Русская линия
Радонеж Кирилл Фролов25.02.2005 

Воцерковить можно все, кроме греха
Мы позволили украсть у себя правозащитную тематику

Выступление на семинаре «Православный взгляд на права человека» в ОВЦС МП 16 февраля 2005 года

Обсуждаемая проблема личности, ее свободы и прав имеет источник именно в православной антропологии, из догмата о богосозданности и уникальности человеческой личности. Это — наша православная собственность. Не было бы Церкви -не было бы такой тематики. Отрицание уникальности человеческой личности, рабство и т. д. — все это следствие нехристианства, язычества, антропологического дарвинизма.

2. Появление Всеобщей декларации прав человека как секулярно — гуманистического документа является, в том числе, следствием «богословия дезертирства», когда католический Запад стал отходить от святоотеческой традиции «каппадокийского синтеза». Святые отцы не боялись богословского дерзновения, поставили на службу Церкви, выражаясь слова о. Андрея Кураева, приватизировали античную культуру, несмотря на то, что ее нравственные идеалы были зачастую противоположны нравственно-аскетическим христианским установкам.

Тогда христианская мысль ограничилась, в основном, охранительством (вспомним такого неордигнародного человека, как Жозеф де Местр), отдав собственную выстраданную тему личности? ее прав и ответственности, секулярным гуманистам. Это не значит, что христианская мысль молчала, но судя по плодам, по последствиям, она действительно утеряла инициативу.

2. Не последовало такого адекватного ответа и после.

Попытки были в православной России — у Хомякова («Церковь одна», работа, в которой он рассматривает соотношение личного, соборного и «общественного» в жизни и спасении личности, Церкви, народов, у митр. Антония (Храповицкого), в частности, в его работе «Нравственная идея основных церковных догматов», св. Иллариона (Троицкого), в его «Освободительное войне русского богословия» и конечно же Достоевского, который обуславливал богоданную свободу человека нравственной ответственностью (если Бога нет, то все позволено, все за всех отвечают).

Особенно отметим, что проблематика личности и свободы логична вытекала у этих великих православных мыслителей в призыв к активному православному действию, к пророческому обличению «богословия дезертирства». Как актуально писал Св. Иларион, «нам не отсидеться за стенами наших школ и Духовных Академий». Пусть постыдятся те, кто критикует Кураева за безобидные с богословской точки зрения, но крайне необходимые с миссионерской, выступления на рок-концертах, ведь св. Иларион шел и проповедовал большевикам в Политехническом музее, и делал это, пока ему не заткнули рот.

Перед нашим поколением лежит огромная ответственность — как мы распорядимся свободой проповеди- как св. Иларион или будем придумывать неубедительные отговорки, оправдывая собственную лень и превозносясь «над падшим миром».

А ведь мы вновь бежим от правозащитной тематики. Освоение этого языка- важнейшая задача в деле демаргинализации православного общественного движения. Это тем более важно в контексте известной истории с «антиеврейским письмом». Подлинная цель тех, кто за ним стоял- маргинализация и дискредитация идеи русского возрождения, православия в школе и на ТВ.

«Богословие дезертирства» и «ересь аполитичности» стали бичом современной церковной жизни. Пока благопристойные прихожане морщатся от «грязной политики», нишу политического Православия занимают люди, к Церкви и е заботам отношения не имеющие. Уклоняясь от политики, Православный народ сам лишает себя будущего (вспомним, что без православного ответа остались фактический запрет на профессии в министерстве образования, когда разработчиков «Основ православной культуры» Любовь Гармаш и Леонида Гребнева изгнали при новом министре Фурсенко, а предмет «ОПК» уничтожают и заменяют на атеистические «основы религии,» или скандальное заявление нового украинского вице-премьера Томенко, обвинившего Церковь в «непризнании украинской нации» (не брезгующие правозащитной тематикой иудеи или мусульмане такое бы устроили, если бы их обвинили в чем-то подобном)!

Правозащитники-это мы, и нельзя отдавать эту нишу необольшевикам- пораженцам, так же, как отдали ПРАВУЮ ИДЕЮ И ПРАВОЕ ДЕЛО СПС

ПОЭТОМУ Я ЗАЯВЛЯЮ Союз Православных Граждан — ПРАВОЗАЩИТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ. В исконном смысле этого слова.

Но самое страшное, находятся демагоги от богословия, которые действительно создают «богословие дезертирства». Классика жанра «богословия дезертирства"-это не только рассуждения о том, что политика мешает спасению души, это и нападки на Кураева и Рыбко за выступления на рок- концертах, и высокоумные заявления о том, „все ли можно воцерковить“ и т. д. Сторонники „богословия дезертирства“, если они честные люди, если они считают что все кончено, война проиграна- то пусть честно уйдут в затвор и не мешают работать. Я отвечу- ВОЦЕРКОВИТЬ МОЖНО ВСЕ, КРОМЕ ГРЕХА, А УЖ ТЕМ БОЛЕЕ ДЕКЛАРАЦИЮ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА, ДАВ ЕЙ ОЦЕНКУ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ АНТРОПОЛОГИИ, СОТЕРЕИЛООГИ И ЭСХАТОЛОГИИ, ИЗ ЭТОЙ ОЦЕНКИ ВЫТЕКАЕТ И „БОГОСЛОВИЕ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ“, „БОГОСЛОВИЕ ПОЛИТИКИ“.

ЭТО „БОГОСЛОВИЕ ПОЛИТИКИ“ следует рассматривать в русле концепции „Неоккападокийского синтеза“ о. Георгия Флоровского- идее повторения подвига о. Каппадокийцев- воцерковления всех тех культурных богатств (в т.ч. их социально-политического наследия), что выработало человечеством. Такое „Богословие Православного Действия“ предполагает и действия мирянских общественных сил типа СПГ, и восстановление нормы церковной жизни-прихода как церковной единицы, отвечающей за всю паству, весь народ на конкретной очерченной территории — от» улицы Ленина до улицы Ильин", а приходу должно быть дело до всего- до местного самоуправления, здравоохранения, архитектуры, общ. морали, молодежи и т. д. Ведь для нас православных, нет и не может быть ничего «светского», ибо вся жизнь, в том числе общественно-политическая, должна быть пронизана нетварными божественными энергиями. Особенно хочу подчеркнуть, что предлагаемое Православное Действие предполагает не грубое насилие, но «теургию», преображение жизни, не новую войну, а наоборот, показать обществу, что ряд его ключевых кризисов невозможно преодолеть без Церкви. Таких, как примирение труда и капитала на путях православной этики в рыночной экономике (вспомним, что удержание зарплаты работнику-грех, вопиющий об отмщении к небу), гармония между национальным и вселенским, суверенным и общечеловеческим, и, главное, православное раскрытие темы прав и свободы человека, состоящее в том, что свобода является даром Божиим уникальной человеческой личности, но этот дар обусловлен ответственностью за себя и за творение, эта ответственность является важнейшим элементом «Божественной педагогики» в деде достижения высочайшей цели христианской жизни- обожения Человека, его сотворчества с Творцом, преображения человека в «Бога по благодати».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru