Русская линия
Русская линия Леонид Искра08.11.2004 

Русский консерватизм: поражения и перспективы

На протяжении последних 15 лет в отечественной научной литературе и публицистике одной из ведущих проблем стала проблема консерватизма. Научная и политическая актуальность ее огромна. Крушение СССР и советской социалистической модели вызвало у патриотической части нашей общественности стремление обрести новую национальную идею, опираясь на которую можно будет возродить расчлененную, униженную, ограбленную и слабую ныне Россию, вернуть ей статус великой державы, обеспечить государственное единство восточным славянам, открыть нашему народу путь к процветанию и достойной жизни.

Поиски национальной идеи, естественно, вели к вековым традициям России, а поскольку традиционализм — это важнейший принцип консерватизма, постольку повышенный интерес к последнему закономерен. Отсюда и постепенное внедрение в литературу и в общественное сознание позитивного представления о консерватизме. Однако и старое мнение о консерваторах как о реакционерах и врагах прогресса весьма распространено. Объясняется это не только инерцией мышления, но и наличием явных и скрытых врагов исторической России, видящих в ее возрождении прямую угрозу для себя.

Для русского консерватизма характерно совершенно обоснованное представление об особом пути развития России, о самобытной русской цивилизации. Враги последней либо отрицают ее существование, либо объявляют ее олицетворением отсталости, тысячелетнего рабства и деспотизма. На протяжении многих лет неоднократно вынашивались планы полной вестернизации России. При этом вестернизаторы либо не понимали, что осуществлению их планов препятствуют объективные реалии России, преодоление которых превратят ее в лишенный самостоятельности придаток Запада, либо не считали такую цену чрезмерной.

Сегодня угроза вестернизации, а следовательно, и национальной катастрофы как никогда серьезна. И это при том, что долговременные перспективы самого Запада весьма проблематичны. Его традиционные устои подорваны. Аморализм, распад семейных отношений, свобода, перешедшая в своеволие, защита всевозможных меньшинств в ущерб создавшему страну большинству захлестнули Запад, который вопреки сложившемуся мнению, представляет собой не мир консерватизма, а мир оголтелого либерализма. Доминирующий же в западной политике неоконсерватизм сохранил от подлинного консерватизма только его риторику. Поскольку оголтелой либерализации подверглось прежде всего европеоидная раса, постольку ее и захватил демографический кризис, поставивший под вопрос существование последней. Консерваторы Запада видят все это, но, боясь обвинения в посягательстве на права человека, в расизме, шовинизме и т. д., не могут адекватно ответить на вызов противника.

Тем не менее кое-какие сдержки Запад сохранил. Мы же подтачиваем последние и движемся к бездне быстрее самого Запада. Консервативные чувства миллионов не перерастают в России в действие. Нет ни серьезных консервативных организаций, ни признанной большинством консервативной политической доктрины. Поскольку успех возможен только при условии осмысления неудач, постольку необходимо разобраться, в чем же проявляется уязвимость русского консерватизма, не позволившее ему реализовать свои достоинства на протяжении многих лет. Поскольку для решения этой задачи необходимо написание фундаментальной работы, то мы попытаемся в самых общих чертах разобраться в причинах неудачи правого движения в начале ХХ в.

Россия конца ХIХ — начала ХХ века неумолимо двигалась к революции. Однако возможность мирного решения назревших проблем все же оставалась. Но для этого необходимо было сохранение монархии. Вместе с тем и абсолютная, и конституционная монархия были в России обречены. Жизнеспособной могла бы стать только та или иная разновидность народной монархии. Наиболее дальновидные из идеологов правого консерватизма осознавали необходимость трансформации именно в последнем направлении. Однако идея народной монархии, во-первых, не вызрела полностью, во-вторых, явное большинство монархистов вообще не понимало необходимость подобной трансформации и боролось, главным образом, за сохранение привычного им образа правления. Но ведь любая традиция, если она не развивается, рано или поздно отмирает. Наконец, в-третьих, никто в России не осознавал, что установление народной монархии невозможно без монархической революции.

Правые же, считая власть прерогативой монарха, боролись не за нее, а за влияние на царя, посредством которого надеялись направить развитие страны в правильное, по их мнению, русло. А между тем, слабость Николая II, правившего в переходную эпоху, когда от него требовалась твердость, дальновидность, способность к нестандартным решениям, создавала опасность для самого существования монархии. Вот почему монархисты должны были бороться именно за власть, но переступить через представления, с которыми они сроднились, монархисты не могли. В результате, несмотря на наличие в стране миллионов консервативно настроенных людей, империя рухнула.

Статья впервые опубликована на сайте «Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее» (http://www.conservatism.narod.ru/oktober2/oktober2.html)

http://rusk.ru/st.php?idar=102667

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru