Русская линия
Русская линия Леонид Глушаев26.01.2005 

Священник Виталий Кариков: «Посеянное сегодня в малом стаде — непременно прорастет через несколько лет в большом»
23 января впервые за многовековую историю Православия в столице Литвы в Вильнюсе была совершена Литургия на литовском языке

Один из древнейших храмов Республики в честь святой мученицы Параскевы Пятницы стал в очередной раз свидетелем события, по значимости не уступающего, пожалуй, «возведению этого храма на месте капища языческого бога Рагутиса «в ХIV веке.
«Посеянное сегодня в малом стаде — непременно прорастет через несколько лет в большом» — так можно перевести с литовского смысл, сказанного в проповеди иереем Виталием Кариковым. Автором перевода Литургии Иоанна Златоустого и предшествовавших ей часов — третьего и шестого.

— Некоторые православные приходы в Литве, конечно, пробовали включать в службу некоторые ее части, переведенные на литовский: здесь уместно вспомнить ектеньи — Сугубую о здравии и спасении. И особенно Заупокойную. Панихиды в Дни поминовений и праздников. В Клайпеде, к примеру, Священное Писание читается на славянском и литовском. Это практикуется в определенные даты, примерно раз в месяц. Но полностью, вся Литургия была совершена на литовском сегодня первый раз, если хотите, за многовековую нашу историю. В те века, наверное, и не было такой надобности. Обычно считается, что православные — это русскоговорящие люди. Хотя… Недавно вышла книга на литовском «История Православной Церкви в Литве». Там есть некоторые статистические данные. В межвоенные годы православных литовцев насчитывалось более тысячи человек. Это не идет ни в какое сравнением с сегодняшним днем. Они, конечно, есть и сегодня, но значительно меньше.

— Это чаще всего люди из смешанных семей?

— Да. Люди, которые хоть как-то понимают русский язык, но не говорят. У нас в православной церкви богослужения проходят на церковно-славянском языке. И понять им всего, естественно, невозможно. А Литургия — это Таинство, прикоснуться к которому необходимо каждому. Тем более ребенку. Проблема еще и в том, что многие дети из смешанных семей из — за языкового барьера не не попадают ни к католикам, ни к православным. Остаются некрещеными.

— В сегодняшнем мире — всюду, где есть православие, издавна вошло в практику проведение служб на языке страны. Будь то Франция или Великобритания. Соседняя Польша или Финляндия…

— Не только. Для русскоязычных, которые еще помнят свой язык и хотят сохранить свою культуру, соприкасаться с ней и в церковной жизни, служится на славянском. Есть местные французы, англичане и другие, которые хотели бы постичь православие. Можно, конечно, выучить русский. Но должен ли язык стать препятствием тому, чтобы стать христианином вообще и православным в частности. Вот потому и в соседней Латвии есть общины, где служат по-латышски, в Эстонии, Финляндии и Польше — на своих языках. Те, кому восточное православие пришлось по сердцу, не должны испытывать препятствий в своем выборе.

— Была ли какая-то «оглядка» на католические варианты служб при переводе на литовский. Или там просто нет аналогов?

— Это переведенная Литургия святителя Иоанна Златоустого. Так, как служится в Православной Церкви на церковно-славянском или греческом языках. Со всеми чисто православными традициями. Только на литовском. Скорей всего, из-за языка и песнопения сегодняшней службы показались необычными. Из-за сочетания с Валаамским знаменным распевом. Обычно в церквях он используется гармонизированным. Но хор был не полным, всего лишь дуэт. Потому и не прозвучала вся гармония.

— Как долго и трудно с богословской, да и филологической точки зрения Вам пришлось работать над переводом?

— Трудно от того, что первая попытка. Единственный перевод, который был издан в Петербурге — 1887 год, грешил большими русицизмами. Язык с тех пор интенсивно развивался и, конечно, тогдашний литовский, на котором предлагалась Литургия, сегодня безнадежно устарел. Нужно было все начинать заново.
По времени это продолжалось больше года.
Но где-то лет шесть-семь назад, я помню, ко мне после службы подошла женщина и вручила какие-то бумаги. В ту пору я был епархиальным секретарем у митрополита Виленского и Литовского Хризостома. И после воскресных и праздничных служб прихожане, обычно, заваливали меня всякого рода бумагами для Владыки. Под вечер, разобрав все, я увидел вдруг копию того самого петербургского перевода 1887 года. И что интересно, тогда был наложен запрет на латиницу в изданиях на литовском языке. Оттого перевод вышел на кириллице.

— Символично, что первая служба прошла в храме святой мученицы Параскевы Пятницы, где некогда Великий литовский князь Альгирдас со своими русскими женами крестил всех своих двенадцать сыновей в православие.

— В этот храм еще ходили наши покровители — святые мученики Антоний, Иоанн и Евстафий, которые по происхождению были литовцами. Это тоже момент, связывающий нас с историей.
Сейчас здесь службы совершаются лишь на Рождество, Пасху и престольный праздник — святой Параскевы. Если бы мы начали в приходах с регулярными службами, то православные, молящиеся на славянском языке, могли бы себя почувствовать отодвинутыми в сторону. Этот храм удобен тем, что мы не даем никакого повода к таким мыслям. Сюда будут приходить те, кто желает молиться на литовском языке, потому что этот язык им более понятен.
Следующая Литургия состоится 6-го февраля в 10 часов.
Леонид Глушаев, Вильнюс

http://rusk.ru/st.php?idar=102933

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru