Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина07.07.2004 

Старец Софроний (Сахаров)
К годовщине блаженной кончины

«Жил на земле человек, муж гигантской силы духа, имя его Симеон. Он долго молился с неудержимым плачем: «Помилуй, меня». Этими словами начинается книга старца Софрония (Сахарова) о прп. Силуане Афонском. Этими словами по праву можно начать рассказ о самом отце Софронии, поменяв имя Симеон, на Сергий. Теперь, когда в России издано уже свыше десятка книг схиархимандрита Софрония, воспоминания и статьи о нем, мы начинаем осознавать масштаб его личности и значение его духовного опыта для «людей последних времен», даже если эти времена будут длиться еще долго.

Богоизбранность будущего старца

О богоизбранности от чрева матери будущего старца говорит уже тот факт, что роды были крайне тяжелыми, так что врач, спасший жизнь младенцу, в семье был воспринят как чудотворец. Мальчика даже в честь него назвали Сергием.
Родился Сергей Семенович Сахаров в 1896 году в Москве в верующей, состоятельной и просвещенной семье.
О втором свидетельстве богоизбранности мальчика мы узнаем из рассказа самого отца Софрония о своем детстве. Совсем маленьким мальчиком, а потом подростком он мог молиться часами. Он не заставлял себя молиться — это было его естественным состоянием. Правда, сам старец смиренно говорил, что этому научила его няня Екатерина — она часто (почти каждый день брала его с собой в церковь), и там, сидя у ее ног, он приучался к молитве. Но ведь такие благочестивые верующие няни в то время были у многих детей, однако свидетельства о благодатных юных молитвенниках встречаются крайне редко…
Следующее свидетельство старца, о котором он говорит как бы мимоходом. И при этом в ходе своей покаянной исповеди. В юном возрасте ему был дан высочайший дар умно-сердечной молитвы, то есть молитвы, как постоянного состояния. Он признается в этом, рассказывая о пленении «умным духом», который привел его к увлечению восточной медитацией. Труднее всего, - вспоминал старец, было отучить себя от молитвы, молитва уже срослась со всем его существом.
Третье свидетельство о днях юности трудно понять обычному человеку. Сам старец расценил, происходившее с ним, как посланное ему свыше дарование, только уже став духовно зрелым человеком. Бог не оставлял юного Сергия в его умственном заблуждении, Он коснулся сердца Своего избранника. Но коснулся мучительным образом: «в глубоком сердце поселилось странное чувство — бессмысленности всех стяжаний на земле». Чем бы не занимался в то время талантливый, подающий большие надежды молодой художник Сергей Сахаров: путешествовал по всему миру, учился, работал в своем художественном салоне, устраивал выставки, — в нем постоянно жило мучительное ощущение обреченности всех его занятий на уничтожение. Это была память смертная. Одно из высочайших дарований Бога. Но понимание происходившего пришло позднее, — так почти 10 лет прошли в таком душераздирающем состоянии. Но это «раздирание души» было благодатным — так Бог возвращал к Себе Своего будущего верного служителя.

Адамов плач

Господь постоянно и внутренне, и в событиях жизни неиглаголанно беседовал с будущим старцем. Так он явственно запомнил тот момент, когда совершился окончательный поворот от умственных метаний к тому, что прп. Силуан Афонский выразил словами: «Слезно ищу Тебя, Господи!»
В 1921 году Сергею Сахарову пришлось эмигрировать из России. Несколько месяцев он провел в Италии, затем Берлин и Париж. Благодаря своему таланту, прекрасному образованию и воспитанию он становится завсегдатаем многих русских поэтических и художественных салонов. И вот, после одного из поэтических вечеров на Пасху в 1924 году, где «знаменитый поэт» (имени его старец не назвал) читал свои стихи, молодого богоискателя вдруг после привычного уже ощущения тщеты всего, что он видел и слышал на этом вечере, осенила великая сила Божьего света и теплоты. Она обняла его сердце, и сопротивляться этой Любви больше уже было нельзя. В жизнь вернулся высший смысл. И вместе с тем опыт отступления от Христа на всю жизнь родил в старце покаянный плач о том, как выразился прп. Силуан «что Бога любимого я оскорбил».
В начале покаянного пути Сергей Сахаров предпринимает чисто внешние шаги, знаменующие начало новой жизни. Он оставляет занятия живописью, — которые надо сказать владели им целиком, так что как признавался старец «даже во сне я обдумывал новые картины», — и в 1925 году поступает в Свято-Сергиевский Богословский институт в Париже.
Но Бог продолжал неизглаголанную беседу со Своим избранником…
И здесь, в окружении верующих людей, приобщаясь к христианскому вероучению, как к убеждению, Сергий почувствовал крайнюю духовную неудовлетворенность. Ему нужны были не «имена, даты и авторитетные суждения», ему хотелось узнать о том, как избежать вечной смерти. Какие практические пути ведут ко спасению.
И опять же, Сам Господь, даже не духовник, ни какой-либо мудрый советчик, а Господь, коснувшийся сердца, ищущего Его, дал ему ответ: надо идти в монастырь.
Сравнительно скоро появилась возможность поехать в Югославию. Оттуда он поехал на Афон. И через довольно короткое время в Русском монастыре святого великомученика Пантелеимона был пострижен с именем Софроний.
И начались годы покаянного плача уже в монашеском чине…

Встреча, повлиявшая на всю нашу эпоху

«Встречей, которая стала историческим событием, повлиявшим на всю нашу эпоху» — назвали издатели наследия старца Софрония, состоявшееся весной 1930 года знакомство его с прп. Силуаном.
Отец Софроний любил рассказывать о подробностях этого знакомства. Конечно же, не раз на молитве, в трапезе, на послушаниях молодой монах и прп. Силуан встречались постоянно. По признанию отца Софрония, он всегда чувствовал духовную мощь Преподобного, но подойти и заговорить с ним никогда бы не решился. Но однажды отец Софроний приоткрыл результаты своего духовного опыта одному из братий монастыря, когда тот спросил: «Как спастись?» Он ответил: «Стой на грани отчаяния, а когда устанешь, то пойди и попей чайку». Этот брат был удивлен, не понял слов отца Софрония и рассказал о них прп. Силуану. А тот на следующий же день подошел к молодому подвижнику и пригласил его к себе в келию.
Теперь мы уже можем сказать, что не только молодой отец Софроний нашел себе наставника в тот момент, но и прп. Силаун нашел себе «сотаинника», духовного друга. Их первый разговор обнаружил родство душ. «Что я не правильно ему сказал?» — спросил отец Софроний о смутившемся его ответом монахе. — «Правильно», — ответил старец, — «только он не может этого вместить». Позднее в записках прп. Силуана, которые он пред своей кончиной передаст своему другу и ученику, он найдет несколько иное словесное выражение того же «рецепта» спасения: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся». То есть помни, что ты всегда достоин наказания, ты всегда болеешь гордостью, но Господь может тебя спасти, если ты будешь просить об этом, постоянно осознавая свое ничтожество.
Восемь лет провел старец Софроний, как он сам говорил «у ног прп. Силуана». 24 сентября 1938 года прп. Силуан отошел ко Господу. А отец Софроний по его благословению уходит в затвор: поселяется в одной из пещер афонский Карулии, где проводит дни и ночи в молитве за мир.
Почему встречу отца Софрония с прп. Силуаном можно назвать историческим событием? А потому, что без нее мир не получил бы величайшего свидетельства глубокой духовной жизни, которая и в ХХ столетии была такой же, как например и в пору великих исихастов в ХV веке, — это свидетельство выражено в «Записках» прп. Силуана. Благодаря тому, что отец Софроний обработал их, издал, люди получили «живую воду». О том, что именно так воспринимается слово прп. Силуана свидетельствует тот факт, что «Записки» переведены на 20 языков мира, а в России за последние годы выдержали уже 15 переизданий.
Слово Старца воистину утоляет духовную жажду, которой мы все томимы.
Но встреча весны 1930 года может быть названа эпохальной еще и потому, что благодаря ей, в мир родился еще один старец, духовник, богослов, гимнограф, иконописец, а со временем — Господь откроет — может быть и новый святой отец Софроний (Сахаров).

Возвращенные дары

Общение с прп. Силуаном вернуло отцу Софронию все его прежние дары в новом виде и обогатило новыми. Он вернулся к художеству (но уже не на Афоне) — стал писать иконы, он вернулся к богословию — ему принадлежат одни из самых глубоких богословских трудов современности, книги «Рождение в Царство Неколебимое», «Видеть Бога как Он есть», «О молитве», он стал духовным поэтом-гимнографом — составил немало собственных молитв, ныне изданных отдельной книжкой, он стал духовником. Последнее было прямым благословением прп. Силуана, — перед смертью он говорил отцу Софронию: «Когда к вам будут приходить люди, не отвращайтесь от них». В 1941 году отец Софоний принял священный сан в монастыре святого Павла и вскоре стал духовником нескольких монастырей.
После Второй мировой войны Афон оказался охвачен антиславянскими настроениями, и многим русским монахам пришлось покинуть Святую Гору. Отец Софроний в феврале 1947 года оказался во Франции и здесь он становится духовником многих мирских людей.
В 1948 году была впервые опубликована книга о старце Силуане.

Подвиг духовничества

О богословском даровании старца Софрония мы узнали уже из книги о прп. Силуане, а потом и из других его книг. А вот подвиг духовничества стал открываться нам недавно, — после публикации писем и бесед старца. И самый потрясающий памятник этого подвига — книга писем к Д.Бальфуру. Судьба этого человека была необычной: под влиянием встречи с прп. Силуаном и бесед с отцом Софронием он перешел из католичества в православие, а потом даже принял монашеский постриг и был рукоположен во священники. Но, спустя довольно короткое время, случилась трагедия — Бальфур не только снял с себя сан, отказался от монашеских обетов, женившись и став дипломатическим работником, но и потерял веру вообще. И все эти трагические годы отец Софроний не оставлял его не только усиленно молясь за него, но и продолжая писать ему письма. В этих письмах нет осуждения, гнева, гнушения падшим грешником, а есть великая любовь. «Боюсь уже отяготить Вашу душу каким бы то ни было словом или советом». «Вера трудна для всякого человека, привыкшего жить рассудочно. Но знать должно, внимательно изучив себя, что ум человеческий, крайне ограниченный, не может самостоятельно проникать в Божественные тайны». «Та некоторая восторженность, с которой Вы сначала принимаете слово, имеет в себе зачатки нервного, кровяного возбуждения, за которым непременно последует реакция. Потом Ваша фантазия рисует Вам образы и мысли и чувства, якобы возвышенные, но, к сожалению, далеко не соответствующие истине». «В минуту колебания встаньте на молитву и говорите Господу Сердцеведцу, что Вы все это делаете, ища Его; Он Истина, Он Любовь, Он за наше спасение претерпел Крест, — не попустит Он заблудиться человеку, который пред Ним воистину не лукавствует». Вот в таком духе «поучал» (если можно назвать эти слова любви поучениями) отец Софроний своего трагического друга. И последнее поучение оправдало себя: в 1962 году произошел окончательный поворот в жизни Бальфура. Как-то ночью он разбудил свою семью и, находясь в необычно взволнованном состоянии торжественно произнес: «Я вновь верую». После этого он незамедлительно отправился к отцу Софронию, принес покаянную исповедь за всю свою жизнь и приобщился Святых Христовых Таин. С того момента Бальфур со всяким тщанием хранил верность Православию до конца своих дней. Многие вспоминали, как он, молясь за литургией, проливал горячие слезы покаяния. 11 октября 1989 года он мирно отошел ко Господу.
Духовнический опыт старца Софрония, как мы уже сказали, выразился и в его беседах. Последние несколько лет своей жизни в основанном им близ Лондона в 1959 году монастыре св. Пророка и Крестителя Иоанна, он еженедельно проводил беседы с братией и гостями. В эти годы — начало 1990-х годов — магнитофонные записи бесед старца Софрония стали привозить в Россию. И слушали мы этот удивительно молодой, порой детскими смешками прерываемый голос, так, как будто нам дали живой воды. Это был тот же дух, что и в книжке о старце Силуане — дух любви и свободы. Дух живой веры. «Вера — не есть психология. Вера — есть действенное проявление силы Божией в нас», — любил повторять старец. «Возлюбите заповеди, как разумные существа» — не уставал напоминать он. «Нужно видеть страдания человека, а не дурные стороны в нем» — сокрушалось любящее сердце. И в каждой беседе он говорил о том, что духовная жизнь складывается из повседневности, из самых простых дел, а главное из того, как мы выполняем завет отцов: «Жизнь или смерть — в нашем брате», — как мы относимся к нашим ближним.

Завещание старца Софрония

Господь дал отцу Софронию долгую жизнь. Еще в афонские годы он перенес тяжелую болезнь, несколько раз был на грани смерти. Здоровье его всегда было крайне слабым. Дожил старец Софроний до девяноста шести лет и перешел в мир иной 11 июля 1993 года. Неоднократно пытался старец вернуться в Россию на постоянно жительство, но, видимо не было на это воли Божией. Его слово, переведенное на разные языки, должно было прозвучать для православных всего мира, а не только России.
Последние два-три года старец обращался к братии Эссекского монастыря со словами, которые сам называл своим духовным завещанием. Смысл этого завещания сосредоточен в последнем, произнесенном Господом перед Голгофской жертвой, прошении: «Да будут все едины».
Более всего всю свою жизнь отец Софроний мучался от разобщенности людей, от враждебности, от военной злобы, от отсутствия любви. И потому он составил специальную молитву «О единстве», которую и можно назвать духовным завещанием всем нам, кто любил его при жизни, кто почитал и почитает его после смерти. Эту молитву он благословлял читать ежедневно, что, как мы знаем и исполняется во многих монастырях и православных семьях.
«Господи, Иисусе Христе, Агнче Божий, вземляй грех мира, восходом Твоим на Голгофскую Гору искупил еси ны от клятвы законныя и восставил еси Твой падший образ, на Кресте пречистые Твои руки прострый, да чада Божии расточенныя собереши воедино, и ниспосланием Пресвятого Духа в соединение вся призвавый. Ты убо, Сый Отчее Сияние; перед исходом Своим на сие мироискупительное священнодействие, молился еси Отцу Твоему, да будем вси едины, якоже Ты един еси со Отцем и Духом Святым, даждь убо нам благодать и мудрость исполнити сию заповедь на всяк день, и укрепи нас на подвиг той любви, юже заповедал еси нам, рекий: да любите друг друга, якоже возлюбих вы. Духом Твоим Святым даждь нам силу смиряться друг пред другом, поминая, яко кто больше любит, той и больше смиряется; научи нас молитися друг за друга, нести тяготы друг друга в терпении, и объедини нас союзом любви нерушимыя во едино стадо послушных овец, даруя нам зрети в каждом брате и сестре нашей образ Твоея неизреченныя славы.
Ей, Господи, собравый нас благоволением Твоим, сотвори нас быти воистину во едину семью, живущую единым сердцем, единой волей, единой любовью, яко един человек, по предвечному совету Твоему об Адаме первороднем. Утверди, защити, и покрый место святое сие, еже насади Десница Твоя, и покрый е покровом Пречистыя Твоея Матери, благословляя и заступая коегождо зде живущих (имена), сохраняя же нас от тлетворных помыслов, от неподобающих слов и движений сердечных, могущих разрушить священное дело нашего служения… да обрящем вси покой в Тебе кротком и смиренном Царе нашем, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

http://rusk.ru/st.php?idar=102128

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru