Русская линия
Русская линия Сергей Чесноков11.03.2005 

Богородица готовится к празднику в честь иконы Своей «Державной»
В Нижнем Новгороде произошло событие беспрецедентного вандализма по отношению к храму Державной иконы Божией Матери

Надвигается праздник Державной иконы Божией Матери, который празднуется Русской Православной Церковью в честь чудесного обретения этой иконы в день отречения от Престола Государя Императора Николая II 15(2) марта 19 917 года.

Как это и всегда имеет место перед праздником, в тех храмах, в которых они являются престольными, наводится порядок, чистится утварь, убирается мусор, прихожане расчищают греховные завалы в своих душах — готовятся к Исповеди и Святом Причастию, главному торжеству каждого христианина.

Те события, которые 3 марта произошли с нижегородским храмом в честь иконы Божией Матери Державная можно связать именно с этим процессом — прорвался давно назревавший гнойник, болезненно нарывавший благодаря бездеятельности и равнодушию всех тех православных, к которым обращались прихожане этого храма, давно уже бившие тревогу и писавшие во все инстанции, что храм этот готовится под снос, и на строительство на его территории претендует такая солидная московская корпорация как «Социальная инициатива».

По словам Елены Васкановой, члена приходского совета храма, 3 марта средь бела дня был совершен акт вандализма — на одну треть разрушена кровля, разрушение которой было остановлено вызовом наряда милиции. На место происшествие прибыли представители епархии, городской власти, казачества, православной общественности.

Следует особо отметить те методы, которыми действовали нижегородские представители «Социальной инициативы». Со всей очевидностью именно ими были специально наняты рабочие кавказской национальности, по вероисповеданию не православные, чтобы впоследствии иметь формальную возможность откреститься от этого беззаконного поступка, и, более того, иметь еще одну возможность обвинить именно прихожан храма в том, что это они, таким образом, вымогают у богатейшей корпорации себе квартиры.

Думается, что сейчас, когда благодаря слаженной работе Нижегородской епархии и православной общественности все происшедшее стало достоянием всех нижегородских СМИ, дело уже не удастся «замять». Однако главная мысль, которая неизбежно возникала у всех кому я рассказывал об этом деле, что в очередной раз бесчинные разрушители нашей культуры наткнулись на главное препятствие — православную веру, носителей которой не удалось ни подкупить, ни запугать, хотя это были самые простые русские женщины. Во всех остальных случаях подобные хулиганские методы работы, по-видимому, им сходили с рук, почему и была уверенность, что и в данном случае все пройдет, как по маслу.

В ближайшие дни вокруг храма состоятся крестные ходы.

Развернутую картину происшедшего дают комментарии представителей Нижегородской епархии, городских властей и члена приходского совета церкви Альбины Волковой, благодаря энергичности которой, по сути, и удалось отстоять святыню.
Сергей Чесноков, пресс-секретарь НРО «Союз Православных граждан»

СВЯЩЕННИК АНДРЕЙ МИЛКИН: «ПЕРЕД НАМИ РАЗРУШЕНИЕ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ХРАМА, А ВОВСЕ НЕ ВОИНСКОЙ СТОЛОВОЙ, КАК ЭТО ХОЧЕТ ПРЕДСТАВИТЬ ЗАСТРОЙЩИК»

Как заявил в своем комментарии нижегородской телекомпании помощник Управляющего Нижегородской епархией священник Андрей Милкин, восемь лет назад здание воинской столовой по адресу ул. Братьев Игнатьевых 1, было отдано Нижегородской епархии РПЦ. Улица Медицинская — это граница двух районов — Приокского и Советского. Здесь, на огромной территории, нет приходского храма. Есть храм в Марьиной роще, но он — кладбищенский храм, и у него своя специфика. Другой храм в Приокском районе находится во Вторых Щербинках — на самом краю города.

То, что мы видим сейчас — это разрушение храма, как бы не пытались представить, что это разбирается здание столовой. Это здание было закреплено, передано по договору Нижегородской епархии. Поэтому то, что произошло сегодня — это уничтожение имущества, переданного епархии.

Под предлогом того, что это место нужно для установки башенного крана, разбирается крыша. Да, здание аварийное. Но никто и не говорил, что церковь здесь и всегда должна была пребывать именно в этом виде. Понятно, что на этом месте планировалось строительство храма. И вот, это здание бывшей столовой — а для нас это здание храм — мешает строительству светских сооружений. В силу ряда обстоятельств, хотя сейчас трудно уже вытащить на свет Божий все причины, эта территория отведена под застройку «Социальной инициативе». И, самое печальное, что те переговоры, которые ведутся между застройщиком, очень известной корпорацией, и Нижегородской епархией ни к чему не привели. Причем, поверьте, что не по вине Нижегородской епархии.

Руководство «Социальная инициативы» нам обещало, что выведет место под нулевой цикл, построит здесь часовню, и уже только после этого Нижегородская епархия была согласна перенести этот приход в другое место. Но свои обещания «Социальная инициатива» нарушила.

АЛЕКСАНДР МЕЛЕШКИН: «ПОКА НЕ БУДЕТ ДОСТИГНУТО СОГЛАШЕНИЕ С НИЖЕГОРОДСКОЙ ЕПАРХИЕЙ, СТРОИТЕЛЬСТВО БУДЕТ ПРИОСТАНОВЛЕНО»

В коротком брифинге по ситуации вокруг храма Державной иконы Божией Матери на вопросы журналистов нижегородских телерадиокомпаний ответил Александр Мелешкин, заместитель мэра Нижнего Новгорода.

— Действительно ли была достигнута договоренность, что это здание за епархией сохранится?

— Насколько я знаю, были переговоры между «Социальной инициативой» и Нижегородской епархией. По моей информации стороны не пришли к соглашению. На сегодня состояние следующее. На эту, уже построенную часть здания есть согласованный проект, а на другую часть здания, которая планируется на месте, где располагается храм, согласованного проекта нет. И соответственно нет согласованного распоряжения на строительство и на демонтаж здания. Конечно, храм здесь не совсем давно, но жителям он уже стал нужным, и есть позиция Нижегородской епархии, что храм здесь хотелось бы видеть.

На самом деле мы поддерживаем эту позицию Нижегородской епархии, и проект будем согласовывать только в том случае, если на нем будет обозначен храм. Пока мы этого не увидим, органы госархстройнадзора завтра должны приостановить строительство, а затем должна состояться встреча представителей застройщика, представителей епархии, архитекторов и госархстройнадзора в городской администрации. Когда же решение будет принято, администрация Советского района возьмет под контроль проведение работ.

— Земля принадлежит застройщику?

— Нет, эта земля находится в федеральной собственности, это земля Министерства обороны. Но, тем не менее, земля землей, а все проекты — как строить и где строить — это решает город.

— А как развивается ситуация со схожим случаем строительства Торгового центра на месте бывшего Казанского храма XVII века возле остановки Скоба?

— Пока на самом деле никак не развивается. По моей информации торговый центр не полностью пятном застройки на историческое место налегает. Вопрос второй — что там дальше делать? Он в красную линию не вписывается. На самом деле, мне бы хотелось, чтобы было широкое обсуждение архитектурной общественности с участием Нижегородской епархии. А вот уже по итогам обсуждения будет принято решение.

АЛЬБИНА ВОЛКОВА: «ДЛЯ МЕНЯ ЭТОТ ХРАМ — СИМВОЛ ВОЗРОЖДЕНИЯ НАШЕЙ ПОРУГАННОЙ ДЕРЖАВЫ»
Ситуацию комментирует член Союза журналистов России, член приходского собрания прихода во имя иконы Божией Матери Державная Альбина Васильевна Волкова

— Почему Вы так защищаете эту церковь?

— Потому что, во-первых, церковь это сейчас единственное место, где еще происходит воспитание молодежи, где люди получают душевное успокоение. А в каком положении у нас сейчас оказались старики? Их лишили льгот, они живут на нищенскую пенсию. Поэтому для тех бабушек, которые к нам сюда приходят, вера в Бога — это их спасение, это их право, данное им нашим законом.

— Скажите, а церковь здесь сколько уже существует?

— С 1998 года. Она была открыта по инициативе генералитета Нижегородской области, здесь были и Щербаков и Обухов.

— А разрушать-то начали когда?

— Сегодня, 3 марта. Мы были как раз на приеме у начальника канцелярии Нижегородской епархии протоиерея Игоря Пономарева, потому что мы уже давно все эти вопросы, которые имеются вокруг проблемы сноса храма, пытаемся урегулировать цивилизованным путем.

— А как вы узнали, что церковь разрушают?

— После разговора с отцом Игорем Пономаревым мы летели как на крыльях, потому что он обещал нам всяческую поддержку, сообщил о благословении Владыки провести в воскресенье крестный ход. Мы идем такие счастливые, что нашим вопросом наконец-то начинают заниматься — что достучались мы до властей. И вдруг видим этот акт вандализма, я по-другому это назвать не могу!

В последнем открытом письме президенту этой кампании Карасеву я писала о том, что в свое время в IV веке до нашей эры Герострат разрушил одно из семи чудес света — храм Артемиды. Так неужели в наше время, в нашем веке сюда из Москвы пришла «Социальная инициатива», для того, чтобы совершить такой же акт вандализма и разрушить православный храм!

И вдруг мои слова оказались пророческими — это чудовищно. Ведь у нас в Сахарном доле, начиная от Советской площади до Щербинок — вакуум духовный! У нас больше нет церкви нигде. Бабушки не смогут дойти никуда — это единственное место, куда они могут приходить.

— Вы прихожанка этой церкви?

— Да, я член приходского собрания.

— Много у Вас народу посещает церковь?

— Много. У нас только подписей собрано за сохранение церкви где-то более двух тысяч.

— А почему подписи за сохранение церкви стали собирать?

— Уже год как «Социальная инициатива» пришла сюда и началось незаконное строительство. И первое, что мы потребовали — это согласно приказу Госкомэкологии, утвержденному Минюстом, провести общественные слушания, на что получили категорический отказ. А в ответ провели незаконные общественные слушания, не пригласили жителей близлежащих домов, а председателя общественного самоуправления пригласили из другого района города (!). И вот с этого времени вывесили проект застройки, сказали, что церковь будет снесена, а здесь вот на этом клочке будут построены развлекательные, досуговые центры, десять шестнадцатиэтажных домов, подземные гаражи. Когда мы спросили, что такое досуговые центры, господин Шпагин нам разъяснил, что в досуговом центре будет открыто Казино.

— А если церковь перенести в другое место?

— Этот приход был организован в 1998 году по благословению покойного митрополита Николая, и прихожане будут отстаивать эту церковь, насколько это будет возможно.

— А как отнесетесь к подобному решению лично вы?

— Лично я — против. Говорят, можно перенести на другую улицу. На какую? Здесь нет другого места. Если, как говорят, на проспект Гагарина, то ведь отсюда старые люди туда просто не дойдут. Например, у нас есть женщина, у которой четверо детей, она усыновила двоих больных — ну куда она с ними поедет?

— Мы слышали, что в интервью телекомпании Сети-НН Вас в чем-то обвинял Баринов, зам главы администрации Советского района?

— В том, что пять человек, якобы, вымогают квартиру. При этом он обернулся и сказал — вот одна из них.

Кстати, когда было незаконное строительство, на презентацию приехала именно глава Советского района Соколова Нина Владимировна. Мы тогда первое письмо написали в «Социальную инициативу» о том, что вы ведете незаконное строительство. Потом написали главе города. Потом написали в Администрацию Президента. Ну, это, наверное, у меня такой «профессиональный способ вымогательства» — привлекать общественность к этому беззаконию.

Накануне презентации мне Шпагин говорил: «Альбина Васильевна, я человек православный, я вас понимаю, но вот приедет на презентацию Карасев, он основатель нашей корпорации, и если вы сможете его убедить, что церковь надо сохранить, что интересы жителей нужно соблюсти, то я полностью вашу инициативу поддержу».

Но когда была презентация, была выставлена охрана, которая честно призналась мне, что именно меня им приказали сюда не пускать. Наша инициативная группа наблюдала презентацию со стороны.

— А вообще, как проявили себя в этом деле разные люди из власти?

— Из администрации, от Рыбина, главного архитектора города, мы получали постоянно письма, что строительство «Социальной инициативой» начато самовольно, ведется незаконно. От госпожи Дунай (Госархстройнадзор), что разрешения на строительство не выдавалось, что принимаются меры по остановке строительства.

Письма приходили, … а строительство — велось.

А г-н Шпагин откровенно смеялся, говоря: «Альбина Ивановна, честно скажу, Вы мне доставляете массу неприятностей». А когда я в августе собиралась уезжать к маме на отпуск, он меня буквально перед подъездом ловил — мы тогда отправили письмо в Администрацию Президента — и чуть не кричал, неужели Вы не можете заткнуться! Мол, Вам-то зачем это все надо?

Слава Богу, что у меня тогда хватило ума не вести переговоры с ним один на один. Я все время приходила либо со своим бывшим мужем, либо при поддержке нашей инициативной группы. А он стал подъезжать с другой стороны: «А хотите, я подарю Вам гараж?» Я отвечаю: «Не надо». А он: «А квартиру?» — «Квартиру хочу, но давайте церковь сначала сохраним, а пока квартира у меня есть». — «Может, вы хотите поменяться?» Отвечаю: «Не хочу, поскольку мне так нравится мой вид на сады».

Тогда он мне давай угрожать: «А Вы знаете, что у нас юристы собрали на Вас вот такой толстый пакет документов, и мы на вас в суд подаем». Мол, не получилось «по-хорошему», тогда будем действовать «по-плохому»: «Из симпатии к вам, Альбина Ивановна, я своих юристов с трудом сдерживаю». Я ему говорю: «Вячеслав Евгеньевич, чисто из симпатии к Вам, поскольку Вы мне так нравитесь, подавайте на меня в суд. Мы тогда с Вами будем там регулярно видеться — раз в месяц. Подавайте».

И вот в августе минувшего года он подал на меня в суд.

Когда я вернулась из отпуска, он меня встретил словами: «Всё, мы все разрешения купили». Я говорю: «Покажите нам экологическую экспертизу». Не показывают. А ведь дело в том, что по новым нормам СНИП строительство должно вестись на расстоянии не ближе 500 метров от кладбища. Здесь же до кладбища Марьина роща — метров 200−250.

«Вот смотрите, — говорю, — протокол общественных слушаний-то у вас подложный». Они ведь пригласили председателя общественного самоуправления из другого района. А он мне говорит: «Да это всё ерунда».

Последние же два месяца мы уже на одних таблетках от нервов держимся, потому что тут и запугивание и прямой шантаж идет. Весь январь они мне звонили, встречали на улице, ребенку звонили, угрожали.

— А кто звонил?

— Вы думаете, они представляются?! Я думаю, что какие-то сотрудники «Социальной инициативы». К примеру, 17 февраля у них была пресс-конференция. Мне об этом сообщили знакомые журналисты (я же член Союза журналистов). Я собралась идти на пресс-конференцию, я ведь год этим занимаюсь, у меня целый пакет документов собран. А накануне вечером звонят моему сыну и говорят: «Если у тебя мама с головой не дружит, то хоть ты постарайся ей объяснить, что до пресс-конференции она не дойдет, понимаешь? Неужели ты думаешь, что твоей маме позволят миллиард потерять?» Он отвечает: «Моя мама, немножко по-другому воспитана».

После этого я уже принципиально иду на пресс-конференцию, куда охрана меня опять не пускает. Мы перед началом пресс-конференции на улице раздали журналистам наши материалы. После этого они продолжили свои угрозы, а параллельно стали всякие пасквили на меня рассылать. Но, слава Богу, меня люди в этом городе знают.

— А что в этих пасквилях было?

— Что ходит, мол, непорядочная женщина, представляется журналисткой и занимается черным пиаром. Словом, самозванка. Член Союза журналистов представляется журналисткой (!). Я подготовила открытые письма — Президенту, Губернатору — о том, что здесь творится безобразие. А они говорят — это черный пиар. Выступление против незаконного строительства, которое среди бела дня почти год ведется в центре города — это, оказывается, «черный пиар»!

Они нарушили нормы санэпидемстанции, приказ Госкомэкологии N 372, они подложили в экспертизу подложный протокол общественных слушаний, на которые пригласили председателя общественного самоуправления из совершенно другого района города.

— Расскажите о событиях последнего периода?

Мы написали повторное письмо в Администрацию Президента. От Кириенко ни одного ответа не получили. Написали Ходыреву, написали в Областное законодательное собрание, откуда получили письмо от депутата Ольги Николаевны Сысоевой, которой поручили с этим разбираться. Она тоже написала, что «Социальной инициативой» даже не согласовывался выбор земельного участка.

Другие же документы приходили настолько противоречащие друг другу, что в январе мы обратились к правозащитнику Алексею Ивановичу Светличному, показали ему все наши документы. Потому что сил у нас больше нет. Ну что мы можем — три женщины и бабушки, которые приходят в церковь. Я без слез смотреть не могу, как эти бабушки к нам подходят, крестятся на нас, как на икону, в ноги кланяются: «Доченька, миленькая, умоляем тебя, ну спаси нам храм». Я говорю: «Бабушки, миленькие, ну неужели вы думаете, что только от нас все это зависит, ведь вы видите, мы, что можем — делаем».

Ведь это все требует и затрат. Отправишь одно заказное письмо — 15−20 рублей. Ведь мы же все это делаем за свой счет. Даже это и то тяжело. И все равно этих бабушек мы стараемся отстоять.

Вот когда журналисты телекомпании ГТРК-Кремль приезжали сюда, то они все, кто был в храме на колени упали: «Мы вас умоляем, Ходырев, Булавинов, Люлин, оставьте нам церковь». Вы знаете, мы отошли, а у самих слезу текут. Ведь что могут эти бабушки сами? Они придут в приемную, а их прогонят оттуда. Они ведь ни письма не могут написать, ни слова толком сказать. Правда, подходят и говорят, доченьки, давайте, я хоть пять, хоть десять рублей дам. Вот они нам помогают сейчас, поддерживают, вот Светличный помог, казачество поддерживает.

— С чем для вас ассоциируется сам праздник Державной иконы Божией Матери?

— Наверное, с возрождением Державы и с защитой Отечества. Я не хочу быть высокопарной, но для меня есть вещи, которые я считаю святыми. Это, прежде всего, наверное, форма солдата, в которой защищали Родину. Понимаете, само сочетание слов — Державная Божия Матерь? Божия Матерь — защитница Отечества. И праздник, и церковь в честь Державной Божией Матери — это символы возрождения России. И, наверное, символично и то, что наша церковь была открыта как гарнизонная — здесь была воинская часть, которая ныне расформирована. В открытии церкви активное участие принимал покойный митрополит Николай. А сам митрополит Николай — ветеран Великой Отечественной войны.

В 200 метрах — кладбище, где находятся аллеи героев, которые погибли в Чечне, на «Курске». А здесь — икона Божией Матери, которая покровительствует их подвигу, и перед которой молятся об упокоении их душ.

ВАЛЕНТИН ЛЕБЕДЕВ: «КОГДА ЖЕ БУДЕТ РЕШЕН ВОПРОС О ЦЕРКОВНОЙ ЗЕМЛЕ»?
Ситуацию комментирует главный редактор журнала «Православная беседа», председатель Общероссийского общественного движения «Союз Православных Граждан» Валентин Лебедев

Я неоднократно говорил и писал о том, что церковная собственность, церковная земля, насильственно отчужденная большевиками в попрание всех мыслимых прав и законов, до сих пор не возвращена. Подчеркнем, что Русская Православная Церковь не претендует на возврат своих земельных угодий. Речь идет об участках, занятых храмами, монастырями и другими церковными структурами — хозяйственными, административными и прочими учреждениями.

Такая ситуация в дальнейшем чревата далеко идущими последствиями. Нет нужды говорить, что бабушки в нищих деревнях физически не в состоянии ни выкупать землю, ни платить за нее аренду. Так же всем известно, что цена земли, например, в московском центре достигает немыслимых сумм. Возникает вопрос: если верующие окажутся не в состоянии платить по рыночной цене — не пойдут ли их храмы с молотка?!

Такие случаи, как случай с нижегородской церковью в честь иконы Божией Матери Державная — ярчайший пример того, что пока не будет принят новый закон о церковных землях, подобный произвол будет твориться и далее.

Единственным гарантом в этой ситуации выступает власть. Но что, если власть вновь изменит свою политику в отношении к церкви?
Материал подготовил Сергей Чесноков, специально для Русской линии

http://rusk.ru/st.php?idar=103054

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru