Русская линия
Накануне.ru Александра Качалова22.02.2005 

Митрополит Кирилл: Традиционные ценности не являются «бабушкиными» — это божественные ценности

Один из ярчайших российских церковных деятелей. Второе лицо в русской православной церкви после Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Многие прочат ему место патриарха, злые языки говорят, что это место он прочит себе сам. Неоднократно становился «человеком года» в области религии. Вокруг его имени не раз возникали скандалы, в частности обвинения в торговле алмазами, нефтью, табачными изделиями. Некоторые СМИ называют его «табачным митрополитом» и попрекают пристрастием к бизнесу.

Председатель отдела внешних церковных сношений Московского патриарха, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл /в миру Владимир Михайлович Гундяев/ является самым «продвинутым» церковным иерархом. Он вел еженедельную программу на ОРТ «Слово пастыря», а сайт отдела внешних церковных связей стал самым первым официальным православным сайтом в Интернете. Кроме того, однажды видеотрансляция пресс-конференции митрополита осуществлялась по каналам Интернета в режиме реального времени.

Митрополит стоял у истоков создания Социальной Концепции Русской Православной Церкви — первого церковного документа, в котором сформулирована позиция церкви по широкому кругу проблем. Концепция включает в себя, по словам митрополита Кирилла «самые различные вопросы, касающиеся жизни христианина в светском обществе». Отношения церкви и государства определены позицией «взаимного невмешательства».

Однако, по его мнению, «церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий, ведущих к установлению всецелого контроля за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми, а также к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа или возникновению угрозы священному дару жизни».

Таким образом, оберегаясь от вмешательства государства в дела церковные, церковь оставляет за собой право, и даже обязанность вмешиваться в некоторые действия властей.

Митрополит в дальнейших своих заявлениях не раз подтверждал эту мысль: «Мы хотели бы участвовать в законодательных процессах, касающихся здравоохранения, демографических проблем, защиты материнства и детства, всего, что связано с защитой человеческой жизни». И еще: «Сегодня общество ждет от религиозных организаций не только осуществления культа, но и участия в решении вопросов, связанных с качеством жизни человека».

Активная позиция церкви, и, в частности, митрополита Кирилла, одного из вероятных приемников Алексия II, у многих вызывала и вызывает раздражение. Насколько справедливы все обвинения в адрес митрополита — вопрос спорный как спорна и неоднозначна сама личность, что не может не вызывать к ней интерес.

На днях митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл побыл в Екатеринбурге по приглашению Владыки Викентия для участия в научно-практической конференции «Семья и будущее России». После доклада митрополита, стоит заметить, зал аплодировал ему стоя.

Позднее председатель отдела внешних церковных сношений Московского Патриарха дал пресс-конференцию для местных журналистов, наиболее интересные отрывки из которой мы и публикуем ниже.

Вопрос: Как изменился Екатеринбург? Ваши впечатления от уральского края?

Митрополит Кирилл: Впечатления хорошие. Совершенно очевидно, что два года назад экономическое положение в области было иным, что выражалось и во внешнем виде города, и в том, как выглядели люди. Сейчас город, как мне кажется, развивается более динамично. Ясно, что есть приток инвестиций. Если говорить о церковной жизни, то перемены произошли очень большие.

Вопрос: Сегодня часто проводятся церковные форумы, которые призваны решать демографические проблемы, проблемы семьи. Насколько государство прислушивается к результатам этих форумов?

Митрополит Кирилл: От форумов есть реальная польза. Помимо принимаемых резолюций очень важен сам процесс. Форум — это платформа для свободного обмена мнениями, на них собираются люди, представляющие разные регионы, разные епархии нашей страны. Эти люди привносят на форум свой собственный опыт и понимание проблем, часто предлагают очень разумные и правильные решения, которые бы способствовали более эффективной работе церкви в тех или иных сферах, развитию сотрудничества с властями. Сам по себе форум важен тем, что он обогащает его участников.

На сегодняшней конференции духовенство представляло абсолютное меньшинство: в основном, участниками форума были миряне. Меня приятно поразил тот факт, что на церковных форумах преобладают женщины и молодежь. Это свидетельствует о том, что в церкви женщины играют очень важную роль и занимают активную жизненную позицию. Я думаю, что здесь нашему обществу есть чему поучиться у церкви.

Каждая резолюция конференции, форума, конечно, не является законом, но она формирует определенный общестнный климат. И, я убежден, что в результате многих усилий, предпринятых церковью, /в том числе, и через данные мероприятия/ меняется стиль отношений церкви и государства. Но, самое главное, меняется образ церкви, ее место и положение в обществе. Если раньше в сознании большинства наших соотечественников этот образ связывался с пожилыми, невысоко образованными людьми, то сегодня — с людьми, занимающими активную жизненную позицию, принимающими участие в жизни страны, у которых есть что сказать как власти, так и обществу. Поэтому я думаю, что значение таких форумов, конференций которые сегодня интенсивно проводит церковь, очень и очень велико.

Вопрос: Что нужно, для того, чтобы повернуть сознание людей в сторону создания семьи? Какую роль в этом должна сыграть церковь?

Митрополит Кирилл: Семья разваливается потому, что в обществе господствуют определенные стереотипы, которые входят в конфликт с традиционными ценностями. Создается иллюзорное представление о том, что новые стереотипы отвечают современной философии жизни, а традиционные ценности — это прошлое. Из-за этой искаженной картины мы имеем то, что имеем: молодежь отдает предпочтение новой системе ценностей, которая разрушает систему традиционную. Задача церкви заключается в том, чтобы найти правильный язык в общении с молодежью и сказать, что традиционные ценности не являются «бабушкиными» — это божественные ценности.

То, что мы сегодня видим в плане нравственности, является тревожным и грозным сигналом. Нравственность — это способность отличать добро от зла и то, что отличает человека от животного. Первое, что должна сделать церковь — бросить вызов этой новой культуре, которую я называю культурой смерти. Мы должны провозглашать культуру жизни и содействовать тому, чтобы люди делали практические шаги в ее сторону. Например, говоря, что аборт — это грех, нужно реально поддерживать тех, кто решит жить по божьему закону. У церкви должны быть созданы службы, механизмы такой поддержки не только моральной, но и материальной.

Кроме того, я считаю, что нужно взаимодействовать с другими институтами — государственными и общественными. У них не хватает пассионарности, внутренней силы. Церковь может дать эту внутреннюю поддержку. Глубоко убежден, что, взаимодействуя с другими институтами, мы достигнем успеха.

Вопрос: Как развиваются церковные СМИ в России?

Митрополит Кирилл: Я убежден, что церковь должна присутствовать на телевидении обязательно. Но против того, чтобы 24 часа в сутки показывать людей в рясах, ведь если мы это будем делать, то только отвернем людей от веры. Православное телевидение — это не телевидение священников и даже не телевидение церкви, а телевидение народа. Приведу в качестве примера «Капитанскую дочку» Пушкина. Там ни одного слова не сказано о христианской морали, но все это произведение глубоко христианское. Вот таким должно быть телевидение. Мы должны создавать его в нравственной системе христианских ценностей, но ни в коем случае не направлять исключительно на то, чтобы показывать церковь. Это очень непросто, потому что требует огромного интеллектуального напряжения, привлечения интеллигенции к православным, правильного понимания того, на каком языке церковь должна говорить.

Вопрос: Первое в России церковное сельское хозяйство было образовано на территории Каменского района. Были ли еще прецеденты?

Митрополит Кирилл: Участие церкви в сельскохозяйственном производстве является достаточно распространенной программой, этим занимаются монастыри и епархии. Однако сейчас заниматься сельским хозяйством экономически почти нерентабельно, но церковь все равно имеет фермы и, к удивлению, они приносят доход. Могу говорить на опыте собственной епархии. У нас такая ферма существует с 1990-го года, и она даже в моменты экономического кризиса работала с прибылью, хоть и незначительной.

Церковные фермы хороши тем, что помимо производства продукции, они дают возможность создания некого образцового хозяйства, где были бы минимизированы отрицательные явления, связанные с отношением человека к чужой собственности, и практиковался бы другой стиль отношений между людьми, с природой. Кроме того, даже реально не получая прибыли, можно дать людям рабочие места и их учить тому, как вести сельское хозяйство.

Я считаю, что создание церковных школ для молодых фермеров очень перспективно. Было бы здорово, если бы церковь могла участвовать в организации фермерского банка, который бы давал кредиты молодым фермерам, потому что я не представляю, как можно поднять сельское хозяйство без активного включения частной инициативы.

Вопрос: Едина ли русская православная церковь в том, что необходимы реформы, необходимо быть более динамичными и современными?

Митрополит Кирилл: На словах едины все, а на деле, конечно, нет. Дело в том, что духовенство, которое сформировалась в советское время, очень часто считает своим главным делом — богослужение в храме и на этом обычно ставится точка. Почему? Дело в том, что в дореволюционной России священник именно так и работал, ведь он жил в христианском мире, и ему не нужно было идти за пределы храма, чтобы осуществлять свое пасторское служение. Но мы прошли через страшный опыт, когда все храмы и приходы практически были уничтожены. Сегодня, например на 10−15 деревень один храм. Когда на службу приходит 10−12 человек, священник говорит: «Я служу на бедном приходе». Он забывает, что должен сесть за машину, /а он сегодня должен уметь управлять автомобилем /, и поехать к этим людям, чтобы встретится с ними. Речь идет не только о сельских, а также и о городских священниках: они должны понять, что их миссия — за пределами храма. Сегодняшняя церковь должна быть миссионерской.

Вопрос: В Екатеринбурге верующие часто выходят с акциями протеста против тех или иных явлений, что вызывает недовольство общества. Оправдано ли это?

Митрополит Кирилл: Все зависит от того, против чего мы протестуем, и, конечно, нужно соизмерять ответную реакцию. В каких- то случаях протест необходим, чтобы выразить свою гражданскую позицию. В каких-то, протест может быть заменен другими акциями, ведь не обязательно размахивать плакатами и рвать тельняшку на груди — цели можно достичь другими способами. А что-то можно вообще игнорировать, потому что, если вы сильно протестуете, то привлекаете общественное внимание. Существует целый набор возможных реакций на то или иное явление. От того, какое средство выбрать, зависит и результат. Поэтому надо всегда очень вдумчиво относиться, к тому, какое средство избирается.

В нашем обществе существует прослойка людей, априори негативно относящаяся к любой церковной активности. Она достаточно ярко представлена в СМИ, поэтому нередко мы сталкиваемся с ситуациями, когда-то, что делает и говорит церковь, получает негативную реакцию. На мой взгляд, некоторые протестные действия, которые бы отражали волеизъявления православных людей, нужно обращать не от имени церкви, а от имени граждан. И тут мы приходим к очень важной идее гражданского общества, сторонником которой я являюсь. В обществе должны быть институты, способные защищать права и интересы граждан.

Допустим, открытое глумление над православием должно, конечно, вызывать протестную реакцию со стороны тех, чьи чувства ущемляются, но нужно ли в этих протестных акциях участвовать митрополитам, архиепископам — для меня большой вопрос. Сегодня, используя инструменты гражданского общества, принцип самоорганизации людей, можно построить достаточно сильную систему сопротивления духовному насилию над совестью. Когда человек чувствует себя ущемленным, он должен не на кухне выражать свой протест, а найти правильную коммуникацию, для передачи своего протестного чувства. И в этом смысле построение институтов гражданского общества в России является полезным делом и для церкви. У нее есть сейчас возможность быть впереди этого процесса, потому что церковь уже сама по себе — организация.

Вопрос: Насколько монетизация льгот оправдана с точки зрения веры?

Митрополит Кирилл: Я не вхожу в рассмотрение самой идеи: я не экономист и мне трудно судить. Я понимаю рациональность, стоящую за этими действиями — дать людям некий денежный эквивалент, который в условиях рыночной экономики является более эффективным, чем льготы, но тогда это должен быть реальный эквивалент. Но, если был бы реальный эквивалент, то не было бы никаких протестных действий. Церковь в данном случае поддерживает тех, кто выражает свое недовольство, когда это недовольство фактически оправдано. Действия властей ни в коем случае не должны быть направлены на понижение жизненного уровня людей. Никакая реформа не должна оплачиваться человеческими жизнями и здоровьем, поэтому в начале 90-х годов я резко выступал против радикальных экономических реформ. С христианской точки зрения, высшей ценностью является человеческая жизнь. Нужно поставить точку и сказать, что в России мы больше не будем отдавать жизни людей ни за какие идеи.

Вопрос: Как Вы оцениваете ситуацию на Украине? Не опасаетесь ослабления православной украинской церкви?

Митрополит Кирилл: Я оцениваю ситуацию на Украине как очень непростую. Но мне кажется, что любой государственный деятель должен понимать необходимость поддержки со стороны как можно большего числа сограждан. Сегодня Украина разделена практически наполовину и, я не думаю, что президенту это безразлично. Если он захочет получить поддержку своего народа, то запрограммирован на объективное, доброжелательное отношение к той канонической церкви, которая существует, несмотря на то, что очень большое число его адепторов относятся к другим юрисдикциям. Поэтому я полагаю, что политика должна быть сбалансированной, надеюсь, что так будет, хотя понимаю, что на президента страны могут оказываться различные влияния.

21.02.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru