Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина,
Протоиерей Владимир Цветков
27.10.2004 

Храмы и монастыри уже построены и восстановлены, пора строить души
Беседа Людмилы Ильюниной с духовником Софрониевой пустыни Нижегородской епархии протоиереем Владимиром Цветковым

Где лучше спасаться: в городе или в деревне?

Людмила Ильюнина: Отец Владимир, вам приходилось подвизаться в самых разных местах — на деревенских приходах, в Санкт-Петербурге, в Средней Азии и на Святой земле, на Валааме, а сейчас вы спасетесь в лесной пустыни. Как вы считаете, зависит ли особенность православного исповедания от места, где человек живет?

Протоиерей Владимир: Каждое место имеет свои обстоятельства. Господь даровал нам свободу, а Сам управляет обстоятельствами. Отвечает на наши молитвы, руководит нами, промышляет о нас.
Служение Богу зависит от места, зависит от обстоятельств: в разных местах живут разные люди, у них разные проблемы, разные пути жизни, разный уровень веры, культуры, образования, понимания мира. И, конечно, необходимо на каждом месте действовать сообразно этому месту и устроению тех людей, которые на нем живут. Апостол Павел говорит: «С иудеями был как иудей, с подзаконными, как подзаконный… Да некия приобрящу». Необходимо с каждым человеком говорить на его языке. Каждая земля, — как я понимаю из своего опыта, — имеет свой дух, свою благодать. Этой благодатью и можно решать те проблемы, которые возникают на определенном месте. Если человек готов выращивать те растения, которые растут на земле, где определил ему жить Господь, а не накладывать на все свой отпечаток, то тогда возникает некий плод, некая польза духовная.

Людмила Ильюнина: Чем же отличается «питерская благодать» от той, что пребывает в тех лесных краях, где вы сейчас подвизаетесь?

Протоиерей Владимир: Жизнь в городе вообще отличается от жизни в деревне. Интересно, что сестры у нас, хотя все и городские, очень любят свой лесной монастырь, они с небольшим удовольствием отправляются на подворье, которое находится в городе. Они уже вкусили благодать лесного уединения. А, если говорить о людях, то нужно отметить, что деревенские люди проще. У них свои проблемы, свой уровень понимания. Но их простая вера очень помогает и согревает, у этих людей многому учишься, прежде всего учишься простой, искренней вере.
В деревне даже грешники, даже пьяницы — другие, не такие как в городе. Они как дети. Даже, если и хитрят, то очень по-простому. В Питере всегда живешь в напряжении: всегда думаешь о том, чтобы точно формулировать свои мысли и опасаешься быть уловленным манипуляциями, прелестями того, с кем общаешься. А в деревне проще, легче дышится не только физически, но и духовно.

Людмила Ильюнина: Среди православных давно бытует такое настроение, что всем верующим нужно перебираться из городов в деревни…

Протоиерей Владимир: Совсем недавно такое настроение — обязательного бегства из городов было повсеместным, и сейчас оно распространено среди православных, хотя уже есть неутешительные результаты этих настроений. «Конец света, Антихрист уже ходит по улицам!» Может он и ходит, но пока не явно. А еще апостол Павел нам говорил: «Служите Богу в том звании, в котором каждый призван». Призвание это не только профессия, это и семья и место жительства. Ну, куда мы пойдем? На ветках в лесу будем гнезда вить? Несерьезно это.

Людмила Ильюнина: Словом всё должно устраиваться «само собою» — или промыслом Божиим: если суждено жить в деревне, то это должно сложиться естественным образом, постепенно…

Протоиерей Владимир: Главное, чтобы это был не самочинный, не наш собственный выбор. Наша община, например, и не знала, что есть такое место — Софрониева пустынь. К нам просто пришли и сказали: «Знаете, такое место есть оно Церкви уже передано, ищут насельников. Не хотите поехать?» И мы на следующий день уже поехали туда и живем уже там три года.

Людмила Ильюнина: Отец Владимир, однако, по рождению и воспитанию вы — питерский человек. Не скучаете ли вы по родному городу? И вообще, — какое у вас сейчас отношение к Петербургу?

Протоиерей Владимир: Не могу сказать, что не скучаю. Конечно, где родился, там и пригодился. И часть моей души осталась здесь. Вообще к Питеру я отношусь двойственно: с одной стороны здесь очень тяжело, тяжело молиться, тяжело общаться, нет биологических ритмов, постоянно находишься в напряжении, а с другой стороны — именно в городе собраны все духовные, культурные ценности. Здесь святыни, здесь люди, здесь профессионалы, здесь динамика жизни, здесь православное радио, газеты, журналы, даже программы телевидения, новая литература. Говорить, что в городе все плохо — нельзя. Уверовать и веровать в городе легче. Здесь нет зависимости от мнений, в городе человек живет как в пустыне. Здесь можно жить, почти ни с кем не общаясь, как пустынник.

Город должен миссионерствовать

Протоиерей Владимир: Верующие из больших городов должны идти с миссией по деревням. Сейчас в деревнях тяжелейшая обстановка: повальное пьянство, пьют и женщины и мужчины. Молодежь, даже верующая, стесняется идти в храм, а для того, чтобы причаститься, они из деревни едут в город. Ведь в деревне их засмеют, прохода не дадут. Очень трудно жить, когда все или почти к тебе насмешливо относятся. Это не город, где у каждого есть своя «ниша».

Людмила Ильюнина: В деревнях такая ситуация существуют повсеместно?

Протоиерей Владимир: Я служил во многих деревенских храмах: 8 лет прослужил на Псковщине, 3 года в Нижегородской области, сейчас уже три года мы живем под Арзамасом, да и ездить приходилось немало. Поэтому я могу судить не понаслышке: везде одно и тоже.

Людмила Ильюнина: Чем же Вы можете это объяснить? Помните, Достоевский писал, что наш народ — «богоносец». Потом он стал богоборцем. Но времена обязательного атеистического воспитания прошли. Почему же отношение простого деревенского народа к вере и церкви остается прежним, — в лучшем случае равнодушным, а иногда и враждебным?

Протоиерей Владимир: Я думаю, что главная причина — инерция. Мы еще во многом советские, и эти «пережитки социализма» будут еще долго действовать. Нужно работать. Все зависит от личности священника на деревенском приходе. Если батюшка будет энергично проповедовать, работать с молодежью — ходить в школы, клубы, библиотеки, то люди придут в храм.

Людмила Ильюнина: Вам известны примеры удачного миссионерства на селе?

Протоиерей Владимир: Да в разных епархиях есть священники, которые кстати в основном перебрались в деревни из столиц, — бывшие интеллигенты, «творческая элита», которые активно работают с народом. Эти люди сознательно «пошли в народ».

Людмила Ильюнина: В XIX веке «шли в народ» с революционной проповедью народники, а теперь настали времена, когда надо «идти в народ» православным ради нашей общей веры…

Протоиерей Владимир: Помните, как в советское время мы ездили в деревню «на картошку». Думаю, теперь снова надо ездить, картошку духовно отрабатывать. Надо работать с людьми, с молодежью, в школах. И необязательно миссионерством должны заниматься только священники. Храмы и монастыри уже построены и восстановлены, пора строить души. Восстанавливать духовно деревни и маленькие уездные городки.

Возрождение России зависит от активной позиции верующих

Протоиерей Владимир: Сейчас задача возрождения России ложится, прежде всего, на плечи верующих. Архиереи, священники и простые миряне, все мы должны понимать, что от нас зависит наше будущее. И не надо думать, что вот мы создадим патриотические православные партии, которые всё и устроят. Нет. Необходимо воцерковление народа, только тогда появится внутреннее единство. Национальное единство появится тогда, когда все русские люди будут причащаться из Одной Чаши.

Людмила Ильюнина: А как практически может состояться воцерковление народа?

Протоиерей Владимир: Прежде всего, через миссионерство. Нужно вспомнить те времена, когда греческие миссионеры крестили Руси, обращались с проповедью к народу по городам и весям. Старец Паисий Святогорец и старец Иосиф Ватопедский говорили, что в последние времена Господь воздвигнет молодых неофитов, которые и будут подлинными миссионерами. У нас принято ругать неофитов, а они могут стать самыми горячими проповедниками.

Людмила Ильюнина: Однако, известны печальные примеры, как люди переезжали в деревню, не имея представления о реалиях деревенской жизни, а потом что называется «локти кусали»?

Протоиерей Владимир: Я знаю случаи, когда люди переезжали не просто в деревню, а в Дивеево, а потом не знали, что делать. Молиться всё время они не могут, а общения привычного нет, и им становилось скучно. И вот начинаются звонки: «Что делать? Как нам обратно вернуться?»

Людмила Ильюнина: А еще нельзя забывать и о бытовых трудностях. Одно дело в кресле или на диване у батареи центрального отопления читать о великом труде подвижников, а другое — просыпаться в холодной избе с остывшей печкой, ходить за водой к обледенелому колодцу, рубить дрова… Тут уж не до восторгов о своем мнимом духовном росте, здесь — «проза жизни», которую не всякий городской человек выдержит.

Протоиерей Владимир: Увы, нетрезвость — одно из наших свойств. Прежде чем, куда-то переезжать, нужно «семь раз отмерить, и один раз отрезать». Делать такой шаг нужно по благословению даже не духовника, а старца. Перемена места жительства — это всегда огромный стресс. Я знаю множество примеров из жизни людей, которые несколько лет назад с великим энтузиазмом поменяли, например, квартиру в Питере на Калугу, а потом в деревню рядом с Оптиной Пустынью, а теперь страдают от своей «ревности не по разуму».

К концу света нужно относиться с благоговением, как к духовной реальности

Людмила Ильюнина: В последнее время усиливаются «апокалипсические настроения», и верующие снова думают о том, что из городов нужно как можно скорее бежать…

Протоиерей Владимир: Бежать нужно, прежде всего, духом. Но, если кто-то имеет возможность, то можно и даже нужно иметь запасной вариант — какой-нибудь домик в деревне. Пока в виде дачи, но с запасом дров и налаженным хозяйством.

Людмила Ильюнина: То есть апокалипсические настроения — это норма? Ведь нам заповедано наблюдать знамения времен и не упустить тот момент, о котором сказано «близ есть при дверех».

Протоиерей Владимир: Существуют две крайности. Есть случаи непомерного разгорячения: скорей все бросаем и бежим спасаться в леса, но и есть и обратные настроения: да, какой там конец света, еще тысячи полторы-две проживем.
Старец Иосиф Ватопедский, который еще жив, говорит о том, что лет на 50 нужно ориентироваться. Должны быть скорби, войны, потом Царь православный, расцвет православия, Константинополь будет освобожден, а потом наступит время Антихриста — и конец.
Но надо помнить, что конец или смерть — это не когда я буду умирать, а то, что сейчас действует во мне. И если я не буду помнить об этом, то я не буду и христианином. «Помни последняя твоя и во век не согрешишь», — и не только «последняя твоя», как отдельной личности, но и всего мира. Поэтому, конечно, нас, православных христиан, не может не интересовать судьба России. Нам нужно размышлять о конце в контексте православных пророчеств, а не исходить только из политических прогнозов.

Людмила Ильюнина: Вы имеете в виду пророчества прп. Серафима Саровского, прп. Лаврентия Черниговского, прп. Серафима Вырицкого?

Протоиерей Владимир: Да, прежде всего эти всем известные пророчества о знамениях конца, о перспективе совершающихся событий. Мы живем в поле этих пророчеств. Мы живем уже в том, что совершается.
Поэтому к концу света нужно относиться прежде всего с благоговением, как к духовной реальности. Но должна быть трезвость духовная, надо видеть, что это не произойдет когда-то, но уже происходит: это и растление нравов, и оскудение веры, деградация не только духовная, но и физическая и даже физиологическая.
Если мы будем жить с таким трезвым спокойным сознанием того, что все это уже происходит, то у нас не будет ненужного разгорячения, но не будет и теплохладности.
Апокалипсис — реальность, которая уже сейчас существует. Но не надо впадать в панику, не надо рыть окопы, хотя не нужно и забывать о том, что кругом происходит.

Людмила Ильюнина: Может быть, стоит вспомнить слова патриарха Тихона: «Умереть сейчас легче всего, а нужно научиться в наше время жить»?

Протоиерей Владимир: Наше время еще не настолько трудное. Апокалипсис помогает нам жить трезвее, не терять присутствие духа. Мы получаем реальные верстовые столбы — мы видим и будущее, и прошлое, и настоящее в трезвенном духе. И можем строить адекватные планы нашей жизни, не впадать в эйфорию, но и не расслабляться.

http://rusk.ru/st.php?idar=102630

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru