Русская линия
РадонежПротоиерей Владимир Вигилянский02.04.2004 

Грузия — любовь моя!

Меня пригласили на конференцию, которая называлась «Религия и общество — вера в нашей жизни». Это, конечно, общее название, там было много секций. Это как бы наши мини-Рождественские чтения. Под эгидой Международного центра исследований при Патриархии Грузии эта конференция проводится обычно в конце года, в декабре, но в этом году ее перенесли на февраль (с 4 по 8 февраля) из-за так называемой «революции роз», которая произошла в Грузии, когда ушел в отставку президент Эдуард Шеварнадзе и был избран главою государства Михаил Саакашвили.
Я очень люблю Грузию, у меня очень много там друзей. Раньше я каждый год ездил в Грузию — и в командировки, и по собственной инициативе. Но последние четырнадцать лет я там не был. И вот я приехал в Грузию на эту конференцию и был потрясен теми изменениями, которые произошли за эти четырнадцать лет. Я приехал в беднейшую страну, преисполненную страшной тоски, отчаяния и уныния. Разруха страшная! На лицах людей — печать перенесенной трагедии. И, конечно, сейчас у них появилась какая-то надежда. Любой человек, который пришел бы вместо предыдущих правителей, сейчас обречен на успех. Любой человек! Потому что — то, что они претерпели за последние пятнадцать лет, я думаю, не претерпела ни одна республика нашего бывшего СССР.
Мы можем рассуждать по-мирскому, а можем рассуждать по-духовному. Что касается мирского, то, конечно, им страшно не повезло. Ужасно не повезло! Поначалу пришел к власти абсолютно не приспособленный к государственному правлению человек Звиад Гамсахурдиа, которого, тем не менее, народ принял с большой радостью. Его отец — классик грузинской литературы, сам всенародно избранный президент был человеком весьма образованным, в прошлом — диссидент, сидел в тюрьме. Но он окружил себя ворами в законе. Не в переносном, а в прямом смысле. Его министры были воры в законе! Люди, которые грабили других людей — просто в обыденной жизни! Он не смог уберечь страну от безумной и разрушительной гражданской войны в Грузии: там воевали даже в центре Тбилиси. Из Дома правительства по его приказу стреляли ракетами по домам, находящимся в центре города, где жили идеологические оппоненты президента! Безумие! Абсолютное безумие!
Когда в качестве президента пришел бывший член Политбюро КПСС Эдуард Шеварднадзе, думали, что это человек с опытом управления. Люди хотели порядка, которого не было. Но вместо этого началась война в Абхазии. Безумная, совершенно ненужная, в которой Грузия сокрушительно проиграла. С обеих сторон, как говорят, погибло по 20 тысяч человек. Почти в каждой абхазской и грузинской семье есть погибшие. Война эта спровоцировала появление страшных чеченских генералов — Басаева, Радуева и Гелаева. Это были генералы, которые воевали на стороне Абхазии против Грузии и которых, к сожалению, поддерживала в то время Россия. Воинский боевой дух чеченцев был воспитан на той войне, чтобы потом он обрушился на Россию. Грузия разваливалась на глазах — остановилось практически все производство, сельское хозяйство. В городах не было воды, света, тепла. Жизнь была отдана в руки криминала. Вот такой произошел порядок! На протяжении многих лет пенсионеры Грузии не получали пенсии, а их пенсия прокручивалась людьми Шеварднадзе в банках. Причем — какая пенсия? Семь-десять долларов: двести-триста рублей в месяц! Это не единственная, конечно, его провинность, это просто маленький пример проявления того цинизма, какой царствовал в Грузии в последнее время.
Теперь посмотрим духовную сторону этого явления. Мы просто обязаны видеть духовную сущность того, что произошло в Грузии. Так вот сейчас Грузия, грузинский народ, ввергнуты в такое положение, что кроме Бога они никакой защиты ни у кого найти не могут. Россия ее бросила, Запад, Америка ей навязывают такие условия, какие она выполнить не может…
Понимаете, в чем дело? Накопилось очень много обид, взаимных обид. Им не нравится то, что Россия, даже когда у нее просыпаются братские отношения к Грузии, выступает с позиции «старшего брата». И Святейший Патриарх Илия, с которым мы много общались, сказал, что Грузия «идет на сближение с Америкой ровно настолько, насколько Россия отдаляет Грузию от себя». Насколько Россия отбросит Грузию от себя, настолько она приблизится к Америке. И я увидел за этими словами какую-то горечь, какая накопилась у людей.
Людские потери, нищета, голод, криминализация общества, утрата славных национальных традиций, озлобление, уныние, имущественное расслоение общества и т. д. привели десятки тысяч людей в Церковь. Причем, в Тбилиси большинство прихожан состоит из интеллигенции и молодежи. Народ понял, что только пройдя через покаяние, через обращение к Богу, можно победить невзгоды, обрушившиеся на страну…
Конференция, в которой я участвовал, во все прошлые годы была международной: православные приезжали из Сербии, из Болгарии, из Украины, из России. В этом году из иностранцев был один я. Не было денег, чтобы людей пригласить, не было возможности принять, и поэтому те почести, какие воздавали мне, это были почести не мне лично, а просто Русской Церкви. Настолько большая пропасть образовалась за эти годы между общением наших Церквей, что любого посланца будут принимать очень хорошо. И поэтому то, что меня Святейший пригласил на обед — личный обед в честь меня — это не потому, что я прочитал там какой-то доклад или провел круглый стол, а просто потому, что я был представителем Русской Церкви. Я думаю, сейчас нужно этим воспользоваться и закрепить какие-то связи, потому что жажда братской любви, братского общения есть. И жажда обмена опытом. А у Грузии есть чему поучиться. Именно у Грузинской Церкви. Да и мы многое можем дать.
Теперь — общие вещи, о которых, может быть, многие не знают. В мире — всего около 4,5 миллиона грузин. Полтора миллиона человек живет вне границ Грузии. Собственно говоря, в последние пятнадцать лет эти полтора миллиона кормили те три миллиона, которые находятся в Грузии. Грузины-эмигранты живут в Польше, в Германии, в Америке, во Франции, много в других бывших советских республиках, но, конечно, большинство (говорят, до миллиона) в России. Причем, выехали из Грузии лучшие сыны, достойнейшие. Среди них — ученые, артисты, бизнесмены, спортсмены, строители, военные, преподаватели. Конечно, слава Богу, в Грузии осталось много достойнейших людей, на которых можно опереться, строя новую Грузию. Но я хочу сказать, такое разделение нации не может быть не трагичным…
Я служил со Святейшим Патриархом в Сионе, на всенощном бдении, и в воскресенье, когда мы здесь праздновали память новомучеников, там праздновали память благоверного царя Давида Строителя, жившего в начале XII века. Это величайший для них человек, не только государственный деятель, объединивший раздробленное грузинское царство, освободивший Армению от турецкого засилья, не только деятель науки и культуры, основавший две академии наук, но и деятель церковный, потому что он построил множество церквей и монастырей, был инициатором созыва церковного собора, а кроме того, автор замечательного покаянного канона, который читается в церкви на богослужении. Этот канон читали в Сионе после литургии, и я видел, как люди плакали, слушая его!
Что такое — три миллиона грузин? Это несколько наших районов в Москве: Чертаново, например, Ясенево, Черемушки, — вот эти три миллиона вместе! И вот на три миллиона у них 36 епархий, сотни приходских храмов и сотни монастырей. Практически вся Грузия верующая! Храмы в воскресенье настолько полны народом, что вынуждены выносить динамики на улицу, а на улице стоит порой в три-пять раз больше народу, чем в храме. День празднования Давида-Строителя — это день, когда приходит все руководство Тбилисского университета в кафедральный собор, присутствует там на богослужении, после этого Патриарх обычно едет служить молебен в университет (там есть, рядом с университетом маленький храм Давида-Строителя).
В конце литургии вносится в алтарь огромные деревянные противни с булками: сладкими, пресными и солеными. Патриарх их окропляет святой водой, после богослужения их выносят на улицу и раздают людям. Уже несколько лет Святейший Патриарх просто кормит голодных людей. Когда кончается патриаршая служба, люди создают в храме и на улице живой коридор — и так до самой резиденции Патриарха. Илия II идет до своего дома очень долго, поскольку он благословляет каждого, кто просит у него благословение. Ни одной протянутой руки он не пропустит!
Я не призываю повторять этот опыт. Конечно, то, что возможно в Грузии, невозможно в России. Но есть некоторые вещи, к которым надо с интересом приглядеться. Например, в течение последних лет, лет пяти, каждый четверг Патриарх как миссионер, принимает у себя представителей той или иной профессии. Сегодня — микробиологи, следующий четверг — физики, которые занимаются квантовой физикой, далее — мелиораторы, потом — переводчики, потом — скрипачи, потом — художники… Список этих групп заранее известен, расписан на годы вперед. Люди рвутся на этот прием. Там первые минут десять выступает представитель группы и намечает вопросы, которые следует обсудить с Патриархом. По субботам Патриарх встречается с семьями, с «фамилиями». В Грузии принадлежность к тому или иному роду — очень важна до сих пор. И на этих собраниях у Патриарха иногда встречаются родственники, которые не виделись всю свою жизнь. Конечно, это огромная миссионерская работа, которую делает Святейший Патриарх, и она очень интересна.
Я вел круглый стол, который был посвящен СМИ и Церкви. Меня представлял митрополит Даниил Сухумский — очень образованный, очень интеллигентный, очень духовный человек. Там была довольно большая аудитория людей — это были журналисты как светские, так и церковные, деятели Синодальных отделов Грузинской Церкви. Завязался очень интересный разговор. Я заметил такую вещь: люди старшего поколения прекрасно понимали и говорили по-русски, а молодые люди 20 и даже 30 лет говорили только по-грузински. Русский язык практически не преподается в школах и ВУЗах больше 10 лет.
У меня был доклад об информационной политике Русской Церкви, о церковной печати как миссионерском делании и о конфликтах нашей Церкви со светской либеральной прессой. В Грузии пока еще нет этих конфликтов, потому что с Грузинской Церковью ссориться сейчас никто не хочет, слишком она сильна. Например, судьба Шеварднадзе (это говорили очень многие мне в Грузии) была решена в тот момент, когда ему в голову пришла идея (не знаю, по чьему совету) заключить конкордат с Ватиканом — такой же, какой он заключил с Грузинской Православной Церковью. Причем он хотел это сделать тайно, но Господь раскрыл его замыслы. И первая демонстрация против Шеварднадзе была в сентябре 2003 года, когда на улицы Тбилиси вышло пятнадцать тысяч человек — ее зачинщиками были студенты Тбилисского университета. Это выступление вылилась в перманентную демонстрацию, которая уже потом не уходила с улиц Тбилиси. Патриарх Илия, который поддерживал Шеварднадзе все годы, в этот момент отвернулся от него, и это было решительным моментом в судьбе Шеварднадзе. Вот что значит в Грузии — выступать против Церкви, если можно сменить Президента!
Одна из самых незаживаемых ран Грузинской Церкви является проблема Абхазии. Там живет много православных людей, которые лишены окормления своей Матерью-Церковью. Митрополит Абхазский Даниил уже много лет не может встретиться со своей паствой. Об этом мне с горечью говорил и он, и Святейший Патриарх Илия, который в прошлом был правящим архиереем Абхазии. Ужасно, когда политика и войны, устраиваемые политиками, разделяют церковный народ!
Через три недели после отъезда из Тбилиси мне вновь пришлось встретиться с грузинскими архиереями — на этот раз в Москве: Патриарх Илия возглавил делегацию Грузинской Церкви, приехав на Межрелигиозный миротворческий форум, организованный Русской Православной Церковью. Митрополит Даниил меня позвал в гостиницу Даниловского монастырь, где остановилась грузинская делегация. И я оказался свидетелем знаменательного совершенно незапланированного события: в присутствии трех митрополитов и двух архиепископов Грузинской Церкви произошла первая встреча и собеседование глав грузинской и абхазской диаспор в Москве. И те, и другие — бывшие жители Сухуми, в прошлом — непримиримые враги. За несколько часов до этого грузинского Патриарха посетил абхазский священник Виссарион (непризнанный Грузинской Церковью глава абхазских священников) и в присутствии митрополита Даниила принес ему сыновнее покаяние. Поистине, что невозможно человеку, то возможно Богу!

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru