Русская линия
Евразия Александр Дугин09.09.2004 

Кровь детей — на окружении Президента

Безжалостное убийство детей, которое осуществляется на глазах всего мира, не имеет аналогов. В самых страшных хрониках Великой Отечественной войны я не видел, чтобы даже нацисты стреляли ребятишкам в спины. Каждому, кто следил за развитием трагедии, становилось жутко при мысли, что на месте попавших в беду могли оказаться его дети. Лично я до сих пор не могу отойти от шока. В сущности, все пострадавшие — наши дети — дети России. Осетины для нас, русских людей, самый близкий народ на Кавказе, кровные братья, которые много страдали не только за свои, но и за наши интересы. Не покидает ощущение страшной вины российского руководства за то, что подобная трагедия была допущена. Те люди, которые занимаются принятием решений, должны взять на себя значительную долю ответственности за всю эту беспрецедентно кровавую неделю.

Россия не предпринимала каких бы то ни было политических, а также социальных инициатив, которые могли бы оправдать столь жестокую, столь бесчеловечную атаку террористов. И коль она последовала, это означает, что есть силы, которые, увидев, что российский режим несостоятелен, политически недееспособен, отгораживается от принятия настоящих политических и геополитических решений разными симуляциями, виртуальными медийными стратегиями, сочли, что в нашей стране образовался вакуум власти. И люди, окружающие президента, принимающие политические решения, обагрены кровью тех, кто погиб в серийных взрывах и авиакатастрофах и тех, кто стал жертвой трагедии в Беслане. На них, людях, принимающих политические решения, кровь погибших и искалеченных ребятишек. Президентское окружение, занимающееся кавказской (в том числе чеченской) проблемой и в целом международной политикой должно немедленно подать в отставку и быть предано моральному суду.

Поэтому, прежде чем говорить о вине террористов, надо иметь в виду слова президента о том, что терроризм это инструмент в большой борьбе против нашей страны. Кем ведется эта война? Горсткой фанатиков? Недобитыми сепаратистами? Ничего подобного. Она ведется теми, кто ставит перед собой задачу установления мирового господства, то есть Соединенными Штатами Америки, которые используют различные инструментальные средства, жесточайшим образом тестируя российскую власть на состоятельность. И российская власть в политическом, геополитическом и социальном аспектах оказывается несостоятельной. Должностные лица, за исключением Владимира Путина, демонстрируют бессилие и неадекватность того политического клана, который окружает президента. На совести этого клана (Суркова, Павловского, Приходько и других чиновников, определяющих нашу внешнюю политику) — кровь детишек, кровь невинных людей. Эти чиновники создали бессистемную политическую модель, создали виртуальное общество, напоминающее спектакль, подменили политтехнологиями реальные политические и социальные процессы, отбросили политические евразийские модели, сделав из них посмешище. В итоге такая ироничная политтехнологичная постмодернистская стратегия дала такой совсем не постмодернистический результат, как конкретные детские трупы. Поэтому люди, окружающие Владимира Путина, способствующие уродливому политическому курсу, — преступники.

Нужно хорошо понимать, что те силы, которые бросают России столь тяжкий вызов, имеют самые серьезные намерения. Не случайно президент говорил о российском ядерном оружии, которое многих беспокоит. Но кого конкретно оно может беспокоить? Исламский мир? Ему не до нашего ядерного оружия. И уж конечно не Европу. Она глубоко погружена в собственные проблемы. Иран и Китай? Они видят в российском ядерном потенциале основу союзничества в поддержании многополярного мира. И только США действительно озабочены тем, чтобы расчленить нашу страну, ослабить наше присутствие в СНГ и начать развал России. В этом заинтересованы и республиканское и демократическое крыло заокеанской державы, здесь у них полный стратегический консенсус, предусматривающий установление мировой гегемонии и превращение XXI века в американский век. В частности, такая стратегия предусматривает ослабление России на Северном Кавказе.

И те люди, которые годами проводят проамериканскую политику и создают более или менее проамериканское общественное мнение (работа ведущих экспертов Путина) являются соучастниками происшедшего на наших глазах преступления.

Кое-кто видит корень зла в либеральной критике президента и его курса. Однако либеральная критика сегодня мало влияет на умы населения. Сами либеральные критики это ультразападническая интеллигенция, которая по большому счету давно потеряла те позиции, которые она имела при Ельцине и сегодня выглядит смехотворно.

Я конкретно и целенаправленно обвиняю не либералов, — их влияние на политические решения весьма ограничено сегодня, — я обвиняю те влиятельные силы в окружении президента, которые взяли на себя ответственность за проведение политики — внутренней, в пространстве СНГ и внешней. Эти силы никакого отношения к либералам не имеют, это выходцы из олигархических кланов, пиарщики различных банков и бирж. Они мимикрировали под проводимую президентом линию, еще четыре года назад выработали модель псевдопатриотического сообщества. И, по сути дела, подменили реальный патриотизм фиктивным, левый проамериканизм — правым (с налетом псевдонационализма) и решили этим ограничиться. Сегодня их стратегия, их принципы разом рухнули. Еще раз повторяю — они преступники. Если они не будут принесены в жертву, не будут наказаны, то ничего не изменится.

И второй момент. Мы увидели уровень «дееспособности» и коррупцию, имеющие место в региональных процессах. Но и за то и за другое отвечают те же самые люди, которые позволяют себе иметь свою долю в минизаводиках, разбросанных по территории южной России. По сути дела, гиперкоррупция, связывающая воедино еще ельцинскую коррумпированную олигархическую власть политического пула с мелким коррупционным пластом в регионах создала преступную систему вакуума и игнорирования национальных интересов. Эта система подлежит уничтожению, причем революционному. Я думаю, что после бесланских событий у нас остался один путь — путь политической диктатуры во имя спасения России, во имя спасения народа. Причем диктатуры реальной, а не фиктивной, способной эффективно бороться с угрозой, пришедшей в наш дом.

Считаю, что серия терактов не закончена. Если мы посмотрим на то, что произошло, увидим, что те силы, которые теракты организовали, добились всех целей, которые перед собой ставили, а понесли минимальные потери, погибли смертники, знающие, на что шли. По большому счету их несколько жалких трупов — далеко не адекватная цена совершенного ими злодейства. А если это так, зачем им останавливаться? Что мы можем им противопоставить? Кадровые изменения? Вряд ли. Именно упомянутая мной диктатура (демократическая или конституционная) сможет принять специальные ответные меры против коррупции, в том числе политической и информационной, изменить модели поведения политического класса, который стал основой нашего общества.

Террористы (а они придут снова) это только инструменты тех сил, которые приговорили Россию. Терроризм — это среда, это психология и идеология. Я изучал различные виды терроризма и считаю, что он очень многообразен. С какими-то его формами можно вполне эффективно бороться, с другими — сложнее. Но у нас нет никакой последовательной программы борьбы с терроризмом, мы даже не понимаем, с кем мы сталкиваемся.

Международный терроризм это только фигура речи, каждый конкретный теракт имеет конкретную цель. Существуют наемники, люди со специфической психологией, они идут на преступление — кто по идеологическим мотивам, кто по религиозным или психологическим. Есть и те, кто любит рисковать за деньги, наконец, есть люди больные. И понимание того, с кем мы имеем дело, (например, на Северном Кавказе в лице радикального ислама, в лице различных этнических движений), мы имеем огромные возможности для борьбы с терроризмом.

Хочу подчеркнуть, что Россия не сделала ничего плохого радикальному исламу как структуре. И, тем более, арабскому миру. Россия выступает против акций США в Ираке. Значит, мотивацию терактов надо искать в другом месте, а значит мы имеем дело с иной формой терроризма. И если мы осознаем, откуда исходят корни бесланского и других терактов, сможем им эффективно противодействовать и эффективно защищать народ и государство. Но для этого необходимо новое геополитическое мышление в новом мире. Старые идеологические клише уже не действуют, не действуют и розовые очки либерализма и демократии эпохи Горбачева и Ельцина.

Ни президент, ни его ближайшее окружение шагу не должны ступить, не учитывая новые геополитические модели, чтобы правильно и четко соблюдать интересы страны и ее населения. Тот терроризм, с которым мы столкнулись в Беслане — геополитический, имеющий глобальную природу и с ним, безусловно, можно эффективно бороться. Не случайно президент, пожалуй, впервые, заговорил о том, что кому-то мешает наше ядерное оружие и что началась война с Россией. Это абсолютно правильно, но война началась не сегодня, она идет давно, просто приобрела жесточайшие формы, когда убивают детей.

Есть логика в том, что напали на осетин. Это входит в планы тех, кто спровоцировал Саакашвили напасть на Южную Осетию. Ставится глобальная задача противопоставить осетин вайнахским народам — ингушам и чеченцам для того, чтобы произошел этнический взрыв на Северном Кавказе. И никаким тут исламским фундаменталистам не придет в голову заниматься усложненными и тонкими этнополитическими «шахматами», это, безусловно, почерк атлантической геополитики, почерк англо-саксонской игры, той, которую они вели веками.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru