Русская линия
Русская линия Александр Московский04.02.2005 

Самая «чудесная» конференция Рождественских чтений
Об идее, целях и задачах круглого стола «Чудеса истинные и ложные» рассказал один из его ведущих — Александр Московский

В перерыве между работой 1 и 2 части круглого стола «Чудеса истинные и ложные», прошедшего в Москве 27 января, на вопросы корреспондента Русской линии любезно согласился ответить один из ее ведущих, преподаватель Российского Православного Университета А.В.Московский, являющийся также членом Экспертной рабочей группы по описанию чудесных знамений, происходящих в Русской Православной Церкви.

— Александр Викторович, в рамках Рождественских чтений проходят научные конференции, освещающие самые разные стороны церковной жизни. Как возникла идея самой «чудесной» конференции, как выразился о ней ваш коллега академик П.В.Флоренский?

— Круглый стол есть часть работы по изучению событий, происходящих в последнее время в Русской Православной Церкви в большом изобилии — мироточения, обновления икон и т. д.

Эту тему принес в современную церковную публицистику Сергей Анатольевич Сошинский, который в 1992 году в многотиражном тогда журнале «Новый мир» опубликовал статью об обновлении икон. Именно эта статья стала для многих наших современников как бы откровением, именно из нее они узнали о существовании таких православных знамений как мироточение и обновление икон. До этого тема православных чудес десятилетиями находилась под строжайшим цензурным запретом, и многие даже православные люди имели о ней весьма слабое представление.

Очень важной вехой для нас явилась Конференция «Христианство и наука», проходившая в 1999 году на физическом факультете МГУ в рамках Рождественских чтений. Павел Васильевич Флоренский сделал тогда доклад «Чудо Прокопия Праведного о каменном дожде», а Сергей Анатольевич Сошинский «Чудо в системе мироздания». Тогда же Татьяна Алексеевна Шутова рассказала о схождении Благодатного Огня в Храме Гроба Господня, Виктор Николаевич Тростников — о чудотворной Иверской (Монреальской) иконе Божией Матери и мученическом подвиге ее хранителя брата Иосифа (Муньеса).

Сразу после заседания несколько участников Конференции собрались в одной из лабораторий МГУ, и в процессе обсуждения была высказана идея приступить к систематическому собиранию сообщений о чудесных событиях. Председатель Отдела религиозного образования и катехизации архимандрит Иоанн (Экономцев) благословил нашу инициативу.

Так возникла Комиссия по описанию чудесных знамений, происходящих в Русской Православной Церкви, которая работает на общественных началах, но по церковному благословению и в интересах Церкви. В настоящее время состав Комиссии, слегка расширившись, сохранился, но ее статус стал существенно новым. Теперь это экспертная группа при Синодальной Богословской Комиссии.

— Почему вообще возникла необходимость изучения сообщений о православных чудесах?

— Начиная с девяностых годов и до наших дней, сообщения о чудесных событиях становятся все более частыми: в храмах, монастырях, в домах простых людей мироточат и обновляются иконы, нередки случаи их чудесного обретения. Если всерьез верить сообщениям, изобилие их небывалое в истории России, а может быть и во всей двухтысячелетней истории Церкви.

Какие основания для столь серьезных выводов? Даже самое беглое, поверхностное знакомство с сообщениями дает возможность говорить о четырех существенных признаках современного потока событий.

Это прежде всего их многочисленность, поразительное изобилие. Речь идет о многих и многих десятках событий.

Следует указать и на их повсеместность: cообщения поступают практически изо всех епархий Русской Православной Церкви.

Поразительно их разнообразие. Наиболее часты сообщения о мироточении и чудесном обновлении икон. Но хорошо известны также события перенесения образа на стекло киота, чудесного обретения иконы, звуковые события.

И, наконец, важнейшая особенность многих современных знамений — это их интенсивность. Здесь можно напомнить о чудотворной Иверской иконе Божией Матери (Монреальской), мироточившей почти ежедневно на протяжении многих лет. Все более частыми становятся сообщения об одновременном и продолжительном мироточении сразу нескольких икон.

И, конечно же, нельзя не сказать здесь о ежегодно являемом чуде обретения Благодатного огня в иерусалимском Храме Гроба Господня. Свидетелями его были многие тысячи паломников.

Таким образом, чудесные события — это отнюдь не домыслы безответственных журналистов, а «объективная реальность, данная нам в ощущениях», если процитировать «марксистского классика» — В.И.Ульянова-(Ленина).

Можно думать, что происходящие события есть особое проявление милости Божией. Может быть, в них звучит и Божий призыв, обращенный ко всему нашему народу, напоминание о нашем долге приумножать «талант веры православной».

— Каково отношение в Церкви к таким сообщениям?

— Здесь проявляются два крайних подхода.

Заметней всего — «чудомания», чрезмерный ажиотаж, некоторая околоцерковная или даже псевдоцерковная активность, центром которой зачастую служат события малодостоверные или сомнительные с точки зрения их благодатности.

Как реакция на нее — «чудофобия», сиречь огульно отрицательное отношение к сообщениям о чудесных событиях. Здесь же попытки (иногда приводящие к крайне нежелательным результатам) сдержать эту активность чисто административными мерами.

Одно из самых печальных последствий этой двойственности состоит в появлении еще одного повода для внутрицерковного разделения или даже конфронтации. Можно привести немало тому примеров.

Здесь, к сожалению, наблюдается множество совпадений с тем, как развивались события и вокруг других вопросов, служивших в последние годы предметом оживленного обсуждения: ИНН, канонизация некоторых исторических деятелей, отношение к т.н. «неокреационизму», сомнительные новоявленные иконы и т. д.

Почва для подобного рода разделения сохраняется лишь до тех пор, пока Церковь не вырабатывает взвешенного, основанного на всем богатстве ее богословского и исторического опыта, подхода к спорным вопросам.

Видимо, пришло время для гораздо более систематического, всестороннего и тщательного изучения сообщений о чудесных событиях. Именно поэтому деятельность по изучению сообщений о чудесных событиях благословил Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Белоруссии, Председатель Синодальной богословской комиссии. Сейчас, как я уже сказал, мы работаем как экспертная группа этой Комиссии.

— Но в чем еще можно видеть смысл такой работы?

— Здесь, конечно же, главный — богословский. Что означают множественность и разнообразие чудесных явлений, их интенсивность и повсеместность? Чтобы верно судить об этом, необходимо подробное изучение темы во всей ее полноте.

Православное отношение к чуду исходит из того, что истинное чудо по сути своей церковно. Более того, отнюдь не Православная Церковь утверждается совершающимися в ней чудесами, но всякое чудесное знамение проверяется и удостоверяется Церковью, принимается ею, или отвергается.

В целом, конечно, чудо глубоко укоренено в христианстве. Но в тоже время Христос предупреждает, что «Род лукавый и прелюбодейный ищет знамений» (Мф 12.39). Это значит, что не чудесами как таковыми спасается человек, но своей жизнью в Церкви и на том пути, на который указывает Церковь (и на который могут указать и Божии события).

Сказанное означает также, что внутри Церкви должно быть выработано богословски выверенное отношение к современному потоку сообщений о чудесных событиях, предложены хотя бы самые общие наставления клирикам и простым прихожанам, получающими опыт встречи с такими событиями.

Мировоззренческий смысл чуда также очень важен. Поскольку чудеса реальны, то мир наш устроен совсем не так, как думают материалисты и атеисты. А значит и так называемая научная картина мира неисправимо ущербна, неверно отвечает на самые важные для всякого человека вопросы. Именно этот аспект темы очень полезен для просветительского, миссионерского служения Церкви. Сенсационность не нужна, но хорошо документированные, подробные и убедительные сведения о чудесных событиях должны быть доступны всем: и тем, кто только на пути к храму, и тем, кто вошел в храм. Один убедительный и яркий рассказ сильнее иных проповедей и книг. И здесь много о чем можно рассказать!

На исторический смысл чуда в свое время ясно указал архиепископ Мефодий (Герасимов): истинные события и чудеса в духовном мире человека и в жизни Церкви имеют такое же важное значение, как и величайшие события во внешней жизни народов. Значит, они должны быть добросовестно исследованы, и знания о них бережно сохраняться, как сохраняются церковные и исторические реликвии.

Нет нужды повторять, что наша страна и Церковь переживают особый, критический период своей истории, и, можно предполагать, что множественность, интенсивность и повсеместность чудесных явлений — важнейшая особенность этого периода. Насыщенность их, повторим, велика даже в перспективе истории Церкви в целом. Понимая это, вправе ли мы сделать вид, что как бы ничего и не происходит и тем самым дать сообщениям о чудесных событиях затеряться в подшивках текущей периодики? А ведь так было, и не раз.

Любой опыт может быть полезным, если только он фиксирован и осмыслен. Все, что происходит в Церкви, важно и, прежде всего, для нее самой.

Можно по-разному относиться к сообщениям о чудесных событиях, по-разному понимать их благодатный смысл. Но множественность их, повсеместность и интенсивность является объективным фактом современной жизни.

Чрезвычайно важен, и, возможно, по значимости находится на первом месте, практически-церковный смысл проводимой Комиссией работы. Здесь необходимо оговориться, что мы, большинство членов Комиссии, являясь рядовыми прихожанами, не имеем никакого права высказываться по собственно церковным вопросам. Но мы ведем систематическую организационную работу (проводим конференции, круглые столы, совещания), в которых принимает участие духовенство. Мы публикуем материалы этих конференций. Поэтому прямым следствием данной работы является систематическое обсуждение не простых проблем, связанных с тематикой чуда. Например, данный круглый стол проходил под названием «Чудеса истинные и ложные». Это предельно-актуальная тема, это горящая тема, и это глубоко церковная тема. Это тема внутрицерковного поведения, отношения, иерархии ценностей в практической жизни Церкви. Поток сообщений о чудесных событиях, сами чудесные события, происходящие в храме, или в домах прихожан, вызывают даже у священников двойственное отношение, а порою и замешательство — как оценивать эти события, как вести себя, как наставлять прихожан. Постоянно сотрудничающий с Комиссией священник Александр Трушин сказал в своем выступлении на круглом столе, что он считает чрезвычайно важным существование такой Комиссии, потому что это позволяет вынести трудные вопросы на систематическое церковное обсуждение. Иначе, как он сказал, «мы все, священники, были бы предоставлены каждый самому себе».

И вот, поскольку в настоящее время нет опыта взвешенной оценки подобного рода чудесных событий, поскольку существует разномыслие как у прихожан, так и среди священнослужителей, главная задача работы нашей экспертной группы состоит в том, чтобы способствовать выработке первых, сугубо предварительных подходов к правильному, церковно-выверенному отношению к чудесным событиям. Эта тема была одной из основных и на проведенном только что круглом столе. Для выработки же общецерковной точки зрения на это необходима и предварительная кропотливая работа с многообразным фактическим материалом (чем мы в основном и заняты), и организационная работа (проведение вот таких круглых столов, а также семинаров, конференций, непременно с участием священнослужителей, видящих проблему изнутри, и богословов, способных видеть ее в перспективе целостного православного вероучения).

Вы обратили внимание, сколько было священнослужителей на данном круглом столе? А наш первый докладчик о. Валентин Асмус является постоянным членом Богословской Синодальной Комиссии. И именно они определяли смысловое наполнение проведенного круглого стола. Наша, то есть, членов экспертной группы, роль в заседании, была сугубо организационная. Но ведь и она необходима.

— Не могли бы Вы охарактеризовать президиум?

— Ну, прежде всего протоиерей Валентин Асмус, как я уже сказал, постоянный член Президиума Синодальной богословской комиссии при Священном Синоде, профессор Московской Духовной Академии. В президиуме мы видим также Павла Васильевича Флоренского, профессора геологии Государственного университета нефти и газа им. Губкина. Это выдающийся ученый. Когда были получены первые фотографии поверхности Земли из космоса, то среди первых десяти человек, получивших к ним доступ был и Флоренский. Павел Васильевич разработал метод обнаружения месторождений нефти по космическим снимкам. Нет необходимости объяснять, что это научное открытие, имеющее для нашей страны стратегическое значение.

Вообще Флоренские — это известнейшая геологическая династия. Когда их великий дед — священник Павел Флоренский, понимал, что дни его уже сочтены, он всем своим сыновьям дал очень мудрый совет — подальше, с глаз долой от этой власти. — А куда? — В геологию. С одной стороны первоклассная наука, и при всем том настоящее мужское дело — нелегкая, полная приключений жизнь, и что немаловажно — вдали от власть предержащих: 8 месяцев в поле, и 4 — обработка материала….

— А кто Ваши докладчики?

— Все они имеют непосредственное отношение к нашей теме. Прежде всего, священники, которые имеют богатый, разнообразный и проблемный опыт общения с этими событиями в аспекте фактическом, аспекте богословском, аспекте психологическом.

Очень интересный доклад сделал протоиерей Борис Балашов, Благочинный Клинского район. В городе Клин, в одной из квартир сегодня происходит массовое мироточение икон. Подобного рода события являются для Церкви серьезной проблемой. Как относиться к этому? Что говорить прихожанам, которые идут с вопросами? Можно ли реагировать на эти события обычным церковно-административным методом? Вопросов море…

Для каждого священника это очень сложная и многомерная проблема — встреча с подобным событием. И как пастырь он должен собрать всю свою мудрость и мужество, чтобы поступить правильно, потому что здесь мы все как бы в бездну заглядываем.

Один мой знакомый в шутку говорит, что мы заняты экспериментальной метафизикой. В этой шутке есть доля смысла. Ведь слово метафизика можно понимать и буквально как учение о том, что находится за пределами видимого мира, но непосредственно влияет на наш видимый, проявленный мир. При таком взгляде чудеса это как бы послания в наш мир из мира невидимого, но тем не менее вполне реального. Эти послания выражены особым символическим языком, но мы уже не можем делать вид, что якобы не замечаем их, поскольку это не просто какие-то природные аномальные явления, а как бы знаки, знамения, сообщения, обращенные как к отдельным верующим, так и иногда ко всему церковному народу.

— А есть ли среди членов экспертной группы исследователи-естественники?

— Их присутствие совершенно необходимо, ведь всякое расследование сообщения о чудесных событиях проходит несколько этапов. Прежде всего, необходимо удостовериться, что событие, вообще, имело место быть. Довольно часто мы сталкиваемся с сообщениями, которые при расследовании оказываются ложными. Далее мы должны понять, может ли данное событие быть объяснено с точки зрения современных научных представлений или хотя бы иметь перспективу подобного объяснения. Если может, то тогда нет оснований называть эти события чудесными, это просто необъясненные пока естественные феномены, которых, конечно же, очень много.

Итак, работа естественников необходима, но при всем том имеет предварительный, вспомогательный характер. Мы просто устанавливаем, есть ли фактический материал для серьезного богословского обсуждения.

Ведь самое главное, что мы должны понять, так это — есть ли в исследуемом нами событии какой то смысл важный для Церкви. Без понимания этого вся наша работа лишена особого значения, похожа на увлечение разного рода «аномальщиной», в данном случае околоцерковной. Такие занятия не только никому не нужны, но и чрезвычайно вредны, порой опасны, и, прежде всего, для тех, кто соприкасается с подобными феноменами. Нам понятно весьма осторожное, сдержанное отношение к сообщениям о разного рода чудесах православных священников и, расследуя такие сообщения, мы всегда стараемся заручиться их помощью, полагаясь на их мудрость и духовный опыт.

Без их участия наша работа не только опасна, но и бессмысленна. Ибо только православный богослов или обремененный саном священник вправе судить о том, имеет ли данное чудесное событие духовный смысл и в чем он состоит.

Нужно постоянно помнить, что для Церкви различного рода чудесные события важны лишь постольку, поскольку они могут привести к вере нецерковного человек или укрепить в ней тех, чья вера не слишком совершенна. По сравнению с Великим Чудом, которое каждый раз невидимо и неслышимо совершается в Храме во время Божественной Литургии, все другие чудесные события, которые могут иметь место в жизни человека, служат как бы поддержкой на пути к Храму. Мироточение и обновление икон имеет только одну цель — чтобы мироточили и обновлялись души людей.

Именно об этом очень ярко и убедительно говорили на нашем круглом столе священники: протоиерей Валентин Асмус, благочинный Клинского района протоиерей Борис Балашов, настоятель собора Святителя Николая (село Лямцево Домодедовского района) иерей Александр Трушин и другие.

Необходимо, чтобы по каждому вопросу Церковь имела взвешенное, обоснованное, а главное полезное для самой Церкви решение, не раскалывающее, а укрепляющее ее.

Но в любом случае мы стараемся помочь Церкви своими скромными силами, собирая достоверные сведения о событиях, которые могут быть чудесными знамениями. Не коллекционировать легенды и мифы, а пытаться получить достоверные сведения, а в случае каких то особенно ярких событий и проводить предварительное расследование их.

Вокруг нас много феноменов необычных, странных. Но, как только они оказываются как-то связанными с церковной жизнью, возникает искушение думать, что это знамение какое-то.

Вот простой пример. Паломники выходят утром после ночной службы в одном из монастырей и видят в небе над монастырем огромный светящийся крест. Они расценивают виденное как некое знамение. В некоторых православных изданиях появляются сообщения об этом событии, сопровождающиеся все более яркими подробностями.

По нашей просьбе группа студентов Православного университета поехала расследовать эти сообщения. Первый же встреченный ими в монастыре монах советует: «Дождитесь сумерек, если Вам повезет, то и сами крест увидите».

На монастырских стенах стоят прожектора. Иногда лучи прожекторов оказываются скрещенными. Если над монастырем невысокое туманное облако, имеющее некоторое определенное строение по высоте, можно видеть в небе очень выразительный светящийся крест. Но можем ли мы его назвать «чудом»?

Это простейший и безобидный пример.

— А с действительными чудесами Вы имели дело?

— Да, мы несколько раз были свидетелями очень ярких событий. Но, когда мы что-то наблюдаем, мы не дерзаем судить о том, какой духовный смысл этого явления. Мы можем только сказать, что это событие не имеет (на сегодняшний день?) научного объяснения. Таких событий немало.

— Что бы Вы могли главной удачей в работе Экспертной рабочей группы?

— Лучше говорить о некотором предварительном результате. Мы поняли масштабность самого события. Мы ясно осознали, что в наше время случаи чудесных событий, происходящих в Церкви очень многочисленны, интенсивны, повсеместны, и на сегодня они являются одной из важнейших особенностей современной церковной жизни. Мы не знаем, как следует расценивать это. Как проявление милости Божией к нашему православному народу или как свидетельство того духовного кризиса, в котором наш народ сейчас пребывает. В самой Церкви, как мы уже говорили отношение к этой теме противоречивое. И тут дело не только и не столько в различии субъективных мнении — тому есть серьезные объективные основания, важно, что сама тема очень и очень непроста.

— То есть обильные чудотворения, мироточения это особенность нашего времени?

— Предварительный вывод, что именно так.

— А что бы Вы назвали главной неудачей Вашей работы?

— Лучше говорить о главном затруднении, главном беспокойстве, которое в нашей работе будет постоянно присутствовать. Мы, как специалисты с естественнонаучным образованием, можем судить лишь о фактической стороне событий и почти слепы к их духовному смыслу. Мы лишь уповаем, что он благодатен. Поэтому мы постоянно рискуем увлечься ложными (именно в духовном смысле) событиями и пропустить менее яркие, но истинные (в смысле духовном) события. Именно в этом и состоит главная «профессиональная вредность» подобного рода занятий.
Записал Сергей Чесноков, специально для Русской линии

http://rusk.ru/st.php?idar=102958

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru