Русская линия
Русская линия Анатолий Степанов02.09.2004 

Если нам объявлена война, то нужно воевать, а не заниматься политиканством
По поводу заявления министра обороны Сергея Иванова

В связи с новыми атаками чеченских боевиков против России (еще до сообщения о захвате заложников в Беслане) министр обороны России Сергей Иванов сделал заявление, которое часто цитируется в СМИ. Вот что сообщает РИА «Новости» об этом заявлении: «Министр обороны России не исключает продолжения терактов. «Взрыв на станции «Рижская» — это, к сожалению, не первый и, боюсь, не последний теракт. По существу нам объявлена война, где противник не виден и нет линии фронта», — сказал Сергей Иванов в среду журналистам. «С этим сталкивается не только Россия. Вчера одновременно с терактом у станции метро «Рижская», в Израиле были взорваны два автобуса», — сказал Сергей Иванов. По его словам, мир вплотную столкнулся с угрозой терроризма. «С ней тяжело бороться, но мы будем это делать всеми имеющимися средствами, в том числе политическими», — сказал Иванов.
По его словам, одна из эффективных форм борьбы с терроризмом — это бдительность населения, «прекращение всеобщего благоденствия и успокоенности». «Только правоохранительным органам решить эту задачу будет трудно, хотя все силовые структуры ориентированы на борьбу с этой угрозой», — добавил министр.

Всё правильно, верные слова произнес министр. Только об одном непременном условии успешной борьбы с террористами не сказал Сергей Иванов — российские власти должны перестать заниматься политиканством в угоду общественному мнению Запада или для ублажения кавказских лидеров.

Прежде всего нужно начать называть вещи своими именами. К примеру, перестать болтать перед русской аудиторией, в своей стране о «контртеррористической операции», научиться выговаривать это страшное, но адекватное ситуации слово — ВОЙНА. В свое время пиарщики администрации президента придумали этот эвфемизм — «контртеррористическая операция» — для того, чтобы не допустить изоляции России в Европе. Однако наши высокопоставленные политики начали к месту и не к месту использовать эти слова для обозначения военных действий в Чечне. А самое скверное, за этой словесной подменой следуют и практические действия. Пытаясь внушить западной аудитории и журналистам, что в Чечне не война, а контреторристическая операция власти дали добро на привлечение к суду офицеров, которые в условиях боевых действий применяли оружие против тех чеченцев, которые оказались потом мирными гражданами.

В условиях, когда от быстрого нажатия на курок автомата зависит жизнь, русских воинов в угоду политической конъюнктуре заставляют помнить про уголовный кодекс. Именно руководствуясь этой абсурдной логикой, посадили в тюрьму полковника Юрия Буданова. Нашим высокопоставленным чиновникам нужно брать пример с США, а то они используют американский опыт не там где нужно. Сколько было сообщений о том, что американцы в ходе боевых действий расстреляли по ошибке или по необоснованному подозрению мирных граждан в Ираке или в Афганистане, но никаких судебных процессов над виновными в этом офицерами и солдатами в США не было. Буданова же власти просто отдали на растерзание своре военных прокуроров (в Чечню бы отправить хотя бы на месячишко тех, кто обвинял Буданова, Ульмана и других русских офицеров; может поумнеют, если останутся живыми) и шакалам-адвокатам.

Боюсь, что правильные слова Сергея Иванова так и останутся словами, за ними не последует действий. В одном фильме про чеченскую войну герой фильма говорит правильные слова: мы отличаемся от чеченцев тем, что они воюют, а мы ходим на работу. В нашем обществе нет серьёзного отношения к Чеченской войне. Власть расслабляет нацию, лицемерно рассуждая о «контртеррористической операции». Церковь не молится о победе русского оружия.

Разве можно надеяться в таких условиях, что Господь дарует нам победу?! И виновата в этом власть, которая вместо того, чтобы использовать героизм русских воинов в патриотическом воспитании и одушевлении нации, старается замолчать эту тему или, в худшем варианте, отдаёт участников войны на растерзание продажным адвокатам и журналюгам.

Вот характернейший пример. В четверг, 26 августа, т. е. сразу после взрывов самолётов Верховный Суд России отменил оправдательный приговор по «делу Ульмана». Напомню, что группа спецназа в составе капитана Эдуарда Ульмана, лейтенанта Александра Калаганского, прапорщика Владимира Воеводина и нескольких солдат срочной службы в январе 2002 года в Шатойском районе Чечни, находясь в разведке, расстреляла автомобиль УАЗ, который не остановился по их команде. Спецназовцам показалось, что из автомобиля по ним готовятся открыть огонь, и они открыли огонь на поражение. В результате погибли шесть человек, оказавшихся мирными чеченцами.
Офицеров и прапорщика (а также их непосредственного начальника майора Алексея Перелевского) отдали под суд. Дело слушалось в суде присяжных. Присяжные, в отличие от военных прокуроров и адвокатов, не утратили чувства совести и не руководствуются логикой абсурда. Они, разумеется, вынесли оправдательный вердикт по этому делу. В итоге 11 мая 2004 года Северо-Кавказский окружной военный суд оправдал четырех сотрудников спецназа ГРУ Генштаба Вооруженных сил России с формулировкой «за отсутствием в их деяниях состава преступления ввиду вынесения коллегией присяжных оправдательного вердикта».
И вот сразу после злодейского взрыва чеченскими бандитами двух самолётов военная коллегия Верховного Суда направляет дело на новое рассмотрение в Северо-Кавказский военный суд с иным составом присяжных. Также мурыжили в свое время полковника Юрия Буданова, пока не засадили его в тюрьму.

Ситуация с делом Ульмана очень показательна. Прокуроры заявляют, что офицеры виноваты, руководствуясь формальной буквой закона. Присяжные, т. е. народ оправдывает офицеров, руководствуясь голосом совести. Разрешить это противоречие должна власть. Либо власть должна ввести в Чечне военное положение (о чём уже давно говорят). Либо, если международный резонанс будет слишком негативным, дать четко понять военной прокуратуре, чтобы она умерила свой пыл в возбуждении уголовных дел против участников боевых действий, чтобы военное положение в Чечне действовало для военной прокуратуры без его формального объявления.

Неудивительно, что согласно недавнему социологическому опросу РОМИР, действия федеральных властей в Чеченской республике не поддерживают 44 процента граждан России.

Представители власти должны, наконец, отдать себе отчёт, что главная сила, способная победить чеченский бандитов — РУССКИЙ СОЛДАТ. И его нужно защищать от нападок, его нужно воодушевлять на подвиги. Если нам объявлена война, то нужно воевать, а не заниматься политканством.
Анатолий Степанов, Русская линия

http://rusk.ru/st.php?idar=102371

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru