Русская линия
Русский дом Николай Коняев25.02.2005 

Россия стоит на сержантах Павловых

«Нам никогда не забыть сурового и грозного 1942 года. Четверть века назад здесь решалась судьба нашего Отечества… Наша клятва — за Волгой для нас земли нет — выражала решимость стоять насмерть, выражала всенародное стремление разгромить врага в Сталинграде…»

Я.Ф. Павлов

«Пусть наши молитвы сольются в единый плач ко Господу, чтобы те, о ком мы молим, возрадовались духом за нашу любовь к ним…»

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Однажды мне довелось встретиться на Валааме с паломниками из Троице-Сергиевой лавры. Помянули в разговоре и старца, архимандрита Кирилла (Павлова).

Кто-то спросил, тот ли это легендарный сержант Павлов из Сталинграда, или все разговоры об этом — обычная поэтическая выдумка, каких немало бродит среди православных.

— И так, и этак говорят… - ответил инок Сергий. — А сам старец Кирилл, по смирению своему, не отвечает на этот вопрос. Но, судя по всему, сержант Павлов — это он и есть.

— Он, конечно! — поддержал его пожилой монах. — Кто ещё так против целой армии сумел бы дом оборонить? Только такому молитвеннику, как Кирилл, и возможно этакое…

Собеседники мои ошибались.

Хотя архимандрит Кирилл (Павлов) тоже сражался в Сталинграде в чине сержанта, но командиром пулемётного отделения 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева, 58 дней оборонявшим знаменитый Дом специалистов, был другой сталинградский сержант — Яков Федотович Павлов.

1

В прежние времена каждый школьник знал об этом Доме…

13 сентября немцы обрушились на центр Сталинграда.

13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева чудом удалось приостановить рвущегося к Волге врага, всего в нескольких сотнях метров от берега, на площади имени 9 Января.

Когда выдалась передышка, обратили внимание, что на нейтральной полосе остался тёмно-серый Дом специалистов. Время от времени оттуда доносились автоматные и пулемётные очереди.

Решено было послать разведку. Выбор пал на сержанта Якова Павлова. Вместе с ефрейтором В.С. Глущенко и рядовыми А.П. Александровым и Н.Я. Черноголовым бесстрашный сержант отправился к дому. Там, в подвале, где укрывались местные жители, разведчики встретились с санинструктором Дмитрием Калининым и двумя ранеными солдатами. Немцев в доме тоже было пока немного. Перебираясь из одной квартиры в другую, с этажа на этаж, разведчики выбили фашистов.

Дом специалистов считался одним из самых престижных в Сталинграде. В нём жили руководители промышленных предприятий и партийные работники. От дома прямая дорога вела к Волге.

Как на ладони просматривались из дома и немецкие позиции. Оценив обстановку, сержант Павлов решил, что уходить из этого дома нельзя.

Рано утром разведчики приняли первый удар врага. Почти два месяца, пятьдесят восемь дней штурмовали немцы Дом Павлова и так и не смогли взять его.

Это, конечно, чудо…

Германская армия, легко прошедшая многие тысячи километров, захватившая десятки стран, застряла перед обыкновенным четырёхэтажным домом на сталинградской улице, но так и не сумела пройти последних метров, ведущих к Волге.

2

В те самые сентябрьские дни, когда всей мощью своих армий немцы навалились на Сталинград, защищал город на Волге и другой сержант — Иван Дмитриевич Павлов. Был он на два года моложе героического однофамильца, но боевой путь его оказался длиннее, потому что начался ещё на Финской войне. И, как и Яков Федотович в Доме на площади 9 Января, Иван Дмитриевич тоже нашёл свою судьбу в развалинах сталинградского дома.

Иван Дмитриевич поднял из груды кирпичей разбитую книгу, начал читать её и почувствовал, как вспоминал он потом, «что-то такое родное, милое для души». Это было Евангелие.

Иван Дмитриевич собрал все его листочки вместе и больше уже не расставался с найденной Книгой. Так начался его путь к Богу.

«Когда я начал читать Евангелие — у меня просто глаза прозрели на всё окружающее, на все события, — рассказывал потом он. — Я шёл с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся…»

Иван Дмитриевич дошёл до Австрии, участвовал в боях на озере Балатон, а в 1946 г., когда его демобилизовали из Венгрии, приехал в Москву.

«В Елоховском соборе спрашиваю, нет ли у нас какого-нибудь духовного заведения. «Есть, — говорят, — духовную семинарию открыли в Новодевичьем монастыре». Поехал туда прямо в военном обмундировании. Помню, проректор, отец Сергий Савинский, радушно встретил меня"…

Так вчерашний сержант и стал семинаристом.

После завершения семинарии он учился в Московской Духовной академии и в 1953 г. принял монашеский постриг.

Духовную академию в 1954 г. заканчивал уже не Иван Дмитриевич Павлов, а иеромонах Кирилл.

Судьба сержанта Якова Федотовича Павлова совершенно другая, но — так странно! — все узловые точки её по времени совпадают с узловыми событиями биографии будущего архимандрита.

В 1944 г. Яков Федотович вступил в Коммунистическую партию. Победу он встретил в звании старшины, а 27 июня 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР ему было присвоено звание Героя Советского Союза за подвиг, совершённый ещё в Сталинграде.

После войны Яков Федотович окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС и работал в народном хозяйстве, трижды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, был награждён орденами Ленина и Октябрьской Революции.

В 1980 г. он удостоился звания «Почётный гражданин Волгограда». Умер Яков Федотович Павлов в 1981 г. и похоронен в Новгороде.

Ну, а вся жизнь архимандрита Кирилла оказалась связанной с Троице-Сергиевой лаврой. Архимандрит Кирилл стал духовником всей братии главного монастыря России.

Именно старцу Кириллу исповедовались ныне покойные патриархи Алексий и Пимен. Сейчас он — духовник Алексия II.

Старец в Лавре почти не бывает — живёт в Переделкино, в резиденции Святейшего Патриарха всея Руси Алексия II.

Про своё боевое прошлое старец предпочитает не говорить.

— Это осталось в той жизни, — отвечает он докучливым собеседникам.

Рассказывают, что однажды архимандрита Кирилла вызвали в военкомат Сергиева Посада и спросили, что сказать московскому начальству о защитнике Сталинграда Павлове.

— Скажите, что я умер… - ответил старец.

3

Я бы не стал объяснять путаницу, которая произошла с сержантами Павловыми в некоторых православных изданиях, одной только восторженностью православных авторов. Безусловно, сыграла свою роль тут распространённость фамилии Павловых.

Мало кто знает, что только Героями Советского Союза в Сталинграде стали трое Павловых. Этого высокого звания были удостоены капитан Сергей Михайлович Павлов и гвардии старший сержант Дмитрий Иванович Павлов.

А сам сержант Яков Федотович Павлов, как мы уже отмечали, получил звание Героя за свой беспримерный подвиг в Сталинграде только после войны, когда он, наконец, вступил в Коммунистическую партию.

Можно отыскать и более глубинные корни этого соединения разных сержантов Павловых в одно целое. Сказалось долгое замалчивание роли Православной Церкви и миллионов православных людей в победе над оккультным рейхом. Ведь практически ничего не известно о том, что когда фашистская Германия напала на СССР, православное духовенство, позабыв о прежних гонениях, встало на защиту Отечества.

Только в одном Сталинграде можно найти немало примеров этого. Священник Днепровский из Казанского собора ходил по осаждённому городу и благословлял жителей и солдат на ратный труд. Священнослужитель Борис Васильев в битве на Волге командовал взводом разведчиков, а митрополит Калининский и Кашинский Алексий, тогда ещё просто рядовой Алексей Коноплёв, был пулемётчиком…

На самом же деле есть в этой истории и та непостижимая до конца мистическая сторона, которая не позволяет говорить о соединении в православном народном сознании Героя Советского Союза сержанта Я.Ф. Павлова и духовника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Кирилла просто как об ошибке.

Впервые я задумался об этом, внимая проповеди, произнесённой архимандритом Кириллом.

«Приведём один пример достоверный, описанный святой мученицей III века Перпетуей, — говорил он. «Однажды, — пишет мученица, — в темнице во время общей молитвы я нечаянно произнесла имя моего умершего брата Динократа. Поражённая нечаянностью, начала я молиться и воздыхать о нём пред Богом. В следующую ночь было мне видение. Вижу, будто из тёмного места выходит Динократ в сильном жару и измученный жаждою, нечистый видом и бледный; на лице у него рана, с которою он умер. Между мною и им была великая пропасть, так что мы не могли приблизиться друг к другу. Подле того места, где стоял Динократ, был полный водоём, край которого был гораздо выше, чем рост моего брата, и Динократ вытягивался, стараясь достать воды. Я жалела, что вышина края препятствует моему брату напиться. Тотчас после этого я проснулась и познала, что мой брат в муках. Веруя, что молитва может помочь ему в страданиях, я дни и ночи молилась в темнице, с воплем и слезами, чтобы он был мне дарован. В тот день, в который мы оставались связанными в оковах, было мне новое явление: место, которое прежде я видела тёмным, стало светлым, и Динократ, чистый лицом и в прекрасной одежде, наслаждается прохладою. Где у него была рана, там вижу только след её, а край водоёма теперь был вышиною не более как по пояс отроку, и он мог без труда доставать оттуда воду. На краю стояла золотая чаша, полная воды; Динократ, подошедши, стал пить из неё, и вода не убавлялась. Тем видение кончилось. Тогда я уразумела, что он освободился от наказания».

Блаженный Августин в пояснение сего повествования говорит, что Динократ был просвещён святым крещением, но увлёкся примером отца язычника и был нетвёрд в вере, и умер после некоторых, обыкновенных в его возрасте, грехопадений. За такую неверность святой вере он терпел страдания, но по молитвам святой сестры своей избавился от них.

Поэтому, дорогие мои, пока остаётся на земле воинствующая Церковь, пособиями её участь умерших грешников ещё может измениться на лучшее. Как много утешений для скорбного сердца, как много света для недоумевающего ума в христианстве! Лучи света льются из него и в мрачное царство мёртвых».

Вдумываешься в слова этой проповеди архимандрита Кирилла, и как-то иначе видится история сержантов Павловых…

Не путаницу, а высокий небесный свет различаешь в ней.

P. S.

Уже завершая этот очерк, я наткнулся на список 6-й роты 104-го полка 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии, погибшей в Аргунском ущелье в Чечне на высоте 776.0.

Среди фамилий героев-десантников, ценою своих жизней перекрывших путь чеченским бандитам, была и фамилия младшего сержанта Ивана Геннадьевича Павлова…

Сталинград, 1942

«Русский Дом», март 2005 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru