Русская линия
Русская линия Вячеслав Попов,
Андрей Иванов
22.03.2005 

Вячеслав Попов: Следователь Соловьев просто раздосадован непреложными научными фактами
Один из ведущих экспертов по «екатеринбургским останкам» в эксклюзивном интервью РЛ ответил на обвинения следователя Генпрокуратуры

От редакции: 26 февраля газета «Московский комсомолец» опубликовала интервью известного своими скандальными публикациями журналиста Сергея Бычкова со старшим прокурором-криминалистом Генеральной прокуратуры Владимиром Соловьевым, получившим печальную известность, как один из организаторов провокации века — захоронения в Петропавловской крепости неведомых «екатеринбургских останков» под видом мощей Святых Царственных Мучеников. Материал был назван редакцией нарочито: «Черные эксперты. Кто похоронен в усыпальнице российских императоров». И Бычков, и Соловьев совокупными усилиями пытались бросить тень на научную репутацию японского профессора Тацуо Нагаи и петербургского профессора Вячеслава Попова, которые своими исследованиями ставят под сомнение достоверность проведенных под руководством Соловьева экспертиз. Мы попросили профессора В.Л.Попова прокомментировать заявления г-на Соловьева.

Русская линия: Вячеслав Леонидович, как Вы прокомментируете обвинения в Ваш адрес старшего следователя Генеральной прокуратуры РФ Владимира Соловьева и ситуацию вокруг истории с останками Великого князя Георгия Александровича? Каким образом они попали к японскому генетику Тацуо Нагаи? Г-н Соловьев утверждает, что именно Вы передали останки Великого князя японскому ученому, и выражает полное недоумение, каким образом они к Вам попали…

Попов: А ему и не зачем об этом знать. Теперь, когда следствие закончено, — он стал частным лицом и отчитываться перед ним по поводу того, откуда все это взято, я не вижу никаких оснований.

Однако поскольку своими заявлениями г-н Соловьев вводит общественность в заблуждение, расскажу, как было на самом деле. Когда останки Великого князя Георгия Александровича были извлечены для исследования, а затем возвращены обратно на место захоронения, то следователь Соловьев, как бы это помягче сказать, не выполнил до конца своих обязанностей. Его задача заключалась в том, чтобы все то, что было изъято из места захоронения, после того как был взят материал для генетических исследований, было возвращено обратно в могилу. Необходимость вернуть останки Великого князя на место, — это не только долг юриста, следователя, но и нравственный долг любого нормального человека. Но, к сожалению, всё делалось впопыхах и, в результате часть материалов осталась не захороненной. После такого, мягко говоря, недосмотра специалисты — это был отнюдь не я — обнаружившие в морге фрагменты незахороненных останков Великого князя, передали их в Фонд памяти Николая II, где они соответствующим образом были документально зарегистрированы. И уже позднее на одном из конгрессов мы случайно разговорились с японским ученым Тацуо Нагаи, который является специалистом в области генетических исследований, и он выразил желание исследовать останки. Так возникла идея исследования этих останков.

Русская линия: Иными словами, с момента, когда останки Великого князя Георгия попали в Фонд памяти Николая II, они стали доступны для альтернативного исследования?

Попов: К этому времени уголовное дело было прекращено. Хочу также отметить, что Тацуо Нагаи, исследовав эти останки (волосы, ногтевые пластинки и др.), поначалу был очень раздосадован, потому что получил результат, отличный от официального. Он, как это выяснилось потом, лишь рассчитывал подтвердить официальную версию! Однако когда он повторно провел исследование, уже убедившись в подлинности предоставленного материала, то получил тот же самый результат.

Затем, по приезде японского профессора в Россию, мы посетили с ним Екатерининский дворец. Там среди экспонатов находится жилет Императора Николая II с разводами пота подмышками. Мы взяли скотч, который приложили к месту, где находились пятна пота. Таким образом, была взята еще одна проба (замечу, что жилет при этом нисколько не пострадал). Японский генетик исследовал этот скотч и сопоставил результаты с данными исследования волос Великого князя Георгия. Результат получился сходный. Это уже убеждало нас во многом. Ведь если бы, как нас обвиняют, волосы Великого князя были «взяты с улицы», то почему результаты их анализа совпадали с данными, полученными в ходе экспертизы частиц пота взятых с жилета Николая II?!

Конечно, в истории с жилетом мы действовали неофициально, т.к. едва ли нам удалось бы получить на это официальное разрешение от хранителей музея. Однако в тот момент другой возможности для независимого исследования не было. Прокуратура не допускала независимых экспертов, хотя часть костных останков Великого князя Георгия была оставлена для будущих исследований. Я разговаривал с Соловьевым, просил его дать эти останки для исследования, чтобы мы с японцем могли официально провести исследование и предоставить ему результаты. К сожалению, он не пошел на наше предложение.

Русская линия: Как Вы думаете, с чем связана такая агрессивность, с которой Соловьев навязывает результаты, полученные официальной следственной комиссией?

Попов: Понимаете, у меня сложилось впечатление, что у него изначально была, мягко говоря, абсолютная убежденность в том, что это — останки Царской Семьи. И под эту версию всё в дальнейшем подстраивалось. Я, разумеется, не могу утверждать, что «кто-то дал команду», чтобы «подбросили кости» и т. д. Можно, в конце концов, считать, что люди добросовестно заблуждались. В любом случае, когда следователь изначально имеет в голове основную версию, он на нее и работает. Тем более, когда он решает такую историческую задачу. Представьте, человек всю жизнь занимался заурядной работой, и вдруг — задача всероссийского, если не мирового, значения. Он же не хочет «ударить лицом в грязь». Поэтому любые мало-мальские свидетельства, говорившие в пользу того, что «екатеринбургские останки» принадлежат Царской Семье, всячески выпячивались.

Ну, вот скажем такой пример. Николай Александрович, когда еще был наследником престола, путешествуя по Японии в 1891 году, стал жертвой покушения японского фанатика, нанесшего ему удар саблей по голове. Следовательно, на голове должен был остаться хоть какой-нибудь след. Пытаясь найти его на черепе, якобы принадлежащем Государю, провели колоссальную работу, провели компьютерную томографию, «изрезали» весь череп рентгеновскими лучами через каждые полмиллиметра и ничего не нашли… Какой вывод должны были бы сделать непредвзятые исследователи? — Что этот череп не принадлежит Николаю II. Однако вместо этого комиссия начинает уверять общественность, что «всё могло зарасти». Оценка явно предвзятая… Сказали хотя бы: исследование не дало результатов… Но нельзя же утверждать, что «все заросло»! Это как-то даже неприлично.

Мы сейчас пытаемся получить доступ к платку, на котором сохранились следы крови Николая II, которую он потерял в результате покушения на него японского фанатика. Платок находится в японском музее. Кстати, официальная комиссия исследовала этот платок. Результат исследования говорит о том, что никакого подтверждения ни «за» ни «против», найти не удалось, и всё из-за того, что японцы, дескать, дали очень мало материала для экспертизы. Когда я читал это заключение генетика, мне представлялось, что японцы дали какой-то совсем уж маленький кусочек и материала действительно оказалось недостаточно. Но вот Тацуо Нагаи привез мне фотографию, сделанную в музее, на которой российский специалист держит в одной руке пинцет, а в другой ножницы, которыми отрезает от платка, размеры которого 30 на 40 см, полоску шириной в два сантиметра! Этого для исследования должно было хватить. Почему же получен такой странный неопределенный результат?!

О качестве экспертизы говорит и такой факт. Еще до того, как официально было начато извлечение останков в 1991 году, лет за 10−11 до этого черепа уже извлекались из места захоронения Рябовым и Авдониным. Их исследовал некий эксперт, который заявил, что найденные черепа принадлежат Николаю II, Алексею и Анастасии. И когда Рябов впервые опубликовал данные и фотоснимок, то с подачи этого эксперта снимок обошел все мировые издания как снимок черепа Николая II. А потом оказалось, что это… женский череп. И этого «специалиста» пригласили в качестве ведущего эксперта в комиссию, которая проводила расследование в 1990-е годы!

Некоторые «податливые» эксперты в ходе работы комиссии, меняли почему-то свои первоначальные суждения, в которых ранее критиковали комиссию как малокомпетентную, на совсем противоположные. Но следователя это не смущало, поскольку их новые выводы ложились в его концепцию. Я говорил еще в 1991 году на одной из конференций (тогда Соловьев еще не был следователем, а дело вел следователь из екатеринбургской прокуратуры), что эта работа не под силу одному человеку, что совершенно ни к чему устраивать уголовное разбирательство, надо просто собрать группу ученых, которые бы спорили между собой и возможно, именно в этих спорах и родилась бы истина. Но к этому совету никто не прислушался.

Кстати, результаты, полученные японским ученым Тацуо Нагаи, были опубликованы в научных журналах. Но поначалу на них нарочито не обращали внимания, т. е. сделали вид, что их просто не существует. Кроме того, следователь Соловьев умалчивает, что для исследования японскому ученому была также предоставлена кровь Тихона Николаевича Куликовского-Романова, племянника Императора Николая II. Причем на этот раз все было сделано юридически безукоризненно. Кровь эта хранится и по сей день в Торонто, в Канаде в генетическом банке. Перед своей смертью Тихон Николаевич завещал своей жене Ольге Николаевне отдать эту кровь для исследований в добросовестные руки. Следователю Соловьеву не удалось получить согласия Ольги Николаевны на исследование крови Тихона Николаевича. Я же хорошо знаю Ольгу Николаевну, а потому посодействовал, чтобы японскому ученому эту кровь дали для исследования. Кровь ему дали в присутствии нотариуса, все это было документально заверено. В ходе исследования результат был опять получен тот же самый — все образцы, взятые из разных мест, совпадали между собой, но не совпадали с «екатеринбургскими останками"… Понятно, что г-н Соловьев очень раздосадован этими научно доказанными фактами. Но что ж я могу поделать, если это действительно так?! Результаты исследований были опубликованы и изложены на научных форумах.

Существует, кстати, еще и Российская зарубежная экспертная комиссия, образованная уважаемыми в Русском Зарубежье людьми (это дети эмигрантов первой волны), заинтересованными в раскрытии истины. Они пытались сотрудничать с нашей правительственной комиссией, приводили доводы, контраргументы, но, скоро они поняли, что с ними вовсе не намерены считаться. Поскольку они мешали торжеству официальной версии, их вычеркнули из числа людей, которые могли быть полезными официальному расследованию. А ведь они первыми обратили внимание на подложность «Записки Юровского», что потом и подтвердилось. Также они высказывали обоснованные замечания относительно обстоятельств проводившихся генетических исследований. К примеру, по поводу т.н. «права законного обладания», когда следователь, получив какое-либо доказательство, должен упаковать его таким образом, чтобы сделать недоступным ни для кого — поставить печать, подпись, сшить нитками. Так вот Зарубежная комиссия утверждает, что на этапах, когда кости были взяты для генетического исследования и отправлены в первый раз в Великобританию в весьма уважаемую лабораторию Питера Гилла, это правило было нарушено. Т. е. нет уверенности, что к Гиллу попали именно те кости, которые были изъяты в Екатеринбурге. Может быть, это и чисто формальный момент, но его тоже надо было бы исключить… Есть еще много не получивших внятного объяснения фактов, которые противоречат официальной версии о «царской» принадлежности «екатеринбургских останков». Я имею в виду факты, имеющиеся в уголовном деле. Мы на них обращали внимание публично, например, на слушаниях в Государственной Думе. На этих слушаниях присутствовал и Соловьев, но я не знаю, как он отреагировал на эти противоречия.

Русская линия: Но Соловьев утверждает, что все точки над i уже расставлены, и ни у кого не может возникнуть никаких сомнений. Он обвиняет во лжи даже заместителя председателя Отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви протоиерея Всеволода Чаплина, заявившего, что правительственная комиссия не ответила на 10 вопросов, поставленных ей Церковью. Соловьев заявляет, что сборник документов правительственной комиссии «Покаяние», который вышел двумя массовыми тиражами, содержит, якобы, ответы на все вопросы.

Попов: Я специально внимательно изучил книгу, на которую ссылается г-н Соловьев («Покаяние. Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского императора Николая II и членов его семьи». М., 1998). Желающие могут лично убедиться в том, как комиссия отвечала на вопросы. Это не ответы, а самые общие фразы, не подкрепленные никакими аргументами, простая декларация.

Кстати, хочу обратить внимание вот на какой момент. Все исследования были закончены в 1994 году. После этого никаких серьезных исследований не проводилось. И вдруг, году в 1998 выделятся 2 млрд руб. на завершение работ. Каких работ?! У меня даже фантазии не хватает предположить, на что могла пойти такая сумма. Неужели только на издание книжки «Покаяние»?!

Русская линия: Можно ли сказать, что «екатеринбургские останки» не имеют ничего общего с останками Царской Семьи?

Попов: Видите ли, я могу говорить с уверенностью только о результатах, которые мы получили. Может быть, в Петропавловском соборе лежат и Романовы… На сегодня с уверенностью можно говорить только о том, что доказательств принадлежности «екатеринбургских останков» Царской Семье явно недостаточно. Не нужно было спешить с их торжественным захоронением. Церковь ведь предлагала захоронить их отдельно, как жертв богоборческой власти, в чем, конечно, нет никаких сомнений. А по мере того как появлялись бы новые данные, можно было бы о чем-то говорить дальше. Несмотря на жесткое давление власти, Церковь и Патриарх дистанцировались от признания подлинности останков. Священники, служившие панихиду, возглашали только одно: «Упокой, Господи, души рабов Твоих, имена коих, Ты веси». Однако пресса пыталась преподнести всё совсем в другом свете, создавая видимость, что Церковь одобряет захоронение. И до сих пор происходит подмена понятий, вокруг этого дела искусственно наносится какая-то грязь…

Русская линия: Но сейчас уже никакой комиссии не существует? Официально дело закрыто?

Попов: Комиссии уже нет, дело закончено. Но это не означает, что раз Соловьев дело закрыл, то теперь никто не имеет права дальше изучать эту проблему. Тем более, что расследование проводилось абсолютно безальтернативно. Вместо того, чтобы поручить изучение останков различным независимым комиссиям, как в таких случаях обычно и делается, всё содержалось в каком-то секрете. Я, разумеется, не хочу сказать, что в официальной комиссии были шарлатаны. Я отношусь к генетикам, проводившим исследования, с огромным уважением. Но видимо уровень развития этой науки на сегодняшний день, недостаточен, раз люди, работая с одними и тем же материалами, получают разные результаты. Кстати, в США суды в 10 процентах случаях не соглашаются с результатами генетических исследований…

Русская линия: Как Вы считаете, что теперь нужно делать с «екатеринбургскими останками»?

Попов: Исследовать надо. Я никогда не говорил, что их надо выносить из собора. Но, правда, я говорил, что их вносить туда не следовало. Теперь они лежат там. Думаю, что нужно оставить в Соборе, и не выставлять себя на посмешище перед всем миром.

Русская линия: И в заключение хочу спросить Вас вот о чем. Журналист МК Бычков, беседовавший с Соловьевым, видимо, чтобы еще больше поставить под сомнение Вашу репутацию, задавал вопрос: «Это тот самый Попов, который выступал как альтернативный судмедэксперт по делу об убийстве журналиста Дмитрия Холодова?» Вы, действительно, тот самый Попов?

Попов: Да, я, действительно, тот самый Попов. Хотел отметить в этой связи, что по делу о гибели Холодова проводились, кроме нашей еще несколько экспертиз, которые отнюдь не противоречили ни друг другу, ни нашей экспертизе. И как бы там не изголялись журналисты МК, недавно Верховный суд РФ своим решением окончательно подтвердил правоту именно нашей экспертизы. Хочется надеяться на то, что и г-н Соловьев знает об этом решении и, как юрист, с уважением относится к решению этого судебного органа.

Русская линия: Благодарим Вас за беседу, уважаемый Вячеслав Леонидович. Читателям напоминаем, что с подробным изложением позиции В.Л.Попова по вопросу «екатеринбургских останков» можно ознакомиться в его книге: Попов В.Л. Где Вы Ваше Величество? СПб., 1996.
Беседовал Андрей Иванов

http://rusk.ru/st.php?idar=103076

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru