Русская линия
Русская линия Сергей Лебедев10.01.2005 

Ще не вмерла Украина? Ще мабудь скоро помре…
Пора признать, что нет никакой украинской нации, поэтому нет смысла в существовании украинского государства

За несколько часов до наступления нового, 2005 года, Виктор Федорович Янукович, премьер-министр Украины, кандидат в президенты республики, фактически победивший в обеих турах президентских выборов, подал в отставку с поста премьера. Несколько дней спустя отставка была принята президентом Кучмой. Хотя трудно избавиться от аналогии с новогодней отставкой Ельцина, но все-таки данное событие совершенно иного плана. Потерпело поражение, впрочем, тактическое, движение воссоединения единого народа Великой и Малой Руси. Под трескучие вопли о «демократии» волю значительной части народа Украины перечеркнули проплаченные «политтехнологи». Сделанная по трафарету «революция» восторжествовала над здравым смыслом. Президентом стал имеющий лишь единственное отличие в виде пестрых пятен на физиономии (вот уж подлинно, Бог шельму метит!) Виктор Ющенко. На освободившееся место премьера выдвигается «королева бензоколонок», она же «леди Ю», она же «женщина с одиннадцатью миллиардами», по паспорту Юлия Тимошенко, непосредственно занимавшаяся кражами российского газа, подельница знаменитого казнокрада, также бывшего премьера Украины Павла Лазаренко. С прической под Лесю Украинку, миллионами в кармане и ореолом «мученицы» старого режима, при котором ей довелось сидеть в тюрьме за коррупцию, сей секс — символ «оранжевой революции», готовиться принять бразды правления.

На тему украинских выборов уже написано много и еще больше будет написано. Кризис на Украине вовсе не решен. Янукович и его сторонники будут опротестовывать результаты подсчета голосов (хотя в сложившихся обстоятельствах это бесполезно). Официальные итоги выборов будут опубликованы лишь в районе 11−14 января. Впрочем, все то, что произошло в конце 2004 года на Украине, есть не более, чем очередной этап процесса распада Украины как территориально-политического образования.

Много было сказано о том, что между западной и восточной частями Украины различия в религиозных, языковых, культурных и политических ориентациях носят принципиальный характер. Такого противопоставления друг другу жителей разных регионов одной страны, пожалуй, не найти в истории. Разве что юг и север США 140 лет тому назад противостояли друг другу столь же серьезно, но и тогда население обеих частей Америки говорило на одной языке и исповедовало преимущественно одну религию. На Украине запад и восток говорят на разных языках в самом буквальном смысле слова. «Западенцы» исповедуют так называемую Греко-римскую («униатскую») религию, такую же искусственную и нелепую, как сам украинский национализм. Впрочем, поскольку большинство жителей Украины, при всех многовековых преследованиях Православия, сохранили веру предков, самостийникам пришлось изобрести украинскую «автокефальную» церковь. Разумеется, к истинному Православию автокефалистские самосвяты никакого отношения не имеют.

Выборы 2004 года наглядно показали географическое наличие двух украин. Злоязычные журналисты даже придумали названия Юкраина (для той части республики, что проголосовала за Ющенко), и Якраина (где преобладают сторонники Януковича). Однако Украина расколота не на две, а на гораздо большее количество частей.

Если более внимательно изучить цифры голосовавших за каждого из кандидатов по областям, то нетрудно заметить, что самая западная в республике Закарпатская область голосовала совсем не так, как мы ждали именно от «западенцев». На Буковине (также обычно относимой к западу) кандидат самостийников Ющенко не в встретил такой же единодушной поддержки, как в Галиции. Русскоговорящий Киев, однако, стал оплотом Ющенко. Таким образом, не все так однозначно на Украине. Что поделаешь, из слишком большого количества территорий, соединенных на живую нитку, состоит республика.

Откуда есть пошла Украина

«Украинская идея» была привнесена на исторические земли Руси извне. Украина как советская республика, а затем как государство была сформирована из политических соображений заинтересованных кругов разных стран. Украинцы как нация создавались под украинскую государственность. Но, плохо это или хорошо, эксперимент по превращению Малороссии в Украину на сегодняшний день не увенчался успехом. Провозгласить создание на определенной территории исторической России независимого государства не значит стать государством. Объявить несколько десятков миллионов малороссов (то есть ветви единого русского народа) новой нацией не значит быть нацией. Запись в паспорте национальности «украинец» еще не делает человека украинцем.

Впрочем, может ли самостоятельно, естественным путем, возникнуть нация, называющая себя «украинцами» (то есть живущие У Края, жители Окраины, части целого)? Искусственность украинского национализма обусловила и искусственность новоявленного украинского «государства».

Любой национализм обычно проходит несколько последующих стадий. Сначала у некоторых образованных представителей угнетенного этноса возникает стремление к выработке литературного языка, изучения народного фольклора, создания истории своего народа. Затем появляется политическое движение, ставящее целью создание отдельного независимого национального государства. Наконец, это политическое движение получает поддержку за рубежом, с помощью которой и достигается независимость. Но украинское самостийничество шло противоположным путем. Сначала за рубежом возникло стремление отделить малороссийские губернии от России, затем внутри России появилось «украинское» самостийническое движение, и лишь потом началось (впрочем, продолжающееся и до сих пор) изобретение украинского языка и истории.

Среднее Поднепровье было колыбелью исторической России. Не случайно позднее эти земли стали называть Малой Русью, то есть малой Родиной всей Руси. Колонизируемые территории, на которые расселялись на протяжении многих веков восточные славяне, стали называться Великой Русью. Подобное словообразование существует в большинстве индоевропейских языков. Еще в античную эпоху греческие поселения в Италии и Сицилии получили название Эллада Мегали (Великая Греция), а собственно Греция считалась Малой Элладой. В результате русской колонизации пределов Восточно-Европейской равнины Малая Русь, метрополия Руси, оказалась окраинной территорией. С ХII века в русских летописях существует термин украйна (с маленькой буквы и с краткой «й») для обозначения окраинных пограничных территорий. Так называлась Псковщина («немецкая украйна»), заокские степи («польская украйна»), Забайкалье («сибирская украйна»). Впоследствии украйнами стали называть и земли Малороссии.

В XIV—XV вв.еках Малая Русь была под властью литовских князей из династии Гедеминовичей. Сразу скажем, что первоначально литовские князья выступали как освободители Малой Руси от татарского ига. Великое княжество Литовское (ВКЛ) было таким же русским княжеством, как Московское или Тверское. Слово «Литовское» пусть нас не смущает, поскольку оно обозначало тогда всего — лишь место происхождения династии. Считать ВКЛ литовским государством, враждебным Руси, все -равно, что считать Францию Наполеона национальным государством корсиканцев. Но в 1386 году князь Ягайло, ставший по совместительству польским королем, принял католицизм. С этого времени Литва перестала быть для русских людей «своим» государством. Вместо продавшейся латинянам Литвы теперь только сохранившая верность Православию Москва могла быть Третьим Римом.

Аристократия в большинстве своем приняла католицизм, а вслед за этим — польский язык и культуру. Некоторые литовские князья, сохранившие верность православию, выехали в Московское княжество. Большинство князей, впрочем, превратились в «поляков», составив господствующий слой в Литве, объединившейся с Польшей в 1569 году в Речь Посполитую. Заметим, что земли Малой и Белой Руси не были завоеваны поляками. Произошло добровольное ополячивание властвующей элиты. Хотя господствующий класс Речи Посполитой состоял в основном из таких ополяченных русинов, по отношению к своим соплеменникам, сохранившим русское православное самосознание, проявлялась самая чудовищная жестокость. Впрочем, чего еще ждать от ренегатов? Нельзя не поразиться готовности верхушки Малой Руси отречься от всего русского. Такая наследственность определила дальнейшее поведение многих украинских правителей.

Но если верхушка предала свою веру и свое происхождение, получив свои тридцать серебряников в виде «шляхетской вольности», то простой народ упорно держался Православия. И тогда в хитроумных головах иезуитов появилась идея создать гибридную церковь, сохранившую православную обрядность (а именно незыблемость обряда была главным для неграмотных, неискушенных в богословии крепостных) с подчинением Ватикану. В 1596 году на соборе в Брест-Литовске, этом роковом городе, где в 1918 году был подписан мир с немцами, и в окрестностях которого в 1991 году были подписаны Беловежские соглашения, была провозглашена сия ублюдочная униатская «церковь». Именно благодаря униатству и смогло появиться так называемое украинство. Впрочем, украинство и в наши дни охватывает лишь малую часть граждан Украины.

Страна, сшитая из лоскутков

Многие православные бежали из Речи Посполитой в пределы Московского царства. На Великой Руси таких беженцев называли черкасами (поскольку крайним городом на Днепре, откуда вел самый краткий путь в Запорожскую Сечь, и в Великороссию, были Черкассы). Русские цари предоставляли черкасам для поселения земли Дикого Поля, освободив их от крепостной зависимости, но обязав распахивать степи и нести военную службу. По своему статусу и быту черкасские слободы (освобожденные от подати и тягла поселения) напоминали поселения казаков, с той лишь принципиальной разницей, что слобожане оставались государевыми людьми. Заселенные черкасами земли получили название Слободской Украины или Слобожанщины. Ныне территорию Слобожанщины занимают Харьковская, Сумская и часть Донецкой областей. Жители прежней Слободской Украины в основном считают себя украинцами, в деревнях говорят на суржике (смеси русской речи и украинской мовы), но настроены пророссийски.

Наиболее вольнолюбивые малороссы укрывались за днепровскими порогами, создав славную Запорожскую Сечь. Под руководством Богдана Хмельницкого запорожцы сражались за воссоединение всех русских земель. Воссоединена была только часть украинных русских земель на левом берегу Днепра. Здесь возникло своеобразное автономное казачье государство во главе с пожизненным гетманом, просуществовавшее с 1654 по 1764 гг. В Гетманской Украине отсутствовало крепостничество, высок был уровень грамотности, неслучайно так много образованных малороссов внесли вклад в русскую культуру ХVШ — ХIХ веков. При Екатерине II гетманщина была ликвидирована, на всей левобережной Украине установлено крепостное право, но традиции вольной жизни сохранились. Именно на левом берегу Днепра сложились наиболее яркие индивидуальные черты украинского быта. Но и вместе с тем самостийничество остается не в почете у потомков казаков Хмельницкого.

При Екатерине II Россия твердой ногой встала на Черном море. Покоренные Суворовскими чудо-богатырями причерноморские земли составили Новороссию (несправедливо забытое ныне слово). Заселялась Новороссия переселенцами со всей Российской империи, иностранными колонистами, «задунайскими переселенцами» (балканскими христианами, бежавшими от турецкого ига). Ныне здесь расположены Одесская, Николаевская, Херсонская области, части Днепропетровской и Запорожской областей, и Крым. Составляя юг республики, причерноморские области в культурном и политическом плане не считают себя украинскими. Большинство местных жителей говорит на несколько неправильном русском языке, и достаточно презрительно относится к украинству.

В наши дни Крым, присоединенный к Украинской ССР только в 1954 году, превратился в самостоятельный субъект политики. Подавляющее большинство крымчан отрицательно относится к самому факту пребывания в составе Украины. Несколько референдумов, проведенных в 90-е гг., продемонстрировали стремление жителей полуострова присоединиться к России. В качестве опоры самостийничества украинские власти вернули в Крым татар, депортированных в 1944 году за сотрудничество с фашистскими захватчиками, на историческую родину тюркских народов — казахстанские степи. Впрочем, в тупую башку украинского самостийника не укладывается простая мысль — то, что плохо русским, совершенно не обязательно хорошо для украинцев. Татары при поддержке Турции втихаря создают в Крыму новую Ичкерию. Если на парламентских выборах 90-х гг. татары голосовали за Рух — партию наиболее злобных самостийников (вот каковы борцы за вильну Украину!), то теперь они все громче заявляют о намерении воссоздать Крымское ханство. Ясно, что в ближайшей исторической перспективе Крым будет или турецким, или русским, но не украинским.

В начале ХХ века сложился еще один регион, ныне во многом определяющий политическую жизнь республики. Это — Донецкий угольный бассейн, более известный под аббревиатурой Донбасс. Один из индустриальных центров Российской Империи, а затем и СССР, Донбасс стал украинским лишь в 20-х гг. Его присоединение к Украинской ССР обосновывалось необходимостью приобретения аграрной республикой промышленного региона с большевистски настроенным рабочим классом. В целом жители Донбасса отличались наиболее просоветскими взглядами, относя себя к СССР в целом, а не к одной из советских республик. В незалежной Украине Донбасс переживал жестокий экономический кризис и массовое обнищание населения, несмотря на то, что обеспечивал большую часть промышленного производства республики. Неудивительно, что даже нажившаяся на приватизации донецкая элита требует себе соответствующей доли власти в республики, а те, кого принято называть «широкими массами», настроены на объединение с Россией почти поголовно.

Таковы те регионы, называемые общим не столько географическим, сколько политическим термином Восточная Украина. Но противостоящая ей Западная Украина также не едина.

На правом берегу Днепра польское господство сохранялось вплоть до разделов Польши в 1793 и 1795 гг. Впрочем, даже после присоединения к Российской Империи правобережной Украиной правили польские помещики, городское население в значительной степени состояло из евреев. Большинство интеллигенции было поляками или ополяченными украинцами. Именно польские паны и стояли у истоков зарождения украинского самостийничества. В целом правобережная Украина была и остается сельскохозяйственным регионом. Большинство населения этого региона, включающего в себя Киевскую, Черкасскую, Житомирскую, Винницкую, Хмельницкую области, считают себя украинцами, но не отличаются особенной русофобией. Не случайно центральная Украина колебалась в своих политических предпочтениях на всех парламентских и президентских выборах, начиная с 1991 года. Именно центральная Украина и представляет собой ту не определившуюся массу избирателей, наиболее подверженную перепадам в настроении, а также и наиболее поддающуюся манипулированию.

Особняком стоит столица — Киев. Город остается русскоязычным, однако он одновременно наиболее продажная часть Украины. Именно в Киеве делаются большие деньги. На незалежности киевляне весьма разбогатели. Киев в постсоветские времена превратился в самостийный вариант лужковской Москвы. И неслучайно, что именно в этом городе, где почти никто не говорит чисто по-украински, самостийники имеют серьезную поддержку. Кадров для «оранжевой революции» в Киеве было предостаточно.

Когда говорят о западной Украине, чаще всего имеют в виду Галицию. В самом деле, нигде нет такой патологической русофобии и дикого самостийничества, как здесь. Можно, конечно, иронизировать по поводу того, что только в 1904 году галичане официально стали украинцами, а до этого они называли себя русинами, или руськими (именно так, с одним «с). Львов, признанный центр украинского национализма, до 1944 года был польско-еврейским по населению, языку и культуре городом. То обстоятельство, что земля древнего Галицкого княжества шесть веков, вплоть до 1939 года была отрезана от основной части русского народа, а также вызванное этим господство униатской церкви, создали из Галиции особый регион. Русофобия является едва-ли не единственной основой украинского национализма, а униатская Галиция представляет собой единственный край на Украине, где национализм имеет массовую поддержку. Зато практически во всех других регионах республики к галичанам относятся весьма холодно, чтоб не сказать враждебно.

Кстати, нет на Украине более западного географически региона, чем Закарпатье. Однако закарпатцы не считают себя украинцами, сохранив самоназвание русины (иногда употребляется более тяжеловесный термин карпатороссы). У русин существует свой литературный язык, отличающийся от русской речи и украинской мовы. Закарпатцы критически оценивают украинство, хотя и не проявляют таких пророссийских симпатий, как жители Донбасса.

Наконец, есть и еще один регион Украины — Буковина, который включает в себя одну Черновицкую область. Большинство верующих буковинцев — православные, самостийничество здесь отнюдь не преобладает, хотя в целом Буковина считается «жовто-блакитной» областью.

Такова Украина по регионам. После этого правомерен вопрос — может ли относительно долго существовать в таких границах такое государство? Имеет ли Украина будущее как государство? Впрочем, какую судьбу может иметь страна, созданная под украинский национализм.

Как делался украинский национализм

«Украинская национальная идея» сводиться к одному — отделению земель исторической Руси и присоединению их к тому, кто больше заплатит. В разные эпохи самостийники продавались полякам, туркам, шведам, немцам, теперь — НАТО. И, кстати, всегда история самостийничества имеет общую закономерность — за незалежность выступали гетманы-предатели, а народ упорно стоял за единую Русь. Так было, и надеюсь, так будет.

И все же откуда взялась эта «украинская идея»? Не будем вспоминать Мазепу или Выговского. Как политическая идеология самостийничество исторически молодо. Превратились же малороссы в украинцев и вовсе несколько десятилетий тому назад.

После разделов Польши польские магнаты, страдая по временам своего господства на Украине, пытались восстановить Речь Посполитую в прежних границах. С этой целью предпринимались попытки привлечь на сторону польского дела малороссов, для чего и возникла украинская теория. Еще в конце ХVIII века польский эмигрант Ян Потоцкий выпустил в Париже книгу, где «доказывал», что на берегах Днепра живет народ, близкий к полякам и ничего общего с москалями не имеющий. Этот народ граф и назвал географическим термином украинцы. Правда, основную проблему польским авторам доставлял тот исторический факт, что земли, на которые претендовали поляки как на неотъемлемую часть Польши, были сердцем Киевской Руси. Впрочем, довольно долго польские авторы утверждали, что Русью являются именно восточные земли прежней Речи Посполитой, а Россия есть Московия, ничего общего с Русью не имеющая. Так, некий польский генерал Рыкачевский писал: «То, что называется Россией, есть выдумка, бессмыслица, новое наименование, опровергаемое историей… Россия… есть не что иное, как Московия, страна не славянская, народности азиатской и варварской, объявленная в ХVIII веке европейским государством принадлежащим к славянской народности по указу, созданию абсолютной властью одной царицы». В польской политической литературе по отношению к москалям употреблялись термины «россияне», в то же время украинцев, которых поляки жаждали «освободить» с целью подчинения, называли рускими (с одной буквой «с»), или русинами. Земли правобережной Украины поляки называли «Русью», а остальную Россию — Московией. «Русь» должна была стать частью «польского трилистника», включавшего в себя также собственно Польшу и Литву (в состав которой относили Белоруссию).

Однако в восстаниях против России, поднятых поляками, украинцы и белорусы поддерживали русскую власть. Стало ясно, что превращаться в поляков они не желают. Зато, используя отдельные различия в говорах, обычаях и быте между малороссами и великороссами, можно попытаться разделить самих русских на отдельные нации. Это совпало с намерениями властей Австро-Венгрии, во владения которой вошла Галиция, использовать новое украинское движение против России.

Для внушения малороссам отдельного «национального самосознания» использовалось буквально всё, в том числе и деятельность отрицательно настроенных к украинству деятелей. Не может не удивлять громадный процент инородцев, стоявших у истоков самостийничества. «Украинскую идею» создавали поляки (Б.Залеский, С. Гощинский, В. Антонович), великороссы (Н.Костомаров, С. Ефремов, Д. Донцов), евреи (В.Перетц и большинство деятелей украинства ХХ века). Впрочем, в свое время В. Антонович, в ответ на намеки о своем польском происхождении, вроде — бы не вписывавшегося в украинство, отвечал, что украинец — это не национальность, а политические убеждения. Суть этих убеждений заключалась в необходимости уничтожения «тюрьмы народов» — России.

В Галиции, отошедшей к Австрии после разделов Речи Посполитой, с середины ХIХ века началось спешное изготовление отдельной нации. Огромную помощь в этом деле оказала униатская церковь. Первоначально австрийские власти стремились переименовать галицийских русин в рутенов (по-латыни это и значит русский). Однако упрямые хохлы не признавали такого названия. Дабы отделить галичан от русских, были предприняты попытки создать отдельную русинскую письменность. Сначала галичанам навязывали латинский алфавит (его прозвали абецадло по звучанию первых букв алфавита). Однако абецадло была не приемлема не только для православных, но и для униатов, сохранивших часть православных обрядов.

Столкнувшись с непризнанием латинского алфавита, австрийские власти и их пособники обратили внимание на наличие еще одной украинской грамматики. В 1860 году писатель и деятель просвещения российской Малороссии П.А.Кулиш придумал упрощенный алфавит, дабы облегчить ликвидацию неграмотности на Украине. В «кулишовке» (или «кулишивке») отсутствовала буква «Ы», новое звучание получили некоторые другие буквы. Именно кулишовку и превратили в Галиции в «украинскую письменность». Сам П.А.Кулиш, узнав об этом, с гневом писал в Галицию: «Вам известно, что правописание, прозванное у вас в Галиции «кулишивкой», было изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я придумал упрощенное правописание. Но теперь из него делают политическое знамя… Видя это знамя в неприятельских руках, я первым по нему ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства». Однако на протест Кулиша самостийники внимания не обратили.

Дабы еще больше кулишовка отличалась от русской письменности, в 1892 году в Галиции было ведено фонетическое написание слов, вместо этимологического. Напомним, что фонетическое написание означает, что буквы пишутся так, как звучат. Если фонетику ввести в русский язык, то «окающие» и «акающие» говоры превратятся в отдельные системы письменности. Именно это и сделали австрийские власти Галиции. Началось изобретение новых слов, создаваемых по одному критерию — лишь бы звучало не так, как по-русски.

Наконец, в 1904 году император Франц-Иосиф в одном из высочайших манифестов назвал галичан «украинским народом». Что ж, если человеку сто раз подряд сказать, что он свинья, на сто первый раз он захрюкает в ответ. Если полтораста лет русинам Галиции внушали, что они отдельный украинский народ, а малопонятный язык, который изобретали львовские профессора, есть «ридна мова», то теперь приходиться признать, что Галиция стала действительно Украиной, то есть анти-Россией.

На российской Украине самостийники действовали как «пятая колонна», не утруждая себя конспирацией, благо «передовое общественное мнение» всегда было готово поддержать противников самодержавия, но особой популярности не имели. «Национально свидомых» (сознательных) украинцев было очень мало, да и то преобладали среди них не украинцы, чаще всего даже не славяне. В 20-х гг. видный самостийник, Вацлав Липинский, отмечал, что 99% украинцев — малороссы, считающие себя русскими, и только 1% - «свидомые» украинцы (Липинский В. Листи до братiв — хлiборобiв. Киiв, 1995, с. 97). Но что же это за национализм, если его поддерживает лишь сотая часть нации? Впрочем, классик украинской литературы Михайло Коцюбинский ехидно заметил, что украинский национализм для кого болезнь, для кого профессия.

Несостоявшаяся нация, несостоявшееся государство

Спасение украинскому национализму принесла, как ни странно, советская власть. Большевистское руководство начала 20-х гг., в котором главенствующую роль играл Троцкий, поставило своей задачей борьбу против русского «великодержавного шовинизма». Для этого необходимо было расчленить русских на несколько мелких наций, лишенных великодержавных устремлений. И вот была создана Украинская советская республика, к которой присоединили Новороссию и Донбасс. Украинцы были объявлены «нацией» и началась усиленная украинизация. Искусственный язык, изобретенный в Галиции, но мало понятный самим галичанам, стал усиленно внедрятся во все сферы жизни республики. В 1921, 1928, 1933, 1946 гг. были проведены реформы правописания, еще более отделившие украинское письмо от литературного русского. Изобретались все новые и новые «чисто украинские» слова. Проведение в жизнь украинизации обеспечивалось всей мощью карательного аппарата НКВД. Члены большевистской партии обязаны были выполнять партийное поручение — выучить украинский язык и только на нем говорить в общественных местах. Высказывания против навязывания нового языка считалось контрреволюционным выступлением со всеми вытекающими последствиями. Были созданы специальные «тройки по украинизации». А непосредственно проводили жизнь операцию по изготовлению украинского народа возглавлявшие республику в 20-е годы Э. Квиринг и Л.Каганович. Именно им, а не Шевченко или Грушевскому украинцы обязаны своей мовой. В конце концов, украинизация в значительной мере достигла цели — понятие «малоросс» практически исчезло, более или менее мова была внедрена в разговорную речь. Но сознание украинцев в значительной степени осталось общерусским.

Практически те же процессы происходили и на западе современной Украины, оказавшейся под властью Польши. Власти Польши провозглашали — «русских в Польше нет!», и проводили насильственную украинизацию такими же беспощадными методами, что и в СССР. В 1939 году западная Украина воссоединилась с исторической Россией, называемой в те годы СССР. Однако украинизация продолжалась с тем же размахом при том, что буржуазные националисты, ориентирующиеся не на СССР, подвергались репрессиям вместе с активистами русского движения Галиции. В годы Великой Отечественной войны подавляющее большинство жителей Украины доблестно сражались за единую Родину. Что касается бандеровщины, то не будем забывать, что в Галиции население было перед войной весьма зажиточным, и установление советской власти вместе с коллективизацией, раскулачиванием и преследованием верующих не могло не вызвать вооруженный отпор. В сущности бандеровщина 1944−53 годов была продолжением русской гражданской войны.

В 1991 году, после Беловежских соглашений, Украина стала независимым государством вопреки воле большинства народа. Когда 17 марта 1991 года проходил Всесоюзный референдум о сохранении единства СССР, то свыше ¾ украинцев сказали «ДА» Союзу. После того, как Украина все же была объявлена «незалежной», то показателем отношения граждан к этому обстоятельству стали президентские выборы, проходившие 1 декабря 1991 года. Ярый самостийник В. Черновол получил большинство лишь в западных областях, но президентом был избран получивший большинство за счет восточных областей Л.Кравчук. Впрочем, став президентом Кравчук тут же стал гетманом-предателем. Началась очередная украинизация, показательная конфронтация с Россией. Разумеется, Кравчук тут же повторил судьбу всех гетманов-предателей. На выборах 1994 года запад республики поддержал Кравчука, но восток — Кучму, которого считали пророссийски настроенным. Благодаря поддержке восточных регионов, Кучма победил на выборах.

Увы, Кучма полностью повторил путь Кравчука, продолжая украинизацию, антирусскую политику, воровал российский газ. Ориентируясь на Запад, Кучма отправил 1600 украинских солдат в Ирак. Антирусская позиция Кучмы вполне устраивала Запад. Поэтому Кучме сходило с рук все — и безбрежная коррупция, когда премьер П. Лазаренко украл 4 миллиарда (!) долларов, и когда президент Национального банка В. Ющенко (тот самый) обворовал украинцев на 1 миллиард гривен, по-гайдаровски лишив их сбережений. Кучме было позволено продавать оружие диктаторским режимам и даже сбивать гражданские израильские самолеты. Если по отношению к России сионисты поднимали вой, когда кто-то из российских политиков употреблял слово «жид», то от кучмовской Украины просто взяли деньги и спустили дело на тормозах.

Задачей украинского национализма и тем более его хозяев было создание барьера против России, а судьба украинского народа вообще не играла роли. За годы «незалежности» Украина скатилась до африканского уровня развития. По доходу на душу населения Украина, согласно даже значительно преувеличенным официальным данным, уступает Алжиру. На Всемирном Экономическом Форуме 1997 года по рейтингу конкурентноспособности 53 стран Европы Украина заняла… 52 место. После нее шла только Албания. Демографический кризис Украине превзошел российский. Население республики за годы «свободы» только в результате превышения смертности над рождаемости уменьшилось на 4 миллиона человек. Примерно 7 миллионов граждан Украины работают за рубежом, в основном в России.

Экономическая и социальная реальность Украины не способствует росту «украинского самосознания». В сборнике статей, вызывающе названном «Апология Украины», самостийник Мыкола Рябчук подсчитал, что через десять лет после провозглашения незалежности лишь 30% украинцев — национально свидомые, еще 10% - русские (независимо от происхождения), отрицательно относящиеся к независимости и желающие присоединения Украины к России, 60% - «местные» с неопределенной идентичностью, считающие себя одновременно украинцами, русскими и крымчанами (или харьковчанами, или одесситами) (Апология Украины, М., 2002, с. 124−125).

Все это означает только одно — Украина не состоялось ни как нация, ни как государство.

Революцию заказывали?

Как ни выслуживался перед Западом Кучма, но в нем отпала надобность. Непомерная алчность президентского окружения (а только зять Кучмы В. Пинчук располагает 1,3 миллиардов долларов), воровство российского газа (который, таким образом, не доходит до западных покупателей), не могли не вызвать на Западе скептицизм в отношении Кучмы и его преемника. К тому же сама возможность прихода к власти представителей индустриального востока, тем более ориентированных на Россию, пугает западных политиков. Не допустить появления украинского Лукашенко — так открыто сформулировал ближайшие цели Запада в отношении Украины Бжезинский. Когда же в число наиболее влиятельных лидеров республики выдвинулся В. Янукович, то на Западе Европы и западе Украины встревожились.

Накануне президентских выборов 2004 года западные политики объявляли, что демократическими выборы могут считаться только в том случае, если президентом станет Ющенко. На тот случай, если народ проголосует «неправильно», то заранее началась подготовка «каштановой революции». (Правда, западные политтехнологи проявили полное незнание географии и климата Украины, ведь выборы проходили в сезон, когда знаменитые киевские каштаны не цветут).

Причина, по которой прозападным кандидатом, стал Ющенко, была проста — уроженец Сумской области, то есть восточной Украины (западенца на востоке не выбрали бы), повязанный коррупционными делами, ведомый твердыми женскими руками (собственной женой, американской гражданкой, и газовой леди Тимошенко), он является идеальной марионеткой.

И произошло то, что произошло. Пятнистый Ющенко был объявлен победителем. Запад на полном серьезе говорит о торжестве демократии. Радиостанция «Немецкая волна» 1 января 2005 года уже заговорила о том, что следующая «оранжевая революция» состоится в Минске. Впрочем, батька Лукашенко вряд ли будет спокойно глядеть на происки с западной стороны.

Самое трагическое в случившемся — это то, что трагедия Украины продолжается. Ближайшая перспектива — распад искусственной конструкции под названием Украина на составляющие части. Вопрос не в том — распадется ли Украина, а в том, когда и как это произойдет. Хотелось бы, что бы это осуществилось без крови, во всяком случае, без большой крови.

И последнее. Давайте не увлекаться словесными формулировками прошлого. Признаем наконец, что нет никакой украинской нации и поэтому нет смысла в существовании украинского государства. Великороссы, украинцы и белорусы — это даже не три братских народа, это — один народ. И у нас должна быть одна страна.

http://rusk.ru/st.php?idar=102868

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru