Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина04.04.2005 

Благословенная Вырица
3 апреля — день памяти преподобного Серафима (Вырицкого)

Святые подвижники издавна прославляли те малые города и веси, в которых они подвизались. И, известные прежде только окрестным жителям, они становились славными на весь мир. Так произошло и с тихим курортным поселком Вырица близ Петербурга. Благодаря подвигам старца Серафима (Муравьева), название «Вырица» на слуху у всех православных в России и за ее рубежами. Тысячи паломников приезжают в часовню, где почивают честные мощи прп. Серафима. И, как и при его жизни, получают утешение и помощь духовную.

Добраться до Вырицы можно на электричке от Варшавского вокзала или на машине по дороге через Царское Село или через Гатчину.

В Вырице вас встретит вековой сосновый бор, раскинувшийся по обоим берегам быстрой речки Оредеж, ровные (как в Петербурге, по линейке построенные) улицы с красивыми домами с замысловатыми башенками, эркерами, мезонинами, украшенные резьбой. Построены эти дома были в начале ХХ века (тогда в основном был застроен весь поселок). Недалеко от переезда стоит храм св. ап. Петра и Павла, построенный в 1908 году на пожертвования известного тогда в народе «братца Иванушки» — трезвенника Ивана Алексеевича Чурикова (1861−1931).

С прп. Серафимом связан другой Вырицкий храм — и хотя он в нем не бывал (из-за болезни ног), но называл себя «прихожанином Казанской церкви». Храм в честь иконы Казанской Божией Матери был построен в Вырице в честь 300 летия Дома Романовых. Расположен храм на углу Ракеевской улицы и Магистрального проспекта. Издалека виден его высокий деревянный шатер. А когда подъезжаешь ближе, то кажется, что попал ты во времена Древней Руси. Так напоминает этот храм древнерусский скит или уединенную обитель — архитектура храма была ориентирована на деревянное зодчество ХVI века. Архитекторы М.В.Красовский и В.П.Опышков накануне революционных потрясений в России создали памятник, который воплотил в себе строгость, молитвенность и духовную тишину Руси. Освящен храм был в 1914 году и находился под августейшим покровительством сына вел кн. Константина Константиновича (поэт К.Р.) — Иоанна Константиновича (Алапаевского мученика).

В 1930-ее год храм был закрыт, но чудом уцелел в нем резной иконостас, перенесенный в 1922 году в Казанский храм из храма Константина и Елены при Доме призрения на Васильевском острове в Петербурге. Сохранились и многие иконы, собранные в вырицком храме из многих закрывшихся церквей Гатчинского благочиния. Ныне в храме находится и келейная икона прп. Серафима — Тихвинская Божия Матерь, переданная в «его приход» по его завещанию.

Василий Николаевич Муравьев — будущий старец Серафим — родился 31 марта 1866 года в Ярославской губернии, в Рыбинском уезде. И внешность его (яркие голубые глаза, красивые русые волосы, правильные черты лица) и смекалистость, деловитость — во многом были наследственными родовыми и местными чертами (Вспомним поговорку: «Ярославцы — красавцы»). Рано мальчик лишился отца, а 10 лет ему пришлось покинуть и мать — односельчанин позвал его на заработки в столицу. С ранних лет Василия отличала незаурядная память, природный ум и стремление к постоянному самообразованию. Всю жизнь он много читал, особенно интересовался русской историей.

В столице Василий стал рассыльным или «мальчиком на побегушках» в одной из лавок Гостиного двора. Сколько деревенских мальчиков в то время перебиралось в Санкт-Петербург, для того, чтобы облегчить жизнь бедствующих семей. Но мало кто из них (а может быть и никто?) стал впоследствии коммерсантом с мировым именем, владельцем огромного дела, снабжавшего разные страны русскими мехами, каким стал будущий старец Серафим — тогда Василий Николаевич Муравьев. Жизнеописания наших подвижников свидетельствуют — все труды свои они творили во славу Божию, поэтому всякое дело у них спорилось, и ничего не делалось «тяп-ляп», да кое-как. Так небесный покровитель будущего Вырицкого подвижника — прп. Серафим Саровский тоже происходил из купеческого звания и в ранней юности помогал матери (он тоже рано осиротел, остался без отца), а потом стал отменным столяром, да и всю свою жизнь много трудился.

Василий Муравьев очень быстро из «мальчиков на побегушках» перешел на должность приказчика, а потом и старшего приказчика. Было ему в то время всего лишь 17 лет, а на эту должность обычно назначались люди в возрасте и многоопытные, десятки лет служившие простыми приказчиками. Но, видно, такие незаурядные способности проявил юноша, что лучше его не нашлось во всей конторе человека, кому можно было бы стать первым заместителем хозяина, правой его рукой, принимавшего иногда и полномочия владельца предприятия. Хозяин прочил Василия в будущем себе в компаньоны.

Любому другому молодому человеку такой «коммерческий успех» (жалование у него в то пору было очень высоким) и карьерное продвижение вскружило бы голову, но не так было с Василием. Уже в это время он твердо избирает свой путь — монашество. Вот, что об этом сказано в пространном житии старца Серафима: «Настал момент, когда с непостижимой силой охватило Василия его давнее стремление к жизни монашеской. „Готово сердце мое Боже, готово сердце мое“ (Пс.107,1), — взывала чистая душа отрока…

В горячем порыве пришел он в Александро-Невскую Лавру и просил о встрече с наместником. Однако, он в тот день отсутствовал. В ту пору в Лавре подвизалось несколько старцев-схимников, известных всей России. Василию предложили встретиться с одним из них. На коленях, со слезами поведал отрок старцу о своем заветном желании. В ответ же услышал наставление, оказавшееся пророческим: до поры оставаться в миру, творить богоугодные дела, создать благочестивую семью, воспитать детей, а затем, по обоюдному согласию с супругой, принять монашество. В заключение старец сказал: „Васенька! Ты еще примешь монашество, но прежде поживи в благословенном супружестве“. В возрасте 25 лет Василий обвенчался с р.Б. Ольгой.

Но уже во время жизни в миру он воспринял от своего старца — прп. Варнавы Гефсиманского дар своего будущего служения людям.

Благодать старчества таинственным непостижимым образом переливается из сердца в сердце — и тогда происходит таинственное преображение мыслей и чувств ученика, и он становится воистину духовным наследником своего отца. О том, как это произошло с Василием Николаевичем Муравьевым рассказал он сам. „Это было во время одной из встреч со старцем Варнавой в Гефсиманском скиту. Преклонив колени, долго молились они вдвоем у аналоя перед образами в келии великого старца. Затем отец Варнава встал, трижды благословил духовного сына, возложил ему на главу руки и вновь помолился. То, что произошло после этого благословения, трудно поддается описанию — в душе и на сердце Василия Николаевича разлилось какое-то необыкновенное спокойствие, которое не оставляло его уже на протяжение всей последующей жизни (курсив мой -Л.И.), вместе с тем, у него необычайно обострилось духовное зрение, окрепла и без того удивительная память“. Так на будущем старце Серафиме почила и всю жизнь пребывала благодать „старческого рода“ — ведь прп. Варнава Гефсиманский возрос духовно в обители великого старца, „игумена всея Руси“, „наставника монахов“ — прп. Сергия под руководством богопросвещенных старцев из лаврских скитов. Но, подивимся мы с тобой, читатель, тому подвигу, который пронес через всю свою жизнь великий Вырицкий подвижник, что позволил ему не потерять дарованную благодать, а преумножить ее и передать тем отцам, которые и доныне живут в нашем граде…

Только после революции удалось Василию Муравьеву и его супруге исполнить давно данный Господу обет — принять иноческий сан. Господь в это время свидетельствовал, что и купеческие труды Муравьева были тоже праведными, капитал его не пропал (как у большинства „капиталистов“ в революционные годы) и, перед вступлением в монашество он успел внести щедрые пожертвования на нужды Александро-Невской Лавры, Воскресенского Новодевичьего женского монастыря и Иверского Выксунского монастыря в Нижегородской губернии, основанного его духовным отцом старцем Варнавой.

Пострижен был Василий Муравьев в Александро-Невской Лавре с именем Варнава, а вскоре — при постриге в схиму — он получит имя святого, которого особенно почитал всю жизнь — Серафим. Сбылось бывшее Василию Николаевичу Муравьеву в 1907 году сонное видение, о котором он помнил всю жизнь: „Виделось мне, будто иду я на богомолье в Никольский монастырь, что близ моей родины в Гороховецком уезде. Во сне дорога показалась мне незнакомою, и я блуждал по лесу. Вдруг вижу: впереди меня идет старец с сумой за плечами и в руках топорик. Поравнявшись со старцем, я спросил у него, как пройти в Никольский монастырь Старец сказал: „Пойдем, проведу тебя, я туда же иду“. Вглядываясь в своего спутника, я признал в нем отца Серафима и сам спросил его: „Батюшка, вы будете отец Серафим?“ „Да, я Серафим“, — ответил мне старец и мы продолжали свой путь по лесу. Отец Серафим остановился подле попавшегося нам большого пня и сел на него, положив около ног суму и топорик. Сел рядом с ним и я. Вдруг с другой стороны от меня неожиданно явился батюшка Варнава и сел подле меня так, что я оказался среди обоих старцев, которые были очень радостны, облобызались между собою и стали что-то говорить. Но что они говорили между собой, я не мог понять и проснулся“. То, чем был прп. Серафим Саровский для страждущего люда в начале ХIХ столетия, а старец Варнава Гефсиманский на исходе ХIХ и в самом начале ХХ столетия, тем станет старец Серафим — духовник Александро-Невской Лавры, а потом Вырицкий чудотворец на протяжении почти полувека в трагическом средоточии ХХ столетия.

„Ныне пришло время покаяния и исповедничества, — говорил старец Серафим богомольцам Александро-Невской Лавры. — Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи, и пока Сам Господь не помилует Россию, бессмысленно идти против Его святой воли. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий и горестей. Поэтому Господь и научает нас: „Терпением вашим спасайте души ваша“ (Лк. 21,19). Нам же остается только уповать на Бога и умолять Его о прощении. Будем помнить, что Бог есть Любовь“ (1 Ин. 4,16) и на деяться на Его неизреченное милосердие». Многим в ту пору советовал батюшка обращаться молитве Иисусовой: «Непрестанная молитва покаяния есть лучшее средство единения духа человеческого с Духом Божиим. В то же время она есть меч духовный, истребляющий всякий грех». Старец предвидел усиление открытых гонений, когда вся Россия превратится в единый концентрационный лагерь, и умная молитва Иисусова, которой не забывали его чада, будет добрым средством спасения души, оказавшейся в условиях государства, объявившего войну Самому Господу Богу". Старец не хотел покидать Лавру, желая разделить страдания с братией, но Господь берег его для утешения тысяч страждущих в годы террора и войны. Летом 1930 года отца Серафима по настоянию врачей и с благословения его духовного друга священномученика митрополита Серафима (Чичагова) вывезли из города святого апостола Петра. Поселился он в дачном поселке Вырица, вместе с ним по благословению владыки Серафима отправились схимонахиня Серафима (в миру — Ольга Ивановна Муравьева) и их двенадцатилетняя внучка Маргарита. Уход и забота о здоровье старца стали главным их послушанием на долгие годы.

Назовем адреса Вырицкого скитальчества старца: ненадолго их приютил домик на Ольгопольской улице, затем около года квартировали на улице Боровой, с 1935 по 1945 год батюшка снимал часть комнат в доме N7 по Пильному проспекту, с 1945 года Муравьевы жительствовали на Майском проспекте в доме N41. Некоторые из этих домов сохранились и до сей поры, да и в целом Вырица, особенно храм Казанской Божией Матери, откуда к старцу приходили со Святыми Дарами священники, хранит благодатную тишину прошлого. Стоит только выйти с электрички и вступить на улицы тихого поселка, со всех сторон окруженного лесом, как на душу сходит мир и покой, душа проясняется и уже не мятется, а впитывает «глаголы неизреченные», которые разлиты в этом воздухе. Конечно, дело не только в том, что это загородная местность со здоровым климатом, таких природные условия есть и в других местах, но Вырица стала местом освященным после того, как четверть века подвизался здесь великий старец Серафим. И теперь паломников сюда едет не намного меньше, чем к «первому Серафиму» — в Дивеево.

Чувства многих из них передала известная писательница Анна Ильинская: «Вот Пильный проспект — поросшая изумрудным травяным ковриком, дышащая хвоей, не потревоженная машинами улица… Дом, в котором жил старец. Это старинное, несколько архаичное, двухэтажное здание с двумя крылечками по бокам, резными башенками, острым шпилем. Когда-то оно было розовым, теперь краска облезла, обнаженные дощатые стены иссечены снегом и дождем… Чем-то похожий на сказочный средневековый замок, он излучает некую тайну. «Для монаха — весь мир и вся жизнь — его келья. Тут он или погибнет, или спасется», — говорил отец Серафим. Перед нами тайна спасения.

Вспоминает Михаил Сергеевич Фаворский: «Как передать то необычайно состояние духа, которое охватывало все мое существо, когда я переступал порог дома блаженного старца?.. Помню ту благоговейную тишину, где все говорят шепотом или вовсе молчат. Помню это несомненное присутствие благодати Божией и незримые небесные прикосновения. Эти дивные ощущения навсегда вошли в мое сердце».

Все свидетельства самых разных людей о старце Серафиме, сходятся в одном — само жилище праведника было пронизано благодатию. И все они повторяют: «Как будто Серафим Саровский воскрес!» А может быть именно так сбылось пророчество, которое перед смертью оставил преподобный Серафим своим ученикам: он сказал, что еще воскреснет во плоти и придет к людям с проповедью всемирного покаяния? В келейке старца Серафима Вырицкого люди обретали покаяние, как всегда это бывает рядом со святостью — становятся видны малейшие нечистые движения души.

Здесь в саду Вырицкого пристанища прп. Серафима совершен был подвиг 1000-дневной молитвы за Россию. Камень прп. Серафима Саровского в свое время благочестивые паломники разобрали на памятные частицы, вырицкий камень цел и хранит память о великом подвиге молитвы. Послушаем паломницу Анну Ильинскую: «Углубляемся по дорожке в дальний угол сада. Вот он, наполовину ушедший в землю зеленовато-коричневый валун. Не слишком высокий, камень лишь чуть-чуть возвышается над землей. Его площадь достаточна, чтобы положить на нем земной поклон. Местами гранит покрыт мягким мхом болотного цвета, на нем прошлогодние сухие иголки — их занес сюда ветер от стоящих неподалеку сосен. Камень любовно обсажен подснежниками. Тугие стебельки набирают силу, некоторые уже забелели цветочками.

Вот что рассказывают об этом камне родные батюшки Серафима: «В 1941 году дедушке шел уже 76-й год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах в 50 выступал из земли гранитный валун, рядом с которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения отец Серафим. К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона, и дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к небу… Чего ему это стоило! Ведь он страдал хроническими заболеваниями ног, сердца, сосудов и легких. Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слез на это смотреть было невозможно. Неоднократно умоляли мы его оставить этот подвиг — ведь можно было молиться и в келии, но в этом случае он был беспощаден к себе, и к нам. Молился отец Серафим столько, сколько хватало сил — иногда час, иногда два, а порой и несколько часов кряду. Отдавал себя всецело, без остатка — это был воистинну вопль к Богу.

Верим, что молитвами таких подвижников выстояла Россия, был спасен Петербург. Духовное воздействие вырицкого старца имело необычайную силу. Людские сердца сами открывались пред ним. Без слез от батюшки Серафима никто не уходил. Прикосновение небесной чистоты заставляло людей ощущать собственную греховность, а старец своей чуткой душой сразу все прозревал. День за днем нескончаемым потоком шли страждущие к отцу Серафиму и всех он утешал, всем даровал надежду на будущее; всем давал необходимые практические советы. Часто, не успевая дождаться личной встречи, люди обретали помощь Божию даже по записочкам, которые посылали старцу через келейницу. В ту нелегкую пору, он действительно, стал светильником, который — сквозь сумерки времени — нес миру свет Православия. Его простые, но веские слова помогли очень многим обрести веру, укрепиться в ней и идти по пути спасения.

«Пока рука моя поднимется для благословения, буду принимать людей», — такой обет в начале своего старческого служения дал батюшка. И в самые трудные для него (из-за усилившихся болезней) последние годы жизни он все-таки принимал народ. В некоторые дни состояние здоровья батюшки ухудшалось настолько, что он даже не мог отвечать на записки, передаваемые через келейницу. Но как только наступало некоторое облегчение, он сразу начинал прием страждущих. Летом 1948 года положение Церкви вновь стало тяжелым, было принято очередное противоцерковное постановление ЦК ВКП (б) «О мерах по усилению антирелигиозной пропаганды». И опять по стране покатилась волна арестов священнослужителей, опять стали закрывать, открытые во время войны храмы и монастыри, массовыми тиражами издавать атеистическую литературу, внедрять ее в школах и на производстве. Однако старец Серафим уже в это время предсказывал будущий расцвет Церкви и призывал свои духовных чад к миру и братолюбию с инакомыслящими. Уходя из этой земной жизни, батюшка Серафим, подобно Апостолу любви — Иоанну Богослову повторял одно: «Детки, любите друг друга».

За день до кончины он благословил родных и близких иконками преподобного Серафима Саровского. Ранним утром 2 апреля 1949 года батюшка увидел Жену, сияющую неземной красотой, — на мгновение явилась она в проеме окна его келии и жестом правой руки указала на небо. «Сегодня принять никого не смогу, будем молиться», — сказал батюшка родным и благословил послать за своим последним духовником — настоятелем Казанского храма в Вырице — отцом Алексеем Кибардиным. С благоговением были прочитаны акафисты Пресвятой Богородице, святителю Николаю Чудотворцу и преподобному Серафиму Саровскому. После того, как отец Алексей причастил старца Святых Христовых Таин, отец Серафим благословил читать Псалтырь и Евангелие. Около 2-х часов ночи благословил читать молитву на исход души и, осенив себя крестным знамением, со словами: «Спаси, Господи, и помилуй весь мир» отошел в вечные обители.

Похороны прп. Серафима Вырицкого проявили великую любовь народную к Старцу-утешителю. Народу было так много, что келейнице Серафиме в давке даже повредили два ребра (батюшка предупреждал ее об этом накануне кончины: «Во время моего погребения береги ребрышки… День отшествия батюшки совпал с Лазаревой субботой, предваряющей Вербное воскресение — вход Господень в Иерусалим. И, как сказано в житии: «Это еще один знак милости Божией к вырицкому праведнику. Град небесный Иерусалим — распахнул свои врата пред отцом Серафимом, приняв навсегда в свои Божественные чертоги».

А могилка старца на церковном погосте вырицкого храма в честь Казанской иконы Божией матери, как когда-то его келья собирает тысячи паломников. К нему как к живому приходят люди со своими горестями и житейскими проблемами и получают утешение. К дню церковного прославления Старца в 2001 году над могилой старца и его верной спутницы — схимонахини Серафимы была воздвигнут часовня, — от этого еще более усилилось впечатление, что ты входишь в дом к старцу, он любовно принимает тебя и слышит все твои просьбы и вопрошания. И так из года в год умножается летопись чудес, сотворенных прп. Серафимом Вырицким уже после отшествия ко Господу. Батюшкины святыньки — частица камня, частица скуфьи, полоски полотенца — есть во многих обителях: в Варлаамо-Хутынском монастыре, в Иверском монастыре, в Псково-Печерском монастыре, в Троице-Сергиевой Лавре, а в Александро-Свирском монастыре хранится Евангелие прп. Серафима. К батюшкиным святынькам можно приложиться в храмах Санкт-Петербурга: во имя иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», на Серафимовском кладбище, в церкви прп. Серафима Саровского в пос. Песочном, в храме в честь иконы Божией Матери «Державная», в Спасо-Парголовской церкви.

Почтовый адрес храма в честь Казанской Божией Матери в Вырице: 188 040 Ленинградская обл. Гатчинский р-н, пос. Вырица, пр. Кирова д. 49, протоиерею Алексею Коровину; тел. (81 371) 93−233
Богослужебные дни: суббота, воскресенье, праздники
Требы и заказные молебны: во все дни недели, кроме четверга

http://rusk.ru/st.php?idar=103113

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Пластика груди спб plastiksurgery98.ru.