Русская линия
Крупнов.Ru Юрий Крупнов23.12.2004 

Диагноз болезни Ющенко запрещен к уточнению? Почему?

Главная загадка последних двух недель перед вторым переголосованием на Украине, которое состоится 26 декабря, — это так и не состоявшееся уточнение диагноза заболевания кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко и, более того, прямой отказ Ющенко и его окружения от постановки точного диагноза.

Даже находясь на лечении в австрийской клинике «Рудольфинерхаус» и уже после того, как проблема его заболевания стала действительно всеобще значимой, Виктор Ющенко, как заявил сам руководитель клиники Михаэль Цимпфер, отказался от проведения анализа лицевой ткани.

При этом Цимпфер сказал австрийскому агентству АПА, что, чтобы подтвердить версию про отравление Ющенко, только анализ лицевой ткани может дать ответ, был ли Ющенко отравлен.

Между прочим, из этих рассуждений следует, что даже для того, чтобы только подтвердить якобы уже окончательно подтверждённую версию отравления — и то нужен анализ ткани, и, следовательно, сам же руководитель клиники, которая в итоге поставила-таки диагноз «отравление», публично опроверг самого себя и по сути заявил, что версия отравления — до сих пор не более чем версия.

Но дело намного серьёзнее.

Всё больше медиков поддерживают версию профессора Игоря Гундарова, что, возможно, Виктор Ющенко болен проказой (лепрой), то есть его болезнь может представлять серьёзную опасность для него самого и для окружающих, всех, с кем он находится даже в недолговременном контакте в радиусе 1−2 метров.

И если бы Ющенко согласился на проведения анализа лицевой ткани, то этим анализом (безвредным и ничего не требующим, даже времени, от больного) можно было бы сразу решить две задачи: подтвердить/опровергнуть версию про отравление и заодно всё окончательно выяснить и про лепру (проказу).

Но Ющенко почему-то отказался от проведения анализа лицевой ткани.

Почему?

И случайно ли, что вместо достаточно простой, рутинной процедуры по проверке всех версий и установления точного диагноза, в массовое сознание населения буквально всего Земного шара в качестве единственной и якобы абсолютно точно установленной версии, была вброшена информация о «окончательном диагнозе — отравлении диоксинами». Мало того, что эта версия была вброшена через ТРИ месяца после иных заключений врачей из той же самой австрийской клиники. Мало того, что главный врач австрийской клиники Лотар Викке (единственный из выступающих от имени этой клиники врач-профессионал, кстати), после оглашения диоксинового диагноза на следующий же день подал в отставку под смешным предлогом «перегруженности на работе».

Даже если не обращать внимания на все эти более чем странные обстоятельства появления версии «отравления», всё равно нет никаких серьезных оснований для того, чтобы считать данный диагноз окончательным.

Это следует из профессиональных рассуждений директора токсикологического центра Минздрава РФ Юрия Николаевича Остапенко, из аргументированного заявления первого замминистра здравоохранения Украины Александра Орды, который указал на недостаточность анализов крови и в итоге обвинил в полном непрофессионализме составителей истории про отравление, заявив журналистам, что «хотел бы порекомендовать людям, которые брали анализы крови у Ющенко, поднять специальную литературу по этому вопросу», по мнению тех же врачей на специализированном медицинском форуме и по всем обстоятельствам разработки и вбросов данной версии.

«Яды» и «КГБ» = «отравление борца за свободу и демократию Ющенко» — эти ключевые фразы составили описание «окончательного диагноза». Подобного рода гремучая смесь, вне всяких сомнений, после 50 лет «холодной войны» должна оказаться убойной и с высочайшей эффективностью сделать своё дело в сознании навсегда запуганного до смерти зловещим образом «КГБ» западного да и российского, украинского и т. п. обывателя (см. хотя бы одну из последних, за 20 декабря 2004 года, публикаций на эту тему в стиле «лапши на уши» с витиеватым названием «Убийство за столом. Тарелка супа из рук дьявола» (The New York Times, США), кстати, там, внизу под текстом статьи есть огромный список только переведённых на русский язык и опубликованных на ИноСМИ.ру статей на эту же тему).

Что же это всё означает?

Прежде всего, то, что версия отравления является крайне удобной и эффективной для того, чтобы добавить голосов Ющенко. Вот образцово-показательное рассуждение колхозной звеньевой Веры Симоненко из тернопольского села Кобеляки, вовремя доведенное до общественности «Московскими новостями»: «Я за Ющенку голосовала. И Ганна, соседка, тоже за него. Да, считай, вся улица. Мы ж как узнали, что мужчину отравили, сразу перешли на его сторону. Ну, так, без политики, просто жалко человека, и все. А Януковича чего жалеть?..».

Ради столь эффективной версии, вероятно, никакого человека не жалко: ни окружающих, ни самого Виктора Андреевича Ющенко.

Но есть и вторая задача у очевидно «левой» версии отравления: закрыть, «замазать» иные версии и сам истинный диагноз.

Вероятно, заболевание Ющенко является настолько нетипичным и разрушающим все планы его и его сторонников, что устанавливать (не то что публиковать) правильный диагноз попросту НЕЛЬЗЯ.

То есть полученное знание, а диагноз и переводится с греческого как «актуальное знание», скажет нечто такое, что не должен никто знать.

Что же это такое, чего не должны все знать? Самая вероятная версия — что-то подобное проказе (лепре).

С каждым днём, собирается всё больше и больше свидетельств в пользу этого страшного и крайне неприятного для всех диагноза.

Чтобы тут разобраться, надо начать с того, чтобы уяснить: подтвердить или опровергнуть подозрение на проказу обычно более чем легко.

В типичных случаях делается соскоб со слизистой носа для выявления палочек Ханзена (возбудителя проказы) под микроскопом и биопсия тканей бугров, которая позволяет при микроскопии выявить специфические «пенистые» клетки. Всё это занимает считанные минуты и не требует отвлечения больного от основной деятельности. Важно только собрать независимую комиссию и делать это публично. Затем в кратком официальном коммюнике о результатах анализа полученное знание могло бы быть опубликовано и вопрос о болезни В. Ющенко был бы закрыт.

Но такое обследование никто не делал и делать не собирается.

Более того, как уже было сказано, Виктор Ющенко отказался от проведения анализа лицевой ткани.

Вместо этого, оставляя за скобками политтехнологические фантазии про «отравление» (оказалось, что западные «мордоделы"-политтехнологи ничуть не уступают в своей отвязности российским), исходно строились и продолжают строиться нагромождения мнений, «мыслей», точек зрения и т. п.

Уровень аргументации при этом потрясает.

Вот лечащий врач Виктора Ющенко, профессор Николай Корпан, когда его просили прокомментировать версию про лепру, категорически опроверг её: «Эта версия исключается — вам любой специалист подтвердит. Проказа — крайне заразное заболевание. Если бы Ющенко был болен ею, то заболели бы и члены его семьи, и люди из ближайшего окружения. Основная загадка болезни Ющенко заключается как раз в том, что он не изолирован от людей, и тем не менее никто не заразился от него».

Трудно представить что-то более несусветное, чем это заявление а) ВРАЧА и б) ЛЕЧАЩЕГО ВРАЧА ТОГО ИМЕННО БОЛЬНОГО, о болезни которого он высказывается.

Дело в том, что проказа заразна (и именно поэтому доктор Гундаров выступает со своей версией в печати — чтобы предотвратить распространение возможной инфекции), но, внимание!, заражаются проказой не все и, главное, НЕ СРАЗУ — инкубационный период может длиться от нескольких месяцев (редко) до тридцати лет — в среднем, несколько лет.

Это азбучные истины, которые должны знать студенты третьего курса медвуза. Поэтому утверждать, что Ющенко «не изолирован от людей, и тем не менее никто не заразился от него», имея в виду, разумеется, последние месяцы, когда болезнь стала явной и активной, — значит говорить либо неправду, либо демонстрировать верх невежества.

Но, ничего. Никто в мире «не вздрогнул». Ну, сказал лечащий врач это, ну, вот, и «все вопросы разрешил», тему, что называется, можно закрывать.

Или, например, Институт вирусологии имени Пастера. По сообщению ИА «Росбалт», там «версию о проказе комментировать вообще отказались, сказав, что это очень грозное и заразное заболевание, и сторонники Ющенко, зная об этом, просто не рискнули бы с ним общаться».

Неназванные в публикации учёные крайне «оригинальны».

Правильно, как и подавляющее большинство обывателей (от торгующих в коммерческом киоске и журналистов до президентов больших стран), они считают, что кандидат в президенты, да которого ещё очень любят принимать в Европейском сообществе и США, обниматься с ним, — не может болеть проказой. Логика несокрушимая: иначе бы все знали, и он не был кандидатом в президенты и с ним не встречались бы руководители других стран и т. п.

Всё прекрасно — кроме одного. Это всё правильно только в том случае, если у рассуждающих УЖЕ ИМЕЕТСЯ ТОЧНОЕ ЗНАНИЕ, т. е. точный диагноз, который, смотрите выше, был получен после достаточно простых анализов. Но этих анализов — на основе соскоба и биопсии — сделано-то не было! И знания попросту нет.

Также сомнительным является и другое рассуждение обывателя: уж Ющенко-то смог себе найти самых лучших, которые бы и сказали ему диагноз. Абсолютно не факт. Врачи, как мы увидим ниже, тоже люди и тоже нередко любят предполагать о многом, что этого не может быть, потому что не может быть, и, в итоге, опять же не проверять, не устанавливать точное знание (предполагать возможность сознательного сокрытия диагноза не хочу).

Вообще, представляя себе как у людей устроены головы, я абсолютно уверен, что это знание никто и не собрался за всё время получить и удостоверять. Убеждён, что и сам В.А.Ющенко и его окружение рассуждало точно так же: это не может быть, потому что этого не может быть.

Тут является странным только одно — то, что медики и даже учёные медики, из НИИ, ничем не отличаются от обывателей. И отчего-то не хотят, просто отказываются действовать профессионально.

Что значит действовать профессионально? В чём должна быть базовая схема?

Первое. Поставить дифференциальный диагноз, т. е. на основе наличных симптомов определить ВЕСЬ набор возможных заболеваний.

После публикации первого интервью доктора Гундарова несколько врачей, в том числе один очень успешно практикующий в США врач русского происхождения, честно и с досадой признались мне, что они допустили грубейшую и недопустимую для любого врача ошибку, не предположив ВСЕ вероятные версии диагноза, т. е. нарушив базовую схему дифференциального диагноза, альфу и омегу профессионализма любого врача.

Почему они не предположили ВСЕ версии? Они также честно пояснили: по причине того, что думали, что этого не может быть, потому что этого не может быть — по крайней мере, с кандидатом в президенты.

Второе. Определив все возможные версии в составе дифференциального анализа — тщательно проверить их и выбрать наиболее вероятную.

Всё. Дифференциальный диагноз — это крайне просто. Проще не бывает. Возможно, именно поэтому этого до сих пор никто не сделал и делать не хочет.

Более того, вдобавок к этому множество «специалистов» вроде лечащего врача Виктора Ющенко Николая Корпана, в пылу политтехнологических забав не желают вспоминать вузовские учебники и не стесняются разглагольствовать на тему «а ведь вот» и «если бы да кабы», переливая из пустого в порожнее.

Чудесный образчик деградации профессионализма и логики — выспренные рассуждения «специалистов» на страницах Портала социал-демократической политики.

Так, Николай Сырокомский, частнопрактикующий дерматолог, г. Житомир (Украина) безаппеляционно утверждает: «То, что произошло с Ющенко — результат отравления его диоксином. Это можно утверждать, сравнив фотографии кожи лица других пострадавших от такого отравления». Опустим момент, связанный с тем, что обычные фото пострадавших от диоксина имеют в виду от внешнего воздействия диоксинов (кстати, название этого вещества профессионалами всегда употребляется в множественном числе — много их разных диоксинов, а не один диоксин, эдакий диоксинище).

Но чем заканчивает сей великомудрый эксперт? Тем, что, ни мало не смущаясь, глаголет: «Диагноз «проказа» просто невозможно поставить по фотографии».

Вот так. Отравление диоксином по фотографии он определить может, а проказу по фото определять невозможно. Крайне перспективная логика! Но главное даже не в этом, а в том, что Гундаров ничего и не говорит о диагнозе, а только о ВЕРСИИ. Не различать версию и диагноз — это не подлежащий обжалованию приговор умственным способностям взрослого человека.

Но это всё ещё цветочки.

Следующий эксперт (и где их таких отборных взяли?) — Тамара Хмелевская, дерматолог Дорожной больницы имени Семашко Московской железной дороги — просто так заявляет: «У него не может быть проказа, потому что с проказой так долго не живут».

Во-первых, что значит «так долго»? Во-вторых, где она имела опыт наблюдений за быстрой смертью от проказы — пусть сообщит. Это станет сенсацией в мировой медицинской науке и нобелевская премия ей обеспечена. Или пусть хотя бы укажет, где вычитала о быстрой смерти — и в этом случае ей какую-нибудь культурологическую премию надо будет дать.

Далее Тамара Хмелевская, как и положено у каждого из этих четырёх экспертов, не смущаясь, запросто ставит по фотографии свой диагноз (который, правда, уже был до этого оглашён в прессе и поэтому не тянет на нобелевскую): «последствия развития юношеских угрей».

Следующий эксперт тоже не подвёл. Тарас Шевчук, кандидат медицинских наук, дерматовенеролог, преподаватель кафедры дерматологии Винницкого национального медицинского университета им. Пирогова. Как и положено, он запросто ставит диагноз по фотографии («Из-за снижения иммунитета у Ющенко обострился герпес»), а потом назидательно поучает: «Диагноз «проказа» ставить по фотографии нельзя. Для этого необходимы анализы и исследования. Так что я, как медик, не могу воспринимать всерьез аргументы якобы коллеги из России».

Очевидно, что неразличение версии и диагноза переходит здесь в клиническую форму, поэтому и особо останавливаться на этом не стоит.

Наконец, последний из сей славной четвёрки экспертов: Виталий Иванов, кандидат медицинских наук, дерматолог (Москва).

Он, вне всяких сомнений, тоже против постановки диагнозов по фотографии, поэтому тут же, ясное дело, запросто сам ставит диагноз по фотографии и однозначно уверен, что «на лице Ющенко — следы от ожогов».

Этот последний эксперт вообще в основной рассуждает про политтехнологии (в которых он, видно, также является специалистом), а в конце-таки зачитывает уже отмеченный нами «отче наш» обывателя: «Но если бы у Ющенко была проказа, ни один из врачей, у которого он обследовался, не допустил бы его появления на публике».

Все поставили по фотографии свой диагноз, даже не сделав акцент на то, что это у них версии и без анализов и обследований, а затем в конце так же дружно выразили своё недоумение по поводу того, как можно ставить диагноз по фотографии.

Интересно, сами журналисты читают то, что публикуют?

Впрочем, что с них со всех спрашивать. Ведь не только этот квартет медицинских экспертов, но и все подобного рода «медики» в массе своей пока даже не дошли пока до уровня различения версии диагноза (их может и ДОЛЖНО быть много, столько, сколько нужно сделать при обнаружении симптомов) — и диагноза, как ответственного знания, окончательной и единственной версии.

Не случайно, наиболее типичным возражением на версию доктора Гундарова является то, что «нельзя диагноз ставить по фотографии в Интернете» (диагноз — конечно, нельзя, для диагноза необходимо обследование, которое никто почему-то не проводит — а вот ВЕРСИЮ диагноза — можно и нужно, если ты профессионал), а самым убедительным, даже убойным аргументов многих «профессионалов» являются следующие суждения: «но ведь в заграничной клинике уже установили диагноз» (в самом деле, разве в заграничных клиниках могут ставить неправильные диагнозы да ещё в период геополитического противостояния с центров в больном?) или, как написал один самый мудрый из медиков, «ведь уже газеты всего мира напечатали про то, что дело в диоксинах. Неужели Вы думаете, что весь мир ошибается, а Вы нет?» (вот она — вершина работы по постановке диагноза в современном мире!).

В качестве оправдания этой массы «специалистов» можно сослаться на то, что, как признают все немногие специалисты по проказе (лепре), «к сожалению, диагностировать проказу современные врачи, не специалисты по лепре (а их мало, в основном в Астраханском институте лепры), не в состоянии, поэтому ее проявления могут сойти за признаки других заболеваний».

Но, в конце концов, можно было бы отобрать несколько специалистов по лепре, обратиться к директору НИИ проказы А. Ющенко (однофамильцу В.А.Ющенко). Но никто этого, скорее всего, не сделал и делать не будет.

Почему?

… Не хочется предполагать самого плохого. Но зачем-то ведь устраивается вся эта вакханалия откровенной лжи и дезинформации в ситуации очевидной болезни человека? И возникает стойкое ощущение, что заложником этого шабаша является, прежде всего, сам кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко.

Что если после очередного тура перевыборов кому-то станет выгодным шантажировать его разглашением истинного диагноза (даже если это не проказа) или, не дай Бог, требовать его замены на более здорового и послушного президента? А различные появляющиеся версии и слухи можно будет весело высмеять (уже сейчас, загодя, зачем-то начинают вбрасывать материалы про «двойников») или, наоборот, «убедительно доказать».

В этой ситуации Виктору Ющенко, возможно, имеет смысл оставить в нескольких разных зарубежных банках соскобы и другие материалы для анализов, а также заверенные отпечатки пальцев и иную идентификационную информацию о себе.

А то в один момент всё может вдруг измениться к худшему, а тем, кто что-то не поймёт, газеты «всего цивилизованного мира» объяснят, как «оно есть на самом деле"…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru