Русская линия
Трибуна Сергей Бабурин16.02.2005 

Аллергия на апельсины
Известный политик Сергей Бабурин никогда не встанет под оранжевые знамена

— Сергей Николаевич, у вас есть вопросы к правительству Михаила Фрадкова, кроме тех, что касаются монетизации льгот?

— Конечно, есть. Например, меня волнует вопрос о том, во что нам обходится их административная реформа. С этой реформой не все так безобидно, как может показаться на первый взгляд. Взять план приватизации тех российских предприятий, которые государство с согласия парламента включило в план акционирования на 2004 год. Этот план провален. Только по одному этому пункту административная реформа нанесла стране убыток в полтора миллиарда долларов. Это огромные потери. Кто за это ответит? Пока, видимо, некому. Очень жаль, что парламентское большинство продолжает защищать и прикрывать правительство, невзирая на все его вопиющие просчеты и тяжелые ошибки.

— Кстати, а почему не было видно знамен возглавляемой вами партии «Народная воля» на многочисленных протестных митингах пенсионеров?

— Это не так. Просто по телевидению показывают те картинки, которые хотят показать. Например, в Ярославской области все протестные выступления шли под флагами «Народной воли». Такую же инициативу мы взяли на себя и в Тульской области. А вот партия «Родина» там, к сожалению, объединилась с «Единой Россией» и составляет большинство в местной областной Думе.

— А ведь ваша партия «Народная воля» в свое время стала одним из основных звеньев предвыборного блока «Родина». Но с тех пор утекло много воды. Это правда, что ваши с Дмитрием Рогозиным дороги вот-вот окончательно разойдутся?

— Если вы имеете в виду переговоры об объединении «Народной воли» с партией «Родина», то они еще не завершены. Вопрос, не скрою, стоит ребром: есть ли вообще что-то общее между нашими партиями? «Народная воля» определит свою позицию на пленуме, который намечен на вторую половину февраля. Народовольцев трудно упрекнуть в непоследовательности. Год назад именно мы обратились к партнерам по блоку с предложением объединиться и создать единую партию. Условно я предложил ее назвать Объединенной народной партией «Родина». Вначале эта инициатива была отвергнута и Партией российских регионов, и Социалистической единой партией России. Затем они передумали и выразили готовность к диалогу. Но впоследствии наши партнеры по переговорам вновь заупрямились, предприняв односторонние и несогласованные действия на региональных выборных кампаниях. Дошло до абсурда. Например, на выборах парламента Тульской области кандидаты от партии «Родина» и «Народной воли» шли отдельно друг от друга, обособленными командами. То же самое происходит сейчас и на выборах областного законодательного органа в Воронеже. Там партия «Родина» опять отказалась создавать единый предвыборный блок. В результате несколько патриотических организаций идут на выборы обособленно. Это явно не на пользу патриотическому движению.

— Недавно вы заключили соглашение о сотрудничестве с объединением «Патриоты России» Геннадия Семигина. Это адекватный ответ на несговорчивость партии «Родина»?

— Мы приняли решение продолжить линию на объединение патриотических сил. Эти усилия уже показали свою эффективность. Например, на выборах депутатов Сахалинской областной Думы, где «Народная воля» создала блок «Наша Родина — Сахалин и Курилы» с Аграрной партией, удалось получить более 20 процентов и обойти «Единую Россию». В рамках нашей стратегии на объединение патриотических сил подписано соглашение о создании единой партии с партией «Союз». Подписано и соглашение с коалицией «Патриоты России», которую возглавляет Геннадий Семигин. В будущем такое соглашение позволит согласовывать кандидатов на региональных выборах. И, наконец, более фундаментальное соглашение о сотрудничестве и взаимопомощи подписано между «Народной волей» и общественной организацией «За достойную жизнь» Сергея Глазьева. Когда есть общие цели, всегда можно найти компромисс и преодолеть противоречия.

— Но Рогозин тоже называет себя патриотом. Он даже несколько дней голодал за свои убеждения, настаивая на отставке правительства. Разве вы не разделяете эту его позицию?

— На прошлой неделе фракция «Родина», куда входят и депутаты от «Народной воли», консолидированно проголосовала за вынесение вотума недоверия Кабинету министров. В этом отношении мы не меняем принципов, поскольку, если помните, «народовольцы» всегда принадлежали к крылу жесткой оппозиции — еще в ту пору, когда Рогозин был во всех отношениях лоялен к исполнительной власти. А сегодня ни я, ни мои товарищи по «Народной воле» категорически не разделяем позицию Дмитрия Олеговича по украинскому вопросу. Он начал откровенно заигрывать с Ющенко, был рядом с ним на Майдане в Киеве. А для нас принципиальной является поддержка восточной Украины и Крыма. «Народная воля» никогда не наденет оранжевые шарфики и не встанет рядом с Ющенко и Тимошенко. Кстати сказать, поездка Рогозина в Киев не была санкционирована фракцией «Родина», это самостоятельная инициатива ее руководителя.

— А как вы прокомментируете переход в партию Рогозина одного из ваших заместителей — депутата Нины Жуковой?

— Это попытка исподтишка разрушить «Народную волю». Это случилось как раз в то время, когда в конце прошлого года я уехал в Абхазию по приглашению республиканского парламента. Подобные прецеденты с попытками насолить «Народной воле» в отсутствие ее руководителя случались со стороны Рогозина и раньше. Например, еще до начала избирательной кампании, когда списки блока «Родина» находились на предварительной регистрации в Центризбиркоме, я во главе делегации по приглашению сирийской партии Баас вылетел в Дамаск. Когда вернулся, выяснилось, что вопреки договоренностям Рогозин вычеркнул из предвыборного списка 32 членов партии «Народная воля» якобы под предлогом борьбы с русскими националистами. Вспыхнул конфликт, мы уже готовы были выйти из блока. Но в конце концов стиснули зубы, пошли на выборы, посчитав, что перспектива патриотической коалиции важнее амбиций. Что касается случая с Ниной Жуковой, то очень горько было узнать о том, что этот некогда верный соратник не только поддалась на посулы, но и взялась рассылать письма в наши региональные организации с призывом переходить в партию «Родина» взамен на щедрое финансирование. Но этот расчет не оправдался. Народовольцы привыкли отстаивать свои идеалы по убеждению, а не за деньги.

— Недавно разгорелся большой скандал по антисемитскому письму, подписанному двадцатью депутатами Госдумы, большинство из которых являются членами фракции «Родина». Как вы расцениваете это упражнение своих коллег в эпистолярном жанре?

— Это либо глупость, либо политическая провокация, которая наносит урон русскому национальному православному движению. Ведь одно дело, когда анализируются библейские тексты и страницы еврейских религиозных книг. И совсем другое дело, когда звучит призыв запретить все религиозные и общественные организации евреев. Такое идиотское требование настоящий русский православный человек выдвинуть не может. К слову сказать, выяснилось, что далеко не все подписанты этого письма предварительно его прочитали. Считаю, что вольно или невольно, но сделан шаг по дискредитации русского национального сознания. Русофобам дан повод кричать об антисемитизме в России. А ведь для православного русского человека тот же Осип Мандельштам — выдающийся русский поэт, еврейского происхождения. Не верите мне — почитайте Вадима Кожинова. Искренне сожалею, что общественность подтолкнули к обсуждению проблемы межнациональных взаимоотношений со столь неправильных позиций.

— В конце прошлого года вы выступили в роли миротворца в расколовшейся по итогам осенних президентских выборов Абхазии. Как удалось помирить Багапша и Хаджимбу?

— Осенние выборы в Абхазии действительно раскололи общество, ситуация была очень тревожная. Победил кандидат от оппозиции, а правящий клан не допускал мысли о своем уходе. К счастью, все же удалось предотвратить переход кризиса в стадию вооруженного противостояния. Хотя взрывы все же прогремели: это было утром 6 декабря в том месте, где должны были собраться сторонники Багапша. Для меня как для юриста не вызывало сомнений, что осенью президентом Абхазии был избран Сергей Багапш. Честно признаться, я поддерживал другого кандидата — бывшего министра иностранных дел Сергея Шамбу. Поэтому когда разгорелся конфликт между сторонниками Багапша и Хаджимбы, легче было беспристрастно разобраться в сложившейся ситуации. Собственно говоря, Багапш и Хаджимба самостоятельно, без посторонней помощи, выработали компромисс ради гражданского мира в республике. И мне оставалось лишь помочь этому процессу. Самым тяжелым было даже не составление текста соглашения (за одну ночь пришлось подготовить несколько его вариантов), а выступление перед многотысячным митингом жителей республики. Во что бы то ни стало было необходимо убедить абхазцев принять этот компромисс. Конечно, ничего бы из этого не вышло, если бы я действовал один. Если мне пришлось агитировать сторонников Багапша, то со стороны Хаджимбы работал заместитель российского генпрокурора Владимир Ильич Колесников. Считаю, что в Абхазии Россия показала способность урегулировать конфликты своими силами, без каких-либо заезжих миротворцев с американскими командировочными. Жаль, что этого не получилось на Украине…

— Обретет ли, по-вашему, Республика Абхазия международное признание, и если да, то когда это может случиться?

— Те государства, которые показали свою жизнеспособность, должны быть признаны. Это и Абхазия, и Приднестровская Молдавская республика, и Республика Южная Осетия. У них есть все юридические основания для того, чтобы стать полноправными государствами. Многое будет зависеть в этом году от изменения международного отношения к Косово. Если западные державы, вопреки своей прежней позиции, признают yезависимость Косово, то это автоматически должно быть соотнесено с Абхазией, Приднестровьем и Южной Осетией. Нельзя допускать двойных стандартов. Думаю, что все решится в этом году.

Беседовал Дмитрий Севрюков


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru