Русская линия
Русская линия Василий Степанов30.09.2004 

Суета в правозащитном движении заканчивается
Финансировать правозащитников теперь будет государство

Времена кухонных разговоров в правозащитном движении прошли давно. Бунтари шестидесятники, чтицы запретного самиздата — остались далеко позади. Их кокетливое заигрывание с международными фондами под лозунгом «заграница нам поможет», сменились вполне оформленными задокументированными обязательствами. Вчерашних романтиков, борцов за пресловутые права человека взяли в оборот стратеги из Белого Дома, в результате на свет явился информационный крысёныш, сваливший государственные устои Советского Союза, а теперь подгрызающий и без того хилые корешки постсоветского пространства. Ребята почестнее, те, кто сразу поняли кто, откуда и за что платит, ушли сразу. В правозащитном движении остались матёрые ухари, так сказать правозащитники профессионалы, точно знающие за какое высказывание можно получить крупный грант, а за какое кирпичом по темечку.
К середине 90-х правозащитное движение в России и в других государствах, отколовшихся от СССР, превратилось в мощную пропагандистскую структуру, работающую на зарубежные фонды, получающее из-за рубежа финансирование на проведение, антинационального, антигосударственного и антинародного саботажа. Однако только сейчас власть обратила на это внимание, и кажется больше не намерена мириться с существованием в стране по сути шпионской организации, профессиональная цель которой разрушать государство, разъединять народы, взывать к международному сообществу с просьбой уничтожить «неотёсанную Русь».
Госдума с подачи президента уже приняла поправки к налоговому кодексу, усиливающие финансовый контроль над некоммерческими организациями, к которым в том числе относятся и правозащитные ячейки. Новые поправки, в случае окончательного утверждения позволят государству контролировать поток грантов, выделяемых международными фондами некоммерческим организациям. Для того чтобы грантодатель -в лице, к примеру, благотворительного фонда, смог выделить некоммерческой организации некую денежную сумму, на туалетную бумагу, телефонные переговоры, блокноты, шариковые ручки, мерседесы, оргтехнику, офисы и прочие полезные мелочи, — ему придётся получить разрешение Комиссии по вопросам международной гуманитарной и технической помощи при правительстве. Учитывая схемы отмывания денег из оффшорных зон, задействующие в том числе и некоммерческие организации, а также учитывая обстоятельства террористической угрозы — столь решительные меры могут быть вполне оправданными. Не секрет что некоторые исламские духовные центры, пропагандирующие экстремистские идеи, на абсолютно легальных основаниях получают финансирование из Саудовской Аравии и других исламских государств как общественные организации. Государство знает об этих каналах финансирования терроризма, но пока не может их пресечь. Следует также отметить, что денежные потоки, проходящие по линиям финансирования некоммерческих организаций, не облагаются налогом и с успехом используются для отмывания колоссальных объёмов теневого капитала.
Лишая правозащитное движение возможности кормиться с руки зарубежных благотворителей, президент России по отечески позаботился о выделении ему средств из государственных источников. Первым пунктом поддержки станет создание Международного правозащитного центра, кроме того, президентским полпредам поручено «привлекать к участию в работе создаваемых ими совещательных и консультативных органов представителей правозащитных организаций, действующих на территории соответствующего федерального округа, в том числе путем включения представителей этих организаций в составы указанных органов». Одним словом, российская власть решила поставить правозащитное движение на государственную службу. Скорее всего, вскоре на постсоветском пространстве возникнет новая структура правозащитных организаций, финансируемая из Москвы, на её плечи ляжет создание государственной системы правозащиты.
Хорошо это, или плохо? Ни хорошо и ни плохо, это объективная необходимость, дело в том, что институт правозащитников стал элементом дипломатического давления и межправительственного диалога, неотъемлемым элементом глобальной политической игры. Мы должны понимать, что правозащитное движение давно выросло из детских штанишек, взрослым дядям нужно есть, пить, ездить на машинах и летать на самолётах, у них ещё дети, жёны, секретарши, любовницы и помощники имеются — контингент, между прочим, весьма прожорливый. В виду этого правозащитное движение не может существовать без финансовой поддержки, деньги нужны большие и тот, кто их платит, тот и заказывает музыку. Поэтому давайте по-взрослому оценивать ситуацию, и давайте не будем лить слёзы о гибели правозащитного движения. В большой политике нет дилетантов, в ней работают профессионалы, нынешние правозащитники — профессионалы.
Василий Степанов, специально для Русской линии

http://rusk.ru/st.php?idar=102523

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru