Русская линия
Гудок Ирина Долгополова11.02.2005 

Бессмертие
День памяти Александра Сергеевича Пушкина отметили в Москве — на малой родине гения русской поэзии

Неподалеку от редакции «Гудка» — в Елохове — высится Богоявленский кафедральный собор. Здесь в 1799 году крестили родившегося в Басманной части младенца Александра Пушкина, о чем свидетельствует хранящаяся в храме соответствующая метрическая запись. В память этого события по благословению святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго открыта бронзовая мемориальная доска.

Ее установили взамен временной пятнадцать лет назад по инициативе правнука поэта Григория Григорьевича Пушкина и исследователя жизни и творчества Пушкина Эдуарда Ильича Зиновенко. Автор памятного знака — скульптор Николай Аввакумов.

Вчера, как и водится в этот памятный день, священнослужители этого храма совершили панихиду по рабу Божьему Александру…

Одиннадцать часов. У центрального алтаря шесть белых хризантем. Перед оградой несколько десятков прихожан: как и в тот благословенный день крещения гения русской поэтической музы, потрескивает фитилек свечи, расплавленный воск бежит на ладонь…

— Помянем душу усопшего раба Александра, — прочувствованно говорит отец Борис. — Для всех нас он останется великим русским поэтом и прихожанином нашего храма.

Да, Александр Сергеевич родился москвичом и жил совсем рядом с храмом…

Символично, что именно в день памяти великого поэта — 10 февраля, в день его гибели — мы вспоминаем о рождении умнейшего мужа России. Правы те, кто считает, что черная отметина в календаре не должна оставаться датой одной лишь скорби — нет, она должна знаменовать начало бессмертия Пушкина!

Пушкин чудесным образом объединил в себе многое: воспевал и мощь громадного государства, и прелести вольности. И эта загадка в пророческом творчестве Пушкина каждый раз открывается перед потомками поэта в новом свете, освещаемая реалиями сегодняшнего дня. Пушкин превзошел себя в стремлении к прозрачной простоте, по-человечески дойдя до края, за которым жизнь оказывалась невыносимой, он не опустошил себя как художник, и эта энергетика исходит из его книг, умудряя потомков, к кому благоволит Господь. «Иные, лучшие мне дороги права; иная, лучшая потребна мне свобода: зависеть от царя, зависеть от народа — не все ли нам равно? Бог с ними. Никому отчета не давать, себе лишь самому служить и угождать…»

Завершив земное бытие в расцвете сил, поэт оставил наследие, которое вызвало бурный расцвет русской культуры. Подобно титанам Возрождения Пушкин в своем влиянии на искусство не ограничен был одной словесностью — его творения вдохновили лучших наших композиторов на создание всемирно признанных шедевров. Не случайно в год столетия Пушкина Эмиль Золя заявил, что юбилей русского гения — это праздник всей цивилизации.

«Пушкин! Тайную свободу пели мы вослед тебе! Дай нам руку в непогоду, помоги в немой борьбе!» Эти слова Блока еще раз напоминают нам о том, как веселое имя Пушкина порой может сделаться едва ли не единственным средством спасения в самые черные дни. И хорошо, что это был просто день его памяти, а не мероприятие по случаю и не потребовалось тревожить дежурных политических активистов, чтобы те мчались со своими мигалками на столпотворение, перегораживая мостовые и пытаясь декламировать стихи… А можно спокойно перечитывать Пушкина и пытаться понимать его.

Уже нет давно ни пушкинской России, ни пушкинского Петербурга, ни пушкинской Москвы… Вот только этот уголок в Басманной части — храм, деревянный домик дяди поэта…

Время идет, и уже давно многие не слышат Пушкина… И пусть сегодня предприимчивые лавочники устраивают в музее поэта свои междусобойчики с культур-мультурными революциями, элитным музицированием и поеданием черешни — это вовсе не отражает уровня культуры ими презираемых «масс» с низкой покупательной способностью. Они приватизировали имя Пушкина, однако страшно далеки они и от поэта, и от столь любезного ему народа, который все еще безмолвствует. «И в детской резвости колеблет твой треножник» — так чернь относится к поэту в его прозорливой строке. Пусть это отчасти и сбывается, праздник Пушкина остается с избранными. А примкнуть к ним легко — напечатали поэта действительно немало, достаточно лишь день за днем, как будто это есть Священное Писание, открывать эти стихи и проникаться ими.

Мы опять на пороге нового открытия Пушкина.

«Пушкин, — писал Иван Ильин, — дал нам залог и удостоверение нашего национального величия, он дал нам осязать блаженство завершенной формы, ее власть, ее зиждущую силу, ее спасительность. Он дал нам возможность, и основание, и право верить в призвание и в творческую силу нашей родины, благословлять ее на всех ее путях и прозревать ее светлое будущее, какие бы еще страдания, лишения или унижения не выпали на долю русского народа. Ибо иметь такого великого поэта и пророка — значит иметь свыше великую милость и великое обетование».

Сегодня он не просто кумир, он — учитель жизни. Всякий может свериться с его наследием и сделать выбор, в каком обществе жить и за что бороться. Он учил не преклоняться перед господством большинства и быть самим собой всегда и всюду — сохранять личность. Он показал взаимодействие истины и воли, уважения к закону и государству и зыбких основ мятежного духа. Любить уклад и склад народа своего и в то же время быть вместилищем культуры мира — вот суть важнейших постулатов Пушкина, чтобы все края земли пронзили бы стальные колеи сообщения и гармоничный человек выбрел бы из мрачного тупика изоляционизма и нищеты.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru