Русская линия
The Economist, Великобритания04.10.2004 

Старая Европа
Старение населения нанесет ущерб экономике стран Европы и создаст давление на их бюджет — и нет легких путей решения проблемы

Американцы издавна считали Европу Старым светом. Теперь у них появились дополнительная причина думать так. Европа стареет гораздо быстрее, чем Новый свет. Старый свет стоит перед пугающим демографическим вызовом. Население Евросоюза, расширившегося в этом году с 15 до 25 стран-членов, выросло с 380 до 455 миллионов, таким образом, ЕС обогнал по численности населения США (295 миллионов). Однако, к 2050 г. счет почти сравняется: если оправдаются прогнозы, то американцев будет 420 миллионов, в то время, как европейцев — 430 миллионов.

Основная причина в том, что европейские женщины имеют меньше детей. Как в Америке, так и в Европе на смену послевоенному бэби-буму в 1970-х гг. пришел спад, и рождаемость упала ниже уровня воспроизводства — чуть более двух детей на одну женщину. Но в Америке рождаемость с тех пор вернулась к уровню воспроизводства, в то время как уровень рождаемости в ЕС составляет 1,5 ребенка на одну женщину, в Германии, Испании и Италии — всего 1,3.

Население стареет, когда люди живут дольше и имеют меньше детей. Продолжительность жизни растет примерно одинаковыми темпами в большинстве богатых стран — но не в России. Так что, более быстрое старение населения в Европе, чем в Америке, объясняется низкой рождаемостью. В Германии средний возраст населения вырастет с 40 лет в 2000 г. до 47 в 2050 г., в Италии — достигнет 50 лет не позднее 2025 г. По контрасту, в Америке он поднимется с 35 лет в 2000 г. до 40 в 2050 г.

Стремительное старение Европы вызовет экономические неприятности. Для начала, резко сократится число рабочих рук. Например, в Италии в 2005—2035 гг. работоспособное население сократится на 20%, и еще на 15% к 2050 г. Если пропорционально не вырастут уровень занятости и производительность труда, то дальнейшее снижение числа рабочих рук повлечет за собой замедление экономического роста. Неблагоприятная демография означает, что в 2050 г. рост населения Европы будет на полпроцента ниже, чем сейчас (по оценкам последнего выпуска издания МВФ 'World Economic Outlook'). По мере того, как будет сокращаться число работоспособного населения, будет расти и число тех, кто от него зависит. В Италии между 2005 и 2050 гг. доля людей старше 65 лет вырастет до 44%. Прибавьте к этому сокращение работоспособного населения до 30%, и результатом будет невиданный рост доли зависимого населения, с 32% в 2005 г. до 67% в 2050 г. Во Франции даже, несмотря на то, что рождаемость несколько возросла, доля зависимого населения все равно вырастет за тот же период с 28% до 51%.

Огромный уровень пожилого населения будет тяжелым испытанием для бюджетов европейских стран. Впереди маячит большой рост расходов не только на пенсии, но и долговременную медицинскую помощь. По данным Европейской Комиссии, из-за неблагоприятных демографических изменений уровень государственных расходов может вырасти до 5−8 процентов ВВП (в ЕС-15) к 2040 г. Сложно будет заставить налогоплательщиков оплатить эти счета. Большинство европейских стран уже страдают от слишком тяжкого налогового бремени, а власти сталкиваются с сопротивлением слишком высоким налогам.

Вдобавок ко всему этому, демографические вызовы, стоящие перед Европой, могут оказаться сложнее, чем предполагается в большинстве оценок. Демографов застали врасплох неожиданные успехи в увеличении продолжительности жизни. Новые медицинские открытия могут увеличить продолжительности жизни до уровня, которого не предусматривали прогнозы.

Что можно сделать? Один из вариантов решения — способствовать иммиграции молодых рабочих рук. Но иммиграция в таком масштабе, который необходим для того, чтобы остановить уровень зависимости, невообразима по политическим причинам. Например, по оценкам ООН, Германии пришлось бы принимать в среднем 3,6 миллионов иммигрантов в год в 2000—2050 гг.

Другая стратегия заключается в повышении рождаемости. В последние годы ее уровень немного вырос в Италии и Испании. Похоже, что недавно предпринятые попытки стимулировать рождаемость, принесли определенные результаты во Франции и Эстонии. Нельзя, однако, с уверенностью сказать, что этот подход окажется эффективным в долгосрочной перспективе. Часто происходит так, что меняется возраст, в котором женщина рожает, а не число детей; женщины принимают решение родить раньше, но иметь столько детей, сколько планировалось изначально.

В настоящее время уровень рождаемости особенно низок в средиземноморских странах, где относительно мало женщин работает; и гораздо выше в Скандинавии, где работает большинство женщин. Похоже, что скандинавские страны нашли способы примирить для женщин работу с воспитанием детей — например, усиление сети детских учреждений. Но, если принимаются такие меры, это значит, что женщинам не удается осуществить свое желание иметь в среднем двоих детей из-за других факторов. Как показывает немецкий опыт, женщины могут хотеть иметь меньшее количество детей, чем двое.

Все это говорит о том, что старение населения, будучи демографической проблемой, требует, однако, не демографических, а экономических средств решения. Мог бы помочь ускоренный рост производительности, но полагаться на него не очень умно. Учитывая связь между новаторством и молодостью, можно предположить, что в стареющих экономиках индивидуальная выработка будет сокращаться. Предпринимательство сильнее в более молодых обществах, говорит Сильвестер Шибер (Sylvester Schieber), директор по исследованиям страховой компании 'Watson Wyatt'.

Остаются два возможных экономических средства. Первое — увеличить занятость среди работоспособного населения. На лиссабонском саммите 2000 г. лидеры ЕС поставили себе задачу увеличить общий уровень занятости к 2010 г. до 70%, а среди лиц в возрасте от 55 до 64 лет — до 50%. В прошлом году эти цифры поднялись до 65% и 42% соответственно, все еще отставая от намеченных в Лиссабоне, не говоря об американском уровне в 71% и 60%. Увеличение занятости желательно по причинам конкурентоспособности, а также в ответ на старение.

Второе средство — увеличение числа работоспособного населения путем повышения пенсионного возраста. Поскольку европейцы склонны к выходу на пенсию ранее официального срока — например, в Германии в 60, а не в 65 лет — здесь еще много ресурсов. Но предложения повысить пенсионный возраст крайне непопулярны. В прошлом году немецкие политики быстро дистанцировались от предложения экспертов увеличить пенсионный возраст до 67 лет.

Эти экономические средства тяжелы, но и жизненно необходимы. Европе еще предстоит большая работа над проведением реформы рынка труда и пенсионной реформы, чтобы противостоять негативным эффектам старения своего населения.
1 октября 2004
Перевод Антона Беспалова, ИноСМИ.Ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru