Русская линия
Московский комсомолец Алина Кешокова24.02.2005 

Слепцовское чудо
В Ингушетию хотят вернуться 2000 русских

Из Грозного пришла любопытная новость: в Чечне планируется восстанавливать православные храмы. Вернее, храм во имя архистратига Михаила, некогда построенный терскими казаками. Теперь на его реставрацию будут выделены федеральные средства. Но, как стало известно «МК», есть гораздо более интересный факт: в соседней Ингушетии идет строительство совершенно новой православной церкви — в станице Орджоникидзевской, которую местные жители по старинке называют Слепцовской. Более того: выстроилась очередь из нескольких тысяч русских, которые хотят вернуться в Ингушетию. На первый взгляд, это кажется невероятным… Мы решили разобраться в ситуации.

Говорят, когда-то в Слепцовской жили 30 000 казаков. Но было это в незапамятные времена. С тех пор все изменилось. О событиях, связанных с осетино-ингушским конфликтом и событиями в Чечне (станица стоит на самой границе), напоминать излишне…

Полтора года назад в Ингушетии начала действовать беспрецедентная программа — по возвращению русских семей в республику. О ней нам рассказала координатор программыГалина ГУБИНА, заместитель главы администрации Сунженского района.

— Как появилась эта программа?

— Началось все с того, что мы стали получать письма от желающих вернуться. Оставалась одна проблема — найти деньги. Федеральный центр, к сожалению, нам отказал. Так что мы обратились к президенту Ингушетии Мурату Зязикову и нашли поддержку в его лице. Теперь наша программа финансируется из бюджета Ингушетии. Это, конечно, замечательно, что мы все-таки нашли деньги, но, говоря откровенно, бюджет у нас не большой и не резиновый. В 2004 году нам было выделено четыре миллиона рублей, а это, скажем прямо, маловато.

— Действительно ли в Ингушетии русский бум?

— Желающих вернуться действительно море. К нам приходит масса писем с просьбой помочь. 82 семьи уже обустроены на квартирах. А всего желающих вернуться больше двух тысяч. Ведь эти русские без пяти минут ингуши. Их семьи испокон веков жили на территории республики, переняли все местные обычаи.

— Что стало с домами, которые эти люди оставили, уезжая?

— В основном то жилье продавали. Это были казачьи хаты, небольшие, неказистые. Можете себе представить, что денег за них много не выручишь. Некоторые были без воды, даже без удобств.

— Почему теперь русские решили вернуться и как давно наметилась эта тенденция?

— Люди уезжали из страха, теперь им бояться нечего, они это понимают. Эта тенденция наметилась в 2003/04 гг. Как раз тогда президентом стал Зязиков. Именно благодаря ему сейчас многие русские не боятся возвращаться. Он не националист, не ущемляет права других национальностей. Вы понимаете, те, кто уехал, устали мыкаться, они нигде не находят отклика. Пишут лично президенту: «Только вы один поднимаете проблему русскоязычных беженцев».

— А если вычленить какие-то социальные или профессиональные категории возвращенцев — кто они?

— В основном, конечно, молодежь. Врачи, учителя. Те, которые не смогли прижиться, обустроиться на новом месте…

По словам Губиной, помощь из федерального центра для реализации этой программы необходима как воздух. Галине Степановне даже удалось поднять этот вопрос во время встречи с Путиным. Когда в Ингушетию приехала парламентская комиссия во главе с Александром Торшиным, активистка Губина и его напрягла. Ответа пока нет…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru