Русская линия
Накануне.ru Александра Качалова14.02.2005 

Российская демографическая катастрофа: ответственен каждый

«Вину предков искупают потомки»
Квинт Курций Руф

Явная угроза

Над нашими головами повсюду свистят пули или под ногами разрываются бомбы? Голод охватил страну или Россия подвержена страшной эпидемии? Нет. Но страна ежегодно теряет около миллиона человек — словно с лица земли незаметно исчезает один большой город. Их не убивают — все происходит намного обычнее: одни умирают, другие не рождаются. И нельзя сказать, что для кого-то это новость. Демографы привычно бьют тревогу, о депопуляции населения не устают говорить как в обществе, так и во власти, а воз ныне даже не там — он тихо едет под гору.

Архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий считает: «Сегодня ситуация напоминает военную: сводки потерь населения сравнимы со сводками с войны, но нам проповедуют веселую жизнь и мы не замечаем, что идет война с народом, с его самобытностью, с его культурой. Правда, не объявлена линия фронта».

За последние 13 лет /с 1989 по 2002 год/ смертность в России выросла в полтора раза, а рождаемость сократилась в 1,4 раза. Естественная убыль населения за постсоветское время составила около 10 млн человек. Цифры пугающие. Если продолжить тенденцию, то российское население по грубой прикидке вымрет полностью через 140 лет.

Однако свято место пусто не бывает — россиянин завтрашнего дня может улыбнуться нам, сощурив и без того узкие глаза. Китайцы, у которых с рождаемостью все, мягко говоря, в порядке и которые сегодня скромно трудятся на наших вещевых рынках, ныне также скромно, но неуклонно заселяют страну уже не только с Дальнего востока, но и с Урала. Этому сложно противостоять, потому что происходит все постепенно, мирно. И, хотя пока катастрофа грядущая не ощутима, тревожные звоночки уже звенят вовсю. Так, например, в Амурской области, где русского населения проживает около миллиона человек, китайцев и корейцев уже 500 тысяч. Очень не хочется думать, что Россия станет вторым Косово, в котором коренного населения — сербов всего 10%, а албанцев 90%. Только в нашей стране масштабы будут другие, а соотношение вполне может стать таким же.

Время от времени появляющиеся нацистские надписи на заборах типа: «Россия для русских», кроме всего прочего, говорят о том, что угроза нашего растворения в выходцах с Востока частью общества осознается. Ведь, как считал Бернард Шоу: «Здоровая нация так же не замечает своей национальности, как здоровый человек — позвоночника». Другое дело, что вектор направленных усилий в корне неверен: борясь с иммигрантами собственную демографическую проблему не решить.

Справедливости ради, отметим: демографический кризис — проблема не только России, но и многих западных стран, однако там падение рождаемости не столь резкое. Если в европейских странах на 100 рожденных приходится 103 умерших /но убыль коренного населения компенсируется за счет мигрантов/, то в России это соотношение 100 к 160. Подавляющее число российских иммигрантов приезжает из Китая и стран ближнего зарубежья — и это, по большей части, чернорабочие и челноки. Таким образом, хоть как-то сохраняя количество, мы теряем качество.

Экономика против

Экономика и социальная политика нашего государства противоречат повышению рождаемости. Андрей Шмелев, член совета Федерации Федерального собрания РФ считает: «Те законодательные инициативы и уже принятые законы, я имею в виду единовременное пособие при рождении ребенка, которое увеличилось до шести тысяч рублей, нельзя назвать даже минимальной мерой для стимуляции рождаемости. Социальные проблемы нашего государства финансируются по остаточному принципу, а мы хотя бы должны перейти к нормативному».

Одна из основных проблем молодых семей, а, значит, и причина падения рождаемости — это жилье, точнее, его отсутствие. Дело в том, что в России все еще нет ипотеки, действующей в других странах, потому что в экономике нет и «длинных» денег. Ипотечные кредиты во всем мире даются на 10−15 лет по процентной ставке 5−7%, а в России только уровень инфляции порядка 8−9%. Какой банк согласится дать кредит на такой срок и на таких условиях?

Размер пособия на ребенка 70 рублей в месяц говорит сам за себя. В России практически отсутствует механизм не то, что поощрения рождаемости, а даже создания условий для содержания ребенка. Власть таким мизерным размером пособий ясно заявляет, что не заинтересована в рождении маленьких россиян. Ведь, самое интересное, что деньги у государства на создание нормальных условий для родивших женщин есть. Сейчас всего на эти нужды федеральным бюджетом расходуется 9,2 млрд рублей, тогда, как сегодняшний размер стабилизационного фонда 600 млрд. Встает вполне резонный вопрос, есть ли смысл сохранять эту сумму «на завтра», если завтра тратить ее будет не на кого?

В Европе на семейную политику тратится 2% ВВП. По словам Евгения Юрьева, председателя общественной организации «Деловая Россия», если бы в России на эти нужды тратили хотя бы 1% валового внутреннего продукта, то каждая родившая женщина была бы обеспечена пособием в декретном отпуске в размере 4,5 тысяч рублей и за каждого родившегося ребенка получала бы единовременную выплату в тысячу долларов.

Просто потратив больше денег на семейную политику, уже можно стимулировать рост рождаемости. Есть еще один способ частичного решения демографической проблемы — это выплата премии за рождение третьего ребенка. Именно третьего, потому что таких детей сейчас меньше всего. 60% рожденных — первый ребенок в семье, 30% - второй, 5% - третий и 5% - последующий. Кстати, психологами доказано, что если в семье один ребенок, то он все равно будет более эгоистичен, сосредоточен на себе, избалован, чем, если их двое и больше. Получается, нам на смену идет поколение эгоистов. Стимулируя рождение третьего ребенка, по данным аналитиков, можно получить в ближайшее время прирост до 20%-ов — 200 тысяч детей. Для этих целей необходимо около 60 млрд рублей и в бюджете они имеются.

Убивая нерожденных…

В России ежегодно делается 2,5 млн абортов — ими заканчивается 7 беременностей из 10-и. Наша страна в этом отношении удерживает печальное мировое первенство. Евгений Юрьев, говорит, что демографическая политика России похожа на политику Пакистана, Индии и Китая, где контролируется рождаемость: «Государство платит за аборты. Например, для того, чтобы сделать бесплатно аборт в Великобритании, нужно пройти массу врачей и представить медицинские обоснования того, что аборт действительно необходимо сделать». У нас же аборты предусмотрены в рамках обязательного медицинского страхования, более того, расходы на них составляют 5% от всего бюджета здравоохранения. А ведь, если государство что-то финансирует, то оно это и поддерживает.

Более того, отношение многих медиков даже поощряет аборты. Редко ли бывает, что эскулапы, страхуя себя от возможных претензий будущей мамы по поводу здоровья ее ребенка, говорят, мол, ребенок может родиться мертвым и лучше бы сделать аборт. Ребенок рождается нормальным и здоровым, но сам факт медицинского отношения показателен.

Отмена абортов является спорным вопросом. Церковь яро выступает «за», общество — «против». Несомненно, что если запретить аборты, то возрастет количество детей, но возрастет и количество брошенных детей, а также смертей от искусственного прерывания беременности, сделанного нелегально. Евгений Юрьев предлагает сделать аборты платными: «Если не будет финансирования абортов, то хотя бы 20% мы выиграем, а это 500 тысяч детей. Население убывает на 1 млн в год и отмена государственного финансирования абортов — это решение половины проблемы. Предотвратимая смертность в России — 500 млн человек. 500 плюс 500 и мы уже, хотя бы не умираем».

В руках каждого

Экономическая стабильность и социальная защищенность, являются, несомненно, очень важными факторами в повышении рождаемости, но и все же не приоритетными. Патриарх всея Руси Алексий Второй говорит: «Уменьшается количество браков, распадаются семьи. Если два ребенка в семье, то это семья уже считается многодетной. Неверно, что экономические причины создают проблемы демографические. Наше глубокое убеждение — проблема нравственности лежит в основе проблемы демографии в нашей стране».

Действительно, ведь если в сознание женщины в принципе не заложено иметь больше одного ребенка, то даже самые выгодные условия его содержания вряд ли серьезно повлияют на изменение ее решения. Процент населения, который не заводит ребенка из-за материальных проблем, не так уж велик. В европейских странах все расходы на семейную политику не стимулируют рождаемость, а в далеко не богатых Индии, Пакистане, Китае население растет на глазах.

Коренной вопрос все же сидит в нашем сознании, в менталитете, в отношении общества к семье. Но ведь и у нас были многодетные семьи в дореволюционной России. Один век — это, конечно, срок, но не такой большой, чтобы были окончательно утеряны все семейные и общественные устои. В этом смысле нам не стоит оглядываться на эмансипированную Европу — у них своя история. Многодетные семьи не модны как там, так и у нас. Но как мода умирает в минус тридцать, так она должна умирать и тогда, когда нация находится на грани исчезновения. Только температуру мы ощущаем, а об убывании населения знаем лишь по статистическим данным.

Другое дело, что отсутствие идеала многодетной семьи вызвано во многом как раз политическими событиями в стране в целом. В каждой женщине на уровне инстинктов заложено обеспечить жизнеспособность детей. «Бэби-бум» в начале 80-х годов объясняется как раз тем, что назревали перемены, причем, раз инициатива исходила от власти, а люди тогда ей доверяли, то перемены ждали к лучшему. Падение рождаемости в перестроечные времена объясняется прямо противоположным: нестабильностью обстановки о ожиданиями худшего.

Сейчас же, когда вроде так или иначе, но к экономическим реалиям приспособились и благосостояние многих россиян и россиянок, находящихся в детородном возрасте, не такое уж катастрофическое, рожать больше, тем не менее, не стали. Большинство мам, имеющих не самый низкий доход находят сотни причин — надо первого обеспечить, надо делать карьеру, а то, кто потом на работу обратно возьмет, надо пожить для себя и т. д. и т. п.При этом в восточных странах, как уже говорилось, бедность не является помехой, потому что она привычна, а норма — иметь много детей не подточена никакими современными доводами в отличие от России. Разрушить привычку и миропонимание лишь через большую семью было легко, восстанавливать, как видим, крайне сложно. И главный вопрос все же именно в этом. Как повернуть сознание сограждан, а особенно согражданок в сторону необходимости многоголосного детского смеха? Однозначного ответа пока не придумал в мире никто, рецептов называют несколько.

Несомненно, что необходимо создать приемлемые условия для родивших женщин: хотя бы элементарно повысить пособие на ребенка. Несомненно, что необходимо вести адекватную социальную политику. К слову сказать, сегодня все делается ровно наоборот: об этом свидетельствует и новый законопроект о здравоохранении, который собирается рассмотреть, а затем, наверняка, и принять Госдума, и согласно которому, все бесплатные лечебные учреждения станут платными.

И все же это лишь важные, но не основополагающие факторы. Только осознание каждым конкретным человеком того, что много детей — это норма, необходимость, радость может нас постепенно отвести от края дмографической пропасти. Кроме усилий общества необходимы и усилия государства, ведь даже во времена советской власти, когда многодетных семей было куда меньше, чем в дореволюционной России, «матери-героини» были в чрезвычайном почете.

Церковь права в том, что на телевидении, которое сегодня, увы, но формирует наше общественное сознание, делает если не все, то почти все, дабы вообще не прививать никаких «детских» симптомов российскому зрителю. Вспомнить хоть один современный российский фильм, где бы пропагандировался образ многодетной семьи, автор не смог. Но зато тут же на ум пришли американские комедии, где присутствует дружная многодетная семейка и даже в тупых боевиках у героя часто есть любимая жена и несколько детей. Американцы, кстати, в 60-ые, долбанувшие по их обществу «хиппи», героином и однополой любовью, как-то быстренько поняли, что к чему. И напичкали своего обывателя немедленно кусками кинокартин, в коих на ранчо или около домика главного героя развевается американский флаг, несемейным героям был объявлен почти бойкот, кроме тех, кому еще можно не жениться по возрасту, а дети в одиночестве водятся лишь в неполных семьях. Если кто-то рискнет утверждать, что это сам Голливуд додумался, то даже спорить не станем, ибо абсолютно убеждены — налицо был так называемый «госзаказ» и он был добротно отработан.

Необходимость внедрения — пусть это слово и не благозвучно, идеала многодетной семьи в мозг современного россиянина столь очевидна, что даже спорить об этом не хочется. Но внедрять что-либо в общество без целенаправленной госполитики в России вещь абсурдная. Пока, несмотря на всю кошмарность демографических цифр, в приоритетах наших властителей вопрос о повышении рождаемости не значится. Печально. Но в столь деликатной теме, как демография, извечный русский вопрос — что делать, имеет простой ответ — рожать, несмотря ни на что. Прекрасно понимаем, что он никем не будет услышан. И все же. Как говорил Виктор Гюго, «короли уходят, а народы остаются». Если власть не волнует вымирание населения, то почему же это не волнует нас, живущих в России, чьим немногочисленным потомкам суждено жить здесь же?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru