифрами и не проходили ни одной описи. О них нет упоминания в научных трудах анатомов — налицо попытка сокрытия мощей.

Сегодня, через 80 лет, когда состоялось повторное обретение мощей святого, историю большевистских мистификаций пришлось вновь поднимать из архивов, ибо уже на протяжении семи лет подлинность мощей святого подвергают сомнению. Сомневаются те, кто считает недостаточными материалы проведенного исследования нетленного тела. Но среди сомневающихся есть и такие, кто из соображений, далеко отстоящих от искреннего стремления к Истине, предпринимает провокационные попытки… привести представление о мощах преподобного в соответствие с тем, как описывали их в 1918 г. А некоторые предлагают считать мощи и вовсе «мощами неизвестного новомученика».

Однако значительная часть православных верующих, сердцем почувствовав благодатность явленных миру мощей, не вдаваясь в детали освидетельствования, поспешила к раке святого Александра. Новое обретение мощей, сопровождаемое большим количеством чудес и исцелений, всколыхнуло волну человеческой благодарности и, одновременно, волну скепсиса и откровенной брани. И в этом нет ничего удивительного: такова духовная мощь святого, которому явлена была Пресвятая Троица, как ветхозаветному праотцу Аврааму, и которого десница Господня приподняла с колен. «Так много исцелений — такого не бывает», — заявляли сомневающиеся так, как будто им доподлинно известно о чудесных возможностях Господа и преподобного Александра. Много сомнений было подброшено, как водится, прессой, причем, не было ни одной серьезной публикации с неопровержимыми доводами, разоблачающими «фальсификацию» в деле обретения мощей преподобного Александра Свирского. Один православный историк и журналист после ознакомления с этими материалами высказал недоумение: «Что же происходит? Такие недобросовестные, а главное безответственные материалы смущают не рядовых мирян, подчас несведущих в церковно-исторической и богословской науке, но почтенных саном и возрастом духовных лиц! Почему плевелы, без устали высеваемые врагом рода человеческого, находят себе такую легкую почву в сердцах?!»

Хочется верить, что все сомнения высказывались из благочестивых побуждений — оградить верующих от поклонения «лжемощам». Однако каждому ясно, что любое обнародованное сомнение не должно строиться на зыбкой почве эмоций и побуждений. Никакие даже самые возвышенные побуждения никогда не смогут перекрыть убедительность доказательств, предоставляемых архивными документами, заключениями специалистов, а главное — народным почитанием, основанным на благодарности за помощь святого Александра при молитвенном обращении к нему у раки его мощей.

Посеянные сомнения вторично подвергают мощи святого поруганию. В связи с тем, что сомнения продолжает высказываться и в прессе, и устно, представляется необходимым обратиться к архивным документам, представить доказательства подлинности мощей.

«СВЯТОЙ АЛЕКСАНДР ВЕРНУЛСЯ ТЕПЕРЬ-ТО ВСі И НАЧНіТСЯ…»

Конец XV века — время апокалиптических ожиданий. Церковный календарь заканчивался 7000 г. от сотворения мира (1492 г.). Одновременно это была эпоха наивысшего подъема духовной культуры, государственного и церковного строительства, век усиленной молитвы и небывалого роста числа святых подвижников. Это был век, проникнутый молитвой и покаянием монашеской братии, молящейся за весь мир. Их было много, истинных подвижников, постоянно ходящих перед лицом Божиим. Среди них есть особые избранники Божии, избранность которых запечатлевается в веках, как бы тщательно они не прикрывали ее при жизни своей кротостью, смирением и молчанием.

Одним из таких избранников был преподобный Александр Свирский — ему единственному из новозаветных святых явился Бог-Троица в виде трех светоносных Ангелов. Это небесное посещение, отраженное в «Житии» Преподобного, в монастырской книге «Достопамятностей», стало сюжетом многочисленных икон святого Александра Свирского, было отражено в канонах, службах и акафисте. Наши предки знали о духовной силе этого великого чудотворца Православной Церкви, прославленного первым Божиим Помазанником Царем Иоанном Грозным, святителем Макарием, митрополитом Московским и простым народом.

К сожалению, мы, сегодня живущие, далеко отстали от уровня духовной жизни наших предков, их веры, их отношения к святым и святыням. О духовной силе преподобного Александра Свирского всегда помнил древний змий — враг рода человеческого, поэтому неудивительно, что в 1918 г. именно мощи святого Александра Свирского были первыми подвергнуты нападению сил зла. Враги православия, губители церквей, святых икон и мощей «арестовали» его святые мощи еще за три месяца до начала ликвидационной кампании, объявленной революционным правительством. Не дремал древний змий и во время второго обретения мощей Преподобного…

Просматривая документы 1918−1922 г. по результатам освидетельствования мощей святых ликвидационной компанией, невольно обращаешь внимание на тот факт, который заметили и богоборцы: среди 63 изъятых мощей святых лишь некоторые имели практически полностью сохранившееся тело, остальные сохранились в костях. Достоинство таких мощей нисколько не умоляется Церковью, но ликвидаторам мощей это дало повод для глумления. Почему Господь тела одних святых сохранял в целости, а у других хранит только кости, — наверное, не ведомо никому. Сравнивая данные биологического исследования тканей мощей святых, описанных учеными того революционного времени, невольно снова приходишь к выводу об особой избранности Богом святого Александра Свирского. Подкожная ткань его тела — белая, рыхлая, воздушная, а не уплотненная, волокнистая, коричневого цвета, как у других святых. Благодаря этой рыхлости и воздушности само тело легкое; лицо, кисти рук и ступни не потеряли своей объемной конфигурации. Когда видишь белую ткань его плоти, выступающей на правой стопе на месте отшелушившейся желтой кожицы, невольно возникает мысль: «Вот они, белые одежды преображения».

Щедрость же Господа по отношению к мощам святого и нам грешным была безграничной и исключительной. Сведения об отличительных особенностях мощей преподобного Александра сохранились в исторических и архивных материалах, но об этом ниже. По воле Божией и лицо преподобного Александра пребывает до сих пор в полной сохранности, что дало возможность специалисту-антропологу провести иконографическое исследование и выявить сходство с ранними изображениями святого, а также подтвердить его этническую принадлежность к вепсам, на земле которых он родился, жил и построил монастырь.

Невольно задаешься вопросом, для чего хранил Господь мощи святого избранника в такой необычайной сохранности, почему на протяжении нескольких лет после второго обретения не утихают «страсти по мощам»? Необычайная сохранность плоти святого на протяжении уже почти 500 лет — свидетельство того, что такова изначально была воля Божия — сохранить мощи до нашего атеистического и полуатеистического времени. Может быть, мощам святого избранника предстояло выполнить какую-то особую миссию? Не об этой ли миссии говорил греческий архимандрит Иоасаф, приехавший из Фессалоникийского храма поклониться мощам Преподобного, находившимся тогда в храме свв. мцц. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. После обильных слез, пролитых у раки, он поведал через переводчика послушнику Александру, постоянно находившемуся при раке, что святой Александр пришел, чтобы каждый обнаружил себя, кто он есть, и свою веру. Еще он вещал о том, что среди священников будет разделение: одни поверят в явленную благодать Божию, другие — нет. Мощам же святого придется претерпеть все то, что на них обрушилось в 1918 г. Эти слова еще раз подтвердились сообщением из Иерусалима от одного православного монаха. Его письмо начиналось словами: «А святой Александр вернулся, теперь-то все и начнется…»

Тогда, в 1918 г., главным исполнителем кощунственной кампании против мощей преподобного Александра Свирского был председатель Олонецкого Губчрезвычкома Оскар Кантер.

ВЫСТРЕЛ ИЗ ПРОШЛОГО…

Могли ли мощи святых изменить свой вид с момента их обретения за три последующие столетия, т. е. к 1918 г. — к тому времени, когда рука кощунников и богоборцев посмела содрать покров с нетленного тела святого чудотворца Александра Свирского? В большевистской прессе того времени по этому поводу писали: «Мумифицированные тела могут сохраняться в условиях храма в неизменном виде очень длительное время». [1] Ученые-анатомы, опираясь на закономерности посмертных изменений органов и тканей, свидетельствуют о том, что мумифицированные тела не изменяют свой вид столетиями.

Особое мнение по поводу сохранности мощей оставил для потомков председатель ЧК Оскар Кантер. Естественно, мнение его не было абстрактным, оно относилось к мощам преподобного Александра Свирского, необычайная сохранность которых, вероятно, сильно смутила представителя карающей власти. Дальнейшие свои действия он явно не контролировал, иначе бы не оставил для потомков несколько вариантов описания вида мощей святого Александра, делающих его ложь и суету вокруг мощей столь очевидными. Все сотворенные им варианты благополучно сохранились в архивах и дошли до историков нашего времени — современников второго обретения мощей. Труд и выдумка Кантера не пропали даром — среди перечисленных ниже вариантов историки, принимавшие участие в спорах о мощах, могут легко найти облюбованный ими вариант:
«Восковая кукла» [2]
«Череп, три зуба и нижняя челюсть» [3]
«Обыкновенный скелет смертного человека… что-то вроде ног, одетых в темные малиновые туфли» [4]
«Кучка полуистлевших костей» [5]
«Тело в целости и сохранности… Ступни ног разломаны» [6]

В октябре 1918 г. в открытой печати появилось сообщение о вскрытии мощей преподобного Александра Свирского, где читателей уведомили о том, что вместо мощей в раке оказалась восковая кукла. Вслед за этим сообщением губернский отдел народного образования обратился в Олонецкий губернский исполком с просьбой о предоставлении восковых мощей в распоряжение отдела народного образования для хранения их в губернском музее. Исполком постановил передать мощи музею (Постановление от 11.10.18 за N 57). В графе «когда исполнено» записано: «Исп. 15.10.18. Губ ЧК (N9288)». [7]

Значит, согласно постановлению мощи должны были находиться в губернском музее 15 октября. Однако мощи так и не попали в музей ни 15 октября, ни 26 октября, когда отдельный батальон войск ВЧК при Олонецкой губ. ЧК, руководимый Августом Вагнером, вошел в Свирский монастырь, чтобы забрать мощи и реквизировать ценности. Даже Вагнер не удосужился выполнить постановление — не привез «куклу» в музей, а по просьбе монахов оставил мощи в монастыре. Да и комиссия, назначенная Зиновьевым, куда входили врач, химик и «советский священник», не довезла мощи, называемые восковыми, до музея, а оставила их в Лодейном Поле в больничной часовне под замком ЧК 20 декабря 1918 г. Длительная переписка, завязавшаяся между музеем, Исполкомом и ЧК, не дала результатов: так и не пришли никогда «восковые мощи» в губернский музей и ни в какой другой. К мощам в часовню, согласно архивным документам, был допущен представитель Наркомпроса Крутецкий. Ему О. Кантер задал вопрос, «не найдет ли центр останки преподобного исторической реликвией и, если найдет их таковой, то власти препроводят их в гор. Петрозаводск». Отсюда следует, что Кантер не мог принять решение самостоятельно. Вот в такой растерянности находился председатель местного ЧК. Казалось бы, чего проще: если мощи Преподобного — кукла из воска, то и выставляй ее в музее и разоблачай церковный обман. Чекисты не могли раскрыть правду о мощах работникам отдела народного образования, а те, ничего не понимая, продолжали требовать обещанный экспонат. Переписка по этому поводу хранится в Петрозаводском архиве. Чекистам надо было выкручиваться и искать выход: не куклу же в самом деле из воска лепить для губернского музея, — посерьезнее дела были, например, программу «красного террора» выполнять. Вариант с восковой куклой дожил до наших дней и имеет своих приверженцев, к счастью, малочисленных.

«Творческая мысль» председателя ЧК Кантера работала дальше. Уже через неделю после того, как мощи попали в часовню под замок ЧК, были сфабрикованы еще одни «мощи» (2-й вариант — череп, три зуба и нижняя челюсть). Для большей убедительности их надо было снабдить грамотно составленными документами. С этой целью подставные «мощи» отправляют в Петроград в Судебно-медицинский подотдел при Наркомздраве. В архиве городской судебно-медицинской экспертной службы Санкт-Петербурга до сих пор хранятся документы освидетельствования черепа за подписью «всех судебных экспертов» Петрограда. В акте, сопровождающем череп, в первых строках сообщается: «27 декабря 1918 г. я, председатель Лодейнопольской Уездной Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности, взял череп и три зуба, так называемых нетленных мощей, приписываемых Александру Свирскому из Александро-Свирского монастыря… Череп и зубы предварительно завернуты в вату». А между тем мощи Преподобного, помещенные в лодейнопольскую часовню, продолжали находится там в гробу, «узком, обитом парчою снаружи и темно-синим бархатом внутри», — именно этот гроб упоминается в монастырских документах от 1868 г. и от 18 января 1919 г. Свидетельство об этом хранится в документе-отчете А. Крутецкого — сотрудника Отдела по охране и регистрации памятников старины и искусства, Именно тогда и здесь, у гроба Преподобного, чекисты, показывая мощи, просили Крутецкого выяснить в центре судьбу мощей. [8]

Таким образом, отчет Крутецкого, в котором изложены сведения о мощах, находившихся в часовне, и о просьбе Кантера решить судьбу скрываемых мощей, лишает права «на жизнь» 2-й вариант Кантера о черепе, зубах и нижней челюсти. Однако несостоятельность 2-го варианта стала очевидна для нас — современников второго обретения мощей в результате проведенного сравнения документов, а тогда, в 1918 г., право на жизнь получали подложные мощи. Последний лист от 8 мая 1919 г из пачки документов, хранящихся в архиве Гор. СМЭС СПб., содержит сообщение для Уездного ЧК о том, что после проведенной экспертизы мощи (череп и три зуба) могут быть возвращены в сопровождении охраны. Жители Лодейного Поля вспоминают, что еще и в 40-е годы какие-то косточки, выдаваемые за мощи святого Александра Свирского, демонстрировались людям. Таким образом, и 2-й вариант Кантера оказался долгоживущим.

Истинные же мощи из Лодейнопольской часовни были тщательно сокрыты на долгие 80 лет. Можно думать, что охранительной грамотой мощей Александра Свирского была и ожидаемая Кантером резолюция из центра. Официально центром в данном случае считалась Археологическая комиссия при Наркомпросе, но на самом деле судьбу мощей решали совсем другие органы. Археологическая комиссия была организована еще в царское время — в 1859 г., при большевиках была утверждена 17 сентября 1918. Здесь работали известные в научном мире ученые-академики: Покрышкин, Марр, Золотарев, Орбели, Ольденбург, Удаленков, здесь и было сделано заключение о ценности мощей: «Признавая мощи преподобного Александра Свирского безусловно исторической реликвией, местонахождение которой должно быть в храме… просит принять меры по охранению этой народной исторической ценности». Резолюция датирована 21.02 19 г., отправлена 15.03.19.

3-й вариант — «обыкновенный скелет смертного человека… что-то вроде ног, одетых в темные малиновые туфли», — вышел в свет 11 марта 1919 г. Этот вариант содержится в объяснительной записке Кантера по поводу разбоя, произведенного в Свирском монастыре в октябре 1918 г. Объяснение было направлено в ВЧК при Совете народных комиссаров. Судебно-медицинской экспертизы над мощами этого варианта не было: то ли скелета под рукой не оказалось, то ли враг помешал, наступая на Петрозаводск. Да и в задачу борцов с Православной Церковью входило разоблачение культа мощей: для этого надо было показать, что мощи святых — это не нетленное тело, а «кучка полуистлевших костей», — именно так мощи Преподобного и будут названы в последнем документе, раскрывающем творчество Кантера, посвященного мощам преподобного Александра Свирского.

4-й вариант — «кучка полуистлевших костей», как вид мощей преподобного Александра Свирского. Как ни странно, именно этот вариант стал предпочтительным для одного нашего петербургского историка. Наверное, потому, что он показался самым удобным из-за финала: кости сожжены, мощей нет, разговоры закончены. Документ, на который ссылается историк — доклад сотрудника Отдела по охране, учету и регистрации памятников искусства и старины Наркомпроса Б.Н.Моласа о поездке в Олонецкую губернию в сентябре-октябре 1919 г. Трудно поверить, что историки могут делать серьезные заключения из тех малоинформативных и сомнительных строчек, которые оставлены Моласом: «Выясняя судьбу мощей преподобного Александра Свирского, я узнал, что 19 марта 19 года Председатель Губчрезвычкома Кантер просил Лодейнопольский исполком уничтожить, то есть сжечь и зарыть в землю остатки так называемых мощей, приписываемых Александру Свирскому, дабы избежать паломничества темных крестьян к кучке полуистлевших костей, что тотчас же было исполнено».

Сообщение Моласа об уничтожении костей остается голословным. Упоминая о просьбе Кантера, Молас не ссылается ни на приказ о сожжении мощей, ни на отчет об исполнении этого приказа. Вызывает сомнение не только сам факт сожжения, но и то, что «кучка полуистлевших костей», о которой идет речь в этом фрагменте, является мощами преподобного Александра Свирского. Можно ли допустить такое местное самочинство, когда решение вопроса о судьбе мощей Александра Свирского утверждалось центром и лично Зиновьевым, что подтверждается документами из ЦГА СПб и личного архива Зиновьева, хранящегося в бывшем Партархиве?! Тогда была хорошо налажена система контроля Центра за действием местных властей, поэтому ГубЧК не могло просто просить Исполком сжечь мощи. Из «Циркуляра отдела управления НКВД — всем губисполкомам»: «В случае перевозки „мощей“ в разоблаченном виде на новое место — каждый раз требуется разрешение НКВД. Немедленно передайте исполкомам». [9] Кроме того, не надо забывать, что единственные освидетельствованные экспертизой костные останки, приписываемые преподобному Александру Свирскому, еще в мае (см. выше) находились в Петрограде после проведенной экспертизы, т. е. губернский Исполком никак не мог ими распорядиться в марте, тем более «тотчас» после просьбы Кантера. Было еще одно важное обстоятельство, ограждающее мощи от акта вандализма: мощи св. Александра сконцентрировали на себе внимание многих светских и духовных структур. Согласно документам из архивов Москвы и Санкт-Петербурга, судьбой мощей интересовались: Совнарком, Наркомат юстиции, Контрольно-ревизионная коллегия, ВЧК, Всероссийский Церковный Собор и лично Патриарх Тихон, митрополит Вениамин, Олонецкое епархиальное управление и многочисленные в то время органы прессы. Не рискнули бы под таким прицелом губернские чекисты и работники исполкома провести акт самочинства.

В своих многократных интерпретациях доклада Моласа о сожжении мощей преподобного Александра Свирского наш историк обходит своим вниманием основной вопрос — какой же на самом деле вид имеют мощи Преподобного по историческим материалам времени первого обретения мощей? Такой прием, как муссирование случайных признаков и подмена ими основополагающих, не нов в манипуляциях с историческими данными. Он всегда использовался и используется для отвлечения от истины. И наш историк, выступая с лекциями в Духовных семинариях средней полосы России и в Богословских институтах Москвы и Санкт-Петербурга, умело пользуется этим приемом. Однако есть одно непременное условие успешности применения этого приема, — им должен пользоваться авторитетный человек, чье мнение вызывает доверие. Причем если проблема церковная, то и авторитет должен быть церковный. И наш историк умело пользуется церковным авторитетом, — тем, что он является членом Синодальной комиссии (по канонизации). Какие уж тут могут быть сомнения у тех, кто не знаком с деталями?!

5 вариант — «Акт освидетельствования мощей», датируемый 5/18 ноября 1918 г., стал распространяться «доверительно» сразу после внесения мощей преподобного Александра Свирского в храм святых мучениц Веры, Надежды, Любови и м. Софии 30 июля 1998 г. Если бы знал владелец документа, какую неоценимую услугу он оказал в деле освидетельствования мощей! Духовное состояние наших предков было настолько высоко, что они не оставили потомкам подробного описания внешнего вида мощей, зато какое щедрое подтверждение истинности мощей, обнаруженных в музее анатомии ВМА, мы получили из представленного выше документа. Мы оценили его как подарок из прошлого: целых шесть признаков подобия пришли из 1918 г.

Однако сначала приведем выдержки из более раннего прошлого — времени первого обретения мощей преподобного Александра Свирского. Эти сведения содержатся во многих изданиях «Жития». Здесь будут приведены выдержки из второго издания книги «Житие, чудеса и служба…». Вот что увидел игумен Авраамий, подойдя к месту, где обнаружен был гроб преподобного Александра: «И видеша тело лежащiе преподобного отца Александра цело и ничимже рушимо, въ мантiии и въ схиме по чину повитого, и из-под схимы брады мало видно: нозе же обе яко новопочившу, десная убо плесною ввыспрь, шуяя же плесною на страну обращена, по чину же обувена в сандалия». [10]

Освидетельствовали мощи Преподобного по велению Самодержавного Государя и Царя Михаила Федоровича митрополит Новгородский Афоний, с ним «Архимандрит Пафнутий Хутыня монастыря, игумен Евфимий Духова монастыря, Иосиф игумен Николая чудотворца Вяжецкого монастыря и весь собор святой Софии… Святитель преклоняется к святому, и своима рукама вскрывает святаго лице и снимает с главы его святую схиму и парамандъ… Архимандрит же Пафнутий и Игумен Евфимий раскрыша Святому и перси и руце его даже до локтей…» [11] Далее сообщается, что лицо Преподобного освидетельствовали путем сравнения с изображением его на иконе середины XVI века.

А теперь приведем выдержки из Акта 1918 года. Сам акт хранится у известного петербургского историка В.В.Антонова, который не сомневается в его подлинности. У нас тоже нет оснований подвергать сомнению подлинность этого документа, тем более что в документах монастырского архива, а именно в «Реестре исходящих бумаг Александро-Свирского монастыря за 1918 г.» [12], и в сообщении Его Преосвященству епископу Иоаникию, упоминается о предоставлении двух актов, один из которых о реквизиции в монастыре, другой — «о осмотре мощей Преподобного». [13] Содержание акта осмотра мощей в монастырских документах не сохранилось.

Акт, представленный историком, содержит в себе описание признаков, которые имеют место у мощей Преподобного, обнаруженных в музее анатомии ВМА. В Акте сообщается, что мощи находятся в целости и сохранности, обернуты схимнической одеждой, которая «местами уже истлела». «Подняв наличник, увидели лицо преподобного» (именно лицо увидел и митрополит Афоний, подойдя к мощам, но не кости черепа!), далее отмечается наличие всех зубов, «только два верхних выпали», — что тоже соответствует действительности и подтверждено современными экспертами (стоматологом и антропологом). На получение такого совпадения, такой тонкой подробности, свидетельствующей об истинности мощей, мы не рассчитывали. Описание груди и рук (но не скелета груди и костей рук), которое содержит этот документ, тоже соответствует действительности, причем подробности описания, хотя и несколько утрированы, дают дополнительный признак подобия.

Отталкиваясь только от одного этого документа, можно утвердиться во мнении, что перед нами мощи преподобного Александра Свирского: тут и соответствие описанию мощей, оставленное предками XVII века, тут и соответствие актам современных экспертов.

Теперь остановимся на той подробности из Акта, из-за которой владелец этого документа придал его широкой гласности, в том числе и через Интернет, — в его намерение входило опровержение истинности обретенных мощей 30 июля 1998 г.

Из Акта: «…далее рук не видать, так как они свиты покровом, а покров прилипши к доске и его не развязывали. Cтупни ног разрушены, и косточки вместе сложены с теми туфлями, в которых был погребен преподобный, обернуты одеждою и завязаны лентой».

Выше было приведено описание ног Преподобного в момент первого обретения его мощей. Эксперты, описывающие положение ног после второго обретения мощей, написали следующее; «подошвенная поверхность правой стопы касается тыльной поверхности левой», из описания антрополога: «правая стопа приподнята и опирается на свод левой». Таким образом, нет принципиального расхождения в описании положения ног, оставленного древними и современными свидетелями.

Строчки о ногах из Акта от 1918 г. вызывают недоумение: покров не развязывали, потому что он прилип к доске, тем не менее смогли увидеть и древние туфли, и разрушенные ступни, и косточки, сложенные в туфли, Скорее всего, если прилипший покров не развязывали, то и ноги не раскрывали.

В монастырском архиве мы нашли документ, доказывающий, что составители акта, действительно, не развязывали ноги. Это следует из письма настоятеля монастыря архимандрита Агафангела Его Высокопреосвященству архиепископу Олонецкому Павлу: «По Вашему Владычному благословению, я с 4 на 5 число декабря совершил всенощное соборное бдение, на котором читали акафист преподобному Александру. Ему было 250 лет как положен в царскую раку, а посим сего, когда все ушли, я оставил ризничного и отслужил молебен Преподобному, и переменил пожертвованную подушечку и башмачки». Письмо датируется 1894 г. [14]

Читаешь эти добрые строчки из прошлого времени и невольно думаешь о том, что ни одно слово не забыто у Господа. И это краткое описание события, отдавшего дань благодарности Царю Михаилу Федоровичу за подарок для Преподобного, и молитвенное обращение к самому преподобному Александру Свирскому в юбилейный день, и всего лишь маленький штрих о перемене башмачков. Но какая помощь исходит сегодня от этого маленького штриха, защищающего мощи Преподобного от «исторической» небрежности! Благодаря этому упоминанию ясно, что не древние туфли 385-летней давности, в которых был погребен Преподобный, а новые башмачки (прошло всего 24 года от времени переобувания) увидели бы составители Акта, если бы развязали ноги Преподобного.

Как это ни парадоксально, но даже чекисты нечаянным образом внесли положительную лепту в защиту сохранности ног Преподобного. Документ от 11 марта 1919 г. (см. вариант 3) за подписью руководителя ГубЧК Кантера уточнял, что туфли были темного малинового цвета. Историкам, наверное, известно, что не хоронили монахов в красной обуви, — такое украшательство было применимо только к мощам святых. В монастырских документах хранится «Инвентарная опись Александро-Свирского древнехранилища», которую произвели представители Наркомпроса в 1918—1925 гг., большую часть древностей реквизировавшие в Музейный фонд. В описи в «Отделе шитья», в частности, перечисляются: «244. Возглавие (подушечка) шитая золотом по красному бархату с изображением Св. Троицы. <…> 246. Туфли шитые золотом по красному бархату. 247. Туфли шитые золотом по малиновому фону. 248. Туфли шитые золотом по черному бархату. На полях написано: «Дар верующих для мощей преподобного Александра». [15] Как видим, у Преподобного был достаточный выбор для дальнейшего переобувания (известно, что на ногах мощей Спиридона Тримифунтского тапочки меняют каждый год — изнашиваются).

Таким образом, составители Акта, если бы потрудились развязать ноги Преподобному, то увидели бы новые башмачки темного малинового цвета и целые, неповрежденные ноги, только лежащие не обычно — параллельно друг другу, а одна на другой (правая смотрит вверх, левая — в сторону). [16] Это-то и смутило составителей Акта. Ощупывая ступни, они не могли не почувствовать пальцы через мягкие бархатные башмачки, их-то и приняли за косточки, сложенные в туфли.

За дошедший все-таки до нас документ, сохраняемый много лет уважаемым историком, участники поиска мощей выражают ему искреннюю признательность. Верим, что святой Александр Свирский тоже не оставит его в своих молитвах. В конечном итоге историк, трактуя то или иное событие, предлагает свое видение, основанное на собственной нравственности, образованности, духовности и целевой установке. Однако между собой наши оппоненты-историки не могут договориться, на какой версии стоять. Один не возражает против наличия целого тела, но принимает его только с поломанными ногами. Другого историка целое тело не устраивает: в облюбованный им документ не укладывалось — в «документе"-то написано про сожжение костей, а не тела…

Способность большевиков к мистификациям известна. Ею в полной мере обладал и Кантер, — отсюда и обилие вариантов вида мощей, но это обилие является и свидетельством того, что был истинный вариант, который надо было скрывать. Лучшего места, чем фундаментальный музей анатомии при бывшей Императорской Академии (теперь ВМА), со 150-летней историей и более 10 000 различных экспонатов, трудно было найти для сокрытия. Кроме того, надо было выполнять приказ от 1919 г. о размещении мощей в музеях. В традиции музея была скрупулезная каталогизация каждого поступившего в музей анатомического препарата, которая никогда не нарушалась. Нарушена она была только в единственном случае — мощи святого Александра никогда не были зарегистрированы, — об этом свидетельствовала заведующая музеем доцент М.В.Твардовская. Нигде не обозначена и дата их поступления в музей. Значит, был какой-то потаенный смысл сокрытия. Так могли скрывать только в единственном случае — когда надо было спрятать, другой причины быть не может. Не исключено, что указание на сокрытие было получено от Зиновьева. Секретные сообщения о сокрытии мощей выходили еще и в 1948 г. Вот выписка из одного сообщения с грифом «секретно»: «В фондах музеев системы Комитета по делам культурно-просветительских учреждений при Совете Министров РСФСР хранятся «мощи», но они находятся не в эксплуатации, а в специальных хранилищах, изолированных от посетителей… Комитет своим приказом за N 718-C запретил директорам допускать в фонды музеев представителей общин верующих и давать им какие-либо сведения об имеющихся в фондах музеев предметов культа». [17]

До 1954 г. надежную защиту мощам обеспечивал академик В.Н.Тонков, происходивший из графской и священнической семьи по линии матери. В страшные революционные и послереволюционные годы вплоть до 1926 г. он занимал пост президента ВМА и одновременно заведовал кафедрой нормальной анатомии, где и находился музей. Он был сильным, мужественным, волевым человеком, никогда не терявшим достоинство. В 1918 г. Свердлов дал ему характеристику для вступления в партию, но в партию он тогда не вступил, характеристика до сих пор хранится в семейном архиве. Тогда это был поступок. С ним вынуждены были считаться и большевики, на него надеялся и ученый мир Петрограда. Именно к нему ученые обращались при аресте своих коллег. Нет сомнения в том, что известный ученый и верующий человек (по свидетельству его внучки Н.В.Тонковой, вся его семья — жена и две дочери — были верующими) академик В.Н.Тонков знал, какая святыня доверена ему волей Божией и какая ответственность лежит на нем как на хранителе этой святыни. Пребывание мощей на кафедре во все годы было окутано стеной глухого молчания. Тем не менее, нет ничего тайного, что не стало бы явным. Стало известно, что иногда в музей при В.Н.Тонкове приходили сотрудники КГБ, тогда мощи прятали между стеной и шкафом. «Светское объяснение благополучного укрытия мощей может лежать только в личных мотивах. Никакие доводы государственной пользы в годы деспотии не работали. Злой дух питает только себя, но в этом-то его и слабость. Найти единственный путь, где зло бессильно, выйти с честью и вывести обреченных — дело посильно только мудрому человеку. Великий духовный подвиг совершил академик Владимир Николаевич Тонков, и лишь сегодня проявляется высота его невидимой борьбы с антихристовой властью», — такая оценка сделана независимым журналистом Б. Карагандинским в его статье после интервью с зав. кафедрой нормальной анатомии проф. И.В.Гайваронским. Он же отметил, что эта кафедра была единственной, где не был арестован ни один сотрудник, а тогда в ВМА, как и везде, аресты были частым явлением.

СОВРЕМЕННЫЕ ПОТУГИ СОКРЫТИЯ МОЩЕЙ

Зачем сегодня скрывать мощи святых? Православная Церковь в настоящее время имеет все внешние признаки процветания. Многие монастыри и храмы возвращены и их возвращение еще продолжается. Духовные академии и семинарии открыты, подготовка кадров для работы на духовной ниве идет полным ходом, хотя и имеет свои внутренние трудности. Сегодня самая большая беда — это наши человеческие души, воспринимающие и не воспринимающие слово Божие, это наша пошатнувшаяся за 80 лет вера, которую очень трудно укрепить и очень легко поколебать. Без духовной силы, основанной на крепкой вере, народ легко разложить и победить. Невидимый враг, как всегда, не дремлет, а видимый исполнитель его воли всегда готов к услужению, являя себя в том числе и под личиной ревнителя православия.

Прошло почти семь лет со времени второго обретения мощей прп. Александра Свирского. За это время сотни тысяч паломников приезжали поклониться его мощам. Их ничто не смущает. Однако смущение не оставляет санкт-петербургский клир, и подтверждение тому подчас получают прихожане храмов, которые в простоте души сообщают: «А нас батюшка не благословил к лжемощам». Да и в печати периодически повторяются сообщения о «сожжении мощей» Преподобного. Кому-то очень хочется, чтобы мощи перестали быть мощами. Путь избран для этого — клевета на мощи. А конечная цель — забрать их из храма под предлогом необходимости дополнительного исследования, увезти в Москву, ну, а там…

Главным исполнителем этих замыслов, выступавшем под личиной «ревнителя подлинности мощей», стал сотрудник областной СМЭС А.В.Ковалев. С него и началась хула на мощи. Первое его интервью под заголовком «Святой с маникюром» было дано в бульварную прессу (Пресс-Курьер, СПб.) еще в конце августа 1998 г. Здесь он сразу изложил свою «позицию отрицания» четко и насмешливо по отношению к мощам. Разве не выглядит насмешкой изображение святого Александра с отталкивающим ликом представителя «темного мира», напечатанное в той же статье с подписью под ним: «Современные медицинские эксперты вместе с художниками попытались воссоздать образ святого Александра Свирского». Не пояснил господин Ковалев, откуда взялась основа для такого воссоздания, «вопиюще» не похожего ни на одно изображение святого Александра ни на древних иконах, ни на иконах более позднего времени, ни, конечно же, на лик мощей преподобного Александра. Расчет сделан на некомпетентность массового читателя и на сильное воздействие подписи «судэксперт». А зря. Теперь каждый телезритель знает, что подобные изображения создаются либо на основе словесной зарисовки, либо на основе имеющегося черепа. Черепа святого Александра у господина Ковалева не было, иначе бы оповестил всех через Интернет. Описание черт лица история не сохранила, сохранили — иконы, но ими он пренебрег. [18] Зачем нужно было эксперту заниматься фальсификацией в создании «портрета», когда есть научный метод антрополого-иконографического исследования? Очень уж вольное творчество позволял себе безответственный эксперт. Статья в бульварной прессе — визитная карточка судебного эксперта А.В.Ковалева, мерило его добросовестности, профессионализма и духовности. Затем интервью с ним было опубликовано в издании пивоваренного завода «Балтика», в Интернете, в изданиях РПЦ за границей, но нигде своих подписей осторожный и обходительный эксперт не ставил. Письменных свидетельств с доводами, подтвержденными документально или научно, д.м.н. А.В.Ковалев тоже нигде не представляет. Таким образом, официальной ответственности за мифотворчество на данном эксперте нет.

Чаще всего он использовал изустную форму. Используя эту форму, эксперт и пошел сеять на духовное поле. Стало известно, что все свои версии и аргументы он настойчиво внедрял в Духовной академии и Александро-Невской Лавре. Его версии (вплоть до маникюра) и были озвучены без проверки на епархиальной комиссии, затем эта информация пошла дальше. Таким образом авторитетная поддержка была получена, а это и требовалось усердному «ревнителю» православных мощей.

Спрашивается, какое отношение имеет господин Ковалев к мощам преподобного Александра Свирского, почему у него к мощам такой неотвязный и пристрастный интерес? Выяснилось, что Ковалев был приглашен в качестве судебного эксперта для освидетельствования мощей, находящихся в музее нормальной анатомии ВМА. Однако его миссия эксперта оказалась кратковременной, т.к. от его услуг отказались сразу после первого же контакта с ним у исследуемого тела. Отказ был принят начальником кафедры нормальной анатомии профессором И.В.Гайворонским, а мощи были перевезены в городскую судебно-медицинскую экспертную службу Санкт-Петербурга. За объяснением причины отказа мы обратились к инокине Леониде, которая проводила поиск мощей по архивным и историческим материалам и знала, какой вид должны иметь мощи преподобного Александра в соответствии с обнаруженными источниками. В миру инокиня Леонида (Сафонова) после окончания Ленинградского государственного университета на протяжении 30 лет занималась исследовательской работой в области биологии клеток и тканей человеческого организма, она автор более 60 научных работ, кандидат биологических наук. Поменяла научное поприще на монастырь за полгода до защиты докторской диссертации. На вопрос, что смутило инокиню Леониду в эксперте Ковалеве, был получен ответ, который вполне понятен и неспециалистам в области медицины и биологии.

Вот что мы услышали: «Смутила изначально неприкрытая предвзятость, отрицались даже совершенно очевидные факты и взамен выдвигались парадоксальные, причем декларативно, без всяких доказательств. Смутил и недостаточно высокий уровень профессионализма: если эксперт, к тому же доктор наук, не может отличить тело естественной мумификации от искусственно забальзамированного тела, то какой же это специалист?! Что руководило экспертом, — неведение или намерение, — мы не знали тогда. И все наши старания были направлены на то, чтобы доказать всем, что исследуемое тело уникальной сохранности является результатом естественной мумификации, и никакой формалин тут не при чем. Последнюю точку в этом вопросе поставил зам. директора по науке московского института «Биотехнология» — того института, который поддерживает труп обитателя мавзолея, периодически нуждающегося в «реанимации». Мнение консультанта — специалиста по бальзамированию человеческих тел явилось завершающим, а вывод из него — мумифицированное тело из музея ВМА результат естественной мумификации. Однако отринутый нами эксперт еще долго упорствовал, отстаивая свое мнение в прессе и среди людей, не просвещенных в этих вопросах».

Нам стало известно, что господин Ковалев теперь готов отнести мощи к новомученикам, может ли это быть правдой? Этот вопрос был также задан инокине Леониде. Ответ: «Ковалев не мог (или не хотел) отличить тело здорового человека от тела заключенного, умершего, по его заверению, в областной больнице, и якобы в 30-х годах. Профессор И.В.Гайворонский, предоставивший письменное заключение о теле, свидетельствовал, что тело принадлежит здоровому человеку. В тюрьмах людей косил туберкулез, цинга, дистрофия, — признаки болезней ни профессор, ни судебные эксперты Гор. СМЭС не обнаружили. Признаки насильственной смерти тоже не обнаружены. Кроме того, если бы труп умершего в больнице и перенесенного в анатомический корпус ВМА заключенного на глазах у удивленных сотрудников естественным образом мумифицировался, то неужели он не попал бы в каталог музея как уникальный анатомический препарат? С какой стати нужно признавать тело, принадлежащим к новомученикам, — на основе побритости головы? Уважаемые отцы нашей Церкви, принимавшие участие в освидетельствовании мощей свт. Иоасафа Белгородского, знают, что он тоже был побрит. Почему судебный эксперт Ковалев так быстро и безосновательно меняет свои версии? Неужели тех, кто его поддерживает, такая стремительность в смене версий не настораживает?»

Инокиня Леонида продолжает: «При первой нашей встрече (она же и последняя) с А.В.Ковалевым у мощей преподобного в ВМА он обратил внимание на отсутствие костных мозолей на коленях, которые являются якобы неопровержимым доказательством длительного пребывания в молитве. Вероятно, и в этом утверждении экспертом руководило не неведение, а намерение. Вряд ли г. Ковалев забыл известную закономерность процесса регенерации костных тканей. Согласно этой закономерности костные мозоли образуются только в случае рассечения кости; при частых коленопреклонениях могут быть мозоли — кожистые, за счет уплотнения эпидермиса, который легко подвергается слущиванию — для этого 500 лет более чем достаточно».

Одна из версий г. Ковалева: тело принадлежит к одной из этнических групп — татарам или евреям. Эта широко распространившаяся устная версия, носящая характер глумления над святым, основана им на случайном признаке. Этот якобы признак имеет место у мусульман и евреев, однако никакие признаки религиозной принадлежности не значатся в заключении судебных экспертов городской судебно-медицинской экспертной службы Санкт-Петербурга. При устном дополнительном опросе они отвергли «диагноз» Ковалева в категорической форме. Вопросы этнической принадлежности в мировой практике разрешаются исключительно специалистами-антропологами, в основу исследования берется череп. Такое исследование было проведено, как обязательное, по настоянию ВМА, ими же был предложен специалист-антрополог, кандидат биологических наук Ю.Д.Беневоленская, много лет проработавшая в Институте антропологии и этнографии РАН. В результате многомесячного обстоятельного труда было сделано заключение: «Исследуемый несет ярко выраженные антропологические особенности, которые во всем своем объеме свойственны только вепсам». [19] На земле вепсов родился, жил и молился преподобный Александр Свирский. Ю.Д.Беневоленская установила не только вепсскую этническую принадлежность останков из ВМА, но и тождественность ликов на останках и иконописных изображениях святого Александра благодаря «хорошей сохранности моделировки лица, сохранности хрящевых частей носа и толщины мышечной ткани в области губ рта». [20] Задав себе вопрос, может ли мумифицированное тело принадлежать другому святому, тоже вепсу, получили ответ также из материалов отчета: «…индивидуальные, редкие черты лица так отчетливо были выражены у святого Александра, что нашли отражение в ряде его икон, и они полностью совпадают с таковыми у исследуемого». [21] В подборке иконографии принимали участие: ведущий научный сотрудник государственного Русского музея И.Д.Соловьева и научный сотрудник Института литературы (Пушкинский Дом) Г. В.Маркелов. Исследование антрополога ответило на главный вопрос, кому принадлежит мумифицированное тело из музея ВМА — вепсу по этнической принадлежности, с чертами лица, имеющими иконографическое тождество с ликом на иконах преподобного Александра Свирского. Все остальные россказни в прессе на тему «чьи это мощи» несерьезны и не обоснованы. В настоящее время большой исследовательский труд Ю.Д.Беневоленской готовится к публикации.

Осторожный эксперт письменного отчета результатов своего индивидуального «исследования» в Санкт-Петербургскую епархию не представлял, — видно, знал цену своему творчеству. Знает он и то, что был неискренним со своими коллегами в деле «освидетельствования» мощей, когда пропагандировал в «Вертограде» «Акт о поломанных ногах». Он скрыл от них идентичность признаков, описываемых в документе (по поводу лица, зубов, груди), и признаков, характерных для исследуемого тела Преподобного. Анализируя действия г. Ковалева, понимаешь, что этот человек глумился над святым и вводил в заблуждение священство, рассчитывая на некомпетентность клира в вопросах медицины, бальзамирования человеческих тел, в вопросах антропологии, архивного дела и т. д.

Таким образом, на людей вылилась вся противоречивая информация, накопленная еще с 1918 года. Особенно священники подверглись смущению: они оказались под воздействием не только информации, но и церковных авторитетов. Почитаемых батюшек окунули в псевдонаучный спор. Кому это было надо — рассудит история.

Мы очень долго ждали, что страсти по мощам утихнут, надоест возмутителям истины гнать эту одностороннюю волну, тем более что никто не ввязывался с ними в этот бессмысленный, как нам тогда казалось, спор. Мы думали, что время расставит все по своим местам, ведь люди потоком едут поклониться Преподобному. Шум утихнет и истина восстановится. Но ведь истина всегда тиха и мирна, и услышат ли ее те, кто был обманут?

ОТ ГОСПОДА СТОПЫ ЧЕЛОВЕКУ ИСПРАВЛЯЮТСЯ (Пс. 36, 23)

Принято считать, что мощи святых и иконы являются «равночестными» святынями: те и другие наделены силой чудотворения. В иконах, особенно древних, каждая деталь имеет особое значение и свое объяснение, свое богословское и символическое толкование.

Так, ноги и пята в Библии имеют различные символические значения. «Как прекрасны на горах ноги благовестника, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: воцарился Бог твой» (Ис. 52. 7).

Босые ноги Богомладенца — это изображение прекрасных ног Благовестника, символизирующих собой чистоту принесенного Христом в мир учения. В текстах Библии быть босым, идти босиком традиционно означало смирение и покорность.

Каждый, кто подходит к святым мощам преподобного Александра Свирского, прежде всего обращает внимание на обнаженные стопы Преподобного, все остальное тело скрыто под схимническим одеянием. Как сообщалось выше, при первом обретении мощей ноги святого, так удивившие монахов своим необычным взаимоположением, были обуты в древние сандалии. В 1918 г. с мощей было полностью снято одеяние. С тех пор ноги Преподобного продолжают быть обнаженными, являя смирение и покорность перед Господом и обстоятельствами, сложившимися вокруг них. С обнаженных ног периодически стекает миро, подобно тому, как оно стекает сегодня с многих икон.

В иконографии Богоматери с Младенцем особая символика заключена в изображении открытой пяты Богомладенца, которую Он либо прикрывает своей рукой, либо закрывает сводом другой ноги. В этом раскрывается богословский смысл 15-го стиха третьей главы Книги Бытия о семени Жены, которое поражает искусителя в голову, и об искусителе, жалящем в пяту рожденного Женою. Именно на Иисусе Христе исполнилось это Едемское обетование, хранимое в роду Авраама. Примечательно, что новозаветный очевидец Пресвятой Троицы — преподобный Александр, верный служитель Господа, предстал перед нами — людьми ХХ-ХХI веков — не только в иконописном изображении, но и в своих мощах с обнаженной пятой.

Семя змеи «жалило в пяту»: Христос претерпел страсти и был распят, но Он попрал врата ада, воскрес и тем поразил в голову «искусителя». На иконе Одигитрии Шуйской-Смоленской «изображение прикрытой пяты правой ноги Спасителя указывает не только на исполнение Едемского обетования на Иисусе Христе, Его победу в духовной брани со злом, но и на апокалиптическое пророчество о втором пришествии Спасителя». [22]

В Финляндии, в г. Саванди, в часовне святого Олафа хранится скульптура, датированная XV веком (это то время, когда родился преподобный Александр Свирский), которая изображает Богородицу с Богомладенцем. [23] Правая стопа Богомладенца опирается на свод левой стопы. Как не поразиться и не задуматься над тем фактом, что правая пята преподобного Александра Свирского тоже прикрыта, она опирается на свод левой стопы. Случайность? Каждый христианин знает, что случайностей у Господа не бывает. Тогда, что это — знак? Знак того, что преподобный Александр, подобно Господу, будет ужален змеем-искусителем?

Финский народ относится к той же этнической группе, что и вепсы, к которым принадлежит святой Александр Свирский. Финны считают его своим святым и часто приезжают к его святым мощам.

Может быть, через эту безымянную финскую скульптуру милостивый Господь дополнительно подчеркнул важность такого признака, как необычайное положение ног Преподобного, аналогичное изображению ног на иконах сокрытой пяты Господа.

Укус искусителя в пяту святой Александр все же получил: его мощи, как уже сообщалось, дважды в течение ХХ века прошли через хулу, поругание, клевету, и, что особенно примечательно, больше всего досталось ногам Преподобного.

Вернемся еще раз к «пяте Спасителя». Историки свидетельствуют о том, что появление своего рода «страстного образа» и распространение его в различных вариантах как бы служило знаком наступления времени антихриста. Подобные образы всегда возникали в эпоху апокалиптических и эсхатологических переживаний, связанных с ожиданием антихриста.

Имя преподобного Александра Свирского связано со временем так называемых апокалиптических периодов. На молитвенные подвиги на реке Свирь святой вышел в 1486 г., за шесть лет до ожидаемого конца света — т. е. времени окончания 7000 г. по старому исчислению. Конца света, как известно, тогда не произошло, но люди пережили большое духовное напряжение. [24] Это высочайшее напряжение эсхатологических ожиданий нашло отражение в печатях Русского Царства того времени. На одной из них был изображен всадник на коне, позади коня змей, который имеет две ноги, птичью голову с клювом, два рога и очень длинное жало. Основой композиции ранних печатей является изображение схватки. Главный ее элемент, змей, вот-вот ухватит коня за «пятку». В славянском переводе «Откровения» Мефодия Патарского есть такие строчки: «… и тогдашние святые во время оно (оно определяется в тексте седьмым тысячелетием — прим. авт.) на коне — истине вьседшеи ухаплени будут от змия сиречь от сына погибели, в пету в последний день». Возникший образ глубоко символичен, по мнению историографов: конь воплощал в себе образ веры, всадник — святой на коне, пята — последний день. Все несет на себе особый смысл и до сего времени. Разве не являются сегодня пророческими слова о том, что святые будут «ухаплены от сына погибели в пяту». И опять «пята»: пята — в книге Бытия, пята в иконописном изображении, пята в псалмах Давида, пята — в новом пророчестве XV века.

В контексте настоящего сообщения, посвященного преподобному Александру Свирскому, последнее пророчество о судьбе святых в апокалиптическое время особенно значимо. [25] Начало революции в России иначе как апокалиптическим временем не назовешь. Во время крушения храмов и монастырей срывается покров с мощей многих святых. Мощи предстают перед людьми в открытом обнаженном виде.

Как было сказано выше, первым святым, кто был публично обнажен руками чекистов — это преподобный Александр Свирский. Обнаженными и полуобнаженными нередко изображают аскетов, столпников, юродивых, ибо они «совлекли с себя ветхие одежды, предоставив тело в жертву живую, благоугодную».

Обнаженность — знак полной отданности Богу. На упоминаемых нами царских печатях и Русском гербе XV — середины XVI веков всадник изображался обнаженным, в развевающемся плаще. 80 лет пробыл преподобный Александр в обнаженном виде, завернутый в рогожу в музее анатомии ВМА, засвидетельствовав перед всеми свою полную отданность Богу. Если учесть, что тело Преподобного имеет сохранность и всех наружных органов, то эта обнаженность выступает перед всеми с какой-то целомудренной откровенностью. Современный антрополог свидетельствует, что почил Преподобный на животе, подложив левую руку под бок, а левой стопой прикрыл стопу правой ноги. В таком виде тело окоченело, при перевороте на спину положение ног было не исправить, правая нога оказалась лежащей пяткой на своде левой ноги. На следующий день тело Преподобного монахи с горьким плачем и песнопением предали земле. Таким образом, святой Александр прикрыл свою правую пяту 472 года назад. И предстал он перед теми, кто искал его святые мощи, и перед теми, кто освидетельствовал их — с прикрытой пятой и в состоянии полной отданности воле Божией и нашей вере, а для кого-то — и под откровенное глумление.

Скрупулезное исследование ученых Туринской плащаницы, проводимое на протяжении более 100 лет, дает возможность через толщу веков увидеть страшную картину… «На казнь Он шел босым: в области правой пятки полотно впитало много следов земли и пыли. Страдалец падал плашмя и не мог помочь Себе руками, привязанными к балке: на кончике носа, на колене — тот же тип пыли, что и на пятке. Осужденный шел босым по Палестине. Образцы из отпечатка в области ступни содержат аргонит с примесью железа и стронция. Такое вещество встречается редко, но его находят в выборках почвы из Иерусалима. Невинный Страдалец упал, и тяжелая балка плотно прижала голову к пыльному камню. Улюлюканье озлобленной толпы…» [26] И далее: «На плащанице имеется два изображения. Одно из них — отпечаток правой ступни почти в полный след с оттиском пятки и пальцев ног, в центре которого находится квадратная рана от гвоздя со следами крови. Отпечаток же левой ноги слабо различим, а ее пятка приподнята выше правой. Предполагают, что правая ступня непосредственно опиралась на столб креста, левая нога было согнута в колене, а ее ступня повернута так, чтобы опираться на верхнюю часть правой стопы». [27] Как не поразиться описанию положения стоп Господа в последние часы Его земной жизни: одна стопа прикрывает другую. Примечательно, что и у преподобного Александра Свирского левая нога тоже согнута в колене, а на своде правой стопы яркое пятно цвета запекшейся крови…

Господь прославил Преподобного еще в период его земной жизни, представ перед ним в трех Ипостасях, и, видно, угодно было Господу оставить на Своем избраннике и печать Своей Голгофы, печать перенесенных им страданий от страстей человеческих. От нас скрыт мистический смысл оставленной на плащанице и на мощах Преподобного печати крестоношения. Можно только строить предположения, исходя из анализа событий, происходивших вокруг его святых мощей. В период своей земной жизни преподобный Александр совершал те же подвиги, что и многие другие святые подвижники. Видимо, угодно было Господу после преставления святого Александра утяжелить его крест или дать новый — понести на себе человеческие страсти, накопленные за 80 лет безбожия после убиения Помазанника Божиего.

Понести на себе — значит обнажить наши страсти перед нами, чтобы они стали очевидны для нас самих. Стало быть, мощам святого предстояло выполнить очистительную миссию — привести нас к покаянию. На плоть святого молитвенника за Царей, судя по оставленным знакам и пророчествам, и обрушились: гордость, неблагодарность, неправедность, нечестие, нелюбовь, немирность, клеветничество, наглость, предательство, сребролюбие и др. Насколько тяжел был этот крест, почувствовали те, кто все время находился рядом с мощами святого Александра…

Когда мощи увозили из города, было раннее ноябрьское утро. Люди стали собираться к церкви к 6 часам утра. Молебен с акафистом начался в 7 утра. К этому времени церковь уже полна народа. Многие приезжали проститься с вечера полными автобусами. То состояние грусти, которое было у каждого на сердце, наверное, не забудет никто, многие плакали. Наконец раку с мощами взяли на плечи, обнесли с крестным ходом вокруг храма и поместили в предназначенную Преподобному машину, обещанную накануне. Когда машина спустилась с пригорка, на котором расположена церковь, выехала на шоссе и поехала вдоль церковного здания, люди бросились на колени, невзирая на грязь и лужи. Смиренно и тихо, опустив головы, они прощались со святым Александром, прося у него прощения.

Вряд ли люди XVII века знали, что необычайное положение ног святого, так поразившее их — это особый знак Господа, который будет понятен позже, следующим поколениям, при втором обретении мощей. Людям XVII века с высоким уровнем веры трудно было предположить, что мощи святого могут когда-то пройти через поношение и клевету — те искушения, которым был подвергнут Спаситель. Вот почему святой закрывает свою пяту. Верится, что этот знак был предуготован для нас — современников второго обретения мощей. В нашу задачу входило узнать, понять, принять и поверить в явление во плоти избранника Божиего, собеседника Пресвятой Троицы.

Сегодняшнее время обретения мощей Преподобного многие склонны считать временем нового высокого духовного напряжения. В связи с этим хотелось бы знать, чем является для нас повторное обретение мощей очевидца Пресвятой Троицы: предупреждением о грядущих искушениях или знамением действительно наступающего апокалиптического времени? Уж не к этому ли святому избраннику Божию относится пророчество из «Откровения» о сыне погибели, святом и его пяте?

Насколько известно из имеющихся источников — нет другого святого, который имел бы столько признаков, заключенных в пророчестве: реально существующая пята (а не просто пяточная кость), реально «ухапленная» искусителем, тоже реально действующим, и сам святой со всеми признаками святости (чудотворение, исцеления, мироточение). Мощи святого Серафима Саровского, хоть и вызвали у некоторых сомнение при вторичном обретении, не провели разделительной черты на верующих и неверующих в поданную благодать.

По возвращении преподобного Александра в родную обитель Господь для укрепления веры в истинность возвращения святого послал знамения на ту землю, где он родился. Так, за две недели до возвращения мощей преподобного Александра в обитель на Олонецкой земле замироточили 152 иконы пресвятой Богородицы и святых угодников Божиих — происшествие небывалое в этом крае. Местные жители свидетельствовали, когда мощи святого внесли в храм Преображения Господня, находящийся в Александро-Свирском монастыре, над храмом встал огромный сияющий крест. Крест появлялся и в последующие два дня. О том, что это означает, можно строить различные предположения, но каждый христианин знает, что крестом утверждается только правда и никогда — ложь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все вышеизложенное дает возможность ответить на вопрос: истинны ли мощи преподобного Александра Свирского, а также понять, где правда, где ложь в спорах в связи со втором обретением его мощей. Мощи святого те, которые соответствуют их древнему описанию — времени первого обретения мощей. Все остальные варианты, вышедшие на поверхность из прошлого, имеют значение лишь для изобличения лжи тех, кто ее придумал в 1918 году и тех, кто ее поддерживает сегодня.

Описание мощей святого Александра, сделанное в XVII веке, содержит три основных признака: мощи — целое, нетленное тело; мощи имеют хорошо сохранившееся лицо, которое дает возможность провести сличение с иконописным изображением святого; и третий признак — необычное положение ног. Мощи именно с такими внешними признаками были внесены в храм из музея ВМА после проведенных экспертиз 30 июля 1998 года. Именно эти мощи при молитвенном обращении к святому Александру откликались мироточением и обильной помощью людям в их малых, и больших просьбах. К открытым мироточивым ногам этих мощей слетелись пчелы, привлеченные сильным цветочным благоуханием, в день первой литургии с обретенными мощами. Сегодня, как и в прошлые века, одержимые душевным недугом, не могут без страха, спокойно пройти через монастырские ворота к храму Преображения Господня. Сюда через 80 лет после нашествия богоборцев вновь вернулись нетленные мощи Избранника Божия преподобного Александра Свирского — известного на протяжении веков изгонителя бесов.

По поводу избранности святого Александра и понимания его миссии в наше время примечательны слова директора Института экономических стратегий, профессора Александра Агеева, приведенные в газете «Вера» (2005, N 486, С.9). Отвечая журналисту на вопрос, существуют ли какие-то закономерности в истории нашего отечества, профессор сказал: «Каждые 80 лет страна переживает примерно один и тот же круг стратегических проблем в области демографии, экономики, технологий, науки, внешней политики. За кризисом возникает подъем и происходит переход к новому состоянию. Последний 80 — летний цикл завершился в 1998 году… В 98-м фактически закончилась эпоха, начавшаяся в 1917 году. Своеобразным знаком этого периода можно считать историю с мощами прп. Александра Свирского. Нетленные мощи святого почитались наравне с мощами Сергия Радонежского и Серафима Саровского. После Октябрьской революции они были изъяты одни из первых… Их должны были уничтожить, но они исчезли и чудесным образом снова обретены… Они полностью сохранились, до сих пор мироточат и благоухают. И вот в 1998 году, спустя ровно 80 лет, они вернулись в монастырь. Согласитесь, промыслительное совпадение!»



СНОСКИ:
1. Семеновский. Данные науки о мумификации трупов // Революция и церковь. 1920. N 12. С. 39.

2. Отчет VII (ликвидационного) отдела Народного комиссариата юстиции VIII Всероссийскому Съезду Советов // Революция и церковь. 1919. N 12. С. 78.

3. ЦГА СПБ. Ф.2815 (Архив Гор. СМЭС СПб., 1919). Оп. 1. Д. 27. Л. 60−60 об.

4. Архив ГМИР. Ф.2. Оп.4. Д. 152. Л. 8 об.

5. Архив АИМК РАН. Ф. 67. Д. 5. Л. 13 (52).

6. Акт осмотра мощей 1918 г. (из архива В.В.Антонова).

7. ЦГА СПб. Ф. 142. Оп.6. Д. 95. Л. 83.

8. Архив АИМК. Ф. 67. Д. 5. Л. 7−8.

9. ГАРФ СПб. Ф.142. Оп. 1. Д. 5. Л. 27−27 об.

10. Преподобнаго и Богоноснаго отца нашего Александра, Свирского чудотворца, ЖИТИЕ, ЧУДЕСА и СЛУЖБА, совершаемая месяца августа в 30 день. Издание 2-е. М., 1859. С. 84.

11. Там же. С. 85.

12. Архив СПб ОИИ РАН. Ф.3. Оп. 5. Д. 64. Л. 93.

13. Архив СПб ОИИ РАН. Ф. З. Оп. 3. Д. 607. Л. 33.

14. Архив СПб ОИИ РАН. Ф. 3. Оп.3. Ед. хр.186б. Л. 44.

15. Архив ЦГА СПб, Ф.333, оп. 1, д. 83, л.36 об.

16. Характер положения стоп является уникальным не только потому, что у других мощей святых этот признак не выявлен. Оказалось, что положение левой стопы «в сторону, то есть некоторая вывернутость, имеет свои причины. Объяснение этой особенности дал рентгенолог З.Б.Альтман — ученик известного анатома Д.Т.Рохлина, с которым они исследовали по костным останкам болезни древних людей. Из заключения Альтмана: «Левое бедро находится в положении ротации (поворота) кнаружи, при этом стопа человека тоже должна быть вывернута кнаружи, обусловлено это наличием флебитов левого бедра, кроме того, отмечается выраженный порез нижней конечности». Повернутоcть левой стопы наружу становится значимым признаком, так как объединяет описание наблюдательных монахов XVII века о необычном положении ног с заключением современного врача-исследователя, давшего медицинское заключение о причинах поворота стопы. Таким образом, этот признак перестает быть случайным, он становится характерным для положения ног преподобного Александра Свирского.

17. ГАРФ. Ф.5446. Оп. 50а. Д. 5180.

18. Известно отношение сотрудников Областной СМЭС к значимости антрополого-иконографических исследований. Они пишут книги, основанные на результатах этих исследований, со страниц которых заверяют читателей в том, что иконографические изображения «физиономически до чрезвычайности близко» могут повторять основные черты даже тех обликов, которые сначала приходится восстанавливать по черепу (Ю.Молин. Читая смерти письмена. СПб., 1999. С.38). Вот о какой высокой степени надежности иконографических исследований сообщают читателям судэксперты Областного СМЭСа. Однако эксперт А.В.Ковалев — сотрудник этого же учреждения — упорно замалчивает результаты подобного исследования, проведенного к.б.н. Ю.Д.Беневоленской над мощами преп. Александра Свирского. Господин Ковалев либо лукавит, либо результатам своих коллег не доверяет.

19. Беневоленская Ю.Д. Антрополого-иконографическое исследование, посвященное проблеме идентификации мумифицированного тела, хранящегося в ВМА с мощами святого Александра Свирского. Материалы по поиску и идентификации мощей святого преподобного Александра Свирского. Свято-Троицкий Александро-Свирский монастырь, 1998. С. 21.

20. Там же. С. 30.

21. Там же. С. 20.

22. Мартис М. Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. 1996. С. 324, 325. Икона была написана в 1654 г. в г. Шуе местным иконописцем Герасимом Тихоновым. В момент написания иконы Одигитрии Смоленской, которую он писал по иконописному подлиннику, чудесным образом изменилось положение рук и ног Богомладенца. Поставив в известность духовное начальство и прихожан, иконописец закончил написание иконы в том виде, какой она таинственным образом приобрела сама. Иконографической особенностью является поза Младенца: правая обнаженная нога высоко поднята и согнута в колене, при этом левая рука прикрывает пятку правой ноги. По мнению специалистов, этот образ Богоматери не первый среди икон подобного иконографического извода. Самая ранняя известна с XV века, но получил распространение этот образ в XVI веке, общей деталью для икон этого типа является пята Младенца, прикрытая либо рукой, либо другой ногой.

23. Там же. С. 322−329.

24. «Тяжела была ночь на 25 марта 1492 г., — писал С.П.Шевырев. — После роковых трех лет господства антихристова, которое находили современники в учении Схарии и его последователей в Новгороде и Москве, робкие люди в эту ночь с трепетом ужаса ожидали все мирного звука трубы Архангелов Михаила и Гавриила. Можно себе представить, с какой радостью проснулись эти люди в праздник Благовещения» (Шевырев С.П. История русской словесности. М., 1960, ч. 4. С. 83.).

25. В 1905 г. будущий митрополит Антоний (Храповицкий) в одной из своих проповедей предвещал о том, что мощи наших святых окажутся в анатомических театрах (Россия перед вторым пришествием. М., Об-во Василия Великого. 1998, Т. 2).

26. Священник Вячеслав Синельников. «Туринская плащаница на заре новой эры. Изд. Сретенского монастыря. 2002. С. 23.

27. Там же. С. 25.

http://rusk.ru/st.php?idar=103197

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Завалишин Константин    06.11.2007 16:26
05 октября 2007 г. я лично побывал в Свято-Троицком Александро Свирском монастыре. Неоднократно прикладывался к мощам преподобного Александра Свирского и один раз, можно сказать без злого умысла, приложился губами непосредственно к правой руке, которая была обнажена и могу свидетельствовать о том, что прикладывался к части реального тела и о том, что рука сохранила реальный объем!
И у меня возник закономерный вопрос к доктору медицинских наук А.В.Ковалеву:
если предположить, что в монастыре почивают не мощи преподобного Александра Свирского, а тело принадлежвшее человеку, умершему в 30-х годах прошлого века, то каким образом вследствие искусственной мумификации, проводившейся только один раз, оно могло так прекрасно сохраниться в течение почти восьмидесяти лет,тогда как мероприятиями по постоянному поддержанию мумии Ленина в надлежащем состоянии, а не просто однократной мумификации, в практически тот же период времени занимался целый институт с приличным годовым бюджетом?
По прочтении этой статьи с комментариями кней
я еще больше утвердился в мысли, что мощи прнадлежат Преподобному Александру Свирскому!
  Александр Колышкин    04.08.2007 23:05
Признаться, был несколько удивлен Вашим вторым постом на форум РЛ, в котором Вы пишете, что не получили от Редакции РЛ разъяснений по поводу статьи о Св. преп. Александре Свирском. Первое свое обращение с угрозами судебного разбирательства и настоятельной просьбой разъяснений Вы направили автору статьи О.Егоровой. Поэтому, по меньшей мере, странно, что Вы ждали таковых от нас.
Отвечая на Ваше обращение к "глубокоуважаемой редакции", хотелось бы подчеркнуть, что Редакция РЛ не может в полной мере нести ответственность за содержание тех авторских материалов, которые появляются на страницах нашего информагентства. Правильность изложения позиций, верность цитирования и ссылок остаются, в данном случае, на совести авторов. Впрочем, если в статье Егоровой, действительно, содержится искаженная информация и неверно приведены некоторые цитаты, Вы имеете полное право указать на это, и мы готовы опубликовать Ваше опровержение.
Однако, это ни в коей мере не означает, что мы разделяем Вашу позицию по поводу подложности мощей святого преподобного Александра Свирского. Редакторский коллектив РЛ убежден в истинности обретенных мощей святого угодника Божия и считает, что разговоры об их мнимой подложности являются, по меньшей мере, оскорблением верующих, которые до сих пор во множестве стекаются в Александро-Свирский монастырь, чтобы приложиться к мощам святого преподобного Александра.
Мы также оставляем за собой право публикации редакторского разъяснения по поводу Вашего опровержения, возможного ответа на него О.Егоровой и других материалов на данную тему.
Зам. гл. редактора РЛ,
Александр Колышкин
  А.В.Ковалев    03.08.2007 19:38
Глубокоуважаемая редакция!

Поскольку я не получил от Вас ответа на моё вчерашнее письмо с Вашими разъяснениями по поводу статьи о Св. преп. Александре Свирском, оставляю за собой право ссылок и цитат на Ваше издание при написании опровержительной публикации на данную статью.

С уважением,
доктор медицинских наук А.В.Ковалев
  Ковалев А.В.    02.08.2007 22:28
Уважаемая, госпожа О.Егорова!

Случайно прочитал Вашу статью о Св. преп. Александре Свирском, содержащую клевету, направленную в мой адрес (от 30.04.2005 г.). Был удивлен тому, что половина написанного Вами от моего имени никогда мной не озвучивалась и не публиковалась в печати (в частности, о принадлежности тела татарину или представителю семитской расы). Если я нигде ничего не публиковал, то откуда Вы так подробно знаете мою точку зрения? Вам, госпожа Егорова, я никаких сведений не сообщал. Ваша клевета в мой адрес достойна судебного разбирательства. Прошу Ваших разъяснений по данному поводу. Обязательно покажу Вашу статью своим коллегам. Считал и продолжаю считать, что тело, находившееся в музее кафедры нормальной анатомии Военно-медицинской академии, никакого отношения к Св. преп. Александру Свирскому не имеет.

С уважением,

доктор медицинских наук, консультант Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России
А.В.Ковалев

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

видеорегистратор автомобильный hd dvr настройки.