Русская линия
Официальный сайт Сергея Глазьева25.02.2005 

Модернизация страны по Александру Третьему

Во время правления Александра III напряжённость в обществе существенно спала. Отсутствие войн позволяло казне экономить деньги на содержание армии за рубежом.

По совету великого Менделеева царь ввёл высокие импортные пошлины, чем существенно стимулировал национальную промышленность. В отношениях между простым народом и знатью-элитой Александр III стремился играть роль третейского судьи, улаживая конфликты. Александр III сам вникал в детали противостояния классов. Он ограничил использование труда подростков в промышленности. В 1885 г. была запрещена ночная работа женщин. Александр III узаконил дуэли, поскольку потребности общества требовали создать условия для поддержания офицерской чести. Требовалось обратиться в суд офицерской чести, и этот суд решал — быть или не быть поединку. Отказавшийся от дуэли немедленно изгонялся из армии.

В 1882 г. началась постепенная замена подушного налога другими налогами, учреждён Крестьянский поземельный банк, обязанный давать ссуды на покупку земли крестьянам и товариществам. В 1886 г. вышел закон, по которому разделение имущества крестьянской семьи возможно только с согласия мира. Закон был направлен на то, чтобы предотвратить уменьшение наделов в условиях продолжающегося роста населения (постоянное дробление хозяйств вместо европейского принципа майората сдерживало отток людей из села и усугубляло действие аграрной перенаселённости). В 1893 г. введён запрет на частичное перераспределение земель внутри общины, запрет на продажу и залог общинных наделов. Теперь, чтобы выйти из общины, требовалось согласие 2/3 крестьянского схода.

Несмотря на все противоречия, годы правления Александра III стали «Золотым веком России». Темпы промышленного и железнодорожного строительства, обнаруживавшие спад в конце 70-х годов, вновь возрастают. Темпы роста промышленности до 1896 года (года отмены Николаем II импортных тарифов) были невиданными. В 1883 г. было начато строительство Транскавказской магистрали Баку-Батуми. В 1888 г. произошло установление железнодорожной связи между Самаркандом и Каспийским морем. Повышение таможенных тарифов в 1887 году привело к конфликту с Германией, закрывшей свой финансовый рынок для русских займов и поднявшей таможенные пошлины на русское зерно. Это привело к появлению царского правительства на французском рынке финансов. В 1888 г. был сделан первый облигационный заём на французском рынке.

Установление ещё более жёсткого протекционного таможенного тарифа в 1892 г. инициировало ускоренное развитие отечественной промышленности. Одновременно увеличивались косвенные налоги: на спички (рост 100%), на пиво, табак и нефть (рост на 50%). В этом же году началось строительство Транссиба. В 1894 г. началось поэтапное введение монополии государства на продажу алкоголя. Вскоре монополия даст ¼ поступлений в бюджет. Был заключён выгодный торговый договор с Германией. России попыталась стать империалистической державой, получив рынки сбыта в Средней Азии (Хивинское ханство и Бухарский эмират) и на Дальнем Востоке (Маньчжурия).

Напомним, что ещё при Николае I русское правительство само занималось организацией стратегически значимых производств, которые не могли освоить свои промышленники, осваивавшие товары потребления. По всей видимости, начиная со второй половины XIX, государство стало лениться это делать, и для дальнейшей индустриализации пришлось привлекать иностранный капитал. Достаточно будет взглянуть на основные отрасли тяжёлой промышленности, созданные в России в конце XIX в., чтобы увидеть, какую решающую роль сыграли в их развитии иностранцы. Современную угольную и сталелитейную промышленность Донецка и Кривого Рога основали англичане, а финансировалась она совместным английским, французским и бельгийским капиталом. Нефтяные промыслы Кавказа были пущены в ход английскими и шведскими предпринимателями. Немцы положили начало русской электротехнической и химической промышленности. Вообще говоря, основанные крепостными предпринимателями в центральных районах страны ткацкие фабрики представляли собою единственную отрасль промышленности, действительно созданную русскими людьми. Бурный подъём русского промышленного производства в 1890-х годах, по темпам не имевший себе равных ни до, ни после того, был не столько естественным продолжением собственного хозяйственного развития России, сколько следствием вложения в неё западных капиталов, техники и, главное, западных организаторов индустрии. Русские капиталисты (как богатые землевладельцы, так и купцы) слишком мало смыслили в механике современных капиталовложений, чтобы затевать необходимые для такого дела финансовые операции. Да и в любом случае они предпочитали вкладывать деньги в облигации императорского правительства, в надёжность которых они свято верили, нежели рисковать в коммерческих предприятиях. Лишь после того, как главный риск взяли на себя иностранцы, в тяжелую промышленность устремился русский капитал. Вследствие этого накануне революции треть промышленных капиталовложений в России и половина банковского капитала в её крупнейших банках были иноземного происхождения (Пайпс Р. 1974).

Результаты правления Александра III были впечатляющими. Страна стала промышленной державой, была построена Транссибирская железнодорожная магистраль. Во время Александра III промышленность развивалась как бы исподволь, незаметно, произошло поэтапное возвращение к протекционизму. С 1893 по 1898 год продолжался небывалый промышленный подъём. По выплавке чугуна Россия вышла на третье место в мире. По добыче нефти (1901 г.) — на первое место в мире. В результате в 1890—1900 гг. объём промышленного производства удваивается. Но за это время промышленные лидеры Европы ушли вперёд, и отставание можно было сократить куда больше, не будь прожигания огромных средств дворянско-помещичьей элитой и накопления золота. Причина последующего затем кризиса состояла в отмене протекционистских таможенных тарифов и введении конвертируемости рубля.

По мнению ряда экспертов, например, В. Фёдорова в системе организации государственной власти и экономики России сложился своеобразный военно-феодальный империализм. Видные финансисты назначались на важные государственные посты. В руководство банками вводились высокопоставленные чиновники министерств торговли и промышленности, финансов, морского министерства и пр. Как видим, эта система была органическим продолжением традиций российской государственной службы. Пока государство следило за элитой и пресекало злоупотребления, такая система не мешала экономическому развитию и не ставила под угрозу безопасность. Еще при Алексее Михайловиче запрещалось назначать воеводами лиц в города, где они имели свои поместья. Тогда же был введён тайный приказ подьячных, которых заставляли следить за послами русского государства и воеводами и докладывать царю (удивительна повторяемость структур при царизме и в советское время, позволяющая в какой-то мере сдерживать деградацию элиты). Уход элиты из-под контроля оказался губительным.

Однако Александр III допускал и крупные ошибки, за которые пришлось расплачиваться его преемнику. Так, он отменил правило дарования дворянства низшим сословиям, что ограничило приход способных людей на руководящие должности. Но самым большим недостатком его правления стало допущение огромного положительного сальдо внешней торговли, шедшего на оплату дворянских развлечений в Европе и бессмысленное накопление золота в казне, вместо того чтобы идти на ещё более быстрые капиталовложения в российскую промышленность без кабальных иностранных займов. Александр III ничего не сделал для перемещения избыточного населения из центральных регионов, а, напротив, укреплял общину, позволявшую правительствам проще собирать налоги.

Ситуация, в которой страна оказалась на рубеже веков, требовала прохода по лезвию бритвы в решении ряда проблем и максимального напряжения ресурсов для ускорения модернизации. После голода 1891 г. правительство, наконец, вполне осознало, что необходимо срочно решать проблему аграрной перенаселённости центральных регионов, и перестало сдерживать поток населения в Сибирь. Решение это, однако, было настолько запоздалым, что требовалось сконцентрировать все ресурсы на индустриализации и освоении Сибири только для того, чтобы откачивать в города и на новые земли вновь появляющееся население и хотя бы не усугублять кризис аграрной перенаселённости. Даже при самом оптимистическом варианте вернуться к земельной обеспеченности начала XIX века уже не было возможности — требовалось сдерживать кризис на имеющемся уровне, а для этого нужно было напряжение всех ресурсов страны. В этот период Россия становилась всё более чувствительной к геополитическим ошибкам властей, и особенно к их ошибкам в области экономики.

Почему на рубеже веков, несмотря на бурный рост промышленности, нарастали кризисные явления? Одной из причин был постоянный отток капитала из России, сдерживавший промышленное развитие по сравнению с темпами, которые были бы достигнуты в условиях нулевого торгового сальдо. Следовательно, замедление развития промышленности сдерживало отток людей из села и усугубляло аграрную перенаселённость.

Огромный отток капитала при Александре III был усугублён двумя катастрофическими решениями Николая II, который быстро поддался на уговоры новых богачей и отменил разработанные великим Менделеевым таможенные тарифы на ввозимые товары (несмотря на протесты Менделеева). Это подорвало возможности российской промышленности в конкуренции с иностранными товарами. Кроме того, Николай II ввёл золотой червонец, ставший самой стабильной валютой не только за всё время России, но и на Европейском континенте.

Реформа по введению золотого рубля была разработана типичным выразителем интересов переродившейся компрадорской элиты графом С.Ю. Витте. Этот недалёкий экономист и ещё худший государственный деятель (после поражения в русско-японской войне он умудрился во время переговоров отдать Японии не только завоёванные ею Корею и Южную Манчжурию, но и Южный Сахалин, которому японские войска ничем не угрожали). Зато он был весьма умелым интриганом и обладал даром убеждения, особенно в отношении царя, чему способствовала редкостная самоуверенность графа (см., например, воспоминания Витте «Золотой рубль»). Витте не смог продавить реформу через Александра III: государь усомнился в выкладках Витте и призвал того спросить мнение о проекте авторитетных экономистов и государственных деятелей России, которые тоже сильно сомневались в действенности такой реформы. После смерти Александра III Витте сумел убедить Николая II создать для одобрения реформы особый комитет, специально составленный из её сторонников.

Суть реформы Витте состояла во введении т.н. «золотого стандарта», при котором практически вся денежная масса, обслуживавшая товарооборот в России, должна была быть обеспечена золотым запасом государственной казны. В канун объявления войны, на 16 июля 1914 г., золотое обеспечение кредитных билетов составляло 92,2%. Таким образом, конвертацию кредиток на золото можно было осуществить даже в абсолютно нереальном случае одновременного обращения в банк всех обладателей кредитных билетов (по Ковалёву, с.261). Эта затея била по российской экономике сразу во многих аспектах. Во-первых, Госбанк не имел возможности выпускать кредитные билеты согласно растущим потребностям товарооборота, если только на ту же сумму не закупалось золото, что вело к огромным потерям, поскольку для закупки золота тратилось зерно, которое можно было бы направить на более полезные цели. Напомним, что введение золотого стандарта в Англии в 1815 году оказало столь же негативное влияние. Во-вторых, затея Витте связывала имевшийся золотой запас и заставляла держать его ради гипотетической возможности обращения держателей кредитных билетов за золотом вместо того, чтобы расходовать его по мере надобности на другие цели. Часть золота даже не хранилась в государственной казне, а вообще бесполезно обращалась в виде монеты. Недостаток средств восполнялся займами под высокие проценты, выплата которых увеличивала отток капитала. Недостаток денежной массы в обращении восполнялся частной эмиссией (кредитная деятельность коммерческих банков, векселя), что лишало казну важного источника доходов. Современные сторонники Витте говорят, что реформа привлекла большие иностранные инвестиции, на самом же деле в значительной части случаев речь идёт об очередных кабальных займах под гарантии золота, перекочёвывавшего в иностранные банки. Там же, где западные промышленники осуществляли реальные инвестиции, они тут же вывозили всю прибыль. 15 января 1902 года в Искре появилась статья В.И. Ленина, в которой разоблачались условия получения нового крупного займа на Западе, взятого С.Ю. Витте под залог — мера, редкая во взаимоотношениях с независимым государством. Наконец, увеличившаяся стабильность рубля и переход к его свободной конвертируемости упростил деятельность контрабандистов, которые могли теперь играть на перепадах внутренних и внешних цен на промышленные товары, не заботясь об организации экспорта сельскохозяйственных товаров.

В результате снижения тарифов и введения золотого рубля в 1899 году, по докладу Менделеева, на Украине добыча угля упала до 65%, выплавка чугуна — до 50%, а стали — до 45%. Реформы Витте привели к тяжелейшему экономическому кризису.

Другие негативные последствия оттока капитала, усугублённого реформой Витте и связанной с этим иностранной зависимости, можно проиллюстрировать с помощью таких данных. Примерно на протяжении тридцати лет до начала Первой мировой войны (с 1885 г.) Россия занимала первое место в мире по темпам экономического роста. Если в период 1885—1913 гг. промышленное производство в Англии увеличивалось в год на 2,11%, в Германии — на 4,5, в США — на 5,2, то в России — на 5,72%. Но вот что показало совместное исследование, проведенное Хьюстонским университетом США и НИЭИ при Госплане СССР (Пол Грегори). На старте в 1861 г. душевой национальный доход России составлял примерно 40% по сравнению с Германией и 16% по сравнению с США. Прошло более 50 лет — и что же? В 1913 г. — уже только 32% от уровня Германии и 11,5% от американского уровня. Тридцать лет подряд Россия увеличивала производство быстрее всех, т. е. как будто бы догоняла самые передовые страны, а разница в среднедушевом доходе русского и американца с немцем всё время возрастала. С одной стороны, это было связано с более быстрым приростом населения в России, с другой — с огромными масштабами вывоза капитала, увеличивавшем доходы иностранных граждан, а не российских. Действительно, в результате реформы Витте в России были созданы облегчённые условия для иностранного капитала. Он действительно строил предприятия по добыче и переработке российского сырья, и объёмы производства росли быстрее, чем в других странах. Но большая часть этого прироста тут же вывозилась за рубеж в виде процентов за кредиты и дивидендов с западных капиталов. Поэтому среднедушевой доход России рос медленнее, чем среднедушевой доход тех стран, которые своими кредитами и «инвестициями» повышали, в первую очередь, свой душевой доход, а не российский. А собственного капитала для развития Россию лишало нелепое накопление в казне бесполезного золота и паразитизм дворянско-помещичьей элиты.

В 1902 г. было закончено строительство Транссиба через Манчжурию с паромной переправой через Байкал. В 1898 г. было введено налогообложение в торговле и промышленности. 1900−1903 гг. разразился очередной промышленный кризис, связанный с общемировым; пострадала металлургия. Чтобы решить проблему, в 1904 году царь берёт под государственные гарантии 300-миллионный заём у Франции. С другой стороны, подстрекаемый немецким императором Вильгельмом, Николай II стал проводить активную внешнюю политику на Дальнем Востоке. В начале XX века в результате оккупации Россией Квантунской области Китая Россия получила врагов на Дальнем Востоке в лице громадного Китая и стремительно развивающейся Японии. Император посчитал, что Россия сильнее Японии, не стал маневрировать и вместо того, чтобы разделить Манчжурию и Корею, как предлагали японцы, он решил блокировать их активность в Корее, считая, что Манчжурия и так уже в руках России. Но он просчитался. Япония напала на Порт-Артур, и в конечном итоге Россия проиграла войну.

Как говорилось, отказ Александра III от не оправдавшего себя предоставления подданным политических свобод сыграл стабилизирующую роль. Однако, как пишет Пайпс, в системе российского управления было много слабостей, которые сводили на нет весь внушительный набор репрессивных мер, введённых в 1870−80 гг. Среди вышеупомянутых противовесов, пожалуй, наиболее важным был отказ от традиционного для России условного характера владения источниками доходов. Институт «частной собственности», «святость» которой признавалась правительством, появился в России довольно поздно, однако быстро пустил в ней глубокие корни. Хотя царский режим преследовал своих подданных за мельчайшие политические провинности, он старательно избегал затрагивать их право собственности. Когда А. Герцен публиковал в Лондоне «Колокол», приводивший власти в крайнее раздражение, рента регулярно поступала к нему из России через международный банк. Мать Ленина, после того как один из её сыновей был казнён за попытку цареубийства, а двое других детей сели в тюрьму за революционную деятельность, до самой смерти продолжала получать казённую пенсию, полагавшуюся ей как вдове государственного служащего. Наличие частного капитала и частных предприятий сводило на нет многие полицейские меры, направленные на то, чтобы лишить «неблагонадёжные элементы» средств к существованию. Неблагонадёжное лицо почти всегда могло устроиться в какой-нибудь частной фирме, администрация которой либо не симпатизировала правительству, либо была политически нейтральной. Благодаря частной собственности, по всей территории империи создались уголки, куда полиция была бессильна ступить, поскольку законы, бесцеремонно попиравшие права личности, строго охраняли право собственности.

Другой прорехой были заграничные поездки, которые приводили к тому, что идеи вольности проникали из Европы в Россию. В-третьих, существовали мощные факторы психологического характера, не дававшие использовать машину репрессий в полную силу. Воспитанная в западном духе правящая элита царской России боялась позора. Она избегала чересчур жёстких мер, опасаясь быть поднятой на смех «цивилизованным миром». Она ужасно смущалась, если даже в своих собственных глазах вела себя «по-азиатски». Элита империи была явно неспособна употребить силу и не думать при этом о психологических последствиях за пределами страны. Результатом этого конфликта между старой самодержавной психологией и современными западными влияниями явилось то, что вездесущий, назойливый и подчас жестокий полицейский аппарат в конечном счёте был мало действенен (по Пайпсу).

Революция 1905 года сыграла свою негативную роль в экономическом развитии. Особенно чувствительные потери понесла казна из-за аферы с финансовым манифестом. В 1905 году Петербургский Совет и газеты провели под чью-то диктовку крупную аферу, вошедшую в историю, как «Финансовый манифест». 2 декабря временное председательское бюро Петербургского Совета без обсуждения этого вопроса на пленарном заседании приняло «Финансовый манифест».

Этот манифест неожиданно переводил борьбу с правительством в совершенно необычную для революции сферу, провозглашая неизбежность финансового банкротства России и объявляя, что «долговые обязательства Романовых не будут признаны побежденным народом». Манифест косвенно сообщал о ненадёжности банков и неустойчивости валюты. Это вызвало массовое изъятие вкладов из сберегательных касс. Потерпевшими были российские банки и всё российское государство, финансовая система которого подверглась тяжёлому потрясению. Этим финансовым кризисом в России воспользовались германские банкиры. Они предъявили России требование о высылке в Берлин большой партии золота на 60 млн. рублей. От «Финансового манифеста» выиграли и банкиры Франции, которые согласились поддержать Россию займом, но на кабальных условиях.

23.02.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru