Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский04.03.2005 

Надоели кабинеты…
Саакашвили с Ющенко решили податься в профессиональные революционеры и взять на поруки Воронина

Интрига начавшейся недели: активные консультации Киева, Кишинева и Тбилиси, проходящие день под самым носом Москвы, однако вне возможностей участия или влияния. В понедельник — встреча в Киеве Виктора Ющенко с премьер-министром Грузии Зурабом Ногаидели. Во вторник — консультации президента Украины с его молдавским коллегой Владимиром Ворониным. В среду — визит в Кишинев Михаила Саакашвили. Во всех случаях говорят об укреплении сотрудничества, об урегулировании региональных конфликтов в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье, о возобновлении партнерства в рамках почти что забытого блока ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова), созданного в конце 1990-х в противовес Москве и Союзному договору с Минском. На 22 апреля назначена встреча глав государств. Неизвестно, приедут ли на нее президенты Узбекистана и Азербайджана, но и без них, в рамках одного только ГУМ, наверняка произойдет кооперация сил в целях противодействия России на постсоветском пространстве.

Послушаем, что говорит на сей счет секретарь Совета национальной безопасности Грузии Гела Бежуашвили: «Объединение ГУУАМ должно сыграть определяющую роль в развитии демократии на всем постсоветском пространстве. После „революции роз“ и „оранжевой революции“ функции ГУУАМ изменились». Другое заявление того же лица: «Правительство Грузии намерено привлечь НАТО к мониторингу грузино-российской границы. Грузинская сторона работает в направлении создания коалиции, в состав которой войдут страны-члены НАТО, чтобы привлечь эту организацию к процессу осуществления наблюдательной миссии». А вот цитата министра иностранных дел Грузии С. Зурабишвили: «Мы подписали с руководством НАТО соглашение о воздушном, железнодорожном и автомобильном транзите через Грузию военных грузов, направляемых в Афганистан». Заявление украинского МИДа: «В новой обстановке входящие в СНГ государства остались, но их дружба с лидером — Россией претерпела изменения. Интересы бывших стратегических партнеров и ближайших соратников кардинально разошлись».

В то же самое время распространяется информация о намерении Вашингтона способствовать смене режима в Белоруссии, Азербайджане и России. Российская пресса муссирует слухи о выделении значительных финансовых средств подрывным организациям прозападного толка, о создании новых революционных молодежных движений. О своих президентских амбициях и намерении объединить правых открыто объявляет Касьянов. Белорусская оппозиция проводит несколько акций за границей и в Минске. Бакинские газеты активно обсуждают факт встречи в Братиславе Джорджа Буша и лидера украинской «Поры» Владислава Каськива. Упоминание Азербайджана во время разговора трактуется, как прямое поручение Вашингтона распространить технологии «бархатных» революционных преобразований и на эту республику Закавказья. Глава пресс-службы украинской организации Анастасия Безверхова с увлечением передает представителям прессы детали разговора Каськива и американского президента, призванные, как предполагается, свидетельствовать силу «Поры» и ее поддержку на Западе. Подчеркивается высокая оценка Дж. Бушем заслуг гражданского движения на Украине и реплика о том, что «пример Украины может стать основным для стран региона».

Что-то многовато шума, господа. Поговаривают о заинтересованности Соединенных Штатов сместить президента Азербайджана Ильхама Алиева с целью заполучить азербайджанскую территорию в качестве плацдарма возможной кампании против Ирана. Указывается о заинтересованности сразу «нескольких групп активистов из Азербайджана» перенять опыт «Поры». По другим сведениям, в окрестностях Львова уже проходят курс подготовки несколько сот будущих лидеров азербайджанских революционных молодежных ячеек. А. Безверхова всячески подчеркивает: в Баку смертельно боятся контактов местной оппозиции с «оранжевыми»; многие руководители акций на Украине объявлены «своего рода персонами нон грата» в Азербайджане. «Пора» также отмечается демонстративной акцией в отношении посольств стран СНГ в Киеве. Одновременно в адрес нескольких президентов поступают письма с фактически ультимативными требованиями «демократизации» во избежание повторений Майдана…

В российском обществе — состояние, близкое к истерике. Привычка рассуждать о происходящем в бывших советских республиках с позиции, если не доминирования России, то по крайней мере невозможности обходиться без Кремля при решении важнейших вопросов, играет дурную услугу. Любая публичная акция, выставляющая напоказ противоречия с Москвой, однозначно воспринимается как очередная «бомба под Путина» и доказательство слабости власти. Многочисленные интервью и прогнозы политологов сводятся к тому, что после потери Украины и Молдовы следующим пунктом революционной программы станем мы сами.

Впрочем, более взвешенные оценки говорят о том, что никаких объективных предпосылок для радикальных политических транформаций нет. Главным образом, потому, как не существует реальных альтернатив Лукашенко, Путину и Алиеву. Оппозиционные партии во всех трех государствах расколоты, а общественное мнение отнюдь не на стороне радикалов. Потеря же управляемости, будь то в Белоруссии, в Закавказье или тем более в России с ее ядерными силами не может входить в планы Вашингтона и европейских верхов.

Так чем же на самом деле вызывается усиленная дипломатическая и информационная активность трех стран и что в будущем от нее можно ждать? Вариантов можно предусмотреть сразу несколько. Во-первых, это может быть просто тактическое лавирование, которое позволяет каждому из «заговорщиков» решать свои внутренние задачи: Воронину выиграть выборы, Саакашвили — надавить на Москву в выводе военных баз, Ющенко — выторговать лучшие условия в играх вокруг российских экономических интересов на Украине (напомним, что отношения двух сторон в данный момент почти «на нуле»; несколько раз переносились дата вероятного визита Путина к соседям и, в конечном итоге, встречу было решено заменить на менее статусные переговоры Тимошенко с Фрадковым).

Второе предположение наиболее тревожно. После поездки в Брюссель Ющенко знает нечто о радикальных шагах, которые готовится предпринять Вашингтон и НАТО против Москвы, и ставит в известность об этом коллег и потенциальных союзников. Совместными консультациями лидеры трех государств решают, как минимизировать возможные потери и риски от предстоящего кризиса и переломить ситуацию в свою пользу. В таком раскладе становится ясно, почему «троица» активно ищет возможностей альтернативного обеспечения нефтью и газом; по какой причине Воронин ведет себя так развязно в отношении «российского фактора», и почему Ющенко санкционировал ввод внутренних войск на Донетчину и в Закарпатье. Однако, на энергетические поставки, помимо трех революционных республик, также серьезно завязаны страны Балтики, Восточной Европы и в немалой степени весь Европейский Союз. Альтернативное же обеспечение является пока только мечтою, так что даже ввод в строй трубопроводной ветки из Азербайджана в турецкий Джейхан не делает Тбилиси независимым от северных поставок: нефть все равно будет течь мимо, на экспорт в далекие, богатые страны…

Давно обсуждаемый проект транспортного коридора Каспий — Кавказ — Украина — Европа из-за больших вложений остается в тумане. До сих пор недостаточно проработаны также различные аспекты возможного ввода в регион войск США и НАТО. Поэтому широкомасштабные акции подрыва общественного порядка, особенно в продолжение холодного времени года, становятся явно неконструктивной, самоубийственной мерой для всех, особенно же для ближайшего окружения Российской Федерации.

Наиболее вероятным является третье объяснение, которое сводится к личному темпераменту и специфике политической биографии г-д Саакашвили и Ющенко, помноженным на беспокойство Воронина за собственную судьбу и попытки его вовремя встроиться в создаваемый в Причерноморье новый геополитический порядок. Можно представить себе состояние лидера, еще вчера выступавшего перед восторженными толпами, имя которого бесконечное число раз повторялось на разных языках, который после всего это становится вдруг перед нескончаемым ворохом бюрократических рутинных обязанностей, сознает себя где-то на самой отдаленной периферии мировых процессов. Продолжение революции становится синонимом самой жизни. «Оранжевое» движение на Украине составляет таким образом спасение для увядающей авантюрной пассионарности тбилисских творцов «революции роз»; вступление же в коалицию еще и Воронина, невзирая на небольшую значимость Молдовы в общеевропейском раскладе, продлевает политический век тандему «карпатских мечтателей», давая право, как на некую объективную тенденцию, указывать на распространение революции по всему СНГ.

Символично, что громкие заявления начинают звучать сразу же после провала оппозиции на выборах в Таджикистане и Киргизии. По крайней мере, в киргизском примере многие ожидали видеть продолжение и развитие практики «бархатных переворотов». Уверенно дистанцировался от «оранжевых» Ташкент. Узбекский президент Каримов в продолжение выборного кризиса на Украине несколько раз отмечался заявлениями, исключающими дальнейшую близость с Ющенко, тем паче в вопросах противостояния Москве. Пропагандистская шумиха по поводу возможного устройства активистами «Поры» переворота в Баку наверняка также отдалит И. Алиева от беспокойных соседей. Это, в свою очередь, резко понизит эффективность антироссийской политики Грузии, ибо ей на Кавказе придется играть в одиночку, в то время как все ключевые решения в регионе вполне могут быть приняты и без нее.

Пока в пользу «реаниматоров ГУУАМ» работает общественное мнение у нас, по-прежнему болезненно переживающее потерю Украины и стоящее перед возросшей внутренней неопределенностью. Страхами одних и надеждами других относительно «оранжевой интервенции» так или иначе сдобрены большинство комментариев к происходящим событиям. Но время идет, и эмоции неизбежно улягутся. Революционные симпатии вряд ли укрепят сообщения про головотяпские решения новой киевской власти, многочисленные склоки внутри. В отношении «оранжевого переворота» у большинства российского общества и без того имеется довольно скептическое мнение. Примеры же волюнтаризма и низкой политической культуры неизбежно станут одним из источников контрреволюционных настроений внутри России.

Предчувствуя это, коалиция грузинских и украинских радикалов теперь прилагает силы к тому, чтобы максимально нарастить напряжение, не дать России опомниться, заставить ее принимать наметившуюся интеграцию за источник серьезного беспокойства и, соответственным образом, добиваться от Кремля заметных уступок на переговорах. Неофитское рвение, впрочем, не одобряют не только в Москве, но во влиятельных европейских столицах. Дипломатично Тбилиси и Киев стараются вернуть на место. Заявлением министра внутренних дел Франции Д. де Вильпена о присутствии на территории Грузии террористов «Аль-Каеды» и о производстве ими в Панкисском ущелье экспериментов с химическим и бактериологическим оружием Европа дает недвусмысленный знак Саакашвили умерить свой пыл, проводит резкую черту между своими интересами и «революционным пафосом», подчеркивая недостаточную степень доверия к новым режимам в их слабой способности контролировать ситуацию у себя дома.

Эскалация противоречий в Восточной Европе способна еще служить на руку США, но она явно не в интересах ЕС, и потому в качестве компенсирующей «информации к размышлению» французские власти намеренно избирают такие чувствительные темы, как борьба против международного терроризма и нераспространение оружия массового поражения. В то же самое время заметно сближение практических позиций России с некоторыми крупными европейскими игроками. После визита министра обороны Иванова в Германию, едва ли возникнет нужда подымать вопрос об использовании территории Грузии под цели НАТОвского транзита в Афганистан. Львиная доля перевозимого по территории России армейского имущества принадлежит Бундесверу, и у немецких политиков и военных нет никаких оснований для пересмотра маршрутов.

Конфронтация с Западом, активная или вялотекущая, скорее всего, никуда не исчезнет. Вполне вероятны новые провокации. Как и прежде, будет оказываться поддержка оппозиционным движениям, Кремлю там и сям будут портить нервы разного рода придирками, склоняя на более либеральную позицию. Однако, решительный проект устранения от власти Путина и его команды едва ли будет приведен в действие без крайнего напряжения внутренней ситуации и до тех пор, пока не подготовлена сильная замена. Государственные перевороты последнего времени повсюду имели приблизительно одинаковую основу: крайнюю усталость народа от прежнего режима, ослабление и раскол с выделением нового, альтернативного лидера.

Если так, революция у нас никак не связана с намерением господ Ющенко и Саакашвили тиражировать и экспортировать к нам свой опыт. В России у «оранжевой идеи» иные надежды и ориентиры: это идейная расколотость и дезориентация общества, просчеты и непоследовательность государственной власти, будущие низкие цены на нефть и стремительно деградирующее хозяйство.
Андрей Рогозянский, Санкт-Петербург, специально для Русской линии

http://rusk.ru/st.php?idar=103043

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru