Русская линия
InoPressa.ru Патрисия Бриель23.02.2005 

Иоанн Павел II обвиняет демократию

В то время как Папа Иоанн Павел II понемногу оправляется от ларинготрахеита, на двенадцать дней приковавшего его к больничной койке, из печати выходит книга, подписанная его именем. Названная «Память и личность», она представляет собой плод бесед с двумя польскими философами, с которыми он встретился в 1993 году в своей резиденции Кастель-Гандольфо. Недавно Папа переписал заново тексты этих бесед и расширил горизонты своих размышлений. В своей книге Иоанн Павел II касается в основном проблемы зла и тех форм, которые оно приобрело в ХХ веке.

Папа сосредотачивается на ХХ столетии: оно, по его словам, было эпохой «взрыва зла», принявшего зверское обличие нацизма и коммунизма. Источник этих «идеологий зла» Иоанн Павел II видит в «истории европейской философской мысли». Перелом произошел, считает он, с появлением философии Декарта, низведшей Бога к содержанию человеческого сознания. Просветители усугубили маргинализацию Бога, а современность лишь завершила эту работу.

Но «если человек может сам, без Бога, решать, что хорошо и что плохо, он может также допустить, что какая-то группа людей может быть уничтожена. В Третьем рейхе, например, такие решения принимались людьми, которые, придя к власти демократическим путем, воспользовались ими, чтобы претворить в жизнь порочные программы национал-социалистской идеологии, вдохновлявшейся расистскими предрассудками. Аналогичные решения были приняты коммунистической партией в Советском Союзе и странах, подчиненных марксистской идеологии».

По мнению Иоанна Павла II, демократия не является гарантией от этих идеологий зла. Мало того, что политический режим этого типа позволил прийти к власти Гитлеру, сегодня он терпит другие преступления, такие, как «узаконенное уничтожение зачатых и еще не родившихся человеческих существ. Речь идет в очередной раз об уничтожении, и решения об этом принимаются демократически избранными парламентами, в которых звучат призывы к гражданскому прогрессу обществ и всего человечества». Папа сравнивает аборты с Холокостом и уничтожением других человеческих общностей.

С его точки зрения, демократия является носителем «новой идеологии зла» и тогда, когда она признает гомосексуальные союзы «как альтернативную форму семьи, за которой признается право усыновления». Он прямо критикует Европейский парламент, который, по его словам, оказывает «сильное давление» в этом направлении.

Папа ставит естественный закон — закон Божий — над людьми и политическими режимами, какими бы они ни были. Он отказывается «канонизировать» демократию, особенно когда она принимает решения и терпит действия, входящие в явное противоречие с законом Божьим.

«Отказ от Христа», который характеризует современные общества, породил мощные антиевангелистические течения. Они потрясают «сами основы человеческой морали, затрагивая семью и сея нравственную вседозволенность — разводы, свободную любовь, аборты, контрацепцию, борьбу против жизни в ее начальной и конечной стадиях, манипуляцию ею». Эта «программа» реализуется с привлечением «огромных финансовых средств» в мировом масштабе и пытается «навязать свои условия развивающимся странам. Видя все это, мы вправе спросить себя: не является ли это новой формой тоталитаризма, скрытого под внешним обличьем демократии?»

Верный своей религии и опыту личного знакомства с нацистским и коммунистическим тоталитаризмом, Иоанн Павел II остается, однако, в убеждении, что Бог устанавливает пределы разгулу зла. «Господь Бог дал нацизму двенадцать лет существования, и после этих двенадцати лет эта система рухнула, — пишет он. — В этом мы видим предел, установленный подобному безумию Божественным Провидением».

Зло — это тайна, но, возможно, иногда оно необходимо для мира и для человека: «Действительно, случается, что в некоторых конкретных ситуациях человеческого бытия зло оказывается до некоторой степени полезным тем, что оно создает предпосылки для добра». Иоанн Павел II полагает, что коммунизм, может быть, был таким необходимым злом. Он возлагает надежду на Центральную и Восточную Европу, где «еще живо убеждение, что Бог есть высший гарант достоинства человека и его прав». Опасаясь «влияния негативных культурных моделей, распространенных на Западе», на страны Востока, Папа считает, что эти страны способны «защитить самобытность» Европы, а значит, и сохранить уважение к христианским ценностям.

Завершается книга, как ни странно, беседой о покушении Али Агджи. Хотя достоинством книги является то, что она доносит мысли Папы до сознания простых смертных, в ней нет и малой толики критического взгляда на прошлое и настоящее самой Церкви. В этом отношении философия истории, которую Иоанн Павел II развивает в своем сочинении, выглядит неполной. И читатель не удовлетворяет своего голода.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru