Русская линия
Православие.RuСвященник Димитрий Шишкин23.01.2013 

Благословенные возможности

Как часто в своем нежелании жить сознательной духовной жизнью мы оправдываемся недостатком времени, занятостью, бытовыми заботами. Но ведь духовная жизнь не исчерпывается только обрядовой стороной.

Да, безусловно, важно ходить в храм, исповедоваться и причащаться, молиться дома и в церкви, читать Евангелие, соблюдать посты… Однако за всеми требованиями церковной жизни обязательно должна биться жилка жизни иной, подспудной, не противной всему названному, а связанной с ним теснейшим образом.

Эта непременная, внутренняя жизнь не ограничивается только временем исполнения всех необходимых и перечисленных правил и предписаний. Больше того, — эта жизнь не должна прекращаться никогда, независимо от того, где мы находимся и чем занимаемся.

Оставим на время в стороне внешние признаки и атрибуты «церковной жизни» и поговорим обо всём, что осталось за её «скобками». Но поговорим именно с точки зрения этой подспудной жизни, которая всей нашей обыденной внешней деятельности может и должна придавать особенный, сокровенный смысл.

В самых повседневных и «не выдающихся» обстоятельствах нашей жизни Господь непрестанно подает нам возможности для исполнения Его заповедей. И всё дело только в том, чтобы нам об этом помнить и эти благословенные возможности не упускать.

Вот, пропикал будильник утром. Вы пришли в сознание, но ещё не вполне проснулись, сонливость ещё владеет вами, никак не хочет отпускать… И всё, что маячит впереди в перспективе дня, кажется таким неподъемным, свинцовым, что просто невозможно поднять этот груз и куда-то потащить.

Но вы осените себя крестным знамением, исповедуя перед Богом решимость понести то, что приготовил вам наступающий день, выдохните от всего сердца: «Господи, благослови!», и — вставайте.

Вот скажите мне — трудно это? Да не трудно! Или не слишком трудно, но польза от этого молитвенного воздыхания большая, потому что день начнется с обращения к Богу, без Которого мы не можем творить ничего, но Который в помощники никому не навязывается, а только ждёт нас, откликается на первый сердечный призыв.

Ну ладно… понудили себя, переломили лень, встали с Божьей помощью и стали собираться, куда собираетесь обычно. Сколько у нас с самого утра дел, которые можно смело назвать «автоматическими» и… сколько же дури мы успеваем передумать в своей голове, пока занимаемся этими безотчетными делами! Ужас. Можно целую книгу написать о том, что думают, чувствуют и переживают люди за какой-нибудь час, собираясь на работу. Только вот нужна ли такая книга? Потому что, боюсь, она не будет образчиком благопристойности.

А ведь каждое утро у нас есть возможность вместо привычного бреда наполнить свой ум и сердце молитвой, живым общением с Богом. Пусть даже повторяя самые простые, но исполненные непостижимой глубины и смысла слова:

- Господи, Иисусе Христе, помилуй мя!

Скажите — это трудно: повторять про себя или вслух эту молитву, с памятованием о Боге, с сокрушенным обращением к Нему, пока мы умываемся, чистим зубы, готовим завтрак, одеваемся?.. Да не трудно, — опять же, в том смысле, что это милостью Божьей подвластно нам, и мы можем это делать, и это делание наполняет нашу, совершенно обыкновенную с внешней стороны, жизнь иным, особенным содержанием.

Но вот тут как раз и начинается самое интересное — путешествие с приключением, не выходя из ванной и кухни, не выбираясь из тапочек и халата. Потому что, как только вы начнете со вниманием и настойчивостью, с осознанием предстояния своего перед Богом, повторять те самые простые слова молитвы, тут же увидите, как со всех сторон полезут в душу, быть может, не замечаемые раньше, но «свои», домашние монстры: помыслы гордыни… блуда… сребролюбия… зависти… гнева… Полезут настырно, с внутренними яркими образами, воспоминаниями и ощущениями. Непременно полезут, возмущаясь и ополчаясь на душу за то, что их привычное место заняла нежданная гостья — молитва.

И вот из этого «нашествия иноплеменников» каждый может узнать, кто является его действительными, а не мнимыми врагами. С какими именно страстями ему предстоит бороться. А узнав, может посредством всё той же молитвы противостоять им, обращаясь за помощью к Господу. И вот это будет уже начало действительно духовной жизни. Потому что содержание её именно в том и состоит, чтобы противостоять злу в себе, не принимать, не соглашаться с ним и, напротив, всеми силами души стремится соединиться, сочетаться с Господом — единственным подателем добра и света, и радости.

Здесь только важно одно, но принципиальное условие. Эта молитва, о которой мы говорили, имеет смысл только тогда, когда произносится пусть даже и беззвучно, но со вниманием и с сокрушенным смирением. То есть это не как какая-то «православная мантра», а именно средство покаянного, смиренного обращения к Богу. Вот это условие — сердечного сокрушения, покаяния — обязательное: мы знаем из Писания, что сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. (Пс. 50).

Дальше — больше. Как бы мы ни были заняты на работе, какие бы у нас ни были «горячие дни», всегда и неизбежно случаются неожиданные остановки, которые вызывают обыкновенно у человека досаду, но с которыми он решительно ничего не может поделать. Словом, бывают моменты в течение дня, когда вы просто вынуждены ждать: в очереди… в транспорте… в пробках… пока собеседник ваш отлучился на минуту, но исчез на полчаса…

И вот у каждого из нас есть шанс за этой «досадной случайностью» и «недоразумением» разглядеть дарованную нам благословенную возможность остановиться. Не только внешне, но и внутренне. Перестать бежать, лететь куда-то в своем внутреннем устремлении, ложно представляющем нам, что цель находится где-то там — впереди. Потому что если в житейском смысле это может быть действительно так, то в духовном смысле наша главная цель всегда с нами, она всегда здесь и сейчас. Эта цель — освящение нашей жизни, стяжание, приобретение благодати Святого Духа и главные средства к этому: молитва, живое предстояние перед Богом и исполнение Его заповедей.

Ну, в самом деле, что мешает нам во время вынужденного ожидания внимательно и кротко молиться Богу. Молиться о том, чтобы Господь просветил нас, чтобы направил наши пути ко благу, чтобы даровал терпение, смирение и любовь, без которых христианская жизнь невозможна. И обо всем этом можно молиться, повторяя про себя всё те же простые слова: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя!»

А сколько возможностей предоставляет нам повседневная жизнь для исполнения Христовых заповедей?! «Вы друзья мои, если исполняете то, что Я заповедую вам» (Ин. 15, 14), говорит Господь. И только от нас зависит, как мы используем тот или иной момент, то или иное обстоятельство: с пользой для своей души или во вред. И всё, что нужно для того, чтобы приобрести духовную пользу, — это быть внимательным именно с точки зрения духовной, оценивать всё происходящее с нами с точки зрения православной веры.

Одна из главных заповедей Господа — это заповедь смирения. Сам Господь говорит, обращаясь к нам: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф.11, 29). Без смирения, говорят святые отцы, любая добродетель теряет смысл. Но как же этому смирению научиться?

Сколько раз и даже в течение одного дня мы оказываемся в таких обстоятельствах, когда сами перед собой или другими людьми предстаем в уничиженном и беспомощном виде, вопреки недавнему и, казалось бы, вполне основательному о себе мнению… когда слова или поступки других людей идут вразрез с нашими планами, пожеланиями и надеждами…

Будем знать, что когда что-то случается не так, как нам хотелось бы, и в сердце появляется острая горечь разочарования, досада и пустота, это и есть момент посещения Божьего.

И вместо досады, ропота, тоски и раздражения, скрепя сердце, пусть даже через силу, но станем благодарить Господа за преподаваемый нам урок, терпеливо испивая его горечь до дна.

Будем внимательны к обстоятельствам, и если они складываются так, что мы оказываемся в униженном, беспомощном состоянии, будем принимать эти обстоятельства с кротостью и без ропота, как преподаваемую от Бога возможность к приобретению смирения. Потому что, по-видимому, иначе как посредством уничижения (добровольного ли или невольного) нам научиться смирению невозможно.

Почему же смирение, часто связанное со многими неприятными для нас переживаниями, мы считаем великим даром Божиим? Да именно потому, что в смиряющих нас обстоятельствах мы видим свое действительное положение перед Богом и людьми, подлинно осознаём, что без Бога мы не можем творить ничего. И видим не умственно только, а всем своим существом познаём эту истину глубоко и опытно. Как бы все дороги открыты, все пути — бери и делай, будь, стань, создай… А человек видит отчётливо, что ничего он сделать не может… Или то, что он делает, получается неказисто и худо, не так, как планировалось и хотелось. И вот это состояние собственной немощи очень и очень важно и ценно, потому, что научает человека искренне, а не по привычке только просить Господа о помощи… о вразумлении… о посещении, без которого жизнь становится пустой и бессмысленной.

И Господь по милости Своей не замедляет явиться. Иногда это бывает сразу, а иногда не вдруг, но не потому, что Господь не слышит отчаянных просьб беспомощного человека, а только потому, что хочет, чтобы урок действительного смирения запечатлелся в его душе основательно и твёрдо.

На самом деле всякие уничижающие нас обстоятельства, начиная с грубого слова и заканчивая крушением великих надежд, могут принести нам величайшую пользу, — если только мы научимся не отвергать их, а принимать с благодарностью, как великий дар Божественной благодати, как уроки, обнаруживающие истинное наше положение и развеивающие всякие прелестные мнения о себе.

Но если мы на резкое слово отвечаем резкостью, если в случае неудачи гневаемся и негодуем, если, ощутив свою беспомощность, впадаем в уныние — это значит, мы что отвергаем благословляющую десницу Господа. И тогда и горечь уничижения никуда не уходит, и плодов смирения, великой радости и утешения мы не найдем, потому что собственно смирения — нашего личного приятия уничижающих обстоятельств — мы не проявили. А без участия человека, без сознательного приятия благодати спасение невозможно.

Не случайно говорится, что сила Божия в немощи совершается. Это истинно так, и каждому из нас Господь ежедневно предоставляет возможность испытать действие этой истины на себе. Только бы мы не отвергали эти благословенные уроки, только бы мы принимали добровольно и с радостью горькие, но полезные лекарства, необходимые для нашего духовного исцеления.

Но не будем забывать, что высшая заповедь, с которой неразрывно связаны и все остальные — это заповедь любви, во-первых к Богу, а затем и к человеку. Не к человеку «вообще», потому что, как точно когда-то заметил Ф. М. Достоевский, «любить общечеловека — значит наверно уж презирать, а подчас и ненавидеть стоящего подле себя настоящего человека», а человека конкретного, настоящего и живого, того, кого послал нам Господь в тот или иной момент жизни.

И началом любви, несомненно, может служить стремление смиренно и кротко переносить странности, нелепости, досадные черты чужого характера. Переносить именно ради Христа, ради исполнения Его заповеди. Переносить терпеливо, но и с горячей, пусть и трудно рождаемой просьбой о даровании любви к «неудобному», «вредному» и «невозможному» человеку. А ведь только это и есть путь христианский — путь терпения и любви, приобретение которой связано с крайними подчас усилиями воли, с крайним понуждением себя на добро и с крайне напряженной, горячей молитвой к Богу.

Для исполнения всех заповедей, для стяжания смирения, терпения и любви на всякий день и час предоставляет нам Господь благословенные возможности. И если мы будем стараться сознательно эти возможности использовать, то, конечно, и Господь не оставит нас своей благодатью, укрепит и вразумит, и введёт нас в то Царствие Небесное, наследниками которого мы все призваны быть.

http://www.pravoslavie.ru/put/58 869.htm

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru