Русская линия
Русская линия Сергей Чесноков23.02.2005 

У народа огромный потенциал веры
Беседа с известным в Нижнем Новгороде организатором крестных ходов Георгием Аркадьевичем Яхнисовым

— Георгий Аркадьевич, почему Вы решили принять участие в организации крестных ходов?

— По натуре я такой человек, что все, что касается Родины, меня самого волнует буквально физически. А сейчас такое время, когда её разрывают на части. Я это буквально ощущаю как будто на своем теле. Ведь это разделение проходит не только по нашей стране, которая раскололась на отдельные республики, а теперь начинает раскалываться еще дальше. Это разделение идет и по нашим семьям, близким, родным. И во многом это делается не случайно. Ведь разделение все убивает, это грех — жало смерти. А от греха можно вылечиться только молитвой и покаянием. Особенно сильно покаяние на крестных ходах, которые представляют собой обратный процесс — собирания. Ведь посредством разделения зло сейчас свободно циркулирует в нашей жизни. В нужный момент мировое зло избирательно концентрируется в одном месте, там, где ему нужно и делает свое темное дело. Так вот Крестные ходы особенно и важны сегодня затем, чтобы поставить преграду, препятствие этому свободному циркулированию зла. Крестный ход ограждает дома, города, селения. Нужно совершать как можно больше крестных ходов, поскольку они имеют комплексное воздействие.

— А что Вы имеете в виду под комплексным воздействием?

— Во-первых, как я уже сказал, крестный ход является преградой. Он является ограждением. Нужно ходить крестными ходами как можно чаще. С молитвой и с иконами пускай по два, по три человека, ведь как сказал Господь, где два или трое собраны во Имя Мое там и Я посреди их. Крестный ход низводит на землю огонь и живую воду.

Во-вторых, крестный ход является очищением самого участвующего в нем человека. Многие люди колеблются, они не могут просто так прийти в церковь. А крестный ход им огромное подспорье. Особенно если это ребенок, ведь ему на всю жизнь запомнится то, что происходит в это время. В этом огромное миссионерское значение крестных ходов.

В-третьих, немаловажна все-таки и массовость. Ведь если людей будет мало, то они не смогут вместить всю полноту этой божественной благодати. А благодать не может быть лишней, как не может быть лишним воздух, которым мы дышим. Крестный ход — это сама стихия Православия.

— А как к Вам относятся священнослужители?

— Многие священники говорят, а зачем крестный ход, ведь достаточно литургии, или зачем (как я им предлагаю) обходить вокруг города семь раз, достаточно и одного. Но ведь Иерихон пал лишь после того, как древние евреи обошли вокруг него семь раз, шести-то оказалось недостаточно, значит, это имеет особое значение. Что касается литургии, то одно другому не мешает. Нужно творить одно, но не оставлять и другого. Иначе, зачем бы святые отцы и Церковь Русская так благословляла крестные ходы? Особенное же значение крестные ходы имеют в наше смутное время, когда идет война и в день гибнет по целой дивизии (я имею виду демографический кризис). А крестными ходами Россия спасалась не раз — ярчайший пример ополчение Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского. Вот почему в наше время старцы говорят, что Россия спасется крестными ходами.

Да, действительно многие священники смеются, говорят, чего ты суетишься, зачем пишешь все эти бумаги, все эти обращения архиерею, Президенту, Патриарху, в Белоруссию Лукашенко, даже в Сербию. Я действительно иногда пишу слишком резко. Один раз, например, из-за этого еще при владыке Николае (Кутепове) целых полтора года вообще никаких крестных ходов не было, после того как я одну резкую бумагу написал. Правда, в конце-концов, владыка разобрался и понял, что я делаю это не ради корысти, и он меня благословил, после чего я провел около 15 крестных ходов. Потом буквально за день до смерти владыка еще раз меня благословил, и я отношусь к его благословению очень серьезно и очень его ценю.

— Что важно помнить участникам крестных ходов?

— Нельзя унывать, нужны усердие и планомерность. Нужно координировать свои действия, читать молитву по соглашению, ведь ее главное преимущество в том, что читается она вечером, и никто точно не знает, кто именно ее читает, а польза от каждого читающего очень велика, именно поэтому в ней такая сила. Нужно проводить как можно больше крестных ходов, необязательно многочисленных, лишь бы чинно и благоговейно, с молитвой и со священством. И не нужно ждать результата сразу. Вот священники во всех церквах молятся, а жизнь у нас лучше не становится, так что же надо бросить и вообще не молиться?! Необходимо, чтобы произошло некое накопление усилий, нужна критическая масса, а то иначе как свалить такую махину накопившихся проблем, которую мы сегодня имеем?

А с другой стороны, хотелось бы задуматься, а что было бы, если бы даже этого не было? Вдумайтесь. Если бы не было этих крестных ходов, то, может быть, вообще разорвали нас…

Вот если бы сербы в свое время вместо рок-концертов, защищая мосты, крестными ходами ходили, то, может быть, у них гораздо меньше потерь было и разрушений. А они защищались от сатаны сатаной (рок-музыкой).

Мне говорят, что Россия все равно распадается — так ведь такая сила на нас навалилась — все мировое зло хлынуло с экранов и через границы. Мы же не можем одним-двумя крестными ходами отмолить все грехи? Нужен труд, крестные ходы должны быть как дыхание, как образ нашей жизни. Мы должны делать их регулярными и вводить их в наш обиход.

— А можете ли Вы привести примеры чудесной помощи в результате крестных ходов?

— Одно время у нас была идея привлекать к крестным ходам молодежь, то есть тех, кому принадлежит будущее России. Решили начать с архитектурно-строительного института. По моей просьбе нам дали Оранскую икону Божией Матери, мы привезли ее в Церковь Похвалы Пресвятой Богородицы, что недалеко от этого вуза. И вот накануне перед крестным ходом, когда икону должны были выносить из церкви, она замироточила и заблагоухала, чему свидетелями было человек пятьдесят. А уж как вынесли, то от нее прямо волной пошел сильный аромат. Сама Владычица благословила святое дело работы с молодежью, с учащимися. Но к сожалению, это благое начинание не получило должного развития. И икона больше не благоухала, об этом мне говорил хранитель иконы инок Серафим…

Другой раз мы провели крестный ход вокруг крайне запущенной церкви Вознесения Христова, что на Ильинской улице, чтобы ее начали восстанавливать. С нами был батюшка, который кропил храм водой, и когда все крестоходцы стали на колени, а иконы, и в том числе портреты Царской Семьи, положили на карниз, то эти портреты засияли. Откуда-то потом взялись тележурналисты, которые запечатлели это явление и по телевидению вечером люди могли все это увидеть… А минувшим летом семинаристы уже помогали библиотеке с вывозом ее фондов из храма.

Интересный случай был, когда мы совершали крестный ход по 12 церквям Нижнего Новгорода. В самом конце, когда мы вернулись в исходную точку — увидели в небе гусей, на небольшой высоте, а число их было ровно 12.

Но я думаю, что любой из участников крестных ходов может привести множество чудес, хотя далеко не все они носят общественно значимый и бесспорно очевидный характер.

— А каково Ваше главное впечатление от проведения Крестных ходов?

— То, что народ уже готов… На уровне генетической памяти мы не можем не воспринимать крестные ходы как нечто нам глубоко близкое и родное. Именно поэтому, подготавливая крестные ходы, сталкиваешься с ситуацией, что мирские люди тебе все помогают, чем могут. И представители власти, и руководители предприятий. Ведь попроси я для самого себя автобус, разве мне кто-нибудь бы его дал?! А тут дают сразу четыре автобуса и спрашивают: «Куда их подать?». А ведь у всех этих предприятий каждый литр бензина на балансе, и каждый день работы машины и водителя очень дорого стоит. Но практически не было случая, чтобы обманули.

И здесь мне хочется продолжить тему непонимания многими священниками значения крестных ходов. Думаю, что оно коренится в том, что они сомневаются в степени православности русского народа. Я же видел ее в действии и могу засвидетельствовать, что у народа огромный скрытый до времени потенциал веры. Для примера можно привести посещение нашего города Почаевской иконой Божией Матери, которой приезжали поклониться многие тысячи нижегородцев, а ведь приходилось часами стоять в очереди. Но никто не отчаялся и не ушел. Или другой, уже личный, пример. Как-то в одном из обращений по поводу крестного хода мною было написано, что Россия погибает и одна надежда на молитву и крестные ходы. Дело было в июне, а это обращение я видел по всему городу еще вплоть до ноября и его никто не срывал, хотя обычная реклама держится очень недолго. Поэтому я скажу так — не использовать этот скрытый потенциал было бы в данной критической ситуации верхом безответственности. Крестный ход это для кого-то единственная возможность сделать первый шаг в сторону православия и церкви — приблизится к Богу. Поэтому, не давая людям такой возможности, мы отталкиваем их и гасим святой огонь в их сердцах.

— А что мешает организации крестных ходов?

— В настоящее время нет понимания важности для спасения России крестных ходов, которые, к сожалению, проводятся от случая к случаю, а не планомерно и систематически, а ведь они сейчас нужны народу как дыхание, как живая вода и небесный огонь, а не только как праздничные мероприятия. Настало время решительных действий по подъему духа народного, а если проводить крестные ходы с умом, как стратегические мероприятия, да если еще и одновременно по всем регионам страны, земля наша станет очищаться, что укрепит якорь России в бурном море надвигающихся на нее грозных испытаний.

Сегодня враг воздействует на Россию решительно, энергично, по определенному плану и на всех уровнях нашей жизни. И очень спешно продвигается вперед по уничтожению России и нас самих. То есть он действует комплексно, а мы, как какие-то жалкие зверьки попрятались в свои норы, мечемся, как тараканы бессмысленные, и не знаем, что нам делать. Проведем один крестный ход и очень этим довольны. Помолимся и думаем, как мы много сделали, как мы Россию спасаем. Но жизнь показывает, что, несмотря на восстановление церквей, Россия все равно продолжает разваливаться. За все эти годы мы вполне могли убедиться — того, что мы делали, всё ещё недостаточно для спасения России и для нашей победы. А спасение и победа в настоящее время синонимы, потому что сегодня нас ждет либо победа, либо смерть. Но мы русские — великий народ, мы должны иметь государственное сознание, мы должны защищать свою Родину. А сейчас люди спрятали головы в телевизоры и стараются ни о чем не думать, а только ждут чего-то. А чего ждать?! Только своей погибели.

Поэтому мы, русские люди, должны встать во весь рост, и не просто молиться по церквам и спасать свою душу, ведь спасти свою душу мы не сможем, предавая Родину. Мы протестуем против ИНН, против паспортов, а в то же время проходим мимо всех этих дьявольских штучек, всего того зла, которое нас окружает, типа рекламных пакостей, развешанных по всей нашей земле. Ведь сегодня все: обувь, продукты, головные уборы — все в сатанинских пометках, все уже не наше, все западное. Со всех сторон проштамповали. И мы это спокойно принимаем, будто не замечаем этого.

Сегодня мы не имеем права работать на одном участке и забросить другой. Ведь когда шла война, тогда все всё успевали, и фронту помогали, и детские дома не забывали. А сейчас всего этого уже нет. Мы стали даже хуже коммунистов. Поэтому надо начинать борьбу комплексно, разработать программу действий, выделяя ключевые участки, через которые можно коренным образом повлиять на ситуацию в целом. Но прежде всего, это — массовые крестные ходы и организация покаяния русского народа.

Почему покаяние? Потому что грех, это не абстракция какая-нибудь, а целое греховное древо. Так же и у народа есть свое греховное древо, и главный корень его, как я думаю, это кровавое цареубийство и безбожие. Надо начинать с корней, а они уничтожимы лишь покаянием. Именно всеобщее покаяние позволит подсечь это греховное древо, и тогда мы освободимся и от всех его многочисленных последствий, столь гибельных для Родины нашей. А при наличии искреннего сердечного покаяния все может измениться достаточно быстро. Это чудо обратного знака давно предуготовано на небесах — его ждут все силы небесные. Но мы не верим в него. И в результате этого неверия мы, называя себя православными, на самом деле оказываемся неверующими. Поэтому всеобщее покаяние должно быть обязательно организовано, нужно хотя бы попытаться это сделать. И на своем опыте я мог убедиться, что даже высокое начальство вполне способно на это пойти — мне, простому пенсионеру это лично обещал в свое время премьер-министр Примаков. Вы не поверите, но это было, — я послал в Администрацию Президента бумагу, и меня соединили с Примаковым.

Начинать надо на региональном уровне. Поскольку наша нижегородская земля имеет судьбоносное значение для России, надо здесь попытаться это организовать. Начинать нужно как можно скорее, поскольку народ давно готов. Нужно бросить клич по всем СМИ: люди добрые, вы же видите, что происходит — так давайте во имя спасения нашей родины покаемся перед Богом в том-то, том-то и том-то. Спаси Господи нас грешных. Что-нибудь самое простое, чтобы все запомнили. Назначить час. Пускай даже человек еще не готов к полноценному покаянию, но пусть он творит эту молитву, и тогда посмотрим, что будет. Народ к этому всё равно придет. Поэтому надо начинать немедленно этот процесс, конечно, с согласия правящего архиерея.

Словом, нужна молитва, нужно желание священноначалия, а что касается власти, то там согласие легко можно найти. Они готовы помогать, ведь в глубине души каждый начальник понимает, что с ним случится, если начнётся гражданская война — никакие подземелья не спасут. Ведь гнев Божий уже сейчас повсеместно проявляется: всё горит и взрывается, кругом природные катаклизмы, а ведь это только маленькие предупреждения. Начальство можно уговорить, я в этом убежден, только надо благословение священноначалия.

Нужно провести всеобщее покаяние, по всей стране одновременно. Тогда соловьи зимой запоют.

Одновременность — свойство всего живого. Мы не должны быть как полудохлый труп, а должны реагировать как живой организм — одновременно. Поэтому нам нужно православный потенциал использовать на полную мощность. Включить это данное нам от Бога оружие на всю катушку. И тогда мы сможем победить, и начнутся чудеса. Ибо сила наших врагов заключается в нашем страхе перед ними, если мы этот страх с себя скинем, то этот страх навалится на них самих, и они сами от страха будут разбегаться. Потому что они наглеют только потому, что мы их боимся. Пора это заканчивать, и смело встать в полный рост. Но на это народ нужно вдохновить и для этого нужно крепкое ядро — оно должно быть в церкви. Единство церкви, власти и народа — это единственный залог нашей победы. Не как сейчас говорят — власть, предприниматели и церковь. А нужно еще и народ, чтобы все это было слито воедино с одной целью — спасения всех нас самих, спасения и духовного и физического, потому что сейчас речь идет о выживании, потому что смерти физической все страшатся.
Записал Сергей Чесноков, Нижний Новгород, специально для Русской линии

http://rusk.ru/st.php?idar=103009

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru