Русская линия
Liberation Жерар Шальян06.12.2004 

«Американская стратегия отбрасывания России»

Жерар Шальян, французский эксперт в области геополитики, анализирует кризис на Украине.

— Можно ли сказать, что на Украине мы наблюдаем, как США нанесли еще одно поражение России?

— Мы действительно наблюдаем осуществление стратегии roll-back — отбрасывания. Этот термин появился еще в эпоху холодной войны, в 1952 году, когда американский госсекретарь Джон Фостер Даллес высказался за «отбрасывание» Советского Союза. Речь шла о том, чтобы пойти гораздо дальше простого сдерживания (containment) в отношении восточного блока. Вплоть до 1991 года эта политика не могла осуществляться.

— Но за это время СССР рухнул, а коммунистическая угроза исчезла…

— Конечно, но Россия осталась. Американские стратеги в своем новом видении мира стали исходить из того, что у США не осталось соперников и нужно сделать все, чтобы не проявились новые соперники в лице Европы, Китая или России. В этом плане очень поучительна книга Збигнева Бжезинского «Большая шахматная доска», вышедшая в 1997 году. Бжезинский не принадлежит к лагерю неоконсерваторов, он даже являлся советником президента-демократа Джимми Картера. Он показывает, что для США решающая партия будет разыгрываться в Евразии и что нужно опереться на Польшу и Украину, дабы помешать России вновь стать мировой державой, способной соперничать с Америкой.

— Значит, именно это и происходит?

— Украина символизирует зенит этой политики отбрасывания. Если посмотреть на события с точки зрения России, что мы видим? За пятнадцать лет все государства Центральной и Восточной Европы, входившие в Варшавский договор, вступили в НАТО. Три балтийских государства, являвшиеся советскими республиками, стали независимыми и присоединились к Североатлантическому альянсу. Влияние на Кавказе и в Средней Азии тоже утрачено. Американские войска находятся в Грузии, в Узбекистане и Киргизии. И американцы хотят качать азербайджанскую нефть через новый нефтепровод, связывающий Баку с турецким Джейханом. Все это — вовсе не невинные вещи.

— Согласен, это американская игра, но ведь на Украине существует и демократическое движение. Не игнорируете ли вы его?

— Права человека всегда имели разную «геометрию»: о них говорят применительно к Киеву или Грузии, но гораздо реже — применительно к Узбекистану или Саудовской Аравии! Это вовсе не отменяет факта фальсификации выборов и стремления украинцев к демократии. Просто проблема России состоит в том, что она опирается на непопулярные, коррумпированные и авторитарные режимы. А США с успехом защищают там демократию… думая при этом о стратегии. Мы видели, как это происходит, в 2003 году, во время «революции роз» в Грузии. Там к власти пришел откровенно проамериканский режим, но я не уверен, что коррупции там стало намного меньше.

— Следует ли ожидать, что после Украины упадут другие «костяшки домино»?

— Говорят о Молдавии и Белоруссии, но со стратегической точки зрения это не имеет значения. Главная партия разыгрывается на Украине.

— Впервые важную роль в украинском кризисе сыграла Польша. Что вы думаете об этом?

— В этом нет ничего удивительного: значительная часть Украины долгое время находилась под польской властью. В XVII веке владения Польши простирались до берегов Черного моря. А правительство Варшавы очень благосклонно к Вашингтону…

— Разве для США Россия не является союзницей в борьбе с терроризмом?

— Да, и не только в борьбе с терроризмом. Вашингтон нуждается в Москве для урегулирования двух кризисов, связанных с распространением ядерного оружия — в Северной Корее и Иране. Это также рынок нефти и природного газа. Вашингтону нужно, чтобы Россия оставалась региональной державой. Но не превратилась вновь в мировую державу (выделено нами — Русская линия).
Интервью Жан-Доминика Мерше


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru