Русская линия
Русская линия Сергей Глазьев17.02.2004 

Интервью Сергея Глазьева радиостанции «Эхо Москвы» 16 февраля 2004 г.

М. КОРОЛЕВА — Сергей Юрьевич, если можно, мы хотели бы начать с Вашей программы. Так уж у нас по традиции получается, что всем кандидатам в президенты мы задаем несколько однотипных вопросов. К тому же, есть вопрос от нашего слушателя. «Глазьеву. Мне за 80 лет. Я не совсем четко представляю Вашу программу». Чтобы с программой сразу разобраться, наш первый вопрос от «Эха Москвы». Как, по-вашему, можно победить бедность?
С. ГЛАЗЬЕВ — Бедность является следствием проводимой в стране политики. Объективно в нашей очень богатой стране каждый может жить достойно. Для этого необходимо, во-первых, привести оплату труда в соответствии с вкладом труда в национальный доход. Это означает удвоение в среднем заработной платы в стране.
М. КОРОЛЕВА — Просто механически?
С. ГЛАЗЬЕВ — С использованием таких механизмов, как расширение прав трудовых коллективов по защите своих интересов, расширение прав профсоюзов и вовлечение наемных работников в процесс управления предприятиями. То, что уже делает Европа, Америка, все развитые страны, развивая отношения социального партнерства и сотрудничества между управленцами и работниками. Во-вторых, наша программа предусматривает удвоение бюджета за счет природной ренты и прекращения индивидуального вывоза капитала. Это позволит в два раза поднять заработную плату работникам бюджетной сферы, военнослужащим почти в три раза, вывести детские пособия, стипендии студентам, денежное довольствие солдатам на 1000 рублей в месяц и затем привести их в соответствие с прожиточным минимумом.
Увеличение в два раза зарплаты будет означать и удвоение пенсий, потому что пенсия формируется от уровня зарплаты. Наконец, моя программа предусматривает реальный план восстановления сбережений граждан. Речь идет о дореформенных сбережениях, которые фактически были конфискованы государством вследствие их замораживания в период гиперинфляции. Мы добились решения Конституционного Суда, приняли закон о восстановлении сбережений. Я предлагаю реальную программу их восстановления по той покупательной способности, которая была на момент замораживания вкладов в середине 91 года. Это означает, что если у Вас на книжке было, допустим, 100 рублей, сегодня государство обязано Вам восстановить, при нынешних ценах, этот вклад на уровне 3500 рублей. Для того чтобы эта программа не привела к всплеску инфляции, мы ограничиваем использование сбережений приобретением товаров исключительно отечественного производства. И самое главное в борьбе с бедностью — это, конечно, рост производства, экономический рост на основе самых современных технологий, для чего нужна активная инвестиционная, инновационная политика, политика модернизации экономики, что и предусматривает моя программа социальной справедливости и экономического роста.
М. КОРОЛЕВА — Хотела бы я Вам задать много вопросов по этому поводу, но мы так договорились — короткий вопрос, короткий ответ, поэтому вопрос второй. Как победить коррупцию в России?
С. ГЛАЗЬЕВ — Для этого должна быть соответствующая кадровая политика. Сегодня кадры у нас рекрутируются не по принципу их профессионализма, а по принципу личной преданности. Как известно, рыба гниет с головы. И именно такой принцип подбора кадров в высших эшелонах власти приводит к росту коррупции повсеместно. Поэтому, во-первых, принципиальное изменение кадровой политики. Брать не своих знакомых, родственников, приятелей, земляков, а брать квалифицированных, ответственных, самостоятельно мыслящих людей, которые будут работать не на хозяина, а на страну.
Во-вторых, механизм персональной ответственности чиновников за исполнение законов. Я уже внес ряд поправок в Уголовный Кодекс, которые устанавливают прямую ответственность чиновников за такие нарушения, как незаконные льготы, не целевое использование бюджета, приватизация имущества по заниженным ценам и т. д. То есть, если чиновник нарушает закон, ответственность должна наступать автоматически, с тем, чтобы не приходилось каждый раз доказывать, брал он взятку или не брал. Если принимается решения незаконные и вредные для страны, я считаю, не нужно доказывать факт умысла. Вина наступает в связи с тем, что человек в госслужбе должен отвечать за свои обязанности. Он должен быть грамотным. Как говорится, назвался груздем, полезай в кузов.
И третий принцип — это политическая ответственность власти за уровень жизни в стране. Ведь коррупция порождается некомпетентностью и безответственностью. Если у нас власть в целом ни за что не отвечает, то чиновники на местах начинают заниматься бизнесом при власти. Власть необходимо подчинить задачам повышения уровня жизни людей. Поэтому я предлагаю принять закон об ответственности власти за уровень жизни, согласно которому правительство должно уходить в отставку в случае снижения уровня жизни. Если это повторяется два года подряд, то в отставку должен уходить президент. То есть мы должны настроить всю государственную машину на рост уровня жизни в стране, а чиновников персонально на исполнение законов.
М. КОРОЛЕВА — А не боитесь, что чиновники в этом случае, включая и высших чиновников, будут просто приписывать цифры уровня жизни, чтобы не уходить в отставку?
С. ГЛАЗЬЕВ — В том-то и дело, что в этом законе вводится механизм оценки уровня жизни более чем по 20 показателям, общепринятым в мировой статистике, начиная от потребления товаров первой необходимости на душу населения и завершая показателями заболеваемости, преступности, качества окружающей среды. В мировой статистике это отработанная система показателей. И вводится механизм негосударственной общественной экспертизы, которая каждый год делает мониторинг уровня жизни в стране.
М. КОРОЛЕВА — Хорошо. Я надеюсь, что наши слушатели получили исчерпывающий ответ на наш вопрос. Теперь вопрос третий. Как бороться с терроризмом, и можно ли с ним бороться? В частности в России. Давайте не будем брать мировой уровень.
С. ГЛАЗЬЕВ — Терроризм — это следствие двух явлений в нашей действительности. Во-первых, та же самая коррупция органов власти, которая глубоко поразила правоохранительные органы, которые фактически сегодня оказались беспомощны в борьбе с терроризмом именно вследствие их коррумпированности и некомпетентности. И вторая причина — это удручающее положение миллионов людей, которые фактически оказались на социальном дне без возможности поднять уровень жизни, получить нормальное образование, что толкает многих, включая молодежь, которая только входит в жизнь, на участие в преступной деятельности. То есть социальная среда, развал социальной сферы, с одной стороны, и коррупция, недееспособность государства, с другой стороны, создают питательную среду для организованной преступности и терроризма. Терроризм у нас стал системным явлением. Его нельзя сводить только к вопросам чеченского экстремизма. Скорее, уже можно говорить, что терроризм в России стал фактором внутренней политики. Всегда, когда в стране возникает политическая напряженность, как сейчас, в преддверии президентских выборов, некоторые силы начинают прибегать к терроризму для устрашения власти, для попыток повлиять на принятие решений, для дестабилизации положения в стране.
М. КОРОЛЕВА — Бороться как, Сергей Юрьевич?
С. ГЛАЗЬЕВ — Терроризм и организованная преступность тесно связаны. Терроризм — вещь не бесплатная. Кто-то на это тратит большие деньги. Боевики получают немалые доходы. Поэтому самое главное и действенное средство — обрубить финансовые корни терроризма. Надо ударить по той организованной преступности, которая питает терроризм. Это торговля оружием, наркобизнес, финансовые махинации, работорговля. Правоохранительным структурам хорошо известны каналы финансирования террористической деятельности, связанные с организованной преступностью в крупнейших российских городах и, прежде всего, Москве. Поэтому первое, что необходимо сделать, это ликвидировать мафиозные группы, которые подпитывают терроризм, которые перечисляют боевикам деньги. Мафии это нужно для рекрутирования послушных бойцов в свою среду, для влияния на политическую ситуацию. Самый эффективный способ борьбы — это обрубить финансовые корни. Но это не единственное, конечно. Необходимо укрепление государственной правоохранительной системы. Не просто увеличение ассигнований правоохранительным органам, но и кардинальное повышение ответственности должностных лиц. Например, после трагедии на Дубровке чиновникам от ФСБ вместо того, чтобы уволить их с работы за то, что они допустили этот чудовищный теракт в Москве, втихаря раздают высшие награды, и они продвигаются по службе. То есть необходима личная персональная ответственность людей, включая президента, за национальную безопасность. Надо мной многие смеялись, когда я говорил: «давайте привлечем общественность, самоорганизуем людей для борьбы с терроризмом». Я утверждаю, что если нынешняя власть сохранится, если сохранится действующий президент со своими подчиненными, то нам останется только самоорганизовываться, только самим защищать свои дома, свою жизнь от террористов, потому что эта власть нас не защитит. В этом был смысл моего призыва.
М. КОРОЛЕВА — Вот такая мини-программа. Вы ее слышали, вам решать, подходит она вам или нет. Мы будем говорить через минуту после новостей о том, что происходит с блоком «Родина». Готовьте ваши вопросы.
М. КОРОЛЕВА — Сейчас мы попытаемся поговорить о том, что происходит с блоком «Родина». Наша слушательница Анна Сергеевна задает Вам вопрос: «Не полагаете ли Вы, что с распадом блока „Родина“ и Вы можете прекратить существование как кандидат в президенты от этого в будущем несуществующего блока?» Что можете сказать Анне Сергеевне?
С. ГЛАЗЬЕВ — И Анне Сергеевне, и нашим сторонникам, тем, кто голосовал за блок «Родина» на выборах, я должен сказать, что при всех этих неприятностях и недоразумениях, которые происходят в последние недели, никаких оснований думать, что наш политический союз прекратил существование, что он распался, нет. У нас есть фракция, 39 человек в ГД. Я как руководитель фракции отвечаю перед избирателями за выполнение наших обязательств. До тех пор, пока я буду руководить фракцией, можете быть уверены, что все свои предвыборные обещания фракция «Родина» в ГД будет твердо и последовательно выполнять. Мы уже внесли около 10 законопроектов. Я говорю «около», потому что сейчас готовятся два последних о социальном партнерстве государства и церкви, а также поправки в УК, направленные на ужесточение ответственности за преступления против детей. До этого мы внесли проекты законов о налоге на сверхприбыль у недропользователей, закон о социальной ответственности власти за уровень жизни, закон о прогнозировании и индикативном планировании и ряд других из нашей программы. То есть мы твердо выполняем свою программу, и никакие политические конъюнктурные ветры нас с этой дороги не свернут.
М. КОРОЛЕВА — Сергей Юрьевич, но Вы поясните, как это может быть, если 39 человек с разными мнениями, подходами и т. д., а теперь еще и люди, входящие… Вы, Дмитрий Рогозин… как это может быть?
С. ГЛАЗЬЕВ — Я объясню, что происходит, собственно, с блоком. Я специально начал с рассказа о фракции, потому что именно на депутатах, избранных по спискам блока «Родина», сегодня лежит главная ответственность за выполнение наших обязательств. Сам блок юридически создавался для парламентских выборов и юридически завершился 7 декабря. Не все понимают, что, согласно закону, блок создается только на избирательную кампанию. По ее завершению блок прекращает юридическое существование.
М. КОРОЛЕВА — Но ведь фракция — преемница?
С. ГЛАЗЬЕВ — Безусловно. Поэтому я и сказал, что самое главное у нас — фракция, которая отвечает перед избирателями за исполнение своих обязательств. А сам блок, как политическая конструкция, был создан для выборов, и формально, юридически после выборов от него остался только высший совет, который может высказываться от имени блока. Для того чтобы обеспечить дальнейшую политическую преемственность, мы предложили трем блокообразующим партиям объединиться, создать одну партию и создать общественную организацию сторонников «Родины». Это важно, для того чтобы мы смогли встать на ноги. Ведь формально, юридически блок состоял из трех блокообразующих партий. Выборы завершились, три партии остались, каждая самостоятельно. И возникла ситуация «кто в лес, кто по дрова». Поэтому было внесено предложение: «давайте объединимся, создадим одну политическую партию».
М. КОРОЛЕВА — Это то, о чем Вы говорили на учредительном съезде в конце января?
С. ГЛАЗЬЕВ — Это было на съезде общественной организации «Родина», которая на внепартийной основе предлагает сотрудничество с нашей фракцией и с нашими блокообразующими партиями, это говорилось на фракции «Родина», и самое главное, такое решение принимал высший совет — идти вместе по пути создания объединенной политической партии. Но вчера произошел очень серьезный конфуз с одной из наших партий, «Партия российских регионов». Я говорю об этом как о конфузе, а не как о расколе, потому что до сих пор мотивы действий Скокова и Рогозина, которые руководят этой партией, мне до конца непонятны. Им было предложено партией «Народная воля» и социалистической партией, которые входят в блок, определиться по вопросу о создании объединенной политической партии. Бабурин пришел на съезд и выступил с этим официальным предложением. Я это предложение поддержал. И вдруг господа Скоков и Рогозин объявляют: «Нет, мы не будем создавать с вами объединенную политическую партию. Мы лучше сами заберем слово «Родина», переименуем «Партию российских регионов» в партию «Родина».
М. КОРОЛЕВА — То есть одну из трех партий?
С. ГЛАЗЬЕВ — «…и присвоим себе все политическое наследство блока «Родина». Абсурдность этого постыдного, я считаю, деяния, попытки передернуть одеяло на себя, заключается в том, что родину ведь нельзя приватизировать. Кто бы ни пытался слово «родина» присвоить себе, это просто невозможно, бессмысленно, смешно. Тем более назвать партию «Родина». Ведь в этом словосочетании «партия «Родина» есть внутреннее противоречие. Слово «партия» означает часть, в переводе с английского. Получается часть родины. То есть господа Рогозин и Скоков попытались захватить часть родины и приватизировать, имея в виду, как они сами говорят, бренд. Для них важен бренд, торговая марка. У меня только одно объяснение этой глупости. Я по-другому даже назвать это не могу. Это не раскол, потому что для нашей политической коалиции выход «Партии российских регионов» в самостоятельное плавание не означает серьезной потери. У нас более 30 организаций в политической коалиции состоит. И практически все они выразили готовность объединяться в единую политическую структуру и создавать широкую общественную организацию сторонников блока «Родина». Но попытка одной партии приватизировать название, конечно, возможна только в одном случае. Это прямой заказ из президентской администрации. И Скоков, и Рогозин на съезде говорили о том, что они сторонники президента. Не просто сторонники, а Скоков заявил о том, что у него есть какое-то секретное соглашение с президентом. Рогозин просто себя называл президентским спецназом. И вот, этот так называемый спецназ начал зачистку в собственном тылу, начал бить по своим.
М. КОРОЛЕВА — Сергей Юрьевич, а когда Вы создавали блок, Вы ничего подобного не подозревали? Наш слушатель из Петербурга Виктор говорит: «Итоги съезда закономерны. Вы были искусственно созданы Кремлем, а теперь он вас разваливает».
С. ГЛАЗЬЕВ — В том-то и дело, что мы не были искусственно созданы Кремлем. Я приступил к формированию нашего избирательного блока «Родина», народно-патриотический союз, после того, как стало ясно, что коммунисты решили идти самостоятельно. Мы вначале хотели выстроить общенародную широкую политическую коалицию с участием КПРФ. И очень долго ждали окончательного решения от КПРФ. И лишь после того, как КПРФ отказалась идти с нами в союз, мы построили свой союз «Родина» с социал-демократическими принципами в экономике и с национальными интересами в политике. Такое сочетание идеологии социального государства и идеологии общенациональных интересов позволило нам создать убедительную программу, выступить убедительно и привлечь сторонников. Господин Рогозин появился в нашем блоке, действительно, по прямому предложению президента. Я в этом не видел ничего странного, потому что мы делали наш проект открыто, мы не хотели делить общество на сторонников и противников президента. Поэтому, если президент попросил включить одного из своих людей в блок, мы сочли, что надо это предложение уважить. Вот и все, что нас связывало.
М. КОРОЛЕВА — Вы-то, Сергей Юрьевич, сторонник президента или нет? У нас многие слушатели называют Рогозина пропутинским человеком, «пропутинский блок Рогозина». А Вы сторонник президента Путина или нет?
С. ГЛАЗЬЕВ — Есть такая истина: «не сотвори себе кумира». У меня нет политического хозяина, я самостоятельный человек. Мне не нужно быть ни сторонником, ни противником президента. Я провожу программу, которая нужна стране, в которой я убежден. Я в ней убежден, потому что эту программу я разрабатывал вместе с ведущими учеными Российской Академии Наук. То, что мы предлагаем стране, — это то, что нужно делать для экономического роста и подъема благосостояния. В той мере, в которой Путин готов эту программу реализовывать, мы могли его поддерживать. Но, к сожалению, сегодня для меня абсолютно ясно, что действующий президент не будет реализовывать программу общенациональных интересов, потому что они со своим окружением погрязли в бесконечных переделах собственности, в обслуживании коммерческих интересов влиятельных структур. И именно это стало целью деятельности правительства.
Когда Касьянов выступал в ГД, он заявил, что главным направлением деятельности правительства становится реформирование социальной сферы. В переводе на понятный язык это означает коммерциализацию социальной сферы. То есть здравоохранение, образование и культура будут переводиться на коммерческие рельсы. А те, у кого не будет денег платить за услуги образования и здравоохранения, будут стоять в очередях, униженно прося у чиновников адресные пособия, которых хватать на всех не будет. Вот какую перспективу нам сулит нынешнее правительство.
То, что делает сегодня государственная власть во главе с действующим президентом, — это обслуживание баланса тех интересов, которые сложились при Ельцине. И они дальше это будут делать. Мне уже стало известно, например, на днях, что есть закрытое решение, принятое в очень узком кругу, о том, что в случае, если действующий президент побеждает на выборах, правительство Касьянова с Грефом, Кудриным, Швыдким и прочими министрами сохранится еще на два года. Это означает еще два года фактически попустительства разграблению наших природных богатств, вывозу капитала за рубеж и бездеятельности государства. Нынешняя власть обслуживает интересы тех, у кого много денег, кто хорошо устроился, присваивая себе чужое. Поэтому я не могу поддерживать такую политику и не могу считать себя сторонником президента, потому что политика, которая сегодня реально проводится от его имени, противоречит интересам страны. А если некоторым моим коллегам важнее дружба с президентом, чем интересы страны, — ну вот, они и пускаются на такие авантюры. Что они хотели? Они хотели приватизировать слово «родина», что само по себе смешно, объявить «Партию российских регионов» президентской партией «Родина». К ним примыкают спортсмены из социалистической партии, которые вышли из нее в субботу с той же идеей, провозгласить себя президентской партией. И такой филиал «Единой России» пытаются они создать из нашей «Родины». Ничего у них не получится.
М. КОРОЛЕВА — Наши слушатели спрашивают Вас, будете ли Вы создавать свою собственную партию.
С. ГЛАЗЬЕВ — Мы будем идти по пути объединения народно-патриотических сил, всех здравомыслящих сил нашей страны, всех, кто хочет работать в интересах нашей родины. И несмотря на то, что «Партия российских регионов» откололась, откололась группа из «Спортивной России», входившая в социалистическую партию, все другие политические структуры, общественные организации, вошедшие в коалицию блока «Родина», будут идти дальше вместе по пути строительства объединенной политической партии.
М. КОРОЛЕВА — Кого вы видите своими союзниками — «Яблоко», КПРФ, если коротко?
С. ГЛАЗЬЕВ — Мы видим своими союзниками всех людей, для кого интересы страны важнее личных корпоративных групповых интересов. Таковых много и среди тех, кто руководит и участвует в работе организации «Яблоко», кто работает с КПРФ. Очень многие региональные организации и КПРФ, и «Яблока», с нами сотрудничают. Я надеюсь, что нам удастся провести объединительный съезд всех патриотических сил страны, которые смогут выработать общее видение принципов социальной справедливости, социального государства, эффективной здоровой современной экономики, основанной на механизмах добросовестной конкуренции и искусного управления рыночными механизмами. Такая экономика здоровой конкуренции, такое социальное государство развития нам нужно будет построить. И мы готовы всех в этой работе объединять.
М. КОРОЛЕВА — Самый последний вопрос, буквально «да» или «нет». С Рогозиным вы теперь враги?
С. ГЛАЗЬЕВ — Да ну, что Вы? Я, вообще, людей не делю на врагов и своих. В политике такого быть не может. Есть враги отечества. С врагами отечества я борюсь. А на тех, кто мне пытается причинить какие-то неприятности, я просто с сожалением смотрю, потому что вся эта комедия, буря в стакане воды, которая была устроена вокруг претензий Рогозина ко мне, имела только одну цель: дискредитировать меня по поручению президентской администрации, больше ничего.
Официальный сайт Сергея Глазьева

http://rusk.ru/st.php?idar=101584

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru