Русская линия
Русская линия Сергей Ильин08.11.2004 

«Еврейский вопрос» в программах правоконсервативных политических объединений Тамбовской губернии начала XX в.

Проблемы юдофобии и антисемитизма были и остаются одними из наиболее острых и трудноразрешимых. Как показывает историческая практика, ни юридическое закрепление равноправия всех граждан независимо от их происхождения, расовой, национальной, религиозной принадлежности, ни создание собственного еврейского государства — Израиль — пока не смогли полностью решить эти проблемы. Особенно опасным представляется сохранение и активизация в современном обществе экстремистских настроений, призывов «разрубить гордиев узел» дискриминацией, а то и физическим уничтожением евреев-иудаистов. В связи с этим изучение исторического опыта решения так называемого «еврейского вопроса» в Российской империи, в частности предложений правоконсервативных политических объединений Тамбовской губернии начала XX в., представляет не только научный, но и практический интерес.

Ограничение гражданских прав евреев-иудаистов было характерно практически для всех европейских стран с относительно многочисленным еврейским населением в эпоху средневековья и Нового времени. С конца XVIII в. — после Великой Французской революции — сначала во Франции, а затем и в других западных государствах происходит постепенная отмена законодательных ограничений для «граждан, исповедующих Моисеев закон». Хотя российское законодательство о евреях также многократно изменялось (то в сторону ужесточения, то в сторону смягчения), к началу XX в. Россия оставалась единственной великой державой, проводившей политику государственного антисемитизма — ограничения гражданских прав евреев-иудаистов. Это усиливало межнациональную и межрелигиозную рознь в российском обществе, препятствовало развитию экономических связей Российской империи с Западом. Однако идея о наделении евреев-иудаистов всеми правами российских граждан вызывала далеко неоднозначную реакцию в обществе.

Сторонниками сохранения и даже ужесточения государственной политики в отношении граждан, исповедующих иудаизм, выступили, в частности, правоконсервативные политические объединения, видевшие в государственном регулировании «еврейского вопроса» залог сохранения гражданского мира и обеспечения русских национальных интересов. На основании этого политические противники квалифицировали «черносотенцев» как «ярых антисемитов», организовывавших и проводивших еврейские погромы. Эта точка зрения перешла в советскую историографию, и разделяется некоторыми современными исследователями. Так, С.А.Степанов утверждает, что антисемитизм был «главным стержнем черносотенной идеологии»1.

При этом, как правило, не принимаются во внимание организационные особенности так называемого «черносотенного движения». А между тем местные отделы всероссийских правоконсервативных объединений начала XX в. пользовались широкой организационной и идейной автономией, позволявшей иметь собственные программы. Содержание этих программ во многом определялось особенностями конкретных регионов, остротой имевшихся там проблем. «Еврейский вопрос» был актуален на окраинах империи, особенно в «черте оседлости», включавшей 15 западных и южных губерний, в которых разрешалось свободное проживание евреев-иудаистов. В Тамбовской губернии антисемитизм не имел особого значения.

Этно-конфессиональный состав населения Тамбовской губернии на рубеже XIX—XX вв. отличался однородностью: преобладание славян, православных здесь было подавляющим — по переписи 1897 г. — около 96% населения. Евреи (почти поголовно исповедовавшие иудаизм) составляли 0,07%2. Это объективно вело к отсутствию почвы для национальных и религиозных конфликтов.

Некоторые противоречия этнического характера возникали на бытовой почве. Так, по сообщению начальника Тамбовского губернского жандармского управления в Департамент полиции, в Кирсанове с осени 1904 г. существовало «озлобление на евреев, вызванное неправильными расчетами некоторых из них с русскими торговцами»3.

С началом Русско-японской войны национальные трения начали приобретать определенную политическую окраску. В 1904 г. «Тамбовские епархиальные ведомости» опубликовали статью, содержавшую обвинения в адрес евреев-иудаистов в пособничестве Японии: «Евреи — изначальные враги христианства неизменно дарят Японию своим сочувствием и агитируют против России»4. В этом же году Тамбовским губернским жандармским управлением были зафиксированы случаи распространения слухов о покупке лошадей евреями «будто бы для японской армии»5.

Cтихийный протест со стороны некоторых обывателей вызвало активное участие евреев в революционном движении. Так, организаторами забастовки рабочих железнодорожных мастерских в Тамбове и Козлове в октябре 1905 г. выступили инженеры Давидович и Мельхесидаков, а также купец, владелец магазина готового платья Д. Гимпельсон и его сын студент Т. Пунов (двое последних — члены Партии социалистов-революционеров)6. По сообщению губернатора В.Ф. фон-дер Лауница товарищу министра внутренних дел, заведующему полицией, рабочие принимали участие в забастовке неохотно, говоря, что «эта забастовка господская»7.

16 октября 1905 г. тамбовский губернатор в докладе начальнику полиции о положении дел в Козлове отмечал: «…в последнее время на сходках было больше городских еврейских неблагонадежных элементов»8. Тот факт, что на революционных сходках преобладали евреи, констатировал и находившийся в то время в Козлове вице-губернатор Н.Е.Богданович9.

22 октября 1905 г. в Кирсанове «партия евреев демонстративно устроила встречу революционным делегатам, приехавшим из Саратова, что вызвало негодование жителей» — телеграфировал товарищу министра внутренних дел, заведующему полицией, тамбовский губернатор В.Ф. фон-дер Лауниц10.

По донесению Моршанского отделения Самарского жандармского управления железной дороги от 22 марта 1907 г., Моршанский городской комитет РСДРП, при котором действовала боевая организация, возглавлял зубной врач Файнштейн, членами комитета являлись содержатели аптекарских магазинов — провизоры Парнц и Рапопорт — все евреи11.

Это вело к росту антисемитских настроений. Патриотические манифестации в Козлове 14 и 15 октября 1905 г. сопровождались криками «Долой евреев!»12. Н.Е.Богданович телеграфировал губернатору о положении дел в Козлове: «Растет настроение против евреев. Гарантировал последним неприкосновенность»13.

В декабре 1905 г. выборные сельские должностные лица и крестьяне Старо-Юрьевской и Покровско-Васильевской волостей Козловского уезда составили приговоры сходов и послали на имя императора телеграммы с просьбой «не давать евреям равноправия» и выселить их из пределов России14.

Тем не менее, подобные настроения не привели к серьезным конфликтам. Люмпенизированные элементы пытались улучшить свое материальное положение за счет более обеспеченных сограждан, не различая национальности. Так, 28 октября 1905 г. в Усмани приехавшие из окрестных сел крестьяне разгромили две еврейские торговые лавки, после чего попытались перейти к лавкам русских купцов, но были остановлены местными жителями и поспешно ретировались15.

Консервативные политические объединения, обладавшие высокой степенью идеологической автономии, стремились решать в первую очередь наиболее острые проблемы своего региона, что позволяло гибко реагировать на местную ситуацию, учитывать конкретные нужды населения. В Тамбовской губернии они уделили первоочередное внимание аграрному вопросу. «Еврейский вопрос», не имевший на Тамбовщине особой актуальности, подробно не разрабатывался.

Программа наиболее активной правоконсервативной политической организации Тамбовской губернии Тамбовского Союза русских людей, принятая в декабре 1905 г., вообще не затрагивала этой проблемы16.

Требование сохранить ограничения гражданских прав евреев включил в свою программу Козловский отдел Тамбовского Союза русских людей17. Ряд ограничительных мер, направленных против евреев, содержала программа Тамбовского Серафимовского Союза русских людей, разработанная его председателем М.Т.Поповым в 1908 г.18 В основном предлагалось сохранить и строго соблюдать ограничения, зафиксированные в тогдашнем российском законодательстве. Было предложено ввести и новые ограничения: запретить евреям — иностранным подданным пребывать в России, отменить привилегии, действовавшие для отдельных категорий евреев, не предоставлять никаких льгот крещеным евреям, не допускать евреев к государственной и военной службе, редакторской и издательской деятельности, хлебной торговле, участию в акционерных кампаниях.

Вместе с тем правоконсервативные политические объединения Тамбовской губернии не опубликовали ни одного антисемитского воззвания, ни одного призыва к еврейскому погрому. Напротив, они неоднократно заявляли о мирном, законном характере своей деятельности, предостерегали население от любого насилия, в том числе в отношении евреев.

Так, когда на заседании II пастырского собрания духовенства Тамбовской епархии священник Богородицкой церкви г. Тамбова А. Поспелов заявил, что «понятие «народности» в лозунге «Православие, Самодержавие, Народность» равносильно с выражением «бить жидов», собрание Тамбовского Союза русских людей выразило А. Поспелову свое порицание, признав его заявление циничным и лживым19.

Общее собрание Козловского отдела Тамбовского Союза русских людей 22 мая 1907 г. постановило: «Правильное решение еврейского вопроса возможно только законодательным путем; погромы и акты насилия не согласны с православием и недопустимы»20.

В 1907 г. в журнале «Патриот» (попытку издания которого Тамбовский Союз русских людей предпринял в сентябре 1907 г.) была опубликована статья «Поляки и евреи», подписанная инициалом «О-в». Автор объяснял причину антисемитизма тем, что евреи внесли в Россию лишь ненависть и смуту, но признавал евреев «самым несчастным народом», приводил примеры их трудолюбия, гениальности, честности21.

Устав Тамбовского Серафимовского Союза русских людей, утвержденный в 1910 г., не исключал членства евреев, принявших православие22.

Все это позволяет утверждать, что антисемитские элементы в программах правоконсервативных политических объединений Тамбовской губернии были связаны не с остротой еврейского вопроса, а с государственной политикой антисемитизма в России, на которую они считали нужным реагировать. Для них, в конечном счете, «еврейский вопрос» сводился к проблеме сохранения — ужесточения — смягчения законодательных ограничений в отношении граждан России, исповедовавших иудаизм.

Таким образом, вопреки сложившемуся стереотипу, правоконсервативные политические организации России начала XX в. нельзя однозначно квалифицировать как «погромно-юдофобские». Их позиция по «еврейскому вопросу» вела к усилению социальной напряженности, дискредитировала Россию на международной арене. Вместе с тем предложения решать данную проблему исключительно мерами государственного регулирования, не допуская погромов и прочих «актов насилия», носили конструктивный характер.

Как показали дальнейшие события, единовременная отмена в 1917 г. всех законодательных ограничений для граждан, исповедующих иудаизм, вызвала в обществе рост антисемитских настроений. Подобные настроения имели место в СССР, сохраняются они и в Российской Федерации. Историческая практика свидетельствует: преодоление юдофобии — процесс длительный и постепенный, важнейшим условием его успешности является воспитание в каждом человеке общей культуры межнационального общения на основе общечеловеческих ценностей, гуманизма, этнической и конфессиональной толерантности.
Ильин Сергей Александрович, к.и.н., ст. преподаватель кафедры гуманитарных дисциплин Тамбовского филиала Московского университета МВД России



СНОСКИ:
1. Степанов С.А. «Революционеры справа»: черносотенные союзы // История политических партий России: Учебник для студентов вузов / Под редакцией А.И.Зевелева. М., 1994. С. 72.

2. Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897 г. / Под редакцией Н.А.Тройницкого. XLII. Тамбовская губерния. СПб., 1904. С. 90−95, 97.

3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 102. ДПОО. 1905. Оп. 233. Д. 1350. Ч. 45. Л. 4.

4. Из современных вопросов // Тамбовские епархиальные ведомости. 1904. N 29. Часть неофициальная. С. 807.

5. Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). Ф. 272. Оп. 1. Д. 279. Л. 90, 106.

6. Центр документации новейшей истории Тамбовской области (ЦДНИТО). Ф.382. Оп.1. Д. 9. Л.9; ГАТО. Ф.4. Оп.1. Д. 6396. Л.8.

7. ЦДНИТО. Ф.382. Оп.1. Д. 9. Л.9.

8. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 5965. Л. 127−128.

9. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 5965. Л. 157.

10. ГАРФ. Ф. 102. ДПОО. 1905. Оп. 233. Д. 1350. Ч. 45. Л. 36.

11. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 6627. Л. 234, 240об.

12. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Д. 387. Л. 117об.

13. ГАТО. Ф.4. Оп. 1. Д. 5965. Л. 166.

14. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 6245. Л. 294−295, 317.

15. ГАРФ. Ф. 102. ДПОО. 1905. Оп. 233. Д. 1350. Ч. 45. Л. 48.

16. См.: Тамбовские губернские ведомости. 1905. 13 декабря.

17. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 6281. Л. 45об.

18. Труды первого губернского съезда представителей патриотических союзов Тамбовской губернии 28−30 декабря 1908 года. Тамбов, 1909. С. 77−78.

19. Собрание Тамбовского Союза русских людей 22 октября [1906 г.] // Тамбовские губернские ведомости. 1906. 26 октября.

20. Тамбовский край. 1907. 25 мая.

21. Поляки и евреи. Очерк О-ва // Патриот. 1907. N 1. С. 8−10.

22. Устав Тамбовского Серафимовского Союза русских людей. Тамбов, 1910. С. 6.

Статья впервые опубликована на сайте «Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее» (http://www.conservatism.narod.ru/oktober2/oktober2.html)

http://rusk.ru/st.php?idar=102660

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru