Русская линия
Деловая газета «Взгляд» Михаил Бударагин30.01.2013 

«Вам не ответят»
Церковь недовольна тем, что в столице мало школьников изучают православие в курсе религии

Патриарх Кирилл озаботился преподаванием курса религии в школе и заявил о том, что в школах Москвы ученикам мешают выбирать «Основы православной культуры». Методисты говорят о том, что никаких препятствий никому не чинят. Газета ВЗГЛЯД выяснила, что дело не только в препятствиях, но и в катастрофическом бардаке и формализме.

Русская православная церковь крайне озабочена тем, как именно изучается в школе религия.

Как заявил в четверг патриарх Кирилл, родители учеников зачастую отказываются от предмета «Основы православной культуры», потому что школы неверно трактуют смысл понятия светского государства, а также из-за давления на родителей.

Серьезное беспокойство иерарха вызвала ситуация с введением курса «Основы религиозной культуры и светской этики» в Москве. «В Московской городской епархии лишь 23,4% родителей учащихся выбрали „Основы православной культуры“. Это самый низкий показатель по ЦФО. Поступают обоснованные жалобы на то, что многие родители не имеют возможности в полной мере распорядиться правом выбора того или иного модуля для своих детей, включая православную культуру», — отметил патриарх на открытии Рождественских чтений в Москве в присутствии министра образования Дмитрия Ливанова и главы администрации президента Сергея Иванова.

Он пояснил, что «это зачастую происходит вследствие неверной трактовки некоторыми руководителями образовательных учреждений и органов управления образованием понятия светскости государства, а также оказания давления на родителей, с тем чтобы они выбрали для своих детей «Основы светской этики» или «Основы мировых религиозных культур».

Глава РПЦ подчеркнул, что именно Церковь предложила в рамках нового курса изучать основы светской этики, тем самым пойдя навстречу людям нерелигиозным.

«Делая такой правильный шаг навстречу людям нерелигиозным, мы представить не могли, что этот предмет станет использоваться для того, чтобы лишить православных людей возможности изучать свою собственную культуру. Полагаю, что эти перекосы будут, несомненно, исправлены», — отметил Кирилл.

Он добавил, что есть и другая причина происходящего. В Москве и Петербурге, по его словам, модуль об основах православия не выбирают из-за неуверенности родителей в квалификации преподавателей.

Форма

Напомним, что в рамках учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» с 1 сентября в абсолютном большинстве российских школ учащимся четвертого класса преподают на выбор один из шести модулей: «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы буддийской культуры», «Основы иудейской культуры», «Основы мировых религиозных культур» или «Основы светской этики».

Формально за эту сферу в Москве отвечают окружные управления образования, однако они оказались недоступными для комментариев: под разными предлогами ни в одном из них не нашлось специалистов, которые смогли бы ответить на вопрос о том, как, кого и зачем учат ОРКСЭ.

Не удалось получить и хотя бы приблизительное количество учеников, которые выбрали тот или иной предмет из модуля. Возможно, эта информация засекречена и оказалась на руках лишь у патриарха Кирилла.

«Вам не ответят, только по запросу и только если будет разрешение начальства, звоните лучше в методический центр», — честно сказали корреспонденту газеты ВЗГЛЯД в Восточном окружном управлении Москвы.

В свою очередь руководитель лаборатории начального образования, заместитель руководителя методического центра Юго-Западного окружного управления образования (МЦ ЮЗОУО) Майя Майсурадзе в комментарии газете ВЗГЛЯД заявила о том, что «никакого противодействия православию нет и не может быть».

«Обучением учителей по модулям „Основ…“ департамент занимается очень серьезно. Преподавателей хватает: в прошлом году по модулям курса ОРКСЭ прошли переобучение 300 учителей, в этом году — уже 250. Кроме того, во всех учреждениях ЮЗАО в феврале будут проведены открытые уроки: вход на них свободный, родители приглашены. 13 февраля состоится выбор предметов из курса, это свободный выбор родителей, письменный, выдаются протоколы, давление исключено», — заявила Майсурадзе, отметив, что все предметы модуля довольно сложны, но, «если родители хотят, их ребенок будет изучать то, что они выберут».

И содержание

На практике, как утверждают некоторые педагоги, все не так радужно. Учитель одной из школ САО Москвы Ирина Голобокова рассказала газете ВЗГЛЯД о том, как именно происходит выбор предметов из курса.

«Во-первых, нужно учесть, что кто-то должен учителей обучить, а на дополнительные курсы в 2012 году по повышению квалификации где-то процентов 70 явочного списка просто не пришло. Управление образования, строго требовавшее 100% прохождения педагогами образовательной программы, на переаттестацию и повышение квалификации закрыло глаза. Переаттестация должна быть и в этом году. Как она пройдет, одному Богу известно», — заявила Голобокова.

«Ситуация провальная по очень простой причине: ввели новый предмет, который проверяется исключительно по бумажкам из школ, — продолжает учитель. — Ни одной проверки в САО проведено по нему не было. Предположить, что он существует не только в виде плана занятий и записей в журнале, мне лично затруднительно, потому что в окрестных 15 школах мне даже толком не смогли объяснить, чему они учат. Что, в принципе, и закономерно: кому хочется тратить лишние часы на предмет, который нужен неясно кому и неясно зачем. Лучше уж чтение и математика».

«В октябре прошлого года как раз собирали сведения по школам для департамента через ЕКИС (это базы данных Единой комплексной информационной системы): обычно это всякие полубессмысленные таблички, которые никто не смотрит даже. Но вот бумага по ОРКСЭ была прямо важной-важной (даже с точки зрения школьной дирекции, а это показатель): нужно было заполнить, кто ведет, педагогический стаж, стаж в должности, когда были курсы, планируется ли переподготовка, количество групп по каждому предмету и учащихся в этих группах», — описывает Голобокова детали бурной чиновничьей деятельности вокруг курса.

«Итого получилось, что „Основы православия“ — это 55%, а „Основы светской этики“ — около 45%, ислама и буддизма вообще нет, но это школы одного из районов САО. В общем, департамент серьезно к этому относится, но, честно говоря, толку нет никакого», — подвела итог педагог, отметив, что никакого напряжения по поводу предмета в четвертом классе не существует, потому что «в основном родителям все равно».

Рустам Курбатов, директор лицея «Ковчег-XXI», в интервью газете ВЗГЛЯД отметил, что заявление патриарха Кирилла — это признание поражения РПЦ.

«Церковь ведь буквально и уже открыто заявила о том, что этот курс они придумали специально для того, чтобы все записались на „Основы православной культуры“, но задумка не удалась», — пояснил свою мысль Курбатов.

«Сам выбор в шесть модулей — он абсурден, это невозможно ни по нагрузке, ни по сетке часов. Люди, которые это придумали, просто не представляют себе, что такое школа. В школе выбирается один курс. Если вдруг появятся три буддиста, придется как-то что-то с ними делать. Завуч начальной школы у нас ночами не спит, думает, как бумаги оформлять правильно. Причем у нас один модуль. А шесть — это полная блокада», — рассказал директор.

Говоря о давлении на православных, Курбатов заявил о том, что выступление патриарха — это и есть давление.

«Сами и давите. Само такое заявление — это не давление? Если об этом говорит предстоятель Церкви, в аппарате найдутся люди, которые будут претворять его слова в жизнь. Но в целом настроение в школах далекое от благолепия. Я не думаю, что обычные чиновники встанут навытяжку и побегут исполнять», — предположил собеседник газеты ВЗГЛЯД.

Давить или не давить?

В благонамеренности директоров школ, впрочем, уверены далеко не все эксперты. Егор Холмогоров, главный редактор сайта «Русский обозреватель», в интервью газете ВЗГЛЯД отметил, что заговора, конечно, искать не стоит, однако степень влияния руководителей школ на родителей трудно недооценивать.

«Нет, никто с ружьем не стоит, требуя выбирать светскую этику, но директор может спокойно сказать: „Вы же понимаете, вот замечательный предмет, отличный преподаватель, светская этика, как же не изучать. А вот на православие у нас преподавателя нет, но если вы очень настаиваете, мы, конечно, его найдем и средства изыщем — откажемся от каких-то кружков“. И родители, если они уж не совсем фанатично верующие (а таких вообще не очень много), выберут эту самую этику», — пояснил Холмогоров.

По мнению эксперта, школа устроена таким образом, что доказать какую-то целенаправленную политику можно лишь «с цифрами на руках, с фактами, буквально с записью подобного выступления, которые никто никогда не записывает», и поэтому узнать, есть ли в Москве организованная тенденция к противостоянию изучению православия, доподлинно нельзя, хотя было бы, конечно, интересно".

В свою очередь православный священник диакон Андрей Кураев, автор учебника «Основы духовно-нравственной культуры народов России. Основы православной культуры», по которому в российских школах преподаются «Основы православия», убежден в том, что давление (пусть и в непрямой форме) существует.

«Вариантов масса, — поделился своими опасениями Кураев. — Поначалу вообще не сообщали родителям, что есть шесть возможностей, шесть модулей, говорили: „Или история религии, или светская этика“. Бывает и иначе: мол, весь класс должен выбрать один предмет, у нас все выбрали, а вы должны согласиться. Иногда православных родителей оповещают в последнюю очередь, говоря: „У нас было собрание, вот протокол, присоединяйтесь ко всем“. Или говорят, что учебники закуплены только по одному модулю, так что куда, мол, деваться».

Также священник рассказал о том, что согласно практике учителям оплачивают ведение одного модуля: «Если в школе созданы несколько групп, то бюджет школы допускает оплату одного урока, два других — пусть ведут бесплатно. Именно поэтому школе, чтобы не создавать конфликтов, выгодно, чтобы количество учебных групп равнялось количеству классов».

«Что касается подготовки педагогов, — объяснил Кураев, — мы понимаем всю сложность, поэтому не драматизируем и не скандализируем ситуацию. Церковь готова помогать советами, методической литературой, пожалуйста. Нас, к сожалению, очень редко привлекают».

Ситуацию с московскими школами Кураев считает логичной, потому что «в столице нет епархиальной структуры, епископ Московский — это патриарх, а его аппарат взаимодействует чаще всего с федеральными структурами»: «Возможно, есть у департамента образования какие-то свои интересы здесь, мне трудно судить».

http://vz.ru/society/2013/1/25/617 331.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru