Русская линия
Московский комсомолец Михаил Ростовский15.02.2005 

ВВП пoд прицелом
Кто есть кто в антипутинском воинстве

Главное для Путина во встрече в Братиславе — поручкаться с Бушем и показать, что у них по-прежнему все хорошо", — сказал мне один из внешнеполитических советников ВВП. Симпатии к Путину и России — это сейчас действительно штучный товар на Западе. Такой вспышки антикремлевской истерии в западной прессе не было, наверное, с момента начала афганской войны в 1979 году или уничтожения нашими ПВО южнокорейского «Боинга» в 1983-м. Некоторые вполне респектабельные СМИ типа британской «Дейли телеграф» дошли до фантастических по своей непристойности сравнений Путина с Гитлером. Одновременно активизировались и внутренние враги ВВП. Кто стоит за этой атакой по всем фронтам? Версия о заговоре ЦРУ годится только для детей дошкольного возраста. Всем спецам известно, что это ведомство сейчас забито лишенными всякой инициативы бюрократами и почти ни на что не способно. Никакого единого центра «заговора» не существует. Скорее всего войну против ВВП начали несколько связанных друг с другом, но независимых сил.

ВНЕШНИЕ ВРАГИ

«Советского доминирования в Восточной Европе не существует. Я не думаю, что, например, поляки считают, что над ними доминирует СССР. Каждая страна региона абсолютно независима!» — когда в 1976 году американский президент Джералд Форд сделал это изумительное заявление, руководители советского агитпропа наверняка порадовались. И зря. Ведь последствия президентского глюка для нашей страны оказались самыми плачевными. Восточноевропейская диаспора в США (одних поляков там живет около девяти миллионов) закипела от возмущения. Прошедшие в том же году президентские выборы Форд проиграл. А новый президент Картер назначил своим помощником по нацбезопасности интеллектуала и этнического поляка Збигнева Бжезинского. Пан Збигнев, по его собственному признанию, сразу же озаботился созданием плана заманивания советских войск в Афганистан и в конце концов преуспел. С тех пор прошло больше четверти века. Но главными оппонентами Москвы на Западе по-прежнему остаются интеллектуалы и выходцы из Восточной Европы.

«Злые» соседи

Большинство живущих в Штатах представителей восточноевропейских народов в силу понятных причин относятся к России без особой любви. Мол, если эта страна и перестала быть «империей зла», она может в любой момент вновь в нее превратиться. Попытка Кремля укрепить свои позиции в СНГ была воспринята политически активными «восточноевропейскими» янки как подтверждение их самых зловещих подозрений.

Между тем в американских внешнеполитических структурах выходцы из Восточной Европы представлены просто супершироко. Тот же Бжезинский со своими двумя сыновьями, один из которых делает карьеру в республиканской партии, а другой — в демократической. Бывший госсекретарь, чешка Мадлен Олбрайт. Бывший президент организации «Фридом Хаус», сыгравший не последнюю роль в «оранжевой революции» на Украине, поляк Городницкий…

Впрочем, суть проблемы — даже не в наличии большого числа VIPов. Выходцы из Восточной Европы прочно оккупировали средние и младшие руководящие посты во многих штатовских политических НИИ. «Даже сами американцы жалуются: в наших внешнеполитических структурах слишком много людей, говорящих по-английски с акцентом!» — говорит, например, политолог Сергей Марков. Казалось бы, ну и черт с ними, мелкими клерками и завлабами. Ан нет, в силу особенностей местной политсистемы они способны влиять на очень многое.

Многие штатовские политики сочетают фанатичную убежденность в том, что Америка является центром Вселенной, с дремучим невежеством в окружающем мире. Несколько лет назад около одной трети членов американского конгресса не имели загранпаспортов, а следовательно, никогда не бывали за границей. Сейчас этот показатель составляет одну четверть. В эпоху Рейгана сотрудники Белого дома однажды пытались не пустить туда нидерландских дипломатов. Мол, сегодня в гостях у президента — премьер Голландии, а вовсе не каких-то там Нидерландов! Во время предвыборной кампании 2000 года журналисты пытались погонять Буша по нескольким элементарным вопросам мировой политики. Кандидат в президенты показал знания, достойные двоечника-пятиклассника…

Ясно, что при таком раскладе кто-то должен объяснять американским политикам (да чего греха таить, многим журналистам тоже), что Канберра — это столица Австралии, а не наоборот. Эту образовательную функцию и выполняют многочисленные политические НИИ. Например, одна из самых известных подобных контор — «Фридом Хаус» — делает это в том числе и с помощью публикации ежегодного рейтинга свободы в мире. Каждое государство оценивают по семибалльной шкале по принципу «чем выше оценка, тем хуже».

Из этого рейтинга за 2005 год можно узнать просто поразительные вещи. Взять, скажем, одну из самых бедных в мире, африканскую страну Сьерра-Леоне. С 1991 года до самого последнего времени там шла жесточайшая гражданская война. Когда боевики входили в чужую деревню, одних маленьких детей заставляли убивать своих родителей, а другим отрезали руки и ноги. Но, по мнению дядь и теть из «Фридом Хаус», несмотря на эти, видимо, малозначимые факты, Сьерра-Леоне является «частично свободной» страной. По уровню развития политических прав этой несчастной республике поставили «четверку», а гражданских — и вовсе «трояк».

Это вовсе не случайная ошибка. Согласно рейтингу «Фридом Хаус», в соседней республике — Либерия — со свободой тоже все в порядке. Ну и что, что здесь уже которое десятилетие тоже никак не может кончиться гражданская война. Наплевать, что одному местному президенту его «политические оппоненты» отрезали пенис. А другого — знаменитого бандита — удалось отправить в эмиграцию только после введения международных миротворческих сил. Вердикт «Фридом Хаус»: 5/4, «частично свободная» страна.

Зато вот где плохо со свободой, так это в России: 6/5, «несвободная» страна! О том, что Украине и Грузии поставлены весьма хорошие оценки, можно даже не упоминать.

Почему такая внешне солидная организация занимается по сути наперсничеством? Одна часть ответа — в том, что «Фридом Хаус» тесно связан с ЦРУ и госдепартаментом и выполняет в том числе и пропагандистские функции. Но что, возможно, более важно: «Фридом Хаус», по единодушному мнению экспертов, сейчас находится под контролем восточноевропейской «мафии».

Интеллектуалы

Первопричина нелюбви подавляющего большинства западных интеллектуалов к нынешней российской власти — в действительно имеющихся в нашей стране больших проблемах с демократией. Проблема — в том, что мало кто из западных «властителей дум» осознает очевидный факт: вне зависимости от личности президента одномоментно построить демократию в такой стране, как Россия, невозможно. Большинство западников ведь не помнят, с какими муками и как долго строилась демократия в их странах. В американских школах, например, не учат тому, что еще в середине прошлого века насильственная стерилизация практиковалась аж в 29 штатах!

Отсюда и многочисленные перекосы в оценке ситуации в России. Значительной части западных интеллектуалов не хватает самых элементарных знаний о нашей стране. Взять, например, талантливейшего американского журналиста, главного редактора журнала «Ньюсуик интернэшнл» Фарида Закарию. Когда этот джентльмен пишет о «русских зверствах» в Чечне, он часто допускает просто смехотворные фактические ошибки. Еще одну группу западных интеллектуалов невозможно упрекнуть в незнании российских реалий. Но у них другая проблема. Этих считающих себя либералами граждан вполне можно назвать большевиками. Типичный пример — ведущий журналист «Вашингтон пост» и автор фундаментального труда «ГУЛАГ» Энн Эпплбаум. Недавно другая американская журналистка, Катрин Ванден Хевел, посмела легонько покритиковать Эпплбаум и высказать крамольную мысль о том, что в украинскую политику очень глубоко влезла не только Россия, но и Америка. Реакция либеральной дамочки была очень показательной. Она обозвала оппонента «ненавистницей свободы»!

Иногда даже сложно определить, что же стоит за конкретным демаршем некоторых западных интеллектуалов: неинформированность или откровенный цинизм. Это относится, скажем, к предложению Хиллари Клинтон дать Саакашвили Нобелевскую премию. Не ясно, например: знает ли вероятный кандидат в штатовские президенты о том факте, что в грузинских тюрьмах широко практикуются пытки? И не смущает ли ее, что на выборах грузинский президент победил со странным для любой демократической страны результатом 97%?..

А разговаривать с большинством французских левых интеллектуалов про Чечню — и вовсе терять время. Для этой публики героями являются даже итальянские террористы, которые в 70-е годы убивали своих соотечественников ради торжества левых идей.

Рыцари Невзлина

Согласно одному околокремлевскому политику, на антипутинский пиар на Западе совладельцы ЮКОСа Невзлин, Дубов и Брудно выделили фантастическую сумму. Скорее всего это громадное преувеличение. Но то, что такая деятельность действительно щедро финансируется, — несомненно.

По неофициальным данным, в кампании задействовано несколько крупнейших американских пиаровских агентств. В американском конгрессе этим занимаются известный своей нежной дружбой с Гусинским Том Лантос и еще несколько человек. Говорят, именно «рыцари Невзлина» на Капитолийском холме сыграли не последнюю роль в том, что здесь так быстро приняли решение о необходимости слушаний о проблеме демократии и антисемитизма в России.

ВНУТРЕННИЕ ВРАГИ

В свою бытность молодым и дерзким членом парламента нынешний шеф британского МИДа Джек Стро однажды проголосовал против важного законопроекта правительства своей партии. Бунтаря сразу вызвали к «главному кнуту» (парламентскому партийному организатору). Но, получив словесную взбучку, Стро ответил: «Вы меня не убедили!» Услышав это, «кнут» схватил народного избранника за гениталии, сжал их и хладнокровно поинтересовался: «А теперь убедил?..»

Для сегодняшней России эта история звучит пугающе актуально. Как сказал один крупный чиновник: «Политэлита склонилась перед Кремлем в угодливом поклоне, но при этом держит фигу за спиной. А в России это самое опасное. Ведь никто точно не знает, когда и в какой форме эта фига будет вынута. Например, не окажется ли в ней топор!»

Магнаты обмана

«Олигархи заинтересованы в ослаблении Путина. Ведь тогда у него будет меньше возможностей их обижать. Но при этом бизнес-магнаты хотят, чтобы Путина ослабили другие. Тайно они всегда помогут врагам ВВП, явно — никогда!» — это высказывание политолога Сергея Маркова точно описывает суть нынешних отношений между властью и «непитерскими» олигархами.

Возьмем, например, сохранившуюся с ельцинских времен одну крупнейшую российскую бизнес-империю. На первый взгляд, у хозяев этой конторы нет оснований не любить Кремль. При Путине они не только не потеряли собственность, но даже сумели многое приобрести. Конфликты с отдельными членами питерской свиты ВВП у этих магнатов, конечно, есть. Но друзей и ставленников в Кремле у них гораздо больше. И внутри страны эта бизнес-империя прямо из кожи вон лезет, пытаясь доказать свою преданность президенту.

Но за границей олигархические группы ведут себя совершенно по-другому. Прошлым летом мне удалось побывать на посвященном России закрытом мероприятии в одном из ведущих политических НИИ Вашингтона. Один из выступавших, в прошлом крупный штатовский правительственный чиновник, сначала открыто предупредил: сейчас я работаю на такую-то российскую компанию. А затем этот джентльмен обрушился с сокрушительной критикой не только на Путина, но даже на членов его семьи!

Многие занимающие резко антипутинскую позицию вашингтонские политические НИИ получают крупные пожертвования от ведущих российских компаний. Один уволенный в прошлом году ВВП правительственный чиновник в конце 2004 года произвел прямо-таки фурор в политическом сообществе Вашингтона. В беседе не для печати с ведущими кремленологами он облил ВВП грязью с ног до головы. Любопытно, что в России этот потенциальный кандидат в президенты как огня избегает журналистов и любых неосторожных высказываний.

Некоторые наблюдатели указывают и на тайное смыкание пока еще находящихся в фаворе у Кремля олигархов с их опальными коллегами. Говорят, например, что недавно в Израиле в условиях суперсекретности прошел саммит магнатов: Невзлин, помирившийся с ним Гусинский, Березовский плюс несколько визитеров из Москвы. Согласно упорно ходящим слухам, несколько ведущих российских магнатов поручили западным детективным агентствам найти банковские счета «питерских» кремлевских чиновников. Цель понятна: обладатель подобной информации имеет все козыри для успешного шантажа.

Объясняется эта двойная игра большого бизнеса предельно просто. «Да, сегодня наш шеф — лучший друг Сечина, — сказал мне не последний человек в одной из крупных олигархических компаний. — Но никто не может дать гарантий, что через полгода нас не постигнет участь ЮКОСа!»

Средний и мелкий бизнес чувствует себя еще более беззащитным перед властью. «Многих чекистов больше не устраивает система постоянного выжимания дани у бизнеса, — говорит политолог и бизнесмен Антон Суриков. — Вместо этого они организуют мощнейшие разовые наезды и оставляют после себя выжженную землю. Они могут взять взятку, но ничего не сделать, а затем потребовать еще. Короче, бандиты начала 90-х по сравнению с некоторыми из этих людей были просто святыми людьми».

Губернаторы

Основная масса губернаторов восприняла новую систему назначения глав регионов без особой радости. Действия федерального центра малопредсказуемы: могут переназначить, а могут, скажем, возбудить уголовное дело против твоей гражданской жены.

Это — вовсе не голое теоретизирование. Сначала на заседании под руководством одного замглавы кремлевской администрации было принято решение, что идеальный путинский губернатор — это крупный бизнесмен или крепкий хозяйственник. Представители чекистского клана едва не выпали от возмущения из своих кресел и добились пересмотра решения. В результате к процедуре своего переутверждения президентом губернаторам приходится готовиться, как к спецоперации из шпионского триллера. Например, комбинация по переназначению Дарькина приморским воеводой была проведена таким образом, что дальневосточный полпред Пуликовский узнал обо всем в последний момент.

Вообще, по мнению экспертов, в перспективе новая система приведет к весьма неприятным результатам для Кремля. «В период до 1996 года мы уже видели последствия назначаемости губернаторов, — написал мне директор российской программы влиятельного вашингтонского фонда Карнеги Андерс Ослунд. — Важной чертой того периода была неспособность президента поддерживать дисциплину среди губернаторов. При Ельцине губернаторы постоянно организовывали забастовки, чтобы выдавить из федерального центра побольше субсидий. Это, вероятно, повторится вновь. Демонстрации протеста против монетизации льгот могут рассматриваться как первая ласточка массовых волнений, поддерживаемых губернаторами». Причем, по мнению Ослунда, бороться с этой тенденцией Кремль не может: «Позиции губернаторов большинства регионов настолько сильны, что у Кремля нет другого выхода, кроме их переназначения».

Госаппарат и силовики

О степени реального авторитета различных правительственных начальников среди чиновников можно судить по их прозвищам. В первые месяцы работы нынешнего правительства кличка Михаила Фрадкова в Белом доме была еще сравнительно приличной: Винни Пух. Но теперь чиновники здесь его называют не иначе как «наш урод».

Острое недовольство в госаппарате вызывают прежде всего две вещи. Галопирующий хаос в системе управления. Сейчас многие высшие чиновники и помощники работают в режиме, невиданном со сталинских времен: уходят с работы поздно ночью и возвращаются туда рано утром. Традиционные механизмы управления разрушились, и многими важными отраслями приходится рулить вручную.

Второй фактор недовольства — неясность правил игры. «При Ельцине воровать можно было почти всем чиновникам, — с предельным цинизмом сформулировал проблему один известный российский политик. — Сегодня объемы воровства увеличились. Но делать это позволено только избранным».

Похожая ситуация — и в силовых структурах. В МВД и Минобороне откровенно не уважают и не любят своих начальников-чекистов и их приближенных. Кроме того, несмотря на все заявления Сергея Иванова, жуткое неприятие среди низшего и среднего состава здесь вызвала монетизация льгот. Даже во вроде обласканных властью спецслужбах сильно недовольство. Далеко не все ведь допущены к «крышеванию» бизнес-структур. Одним словом, случись что-то чрезвычайное, далеко не факт, что силовые ведомства окажутся надежной опорой власти.

Многие эксперты рисуют будущее нынешних обитателей Кремля в весьма мрачных красках. «Учитывая нынешнюю политику Путина, я не думаю, что он сможет удержаться у власти до конца своего президентского срока, — считает, например, ближайший друг экс-министров и бизнесменов гайдаровского призыва Андерс Ослунд. — Единственный сохранившийся у президента политический капитал — это его популярность. Но она быстро падает. Я считаю, что режим падет в результате спонтанных волнений на местах».

Другие политологи, типа Антона Сурикова, считают, что главную опасность для власти представляют вовсе не социальные проблемы: «В качестве рычага для смены караула в стране будет использован Кавказ. Совпадение во времени заявления Березовского о наличии у чеченских боевиков атомной бомбы и всплеска публичной активности Масхадова и Басаева — это далеко не случайность. Создается впечатление, что власть шантажируют, и через несколько месяцев в России может произойти новый грандиозный теракт».

Вполне возможно, конечно, что прогнозы политических Кассандр о скором конце эпохи ВВП окажутся безосновательными. В конце концов, в пользу нынешнего президента играет традиционный российский менталитет: вера в доброго царя и плохих бояр и малая склонность переводить недовольные восклицания в плоскость конкретных действий.

«Боже, храни меня от друзей! А с врагами я как-нибудь справлюсь!» — сказал один из средневековых европейских королей. К ВВП это тоже относится. Большинство нынешних проблем Кремля — результат не козней врагов, а собственных ошибок президента и его окружения. От того, насколько успешно Путин будет вести эту «войну с самим собой», будет зависеть и его личная судьба, и судьба России.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru