Русская линия
Русская линия Анатолий Степанов24.03.2004 

В ожидании вождя
О причинах поражения Глазьева и перспективах национально-патриотического движения

Сразу должен признаться, что я лично на минувших президентских выборах, в отличие от моего друга и начальника Сергея Михайловича Григорьева, голосовал за Сергея Глазьева. Но это вовсе не значит, что я хотел, чтобы Глазьев стал президентом в 2004 году. Упаси Бог! Более того, и тогда и теперь я уверен, что такой исход был бы большим несчастьем для России. Я считал и считаю, что сейчас альтернативы Владимиру Путину нет .
Мотивы же моего голосования можно объяснить диалектически: голосуя за Глазьева, я прежде всего хотел помочь Путину. И всех, кто прислушивался к моему мнению, убеждал поступить также. Поясню. Я полагаю, что 14 марта мы выбирали не только президента (тут у меня не было сомнений, кто будет избран), но мы также определяли контуры послепутинской эпохи, уже ставили вешки вокруг 2008 года. И вот тут, на мой взгляд, было крайне важно, чтобы Сергей Глазьев набрал как можно больше голосов, как минимум 9−10 процентов. Причем, это было важным не только в смысле политических перспектив Глазьева на президентских выборах через четыре года, но и для того, что сохранить и умножить политический потенциал национально-патриотических сил в нынешних условиях.
Увы, Глазьев проиграл, его 4 процента и третье место — это очевидное поражение. Почему-то сам Сергей Юрьевич не предпринял попытки разобраться в причинах своего поражения. Возможно, устал, переживает поражение. Может быть, намерен сделать это 24 апреля, когда, судя по вчерашней информации «Росбалта», состоится очередной съезд движения «Родина». Попытаемся проанализировать ошибки Глазьева самостоятельно.
Сразу оговорюсь, что версию о том, что Глазьев на самом деле набрал 20%, что ЦИК украл у него голоса для Путина, я оставляю конспирологам и прочим не вполне психически здоровым писателям.
Могут сказать, что причина глазьевского поражения лежит на поверхности, она состоит в том, что его отключили от телеэфира, и, мол, нечего тут «огород городить». Это, конечно, правда. Но не вся правда. Во-первых, приходится признать, что Сергей Глазьев и его штаб, как минимум, не предусмотрели такого сценария и не подготовились к такому варианту борьбы. Ну, а во-вторых, популярные в некоторых патриотических кругах идеи о полной контролируемости политического поведения нашего народа «через телеящик», тотальной манипуляции сознанием, представляются мне во многом надуманными.
Я вижу, что Сергей Глазьев и его штаб совершили ряд ошибок, в результате которых Глазьев не только не приобрел новых сторонников в сравнении с думскими выборами, но и растерял тех, которые у него были. В самый канун выборов мне позвонила моя родственница с Дальнего Востока — человек в политике не искушенный — с вопросам за кого голосовать. Я посоветовал — за Глазьева. А она в ответ заявила, что, мол, Глазьев — один, у него нет команды, и она собирается голосовать за Харитонова.
Вот он — глас народа! Очень точное наблюдение простодушного человека, у Глазьева, действительно не оказалось команды. По крайней мере та команда, с которой он вел свою кампанию играла в разные игры, в том числе в такие, которые политически смертельны для Глазьева. Благодаря «блистательной» тактике своего штаба к концу выборной кампании Глазьев оказался, фактически, в одной упряжке с Хакамадой. А это смерти подобно для политика, позиционирующего себя как лидера национально-патриотического движения. Я знаю, что некоторые руководители национал-патриотических организаций накануне выборов так инструктировали свой актив: можете агитировать за всех, кроме Рыбкина и Хакамады (имея ввиду, что за Миронова агитировать никто и так не станет).
Но вот мы видим 14 марта, как руководитель выборной кампании Глазьева г-жа Дубейковская сидит рядышком с Хакамадой и под довольный хохоток последней выдает за достоверную информацию явно сочиненную каким-нибудь шендеровичем хохму о том, как в некоей психушке голосовали за Путина… Зачем Хакамаде нужен альтернативный подсчет голосов, понятно. Но Глазьев что, тоже собрался жаловаться на Путина в Страсбург?! Тогда он перепутал страну, в которой живет.
Думается, что Сергей Юрьевич рано начал разыгрывать роль «Отца нации», который объединяет всех: и правых и левых. У нации может быть только один отец, альтернативный называется иначе — отчимом. А отчима нация вряд ли способна полюбить. Накануне выборов я спросил у Сергея Юрьевича: создаваемое им движение «Родина» будет стоять на левых или национально-патриотических позициях? Он ответил в том духе, что хватит нам делить народ на левых и правых. Внешне эффектно, но такая позиция уместна только для лидера страны, играющего роль «отца нации». Политик, не достигший этих высот, должен определяться. Об этом, кстати, говорил в интервью РЛ лидер РОНСа Игорь Артемов.
Думаю, главная причина слабого выступления Глазьева состоит в том, что он не сумел четко позиционировать себя как национально-патриотического лидера, как защитника русских, как сторонника вековых православно-национальных идеалов русского народа. Он не сумел опереться на эту силищу. В результате потенциальные сторонники Глазьева либо не пришли на выборы, либо проголосовали за действующего президента.
Еще одна причина глазьевского поражения состоит в том, что он скатился к концу кампании на антипутинские позиции (отсюда и его политические шашни с Хакамадой). Психологически антипутинские эскапады Глазьева понятны: его очень жестоко били, отключили от телевидения, публиковали грязные материалы в газетах, а Путин не вмешался, не остановил эту кампанию. Однако в сухом остатке мы имеем, что Сурков и Ко добились своего. Глазьев не выдержал, не устоял на позиции: я за Путина, но против олигархов и старого окружения Ельцина, которые мешают президенту решать проблемы страны и народа (единственно правильной и перспективной). Выступив против Путина, он не приобрел себе сторонников, кроме Хакамады и ее финансовых покровителей.
Не удалось Сергею Юрьевичу заручиться в полной мере поддержкой православных, на что он, судя по всему, серьезно рассчитывал. Одним из главных способов привлечь внимание православных был разработанный им проект церковно-государственных отношений. Однако, на мой взгляд, Глазьев не вполне адекватно оценил настроения внутри Церкви. Его проект, внешне выгодный для Русской Православной Церкви, базировался на весьма сомнительной идее конкордата, формально-юридического отделения Церкви и государства. Однако Глазьев не учел, что его проект может быть интересен лишь некоторым силам в Церкви. По крайней мере, он совершенно не интересен большинству провинциальных архиереев и, что самое главное, отделение Церкви от государства противоречит вековой практике церковно-государственных отношений в России. Неслучайно, его проект, такой разумный и внешне процерковный не вызвал серьезного общественного резонанса. Кроме того, для практической деятельности на православном поле Глазьев сделал ставку не на самые авторитетные в православных кругах организации и на деятелей, не пользующихся большой популярностью в глазах православной общественности.
Наконец, еще одна важная причина поражения Глазьева, о чем уже шла речь выше, неумение правильно подбирать кадры. Год назад, задолго до всех выборных кампаний, когда в национально-патриотическом лагере шли интенсивные разговоры об объединении, я в частных разговорах и публично говорил, что у нас есть два серьезных лидера, способные объединить национально-патриотические силы: генерал-полковник Леонид Григорьевич Ивашов и депутат Государственной Думы Сергей Юрьевич Глазьев. За это время мне довелось близко наблюдать и того и другого. Оба лично замечательные люди, ухитрившиеся не «забронзоветь», несмотря на те общественные высоты, на которые они поднялись. Но оба совершенно не способны разбираться в людях, доверием и того, и другого пользуются люди, своей деятельностью наносящие откровенный вред национально-патриотическому движению.
Генерал Ивашов, совершивший непоправимую ошибку в ходе думской кампании своим вступлением в альянс с Бородиным и Аушевым, политически похоронил себя. Нет больше, к сожалению, такого политика. Такая же судьба может ждать и Сергея Глазьева. А этого очень бы не хотелось! Оглядываясь кругом, после выборных баталий я вижу, что в национально-патриотическом движении нет фигур сопоставимых по масштабу с Сергеем Юрьевичем Глазьевым.
Дмитрий Рогозин человек для патриотического движения достаточно сторонний. Сергею Бабурину вряд ли простят предательство Глазьева. Другие лидеры «Народной воли» (Николай Павлов, Сергей Глотов и др.) — люди второго плана. Подававший одно время надежды Алексей Куимов после психологически тяжелых поражений отошел в политическую тень. Есть, правда, достаточно перспективные лидер РОНСа Игорь Артемов и лидер движения «Преображение» Олег Кассин, но они пока мало заметны на общероссийском уровне.
Поэтому, хочется надеяться, что Сергей Юрьевич Глазьев не уйдет из политики в науку, чего, несомненно, ждут — не дождутся все его политические противники, что он с Божией помощью сумеет собраться с силами, поработать над ошибками и предстать перед нами в роли подлинного лидера национально-патриотического движения, который смело заявит свои права на наследство в 2008 году.
Анатолий Степанов, Русская линия

http://rusk.ru/st.php?idar=101713

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru