Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина08.07.2004 

Державная хранительница, Знамение и Защитница Руси
О значении Тихвинской иконы Божией Матери в государственном строительстве

Возвращается на родину — в северные российские пределы — великая православная святыня, икона Владычицы Тихвинской. Большинство СМИ сосредоточены на рассказах о недавней военной истории, — на том, как икона была увезена из России. Повествуют о том, как она будет возвращаться. Но гораздо важнее сейчас обратиться к древней истории, — для того, чтобы понять значение совершающегося ныне события.
Икону Божией Матери «Тихвинская» можно назвать во-первых Державной хранительницей России, во-вторых Знамением вселенского значения православной Руси, а в-третьих Защитницей от искушений западной экспансии (как Владимирская икона была преградой восточной экспансии). Все эти три положения доказаны историей.
В 1383 году за 70 лет до падения Византийской Империи икона исчезла из Константинополя и, несомая по воздуху Ангелами, явилась на берегу реки Тихвинки. После падения в 1454 году под ударами турок великой православной столицы Царьграда, возросло значение Московского государства — последней надежды Христианского мира, не отпавшего в ересь латинства. Вот как писал о том в 1471 году Митрополит Московский Филипп:
«Разумейте, дети, царствующий град Константинополь и церкви непоколебимо стояли, пока благочестие в нем сияло, как солнце. А как оставил истину единился Царь и Патриарх Иосиф с латиною, да подписали папе золота ради, так и скончал безгодно свой живот Патриарх, и Царьград впал в руки поганых турок».
А еще до падения Царьграда русские, новгородские купцы, побывав в столице Византии, в беседе с Патриархом услышали: «Нет ли в России слухов о чудотворной иконе Богоматери, которая пребывала во Влахернском храме и неизвестно куда скрылась?» Патриарх рассказал при этом, что икона уже несколько раз скрывалась из Царьграда и являлась опять. «Ныне же за гордость нашу и неправды она нас совсем оставила», — заключил Патриарх свой рассказ. Он показал в храме место и киот, где стояла икона. Древнейшую христианскую святыню, ныне именуемою Тихвинской, поставили, как она стояла в Царьграде — у первого столба, справа от входа. На это место она и должна вернуться ныне.

+ + +
Явление иконы невидимо перенесенной из Царьграда в Тихвин истолковывалось святыми старцами и иерархами Русской Церкви как один из небесных знаков избранности Руси. Василий III Иоаннович (1505−1533 гг.), при котором началось строительство Тихвинского Успенского монастыря, в 1522 году получил от старца Псковского Елиазарова монастыря Филофея особое послание, в котором были и такие пророческие слова:
«…Святая Вселенская Церковь вместо Рима и Константинополя сияет светлее солнца в Москве. Два Рима пали, третий — Москва — стоит, а четвертому не быть. Все Христианские Царства пришли в конец и сошлись в одно Царство нашего Государя; все христианские Царства потопишася от неверных, только Царство одного нашего Государя благодатию Христовою стоит. Подобает Царствующему Великому Князю держать это с великим опасением и обращением к Богу, и уповать не на золото и богатство исчезающее, но на дающего все Бога».
Первый помазанник Божий на русском троне — Государь Иоанн Васильевич благословение на это Таинство получил перед иконой Божией Матери Тихвинской. За несколько дней перед тем, как он торжественно был миропомазан в Успенском Соборе Кремля, Государь побывал в Тихвинском монастыре.
Таинство помазания на Царство было совершено «…по древнему цареградскому чиноположению». Митрополит Московский Макарий возложил на Иоанна знаки царского сана — Крест Животворящего Древа, бармы и шапку Мономаха, а затем золотую цепь Мономаха. После приобщения Святых Христовых Таин Иоанн был помазан миром.
Государь совершил паломничество в Успенский собор Тихвина, как и его благочестивый родитель, и накануне (3 февраля 1547 года) браковенчания. Избранницей Иоанна была дочь окольничего Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина. Видимо, решение вступить в брак с боярышней Анастасией Романовной Иоанн Васильевич принял, с одобрения Митрополита Московского Макария, 13 декабря 1546 года. Совершенное вслед за оным поклонение Святому образу и испрашивание милости и помощи у Царицы Небесной было необходимо еще и потому, что Иоанн искал прародительских обычаев: «…как прародители его, цари и великие князья и сродник его Владимир Всеволодович Мономах на Царство, на великое княжение садились».
О защите Божией Матери, в образе Тихвинском явленной, западных рубежей Руси в ХVI и в ХVII столетии хорошо известно всякому даже из школьного курса истории, потому повторяться не будем. Отметим только, что происходило все это в решающий момент для духовной жизни страны. Ведь речь шла не только о военной агрессии Запада, но и о духовных притязаниях. Те «возрожденческие», а попросту сказать революционные, бунтарские движения, которые в это время захлестывали Запад, те ереси, которые сотрясали западные церкви, всеми силами старались внедриться и в православном Царстве.
И Заступница Усердная поставила преграду этому натиску, — распростерла Свой омофор над землей русской. Именно в Тихвине у стен монастыря неоднократно остановив, рвавшиеся на Русь иноверные полки.


+ + +


Все вышеизложенное заставляет более серьезно и внимательно отнестись к тому, что Владычняя икона по воле Божией, по воле Приснодевы, — а конечно же не по воле человеческой, — возвращается в родные приделы. Это знак благоволения к нам свыше. Но это и призыв к ответственному выбору. Как сказал поэт: «Какою будешь ты Россией — Россией Ксеркса иль Христа?».
Людмила Ильюнина, Русская линия

http://rusk.ru/st.php?idar=102126

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru