Русская линия
НГ-Религии Сергей Антоненко17.02.2005 

Город пророков и дервишей
На месте убийства Авеля гуляют влюбленные парочки

Визит в Россию президента Сирийской Арабской Республики Башара Асада как-то оживил интерес к этой стране в нашем озабоченном собственными проблемами обществе. По телевидению мы увидели молодого, интеллигентного политика (по профессии сирийский лидер — врач-офтальмолог), чьей образ явно не вписывается в мрачную картину державы «оси зла», «оплота терроризма на Ближнем Востоке». Впрочем, те из наших соотечественников, кто не склонен верить подобным «страшилкам», давно уже открыли для себя Сирию как страну совершенно уникальных возможностей для путешественника. Автору этих строк в декабре прошлого года также довелось прикоснуться к истокам средиземноморской цивилизации в группе искусствоведов и культурологов, профессионально интересующихся Востоком.

По-видимому, Сирийской Арабской Республике трудно выдержать экзамен на соответствие европейским стандартам демократии. Буквально по всей стране можно встретить парные портреты отца и сына — прежнего президента Хафеза Асада и нынешнего Башара Асада. Для Запада подобное наследственное президентство выглядит подозрительно. Но не следует забывать, что на Востоке такая преемственность власти воспринимается как подтверждение стабильности.

Впрочем, не за демократией же мы в Сирию приехали. Для путешественника гораздо важнее другой климат — психологический. И надо сказать, что атмосфера доброжелательности в стране разлита буквально повсюду. В государстве, находящемся в зоне контакта и исторического противоборства цивилизаций и религий, сегодня нет межконфессионального недоверия, а уж тем более — нетерпимости.

Главный город Сирии Дамаск по праву может считаться самой древней из существующих сегодня столиц. Историк XIII века Якут Аль-Хумави считал, что после изгнания из рая Адам и Ева поселились в районе Дамаска; другой мусульманский автор Ибн Асакир писал, что первые стены, построенные на земле после потопа, — это стены Дамаска. По археологическим данным, культурному слою под городом насчитывается 6−7 тыс. лет. Конечно, многие города мира имели неолитических «предшественников». Но достойно внимания, что само название «Дамаск» (по-арабски «димашк») в практически неизменной форме существует со II тысячелетия до н.э. Легенда производит слово «димашк» от арамейского «демшак», что означает «кровь брата». По преданию, на горе Касьюн (Кассиун), одном из отрогов Антиливана, совершилось первое в человеческой истории убийство: Каин пролил кровь брата своего Авеля.

Сегодня на горе Касьюн — обзорная площадка, место романтических встреч для влюбленных парочек. Отсюда, сидя на застекленной веранде ресторанчика в декабрьские сумерки, хорошо наблюдать, как внизу постепенно проявляется, проступая сквозь зимний туман вереницами огней своих улиц, великий город.

Сердце его духовной жизни — мечеть Омейядов. Чтобы туда попасть, нужно пройти сквозь «сук» — крытую улицу-рынок, длинный сумеречный туннель, по обеим сторонам которого располагаются лавки и магазинчики. «Сук» завершается великолепной античной колоннадой. Это — западные пропилеи храма Юпитера Дамасского, главного сакрального центра римского города.

Входя в ворота комплекса мечети Омейядов, необходимо отдавать себе отчет в том, что ты попадаешь на территорию, где человек взывает к Богу в течение тысячелетий. Римляне воздвигли свой имперский храм не на пустом месте: племена арамеев, пришедшие на сирийскую землю в XII веке до н.э., построили в Дамаске святилище своего бога Хадада.

Дальнейшие судьбы этого храма (в византийское время он носил также имя св. пророка Захарии) неотделимы от судеб Византии и христианского Востока. В 635 г. арабы-мусульмане, будучи не только прекрасными воинами, но и искусными дипломатами, договорились о мирной сдаче Дамаска. Арабский историк IX века Белазури пишет, что полководец Халид ибн аль-Валид дал дамасскому епископу письменное обещание, что завоеватели не посягнут на жизни жителей города, на их имущество, дома, церкви и стены города.

Но когда две колонны последователей Пророка вступили в Дамаск, одна из них натолкнулась на ожесточенное сопротивление. Прорвавшись в город, мусульманские войска соединились в главном соборе. Позже было решено, что в наказание христианам за их вероломство половина храма будет обращена в мечеть… 20 августа 636 г. собранная императором Ираклием огромная армия была разбита в битве на реке Иеромаксе.

Арабское название этой реки Ярмук недавно в зловещем контексте появилось на страницах СМИ. Так именовал себя «джамаат», ликвидированный в Нальчике. Очевидно, смертницам мнилось, что они уподобятся женам воинов халифата, ободрявшим мужчин в знаменитой битве с православными «ромеями». Времена, когда крест господствовал над Востоком, завершались. Покидая край, Ираклий горестно воскликнул: «Прощай, о Сирия! Какая прекрасная страна достается врагу…»

В 661−750 годах Дамаск был столицей халифата Омейядов. 70 лет городской собор был местом молитв как православных, так и мусульман. Но в 705 г. халиф Валид решил, что для престижа династии необходимо, чтобы храм целиком был обращен в мечеть. Взамен христиане получили некоторые из ранее конфискованных церквей, в том числе древнейшую церковь Анании.

Прежняя базилика была перестроена. По мнению ряда исследователей, она стала первым программным сооружением, отразившим мусульманское мировоззрение и сакральный космос халифатского ислама. В частности, именно мечеть Омейядов сыграла определяющую роль в утверждении канонической формы михраба (ниши, ориентированной в сторону Мекки) и минбара (проповеднической кафедры). Непосредственные следы христианского прошлого храма можно обнаружить у его восточной стены. Здесь с византийских времен сохранились колодец и купель.

Перед посетителем мечети открывается величественная картина. Огромный прямоугольный двор, обрамленный портиками, с южной стороны замкнут зданием многоколонного молитвенного зала. Выходящие во двор стены покрыты многокрасочным ковром смальтовых мозаик (для их исполнения халиф приказал, по преданию, призвать мастеров из Константинополя).

Мечеть Омейядов сохраняет основные черты планировки византийской базилики, но направляет молитвенное движение верующих не на восток, а на юг, поперек вытянутого прямоугольного помещения. В южной стене устроено несколько михрабов, а перед ними небольшой ажурный павильон. Сквозь зеленоватые стекла можно увидеть убранную в соответствии с традициями ислама гробницу, в которой находится голова Иоанна Крестителя. Мусульмане почитают его под именем пророка Яхьи.

Мусульмане-шииты со всего мира стремятся в Дамаск для того, чтобы поклониться одной из своих величайших святынь. В небольшом помещении, входящем в комплекс мечети Омейядов, хранится голова имама Хусейна — наследника Пророка Мухаммада, сына четвертого халифа Али, убитого узурпаторами власти в халифате. У гробницы Хусейна царит атмосфера непосредственного переживания трагедии: шииты продолжают оплакивать мученическую смерть имама, как будто она случилась только вчера. Женщины в черных одеяниях склоняются в рыданиях, словно бы оплакивая всю неправедность, несовершенство и несправедливость этого мира… Мусульмане верят, что, положив голову в нишу стены, к которой примыкает павильон с гробницей, можно ощутить чудесное благоухание, которое источает святыня.

У гробниц Иоанна Предтечи и имама Хусейна охватывает труднопередаваемое чувство подлинности, сакральной достоверности этих мест. Замкнутый архитектурный космос мечети создает отгороженное от внешнего мира пространство, располагающее к созерцательности и размышлению.

А на Востоке созерцание — отнюдь не привилегия дервишей. В дневные часы в мечети можно увидеть людей, которые на первый взгляд просто отдыхают, сидя на роскошных мягких коврах. Дом молитвы не подавляет их. Здесь — просто хорошо…

Христианский квартал Дамаска сегодня не имеет характера замкнутого «города в городе». Он расположен между воротами Баб Тума (здесь оказал упорное сопротивление арабам отряд под командованием Фомы, племянника императора Ираклия) и Прямой улицей. Сегодня эта улица, римская «виа ректа» или «декуманус», остается главной магистралью Старого Дамаска (ее участки получили современные названия). Именно в этом районе совершались события, описанные в 9-й главе книги «Деяния Апостолов». Здесь в доме некоего Иуды остановился прежний ярый гонитель учеников Иисуса Савл Тарсянин, ослепший после грозного откровения, явленного ему по пути в Дамаск.

Церковь Анании — непременная составляющая всех паломнических и туристических маршрутов. Фактически это крипта — подземный храм, действительно восходящий к временам античного христианства. Сегодня он принадлежит католической общине. Спустившись в небольшое помещение, можно почувствовать дух гонимой веры, скрывавшейся от преследователей.

Другая значимая христианская святыня — ворота Баб Кисан. Когда иудеи задумали убить Савла-Павла, ученики «ночью, взявши его, спустили по стене в корзине». По преданию, это случилось как раз у этих ворот, носивших в римское время имя Сатурна.

Сегодня в Дамаске представлены различные христианские Церкви, действующие на территории Сирии: православная, армянская, католическая, нехалкидонская яковитская… Можно услышать, как совершается служба на греческом, арабском, арамейском и других языках — мертвых и современных… Город, впервые появляющийся в библейской истории во времена Авраама, остается живым подтверждением того, что сакральный «хронотоп» человечества еще не свернут.

Сергей Георгиевич Антоненко — историк религии

16.02.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru