Русская линия
Новый Петербургъ Андрей Дмитриев13.09.2004 

Политковская и мифы грузинской пропаганды

Выступления в защиту малых народов (например, чеченцев) от ужасного «русского империализма» — одно из любимых занятий либеральной публики. Зато когда речь заходит о Грузии, все меняется с точностью до наоборот — либералы выступают как апологеты «территориальной целостности» этой страны и поддерживают Мишико Саакашвили в стремлении огнем и мечом покорить некогда отделившиеся республики. Двойные стандарты налицо. Последний пример — публикации Анны Политковской по итогам поездки в Абхазию и Южную Осетию в «Новой газете».

«ОСЕТИНЫ БЕЗ РОССИИ — НИЧТО»

Репортаж из Южной Осетии называется «Война из-под полы». Логика простая: осетинские «сепаратисты», мол, занимались торговлей контрабандными российскими товарами на рынке в селе Эргнети, а когда грузинские власти закрыли его, сбывать контрабанду стало некуда. Поэтому и началась война. Любопытно, что все это журналистка услышала от начальника местного управления госбезопасности Грузии. Откуда вдруг такое доверие у свободомыслящей интеллектуалки к «органам»? Политковская постоянно изобличает российских фээсбэшников, зато слова грузинских «чекистов» о том, что осетины поголовно контрабандисты, — охотно принимает на веру!

Разумеется, это всего лишь один из пропагандистских мифов грузинской стороны. Один рынок ну никак не может подорвать экономику целой Грузии. Лозунг «борьбы с контрабандой» был прикрытием для развязывания боевых действий против Южной Осетии. Войну начал Саакашвили во имя мифической «территориальной целостности Грузии».

Конфликт Политковская рассматривает исключительно как противостояние между Грузией и Россией («Осетины без России ничто», — как говорят с грузинской стороны). Но, во-первых, официальная Москва фактически «сдала» Южную Осетию Саакашвили. Недаром принципиального генерала Набздорова сместили с поста командующего российскими миротворцами по требованию Тбилиси. То, что первый раунд борьбы грузинский президент проиграл, — это заслуга населения непризнанной республики и ее руководства. Они показали, что будут стоять насмерть, но не сдадутся. Так уже было в 1989—1992 годах, когда брошенная союзными и российскими властями Южная Осетия выстояла в борьбе с многократно превосходящими силами противника.

«Цхинвали — город серого советского образца», — утверждает журналистка. Видимо, в самой столице Южной Осетии она так и не побывала, ограничившись объездом окрестных грузинских сел. Не видела колоритных частных домиков восточного стиля, увитых виноградом и плющом. (Один цхинвалец с горечью показывал мне результаты ночного обстрела своего дома и засохшую виноградную лозу, перебитую осколками: «Понимаешь, для осетин виноград — это символ жизни. А моей лозы больше нет…».) Не видела Политковская и разрушенные дома, стены больницы со следами еженощных обстрелов, свежие могилы на городском кладбище. Иначе написала бы совсем другой репортаж.

«НЕУЛОВИМЫЙ ЗАПАХ КОФЕ»

В Абхазию Политковская летела из Тбилиси на вертолете миротворцев из ООН, затем побывала на их базе и сделала выводы: «При ближайшем рассмотрении Абхазия как бы распадается на две страны-структуры. Страны „ООН-Абхазия“ и „Россия-Абхазия“. Независимой же Абхазии не заметно так же, как неуловим запах ее знаменитого кофе». Если не вылезать с ооновской базы, всё так и есть, наверное.

На самом деле Абхазия — страна с вполне состоявшейся, зрелой государственностью. Достаточно просто поездить по городам и селам, побеседовать с людьми, чтобы понять, что ее жители гордятся своей независимостью и уже никогда не согласятся вернуться в состав Грузии. Ну, а кофе по-турецки — это важнейшая часть местной жизни, абхазского быта. В любой лавке вам нальют чашку крепкого ароматного напитка. Не заметить этого просто невозможно.

«Сухумские улицы встречают мусором и провалами в асфальте, — пишет журналистка. — Торговли особенной не заметно. Половина домов заметно нежилые (…) Везде пахнет мочой, и откуда-то беспрерывно течет ржавая вода, которую люди набирают в пластиковые бутылки». Ах, как плохо живется в Абхазии! Просто блокадный Ленинград какой-то. Я провел в Сухуме целую неделю и, хоть убейте, не видел, чтобы кто-нибудь набирал ржавую воду в пластиковые бутылки. В городе функционирует водопровод, и вода в нем абсолютно чистая, на вкус — настоящая минералка. Разрушенных зданий действительно много. Это следы войны и экономической блокады, в которой и Россия приняла позорное участие. Но постепенно всё меняется к лучшему: отстраиваются заново санатории и гостиницы, ремонтируется железная дорога, Абхазия возвращает свой прежний притягательный облик.

Читаем дальше: «45 минут полета над абсолютно пустым побережьем. Ощущения зоны отчуждения. А где же тысячи отдыхающих? Если и есть где-то российские туристы, поток которых в Абхазию всё увеличивается, то это не здесь». Правильно, на побережье Галского и Очамчирского районов Абхазии, над которыми летела Политковская в ооновском вертолете, туристов никогда и не было, даже в советские времена. Традиционные места отдыха — это Гагра, Пицунда, Новый Афон. Там туристов полно, больше чем местного населения. А дальше Сухума на восток никто не ездит.

В итоге складывается впечатление, что Политковская ехала в командировку на Кавказ, заранее желая принять участие в информационной войне на грузинской (и американской) стороне. Пересказ мифов грузинской пропаганды о Южной Осетии и Абхазии не впечатляет. К тому же слишком много откровенных «ляпов». Можно считать, что задание выполнено на троечку.

P. S. Сейчас Анна Политковская находится в больнице. Она направлялась в город Беслан в то время, когда там только начинались трагические события. Выпила чашку чая в самолете, после чего потеряла сознание. Врачи едва спасли ей жизнь. Учитывая, что Политковская известна своей жесткой критикой действий российских властей в Чечне, сомневаться в том, кто пытался отравить журналистку, не приходится.

После каждого теракта власти говорят об усилении мер безопасности и укреплении силовых структур. Только под пресс почему-то попадают не террористы, а оппозиционные журналисты, активисты общественных организаций и простые граждане. Вне зависимости от идеологических разногласий, хочется выразить г-же Политковской сочувствие и пожелать скорейшего выздоровления.

ОТ РЕДАКЦИИ. Обращаем внимание читающей публики на заклинание всех гос- и дем-журналистов: у бандитов в Беслане НЕТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ! А что они кричали — и кричат — о любом убийстве таджика в России, помните? Сразу же со всех сторон, и без малейших сомнений: скинхеды, РУССКИЕ фашисты… С этими познерами и прочими невозможно дискутировать по одной простой причине: микрофон — у них в руках, и оппоненту они рот заткнут очень умело. Весь их профессионализм и либерализм — тот же, что и следователя на допросе: «Здесь спрашиваю я!.. Уведите!».
N43(684), 09.09.2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru