Русская линия
Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев Владимир Осипов02.12.2004 

По поводу одной публикации в «Русском Вестнике»
Выступление главы Союза «Христианское Возрождение» В.Н. Осипова на ежегодной конференции Союза Православных Братств, проходившей 22 ноября 2004 года в Москве в здании Союза Писателей России. Одобрено и утверждено решением конференции СПБ.

В газете «Русский Вестник» (N23 за 2004 год) опубликована заметка «Цареубийство и покаяние» за подписью «Участники конференции „Православие и Россия в свете Апокалипсиса“. Речь идет о конференции, состоявшейся в Москве 1 октября 2004 года. В заметке вновь ставится вопрос о грехе русского народа в ЦАРЕУБИЙСТВЕ. Действительно, эта проблема была поднята на данной конференции. Выступивший с ее трибуны председатель Союза Православных Братств Л.Д. Симонович-Никшич, признавший грех наших прадедов в богоотступничестве, цареотступничестве и ПОПУЩЕНИИ цареубийства, отверг обвинение русского народа в совершении самого ритуального убиения Божьего Помазанника. Л.Д. Симонович-Никшич призвал собравшихся поддержать его точку зрения вставанием, и весь зал встал. Весь, за исключением 6 (шести) человек. И вот теперь эти 6 человек высказывают свое мнение в „Русском Вестнике“ как якобы мнение не шести лиц, а ВСЕХ „участников конференции“, то ес_cестном Соборе о Царственных узниках. Трудно было многим законопослушным людям стоять за монархию, которую попрали архиереи.
Архиепископ Серафим (Соболев), пастырь глубокой прозорливости, писал о самом тяжком грехе, в котором „повинны русские люди или активно, или пассивно“. Мы имеем в виду грех БУНТАРСТВА против самодержавной власти царя — Помазанника Божьего» (Архиепископ Серафим Соболев «Русская идеология», Джорданвилль, 1987 г., стр. 8). И далее: «Этот грех является крайне тяжким, ибо он есть следствие отступления русского народа от православной веры, от Церкви и от совести». Вот совершенно точные слова. Не потому ли нас и хотят отвести, «дистанцировать» от покаяния в этом главном и подлинном грехе, грехе бунтарства против Самодержавия, чтобы мы в эпоху антихристовой глобализации смирились с космополитической республикой и господствующим антимонархическим правосознанием. В заметке в «Русском Вестнике» цитируются и такие иерархи, которые явно не в восторге от идеи возрождения Самодержавия. Но и на них «опираются» авторы публикации. Либерально-еврейская «Независимая газета» в номере от 18 мая 2000 г. по поводу наших споров радостно щебетала: «В смерти императора виновен русский народ». Они-то сразу оценили услугу тотальных покаянщиков. Еще бы. Сняли вину с другого народа, исповедующего ненависть к Иисусу Христу и национально-монархической государственности «гоев». И попутно — сняли вину с русских предателей, с братьев по ложе, с либеральной интеллигенции и прозападной аристократии. А народ, который, за исключением черни, подонков, за исключением 0,1% населения, по Солоневичу, в массе своей продолжал верить в Бога и тайно почитать Царя, е антинародные силы, которые учинили расправу над Божьим Помазанником Павлом Первым, через четверть века подняли преступный мятеж против Императора Николая Первого, намереваясь расчленить Россию, провозгласить масонскую республику и развязать кровавый террор против народа. О.А. Платонов свидетельствует: «Но отрицание национальной русской культуры именем европейской цивилизации продолжалось весь 19 век. Именно поэтому в глазах народа многие представители русской интеллигенции, как и дворяне, представлялись народу вроде иностранцев, „немцев“. Народ продолжал жить своим укладом, следовал своим традициям, обычаям и идеалам, а интеллигенция существовала в своем узком, оторванном от жизни, „сектантском“ мирке». И далее: «Западной экспансии в России противостоял прежде всего простой народ (в основном крестьянство) и часть священства и купечества» («Святая Русь. Русское мировоззрение» под ред. О.А. Платонова, Москва, 2003 г., стр. 686, 688). Духовные наследники декабристов, так называемые «народники» шли в народ, подбивая его на борьбу с православной монархией во имя химеры социализма. Однако народ сдавал нигилистов в полицию. А вот «чистая публика» в лице либералов, этих «тихих» сокрушителей трона и алтаря, аплодировала революционерам, обеспечивая им моральный и финансовый тыл. Трагедия России заключалась в том, что ее «голова» в виде значительной части интеллигенции действовала против «тела», т. е. против собственного народа, упорно не поддававшегося агитации безбожных непрошенных «наставников». Теперь нас хотят уверить, что якобы весь народ ратовал за свержение монархии.
В разгар Отечественной войны с Германией и Австро-Венгрией в Государственной Думе возник антимонархический «Прогрессивный блок», который, раздувая гнусную клевету в адрес Царя, Его Семьи и преданных Им лиц, одновременно готовил государственный переворот. На деньги Германского Генерального Штаба (теперь это доказано документально) были инспирированы массовые беспорядки в Петрограде в феврале 1917 г., воспользовавшись которыми, генералы, изменившие присяге, при поддержке омасоненной Думы свергли Божьего Помазанника. Действительно, чернь в Петрограде ликовала. В каждом народе есть сорняки, иногда их до 5% населения. Но эта деклассированная шпана не может называться народом. Блестяще раскрыл это выдающийся русский мыслитель И.Л. Солоневич в «Приложении к „Белой империи“, раздел „Инстинкт грабежа и убийства“, доказав, что революционных убийц, воров и грабителей в русском народе в феврале-октябре 1917 г. оказалось 0,1% населения (даже не 5%). „Крестьянская масса за большевиками не пошла“ (И. Солоневич. „Белая империя“, Москва, 1997 г., стр. 156). В феврале-марте 1917 г. бунтовал один Петроград с предместьями (включая Кронштадт). Вся огромная Россия молчала в скорбном недоумении. К сожалению, роковую роль сыграло отступническое Заявление Святейшего Синода от 8 марта 1917 г., одобрившего государственный переворот, свержение Царя и благословившего на новые „подвиги“ масонское антихристово Временное правительство. До сих пор грех цареотступничества наших владык от Царя ими не раскаян. А ведь так называемое „сергианство“ родилось не в 1927 году, а в марте 1917-го. Святитель Иоанн (Максимович) в самом деле говорил, что народ допустил „Его (Царя) унижение, арест и ссылку“. С благословения Святейшего Синода, увы. Народные пастыри благословили Временное правительство, в том числе и на то самое „унижение, арест и ссылку“, и не вспомнили на Поместном Соборе о Царственных узниках. Трудно было многим законопослушным людям стоять за монархию, которую попрали архиереи.
Архиепископ Серафим (Соболев), пастырь глубокой прозорливости, писал о самом тяжком грехе, в котором „повинны русские люди или активно, или пассивно“. Мы имеем в виду грех БУНТАРСТВА против самодержавной власти царя — Помазанника Божьего» (Архиепископ Серафим Соболев «Русская идеология», Джорданвилль, 1987 г., стр. 8). И далее: «Этот грех является крайне тяжким, ибо он есть следствие отступления русского народа от православной веры, от Церкви и от совести». Вот совершенно точные слова. Не потому ли нас и хотят отвести, «дистанцировать» от покаяния в этом главном и подлинном грехе, грехе бунтарства против Самодержавия, чтобы мы в эпоху антихристовой глобализации смирились с космополитической республикой и господствующим антимонархическим правосознанием. В заметке в «Русском Вестнике» цитируются и такие иерархи, которые явно не в восторге от идеи возрождения Самодержавия. Но и на них «опираются» авторы публикации. Либерально-еврейская «Независимая газета» в номере от 18 мая 2000 г. по поводу наших споров радостно щебетала: «В смерти императора виновен русский народ». Они-то сразу оценили услугу тотальных покаянщиков. Еще бы. Сняли вину с другого народа, исповедующего ненависть к Иисусу Христу и национально-монархической государственности «гоев». И попутно — сняли вину с русских предателей, с братьев по ложе, с либеральной интеллигенции и прозападной аристократии. А народ, который, за исключением черни, подонков, за исключением 0,1% населения, по Солоневичу, в массе своей продолжал верить в Бога и тайно почитать Царя, — народ, дескать, во всем и виновен. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн говорил, что народ — это «дитя». Но на это «дитя» обрушился весь страшный террор красных талмудистов. Террор, который теперь выглядит, с учетом греха цареубийства, как бы и оправданным. И.Л. Солоневич напоминает: «И все-таки основная масса русского народа сочувствовала белым, а не красным» (И. Солоневич, там же, стр. 241−243). Эта народная масса сочувствовала бы и монархистам, да вот беда: вожди белых отстаивали «идеалы» Февраля и Учредительного собрания. Только часть белых на исходе гражданской войны, в 1922 г., в Приморье выступила за монархию, и народ тотчас поддержал их. Иван Солоневич приводит поучительный эпизод из своей жизни. Однажды, осенью 1932 г., в Сормово он наткнулся на гнусный плакат — карикатуру в адрес Императора Николая Второго. Не успел он толком рассмотреть непотребщину, как сзади подошли четверо рабочих и, приняв Солоневича за офицера, изменившего Царю, «едва не избили его за «измену». Они явно сочувствовали убитому Государю. (И. Солоневич, там же, стр. 241−243). Подобные факты и наблюдения автор отмечает неоднократно. Не даром даже в 1937 году значительная часть населения СССР не побоялась указать при переписи свое православное вероисповедание.
Подчеркивание греха русского народа в ритуальном цареубийстве имеет многоплановый характер:
Во-первых, это снятие вины с талмудического иудаизма, представители которого даже оставили соответствующие надписи в подвале Ипатьевского дома.
Во-вторых, это снятие вины с дворянства, интеллигенции, генералитета, Синода.
В-третьих, это ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ ВНИМАНИЯ с греха бунтарства против Самодержавия. Это увод русских людей от убеждения в необходимости восстановления монархии.
В-четвертых, это моральное разоружение русского народа. Как учит великий русский философ И.А. Ильин, силой, способной противостоять монстру мировой антихристовой плутократии, есть сила христианского национализма. Именно погасить или обесточить русский христианский национализм, русское сопротивление злу силою призвано покаяние в ничем несмываемом грехе, которым, кстати, сыны тьмы оправдывают непрекращающийся по сей день геноцид русского народа, развязанный в феврале-октябре 1917 года.
Покаяние в грехах наших предков — в богоотступничестве, цареотступничестве и попущении цареубийства, в чем, безусловно, надо каяться, — это покаяние должно быть ДЕЙСТВЕННЫМ. Подлинное покаяние заключается в безоговорочном осуждении Февральского переворота 1917 г., осуждении цареборческой ереси и в конкретной практической деятельности по восстановлению Самодержавия в России. Как сказала Татьяна Миронова, мы покаемся. Но покаемся так, что сынам погибели мало не покажется.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru