Русская линия
Русская линия Сергей Скатов19.11.2004 

За что Познер не любит Россию

Телеведущий Владимир Познер поистине вездесущ, присутствуя порой в течение теледня на нескольких каналах разом. Различные СМИ щедро одаривает собственными интервью по самым насущным проблемам. Он организовал школу телевизионного мастерства — своего имени. Помимо всего прочего, возглавляет телеакадемию, которую сам же со товарищи и учредил, под ее эгидой раздает призы и премии, лично решая, кто из коллег, на его искушенно-академичный взгляд, лучше. А недавно известный журналист вошел в Комитет по правам человека при Президенте России: будет теперь «на высшем уровне» отстаивать наши с вами гражданские права…

Когда человека так много, явление это уже не рядовое, но — ОБЩЕСТВЕННОЕ, вольно или невольно влияющее на чувства и умонастроения людей, на ход тех или иных событий и процессов, более того, эти события и процессы формирующее. Другими словами, Владимир Познер — один из факторов, и далеко немаловажный, определяющих нашу с вами непростую, полную противоречий, столкновений и коллизий российскую действительность.

Он в некотором роде феномен долгожительства на телеэкране. Генсеки, президенты приходили и уходили в отставку, рушились империи, сменялись формации, а Владимир Владимирович вот уже десятилетия все «на боевом посту», неотступно на виду у нас.

И резонно (хотя бы любопытства ради) задуматься: а в чем причина подобного феномена? Какими такими качествами нужно обладать, что за идеи-принципы исповедовать, чтобы так вот долго и прочно удерживать ведущие позиции на телевизионном и общественном Олимпе?

Не изобрету велосипед, если предположу: журналисту должны быть присущи, как минимум, ум и талант. Общественному деятелю необходимы честность, обостренное чувство справедливости и, конечно же, любовь к Отечеству и народу, во имя которых он, в общем-то, и деятель. А для того чтобы что-либо организовать, учредить, требуется элементарно предприимчивость…

Спору нет: Владимир Познер — человек деловой, хваткий. А вот по поводу глубин предлагаемого им анализа, недюжинного журналистского таланта — здесь можно спорить.

Излагает Владимир Владимирович, признаем, бойко, складно, чему «на телевизоре» неплохо учат. Но не излишне ли многословно? Не суетлив ли, по-хлестаковски, вперед прежде времени забегая, постоянно спеша куда-то? И не велеречив ли в своем неудержимом стремлении к истине — все вокруг, да около, то и дело на частности, детали сбиваясь? По всякому предмету «суждение имея», Владимир Владимирович все больше, согласитесь, по верхам, по верхам — макушки сшибая. Оттого, думается, и «не рвет» Познера аудитория на цитаты… «Верхоглядство» — этим большинство «телезвезд», «говорящих голов», как их в народе называют, нынче страдают. Вероятно, другие ракурсы «голубому экрану» сегодня и не требуются.

Но «говорящие головы» тоже нужны. Кто студийному гостю наводящий вопрос задаст? Как еще, пусть и с чужих слов, раскрыть подоплеку текущих и грядущих событий?

Однако манеру ведения диалога, «круглого» стола, которую Познер практикует в последние годы, совершенной не назовешь. Нередко — ни такта у ведущего, ни должного к собеседнику уважения. Вполне допустимо, например: предоставив человеку слово, тут же на правах «хозяина» бесцеремонно на полуслове и оборвет, вставит реплику, а то и тираду «против». При этом «контрдоводы» могут звучать в манере самой безапелляционной. Собеседник, будь он и не робкого десятка человек, в буквальном смысле теряется — телевидение все-таки, не будешь же с ведущим в прямом эфире отношения выяснять. Да и телезрителю неприятно: диктат во всех его формах — добра этого в нашей жизни и без того хватает. Спрашивается: зачем было человека, специалиста в своей области, приглашать? Пусть Познер один все время и говорит! Если, конечно, есть о чем. И если будет, кому слушать.

Хотя… Далеко не со всеми Владимир Владимирович столь агрессивно бескомпромиссен. С большими начальниками из правительства или администрации Президента, например, он очень даже очень. Особо же обходителен с так называемыми либеральными демократами — тут в нужный момент и кивнет согласно, и ободряющую улыбку состроит, к месту пошутит, анекдотик в тему расскажет. Внешне упирая на плюрализм суждений и мнений, отстаивая собственную, ведущего, беспристрастность, играя роль некоего третейского судии, «своим» завсегда подыграет: такую «свежую голову» и аудиторию, таких спорщиков подберет, таким образом их голоса, подголоски и акценты расставит, что во все «Времена» — обратите внимание! — «либеральная» идея торжествует.

В объективность и порядочность телеакадемика Познера тоже не верится. Засилье похабщины и разврата, насилия, крови на наших телеэкранах — это что, те самые творческие вершины, которые его академия провозглашает? Или академическое телевещание ко всему этому отношения не имеет? Это все бизнесмены от культуры, медиа- и прочие магнаты, которым только рейтинги да прибыль подавай? Но тогда — что же молчит главный телеакадемик? Что не кричит на каждом углу о засилье бесчеловечности, бескультурья на теле- наших экранах?

Сомневаюсь, чтобы школа такого, с позволения сказать, педагога готовила российскому телевидению достойную смену.

Непонятно из каких соображений, а также не известно кем, но приглашен г-н Познер советовать Президенту насчет прав российский граждан. Ответил мужественным «да». Но чьи права в конечном итоге будет защищать?

Однажды Владимир Владимирович продекларировал: «Демократия — это когда большинство уважает меньшинство!». Так вот: за права этих самых меньшинств и встанет горой. То есть — за свои собственные права.

Познеры у нас всегда в меньшинстве. Потому что, живя в России, Россию не любят. Как не любят ее милые сердцу ведущего телепрограммы «Времена» «либералы», чьими стараниями и нелюбовью за каких-то 15 лет великая, могучая сверхдержава доведена до состояния отсталой страны. Они антинародны по своей сути, понятие «патриотизм» для них — досадный рудимент, отголосок «доисторических» эпох.

Как-то, закрывая во «Временах» очередную дискуссию (а последнее слово здесь за ведущим, и он этим правом пользуется неизменно), посвященную, кстати говоря, проблемам патриотизма, В. Познер привел слова одного не лучшего представителя отечественной философской мысли: мол, там, где начинается патриотизм, начинаются размежевания, раздоры, войны… «Не стоит ли всем нам задуматься над этими словами?» — привычно избегая утвердительных формулировок, озадачил миллионы телезрителей Познер.

А я предлагаю миллионам соотечественникам задаться следующим вопросом: почему познеры не любят Россию? Чем уж она им так досадила?

Россия не любит познеров? То есть — неприятие взаимно?

После того как семья будущей «звезды» 1-го канала вернулась в Россию (ее глава был то ли эмигрантом, то ли выполнял задания советского НКВД), «прописали» ее отнюдь не в Урюпинске, и юный Володя благополучно закончил престижную московскую школу, поступил в МГУ. Благоволила к нему страна и в последствии — сотрудник иновещания на всесоюзном радио, ведущий популярного телемоста с «недосягаемой» в то время Америкой. Наконец, чем сегодняшнее его положение претит Владимиру Владимировичу? Явно не мачеха была Россия ему все эти годы, по меньшей мере — добросердечная приемная мать!

Не любит? Ну, и ладно, ну, и Бог с ним, сердцу, что называется, не прикажешь. Можно, в конце концов, уехать, благо, двери в России сейчас нараспашку. В ту же разлюбезную Америку, где либеральные, исповедуемые «академиком», ценности превыше всего. «Недооцененный» Познер, помнится, так и сделал. Увы, «за океанами» журналистская его карьера, мягко говоря, не сложилась. «За океанами», как выяснилось, и своих «говорящих голов» в избытке. И потом, Америку ведь тоже любить надо, с патриотизмом-то «у них» как раз все в полном порядке…

Выходит, либерализм как таковой здесь ни причем. И не в России-матушке дело. Имеет место патологическая нелюбовь ко всему и вся, в чем не так давно в очередной раз я убедился, «листая» центральные телеканалы.

По «Культуре» В. Познер со свойственной ему экспрессией пытал собеседников: «Ну, почему, почему у нас не любят французов?» «У нас» — это, надо понимать, в России… Читатель, вас хотя бы единожды стошнило от картины какого-нибудь основоположника экспрессионизма? Вы из принципиальных соображений не читали Дюма-отца? Ален Делон вам глубоко антипатичен и вы не смотрите его фильмов? То-то и оно! А теперь представьте: приглашенные к беседе «авторитеты» на полном серьезе находили обоснование этой совершенно абсурдной теме! Однако — чувствовалось по накалу страстей — тема ведущему была близка чрезвычайно. Ах, да! Ну, как же! Мы-то и забыли — мама у Владимира Владимировича самая что ни на есть французская! Следовательно, ни в коем разе «у нас» не должны любить французов! Но кто, скажите, конкретно их, «этих французишек», «у нас» не любит? Кто, как полено, неотесан, необразован, ксенофоб к тому же? Познеры, естественно, отпадают — «оне» французских кровей! Но кто же, кто?! Никогда Владимир Владимирович вам этого прямо не скажет! Он будет ёрничать. Криво усмехаться. Намекнет, правда…

В прямом эфире, к примеру, игриво эдак: нельзя, дескать, отменять выходной 7 ноября, но и праздник следует переименовать (все равно ведь никто «не примиряется и не соглашается»). «Давайте, — предлагает, — отмечать как День скорби. И выпить (пауза, улыбочка на аудиторию)… будет повод!» Аудитория хихикает, рукоплещет — намек понят. Праздник, не праздник, а кой-кому лишь бы «вмазать». И все же — кому?

Познер, как мы уже знаем, «у нас» в гордо-благородном меньшинстве, он, как Ален Делон, «не пьет одеколон». Значит, вновь подразумеваем большинство. То большинство, что уважать Познеру — ну ни в какую. А большинство «у нас» — это русские (четыре пятых, судя по последней переписи населения), далее идут татары, есть еще мордва, чуваши, марийцы… да мало ли «нас», в большинстве своем веками, исконно и добрососедски живущих в России, не представляя себе жизни без нее!

Вот так — лицемерно, с кукишем в кармане и камнем за пазухой познеры «у нас» и живут. Они опасны, потому что словом ли, делом в нелюбви своей сеют вражду, стравливают людей, разжигают межнациональную и прочую рознь!

«Объявим 4 ноября праздником и выходным днем — не обидим ли тем самым поляков?» — иезуитски вопрошает Владимир Познер с телеэкрана у российских парламентариев, вознамерившихся 4 ноября праздновать День единения народов России в связи с победой многонационального Народного ополчения под руководством К. Минина и Д. Пожарского, одержанной 400 лет назад. В тон ему можно было б добавить: «А еще обидим литовцев — оккупировала-то Москву Речь Посполитая! Немцев, итальянцев, шведов… наймиты в польско-литовском войске были со всей Европы (о французах, коих ни в 1812 г., ни до, ни после «воевать Рассею» за тысячи верст никто из «нас» также не приглашал, и не говорю — они после вышеназванной познеровской передачи и без того «обижены»). Но, очевидно, господа познеры плохо знают историю нелюбимой страны. Или делают вид, что плохо.

Так давайте же объясним!

Господа! Речь идет о ВОССТАНОВЛЕНИИ вековой российской традиции — победа Нижегородского ополчения ежегодно и всенародно отмечалась «у нас» с 1649 по 1917 гг., а Русская Православная церковь празднует и поныне. А по большому счету — о ПРЕОБРАЖЕНИИ горячо любимой «нами» Родины на основе ее непреходящих духовных ценностей. Так что не лезли б вы не в свое дело, господа!

Заодно и попросим, а не послушают, так заставим: пусть убираются с подконтрольных «нашему» государству теле- и радиоканалов, редакций журналов и газет. И портят воздух в другом месте.
Сергей Скатов, член Союза журналистов России, член Оргкомитета Народного движения «Вместе за одно»

http://rusk.ru/st.php?idar=102724

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru