Русская линия
Русская линия Александр Рожинцев11.06.2004 

Сербская трагедия
101-летию убиения Королевской Четы Обреновичей посвящается

От редакции: Мы решили опубликовать интересную статью Александра Рожинцева, хотя не вполне согласны с его выводами. Слов нет, убийство — грех и преступление, особенно если речь идет об особе Государя. Однако в случае с королем Сербии Александром Обреновичем мы не можем упускать из виду, что убийство совершила «прорусская партия», а одним из следствий смены власти стало изменение вектора сербской политики с прогерманского на пророссийский. Автор статьи на этот факт практически не обращает внимания, что на наш взгляд, неправильно. Тем не менее статья весьма информативная и, надеемся, будет интересна нашим читателям.

Сегодня, в ночь на 11 июня чуть больше века назад свершилась первая в истории XX века трагедия — гибель от рук заговорщиков и беспощадных убийц последнего короля из Дома Обреновичей Александра I (1876 — 1901 гг.) и его Августейшей супруги королевы Драги.
Царский венец, дарованный Богом был насильственно отнят кровавой бойней, устроенной мнимыми патриотами и радетелями о благе Сербии. Нам, православным подданным таким же образом убиенного Святого Государя и Его Семьи, не может быть безразлична эта национальная катастрофа, которая, несмотря на продолжение династии сербских королей в лице Дома Карагеоргиевичей, и ныне кровоточит на теле истерзанной Сербии. В этот и последующие девять дней во многих храмах Сербской Православной Церкви пройдут панихиды по убиенным королю и королеве, чья земная жизнь, столь непродолжительная была насильственно прекращена обезумевшими подданными.
В память об этом событии, предлагаю вспомнить исторические путь жизни Монарха, вырванного вместе с Августейшей супругой из рядов православных помазанников Божиих в возрасте 34 лет. Именно этим цареубийством началась кровавая полоса истребления с лица земли Государей. Верных Христу и своему Отечеству. Бомбами, пулями и штыками устранялись они весь минувший век до тех пор, пока через 70 лет не осталось ни одного. Но и теперь и в прошлом, на протяжении всех минувших десятилетий, они неустанно молятся пред престолом Божиим о даровании своим подданным прощения за безумный грех цареубийства.

История Царствования

Второй король сербский, единственный Августейший сын Князя Милана IV Обреновича (впоследствии короля Милана I) и его венценосной супруги Наталии Кешко родился в 1876-м, в год начала войны Сербии за независимость от османской Турции.
Он был единственным Августейшим сыном первого короля независимой Сербии Милана I, а потому с детства воспитывался как наследник престола, готовый защищать страну от любой агрессии. Его Августейший родитель в 1868 году вступил на престол и, вместе с русской армией освободил от турок Южную Сербию, но уступил австрийцам Боснию и Герцеговину, что вызвало недовольство сербских патриотов.
Чтобы восстановить спокойствие в стране, в 1889 году Милан формально передал власть своему 13-летнему единственному сыну Александру. Впрочем, еще ранее взаимоотношения Августейший родителей будущего короля были поводом для волнений и политической нестабильности.

Раздоры в семье

Его венценосный отец Князь Милан IV Обренович заключил с Княжной Наталией формальный договор, в силу которого их Августейший сын должен был воспитываться в Германии и во Франции, под надзором венценосной матери, получавшей в то же время доступ в Сербию только на летние месяцы. Княжна подписала договор, рассчитывая, как она позднее сама написала в меморандуме, что он не будет исполнен; но Князь Милан принудил супругу выехать за границу.
Княжна начала агитацию, находя горячую поддержку в сербской партии напредняков, надеявшихся поднять свой престиж при помощи королевы, популярность которой в народе, питаемая всеобщим недоверием к ее венценосному супругу, в то время была еще довольно велика. Князь Милан предложил Княжне Наталии новый договор, в главных чертах подтверждавший первый. Но ей было важнее вернуться в Сербию, чем оставаться с единственным сыном, и потому она отвергла соглашение. Тогда Князь Милан послал генерала Протича, который, при помощи германской полиции в г. Висбадене, отобрал у матери венценосного сына, основываясь на отцовском праве.
Одновременно, став к тому времени королем Милан начал процесс о разводе. Для него не нашлось формальных оснований; духовный суд не хотел принять жалобы короля, но Митрополит Теодосий своей властью признал брак расторгнутым (12 (25) октября 1888 г.). Королева не примирилась с положением разведенной Августейшей супруги. Но со временем, вынужденное отречение короля Милана I Обреновича от престола (1889 г.) оживило надежды королевы.

Тяжба Августейшей матери

Упорно отказываясь от предлагаемых ей регентством свиданий с единственным сыном за границей, она стала добиваться восстановления своих прав королевы-матери и, наконец, в конце 1889 г. вернулась в Сербию. Регентство препятствовало ей в ее свиданиях с венценосным сыном, и вообще положение ее было уже не прежнее. Тогда королева Наталия подала в Скупщину длинный меморандум, в котором подробно излагала историю своих отношений с венценосным мужем и, не определяя в точности своих желаний, требовала «справедливости, если только справедливость существует в этой стране».
Скупщина признала себя некомпетентной для обсуждения этого документа, но Синод, по жалобе королевы Наталии, признал незаконным Акт Митрополита Теодосия (уже замененного к тому времени). В 1891 г. Скупщина постановила, что родители 15-летнего короля Александра I Обреновича не имеют права въезда в Сербию до его совершеннолетия. Королева вновь не подчинилась этому решению. Правительству Пашича пришлось прибегнуть к силе. Тогда королева Наталия собрала своих сторонников, которые в первый раз отбили ее из рук жандармов. Однако на следующий день, она была препровождена на вокзал и вывезена за границу, при этом произошла кровавая уличная схватка, во время которой было несколько убитых.
Не довольствуясь агитацией в печати через других лиц и не заботясь уже о репутации Сербии и Царствующего Дома Обреновичей королева Наталия сама написала сказку «Мать» (русский перевод, СПб., 1891 г.), в которой, в слегка сказочной форме, изображала историю отношений между добродетельными Августейшей матерью и единственным сыном, разлученными злой силой. В конце-концов в 1893 г. король Александр I Обренович особым Указом восстановил права королевы матери. Она вернулась в Сербию и там жила до самой его трагической кончины.
Влияние ее на Августейшего сына стало значительнее, чем прежде, и перевесило даже влияние экс-короля Милана I.

Восшествие на престол

6 (19) марта 1889 г. король Милан отрекся от власти, и король Александр I Обренович вступил на престол Сербии, сперва под регентством Ристича, Протича и Белимарковича.
В ночь на 2 (15) апреля 1893 г. Александр при помощи заранее подготовленной дворцовой стражи арестовал регентов и министров, провозгласил себя совершеннолетним и поручил сформировать новое Министерство своему наставнику, умеренному радикалу Докичу. Так король Александр I Обренович принял на себя всю полноту власти. Россия тотчас поддержала это решение. Государь Император Александр III Миротворец пожаловал 23-летнему королю Александру I императорский орден Святого Апостола Андрея Первозванного, как и 10 лет назад. В 1883 году король Милан I Обренович, взойдя на престол был также пожалован высшим орденом России.
Радикальная партия, которой тогда было неизвестна роль экс-короля Милана, охотно приняла власть из рук юного короля Александра I. Либералы протестовали против переворота в Манифесте, в котором говорилось о «ночном» происхождении власти радикалов и о темных способах, которыми они вообще достигают своих целей. Скупщина была распущена. Новые выборы дали большинство радикалам. Либеральное министерство Аввакумовича было предано суду за нарушение конституции.
В декабре 1893 г. умер премьер Докич, и его пост занял Груич. В январе 1894 г. экс-король Милан, принявший к тому времени по настоянию Скупщины австрийское гражданство, неожиданно вернулся из-за границы. Министерство растерялось; вместо того, чтобы арестовать бывшего короля, ныне только графа, оно вручило королю свою отставку.
Король сын и венценосный отец только этого и желали. Государственный переворот — каким при данных обстоятельствах было возвращение экс-короля Милана I — совершился спокойно, тихо, без активного протеста. Радикалы были слишком сильно скомпрометированы обстоятельствами, при которых они согласились принять власть. Все последующее было логическим выводом из возвращения экс-короля Милана.

Управляя страной

Министерство Сербии сформировал либерал Симич, потом Николаевич. Аввакумович и его товарищи были амнистированы. Король Александр I декретом восстановил своих Августейших родителей, Милана и Наталью, во всех их правах. Однако кассационный суд объявил этот декрет незаконным. Король отвечал прокламацией 9 (22) мая 1894 г. об отмене конституции. Восстановлена была конституция 1869 г.
Радикалы по этому поводу ограничились платоническими протестами. Для усмирения их власть правительства вновь была поручена Николе Христичу (1894 — 1895 гг.), который отменил свободу печати, систематически преследовал радикальные газеты и с большой суровостью провел несколько политических процессов.
Его заместитель, либерал Новакович (1895 — 1896 гг.), действовал в том же духе. Симич (1897 г.) попытался войти в соглашение с радикалами относительно пересмотра конституции, но неудачно. Наконец, премьеру Владану Джорджевичу (с 1897 г.) удалось привлечь в свой кабинет нескольких радикалов, разорвавших со своею партией. Это не улучшило положения страны. Дефицит дошел до того, что жалованье чиновникам не выдавалось в срок.
В 1898 г. король-отец Милан I был назначен главнокомандующим Сербской армией. Тем временем, обстановка в стране была не спокойной.
В июне 1899 г. один босниец, Княжевич, из личной мести произвел покушение на жизнь короля-отца. Покушение не удалось, да и не могло быть удачным уже потому, что Княжевич стрелял из негодного револьвера. Хотя он действовал как будто один, без всяких пособников, правительство воспользовалось им, чтобы избавиться от противников, и устроило громадный политический процесс, в который замешало и Пашича, только что вышедшего из тюрьмы после 9-месячного заключения за оскорбление Его Величества. В своей речи на суде радикал неожиданно для сторонников и врагов так хвалебно отзывался о короле Александре I, так враждебно относился к деятельности радикалов, что правительство решилось его амнистировать. В 1900 г. был начат особый политический процесс против другого бывшего радикального министра Таушановича.
С этого дня началась серия государственных переворотов, причем король Александр I Обренович действовал не самостоятельно, а руководимый королем-отцом, сперва из-за границы, потом внутри Сербии.

Влияние короля-отца

Как уверяли современники короля Александра I Обреновича, он был игрушкою в руках Августейшего отца, обнаруживая весьма слабое понимание государственных дел, даже весьма слабый интерес к ним. Настроенный венценосным родителем против Августейшей матери, он относился к ней с полным равнодушием.
В январе 1894 г. экс-король Милан неожиданно для Министерства, но по соглашению с Царствующим сыном, вернулся в Сербию, в которую не имел права въезда в силу подписанного им ранее обязательства.
9 (22) мая 1894 г. король Александр I отменил конституцию и вручил власть Николе Христичу, действовавшему, для наведения порядка при помощи тюрьмы и полиции. В следующие годы Министерства сменяли одно другое, причем движущим стимулом всех этих перемен, к неудовольствию оппозиции были как будто не соображения государственной пользы, а только личные, большею частью денежные интересы короля Александра I и в особенности его венценосного отца. Международное положение Сербии король Александр старался укрепить посещениями иностранных Дворов.

Браковенчание

9 (22) июля 1900 г. 24-летний Монарх неожиданно для всех обручился с фрейлиной своей Августейшей матери Драгой, вдовой полковника Машина, урожденной Луньевица, которая была старше его более чем на 10 лет.
Это было большою неожиданностью для всех; Министерство Джорджевича вышло в отставку. Задуманному браку противились король-отец Милан и королева-мать Наталия, искавшие для своего единственного сына невесты из какого-либо Царствующего Дома; но и в демократическом в то время сербском народе этот брак не вызывал симпатий, потому что Драга и в особенности ее братья, офицеры Луньевицы, пользовались весьма дурной репутацией.
Тем не менее король Александр I проявил совершенно неожиданную твердость и в августе 1900 г. женился на Драге.
Если ранее на Сербию как уверяли оппозиционеры разлагающим образом действовало влияние экс-короля Милана I, то теперь в этом обвинили Августейшую супругу короля Драгу. Непотизм в армии и в гражданской службе проявлялся в самых грубых формах. В стране действительно начались замены влиятельных фигур короля-отца, на новые кадры по совету королевы Драги, чем не упустили возможности воспользоваться враги Монарха и Самодержавия.

Повод для заговора

В начале 1901 г. в тронной речи при открытии скупщины король Александр I говорил о надежде на близкое появление у него наследника. Вскоре обнаружилась тщетность этой надежды, что так же стало поводом для шума, поднятого прессой и оппозицией. Говорила ли королева Драга сознательно неправду о своей беременности, или она сама была жертвой интриг и заблуждения — до сих пор неизвестно; но этот случай окончательно подорвал в прессе и у части народа репутацию короля и королевы. Пресса не унималась, расписывая в красках о том, как король крутил романы с фрейлинами, а королева со своей нищей родней расхищала казну. К тому же король Александр I не хотел воевать с турками за «исконные сербские земли», за что, в итоге и поплатился жизнью. Все это очень напоминало сценарий клеветы и на Царствующий Дом Романовых позднее. Тем временем, жизнь короля и королевы уже висела на волоске.

Грех Цареубийства

В мае 1903 г. среди офицеров белградского гарнизона был устроен заговор на жизнь короля Александра I и королевы Драги.
В ночь на 29 мая заговорщики, к числу которых принадлежали два брата покойного первого мужа королевы, Машины, проникли во Дворец и с чрезвычайным хладнокровием и жестокостью застрелили короля и королеву. Нельзя не остановиться на описании этого жуткого преступления, совершенного кровавыми убийцами, которое лучше процитировать по монографии В. Теплова, изданной в 1903 г. в петербургском издательстве «Русский Вестник», тем более что чувства автора отражали мнение всего русского общества и Царствующего Дома Романовых:
«Сербы покрыли себя не только позором цареубийства, — что уже само по себе не допускает двух мнений, — но и своим поистине зверским образом действий по отношению к трупам убитой ими Королевской Четы. После того как Александр и Драга упали, убийцы продолжали стрелять в них и рубить их трупы саблями: они поразили Короля шестью выстрелами из револьвера и 40 ударами сабли, а Королеву 63 ударами сабли и двумя револьверными пулями. Королева почти вся была изрублена, грудь отрезана, живот вскрыт, щеки, руки тоже порезаны, особенно велики разрезы между пальцев, — вероятно, Королева схватилась руками за саблю, когда ее убивали, что, по-видимому, опровергает мнение докторов, что она была убита сразу. Кроме того, тело ее было покрыто многочисленными кровоподтеками от ударов каблуками топтавших ее офицеров. О других надругательствах над трупом Драги. я предпочитаю не говорить, до такой степени они чудовищны и омерзительны.
Когда убийцы натешились вдоволь над беззащитными трупами, они выбросили их через окно в дворцовый сад, причем труп Драги был совершенно обнажен».
Затем «наши православные братья» сербы устроили народные гулянья и праздник по случаю уничтожения Династии Обреновичей. Убиенный Король и Королева не были даже по-христиански погребены, их трупы еще несколько дней лежали во дворе Дворца. Сербский Первоиерарх даже по случаю этого преступления произнес «проповедь».
"Тысячи голосов утверждают что сегодня, около полуночи, на востоке было видно небесное сияние, из которого показалась рука, благословляющая столицу Сербии Белград. Эта рука предсказала перемену в судьбе многострадального сербского народа Сербии".
Казалось бы, что подобное кощунственное вовлечение Бога в совершаемые людьми мерзости могло появится лишь под пером расходившегося журналиста. Почти тоже самое повторил и высший представитель сербской церкви, митрополит Иннокентий.
Обязанный своим возвеличиванием Королю Милану, которому в то время нужно было заручиться содействием духовенства, возведенный им в сан митрополита, Иннокентий, на следующий день после того, как военный бунт снес с лица земли последнего представителя облагоденствовающей его Династии, цинично заявлял в Храме, что сам Бог уничтожил Род Обреновичей
«!
К этому добавим, что напоследок убийцы сфотографировались у трупов.
С убийством короля и королевы навсегда угас Дом Обреновичей и на престол вступил 60-летний Князь Петр из рода Карагеоргиевичей, резко сменивший немецкую ориентацию на русскую.
Вскоре Сербия уже воевала с Турцией, а спустя время очередной жертвой террористической организации «Черная рука» стал австро-венгерский эрцгерцог и кавалер ордена Святого Апостола Андрея Первозванного Франц-Фердинанд Габсбург. В конце концов сербское цареубийство и привело к началу Великой и братоубийственной войны 1914 — 1918 гг.

http://rusk.ru/st.php?idar=102028

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru