Русская линия
День (Киев) Тарас Чухлиб23.07.2004 

«Казацкий король» Ян III Собесский


В последней четверти ХVII века один из самых известных польских королей Ян III Собесский (1674 — 1696) делал все возможное для воплощения в жизнь главной цели своих внешнеполитических стремлений, а именно — отвоевывания Правобережной Украины у Османской империи, что дало бы возможность улучшить положение Польско- Литовского государства за счет экономического и военного потенциала украинских земель. Не последнюю роль в планах королевского правительства в отношении Правобережья играло украинское казачество, ведь в источниках тех времен Украина значилась не иначе как «казацкая земля» («Ucraina terra Cosaccorum»).

5 июня 1674 г. во время элекционных торжеств новый король Речи Посполитой Ян III Собесский клянется на соглашении со шляхтой, обязуясь соблюдать предыдущие мирные договора и трактаты с монархами зарубежных стран только с одной оговоркой, которая касалась королевского обещания вернуть «потерянные земли Украины и Подолья». Было указано, что король должен отвоевать правобережную часть украинских земель у турецкого султана, а по поводу принадлежности Левобережной Украины — проводить переговоры с московским царем. По утверждениям многих отечественных и зарубежных историков, в то время Правобережная Украина стала ключевым звеном в отношениях между Речью Посполитой, Московским государством, Османской империей и зависимым от них Крымским ханством, а для каждой из этих стран овладение terra Cosaccorum было главной внешнеполитической задачей. Восточноевропейская политика Яна III Собесского в отношении Украины, учитывая существование трех политических центров на территории когда-то унитарного Украинского гетманата (Левобережье, Правобережье, Запорожье), была многоплановой и предполагала поливариантную специфику украинского государственно-политического строя.

«При ком казаки, при том и остается и Украина», — именно таким принципом (а это были его слова) руководствовался в течение всего периода своего правления польский король. Еще будучи на должности великого коронного гетмана в 1667 — 1674 гг., Я. Собесский проявил себя политиком, который хорошо разбирается в «украинско-казацкой» проблеме. Его умелая политическая и военная борьба за право обладания Правобережной Украиной с гетманом П. Дорошенко и султаном Мехмедом IV наряду с другими стала одной из главных причин избрания Собесского на королевский трон Речи Посполитой. «Гетман П. Дорошенко, возглавивший Правобережную Украину, постановил сделать независимым целый край и от Польши, и от России, а выход искать в турецкой протекции», — отмечал известный польский историк З. Вуйцик во втором томе «Истории польской дипломатии».

В феврале 1675 г. после того как по Украине и Польше распространился слух (он оказался ложным и, возможно, был инспирирован самим польским правительством) о смерти П. Дорошенко, король издал универсал ко всем сословиям украинского общества. В нем он изложил собственное видение причин упадка Правобережной Украины: «Должен признать, что это труп надоевший, а не Украина, ведь наверняка не такая, какую от предков своих взяли. Кто же на ней вымер, если не народ русский? Что горело, если не города славные? Что дымом пошло, если не церкви и дома Божьи? Чьи гробы и могилы, если не родителей или детей ваших, ни за что погубленных? Чья осталась пустыня, если не загнанных, как быдло, в неволю душ христианских?». Поэтому королевское правительство призывало украинцев вернуться под протекцию польского монарха, который, в свою очередь, обещал забыть об их прежней «измене». Правобережному казачеству позволялось избрать нового гетмана, который должен был утверждаться королем. Несмотря на то, что П. Дорошенко продолжал властвовать на Правобережной Украине, Ян III Собесский в апреле 1675 г. назначил наказным гетманом казачества Подольского и Могилевского полков полковника Е. Гоголя. Это назначение стало элементом борьбы с непокорным Дорошенко. Раскалывая казацкую организацию на два лагеря, польская власть тем самым значительно ослабляла ее государственный потенциал.

Вместе с тем были и другие причины формирования королевским правительством покорного собственным нуждам казачества. 11 декабря 1676 г. австрийский посол в Турции И. Киндсберг сообщал в Вену, что новоизбранный польский король хочет с помощью украинских казаков и крымских татар ввести в Речи Посполитой абсолютистский режим и сделать свое королевство наследным для рода Собесских. Конечно, это были только предположения дипломатического деятеля, хотя аналогичные обвинения выдвигались против Яна III Собеского и в последующие годы.

С конца 60-х годов ХVII века серьезным геополитическим соперником Польши в восточноевропейском регионе становится Османская империя. «Речь Посполитая сама не выстоит без самопалов казацких», она «не может отражать такого могущественного врага одним лишь наемным войском», «король все сделает для казаков, чтобы они пошли под его руку» — подобные высказывания были типичными для представителей тогдашней политической элиты Короны Польской. При этом господствующие круги Польско-Литовского государства проявляли хорошую осведомленность в отношениях между королями и казачеством столетней давности. «Затянул Стефан Баторий 6000 казаков запорожских, а было их за Днепром 40 000; а тем 6000 дал Трахтемиров, чтобы имели там пушки, порядки и привилегии свои даровал им там, все земли от Трахтемирова… и позволил им выбирать гетмана; чтобы с татарами воевали…», -вспоминал черниговский воевода С. Беневский в 1675 году о событиях конца ХVI века. Такие настроения польской шляхты указывали на ее стремление вернуться к тем правовым нормам, которые существовали во взаимоотношениях между украинским казачеством и королевскими правительствами перед Хмельнитчиной.

О том, какое большое значение в то время придавала Украине польская элита, свидетельствуют многие факты, в том числе и в искусстве. Показательна картина французского художника «Въезд Яна III на коронацию в Краков» («Апофеоз Яна III»), датированная 1675 г. На ней изображено приближение польского короля к Вавельскому замку, перед которым аллегорически, в виде танцующих девушек, изображены Польша, Литва и Украина и подпись — Invicto Avgusto Ioanni III Regi Poloniae magno duci Lithuaniae, Ukrainae, etc. Также Украина в образе девушки, освобожденной от турок, рядом с «Венгрией», «Хорватией» и «Венецией», была изображена на другой картине неизвестного художника, посвященной победе польского короля над османскими войсками под Веной.

В конце февраля 1676 г. Ян III Собесский пригласил наказного правобережного гетмана Е. Гоголя на свои коронационные торжества в Варшаву. При королевском содействии нобилитируется значительная часть казацкой старшины, а сеймы 1676 и 1677 гг. принимают отдельные постановления о казацкой организации Правобережной Украины. По решениям сейма, казакам предоставлялось право размещаться в Дымерском старостве (Полесье), а также выплачивались определенные суммы из коронной казны. Учитывая военные планы польского руководства, наказной гетман должен был сформировать четырехтысячное войско для борьбы с турецкой армией.

После заключения Журавненского перемирия 1676 г. политическая ситуация на Правобережье претерпела изменения. В соответствии с этим королевское правительство вынуждено было сместить некоторые акценты в своих мерах по подчинению украинских земель. Центральным вопросом для польской власти становится проблема нейтрализации деятельности Ю. Хмельницкого, который с середины 1677 г. начал утверждать княжескую власть на землях Брацлавщины и Южной Киевщины. В первую очередь Ян III Собесский официально обратился к турецкому правительству с просьбой, чтобы Хмельницкий не использовал титул «князя Малой Руси — Украины».

Вскоре Ян III Собесский, учитывая, что турецкая сторона, по сути, проигнорировала дипломатические ноты Речи Посполитой, меняет тактику. По его личному поручению на Правобережную Украину со специальной миссией выехал львовский митрополит И. Шумлянский. Украинский священник получил задание уговорить Ю. Хмельницкого перейти под протекцию польского короля. Московские послы в Варшаве сообщали, что король обещал «турецкому» гетману в случае перехода на его сторону сохранить княжеский титул. Украине предполагалось предоставить равные политические права с Короной Польской и Великим княжеством Литовским. Также монарх заверил Юрия Хмельницкого в том, что не будет преследовать православную веру. Однако эта акция варшавского двора была только ловким дипломатическим ходом, а потому не имела успеха и лишь ухудшила польско- турецкие отношения.

Известие о передаче «турецкой» части правобережных земель под управление молдавскому господарю Ю. Дуке вызвало большое беспокойство варшавских кругов. В инструкции королевскому послу в Москве от 14 октября 1681 г. указывалось, что «Украина казакам принадлежать должна была, из-за чего на глаз видно, что бусурманы хотят все славянские народы завоевать, а потом и целую Европу». Из этих слов становится понятной и большая роль, которую отводил польский монарх Правобережной Украине и ее казацкому строю в восточноевропейском геополитическом пространстве. В том же году депутаты вального сейма упрекали своего короля, что он часто принимает казацкие посольства и не доводит до их ведома содержание переговоров. Выступая на одном из заседаний сейма, Ян III Собесский напомнил депутатам, для чего Речи Посполитой нужно поддерживать связи с украинскими казаками и для примера обратился к освещению событий Хотинской битвы 1621 г., «…когда было 40 000 казаков, а польского и литовского войска — 60 000».

Вскоре Ян III Собесский снова и снова заявляет о том, что в соответствии с Бучачским, Журавненским и Константинопольским (ратифицированными в 1678 г. в Константинополе журавненскими статьями) договорами Украина должна принадлежать казакам («Ukraina Cosacis cedat»). Об этом читаем в его письмах великому литовскому князю М. Радзивиллу, а также белоцерковскому коменданту Раппе. В последнем, датированном 2 сентября 1682 г., говорится: «В трактате под Бучачем записано, что Украина казакам принадлежать должна (самим, а не кому другому), что специально подтвердили под Журавном, как и в Константинополе». Именно поэтому, по мнению польского правительства, Порта не имела права вмешиваться в дела Украины, поскольку сама отдала ее казацким гетманам. Но в данном случае король имел в виду тех казаков, которые находились сначала под руководством наказного гетмана Е. Гоголя, а потом «старших» О. Урбановича, К. Ласки, Мирона и были подвластны Польше. Итак, по логике короля Речи Посполитой, Правобережье должно было принадлежать ему.

Предчувствуя неизбежную войну с Османской империей, Ян III Собесский активизирует свои действия в решении «казацкого вопроса». В июле 1682 г. в Дымер, где в то время базировались главные силы правобережного казачества, выступает нобилитированный казацкий полковник В. Искрицкий, который раньше некоторое время проходил службу при королевском дворе. Он должен был агитировать казаков, которые после смерти Е. Гоголя в 1679 г. более трех лет не имели гетмана, чтобы они собрались на свою раду и решили вопрос возможной помощи польскому монарху в борьбе против «бусурманов». За это король обещал восстановить все «старинные вольности и привилегии», позаботиться о равноправии православной веры и тому подобное. Такие же обещания вез Белоцерковскому казачеству священник Заремба. В этих инструкциях не упоминалось о том, что Правобережьем должен управлять украинский гетман, и не выдвигались планы восстановления автономии Украины. Польские историки отмечали, что Ян III Собесский в это время не предложил даже какой-то план автономии Украины, не говоря о возможном решении «украинского вопроса» на основе положений Гадячского трактата 1658 г.

Кроме того, митрополит И. Шумлянский по договоренности с Яном III Собесским выслал с тайными письмами на Левобережную Украину монахов Ф. Храпкевича и И. Зарудного, которые имели задание агитировать казаков левобережных полков переходить на службу к польскому королю. В частности, в этих универсалах говорилось, что Речь Посполитая уступила туркам часть Правобережья только с целью удержания Украины под казацкой властью, а Москва не может властвовать над правобережными украинскими землями, поскольку отдала их султану. Также отмечалось, что левобережный гетман И. Самойлович пытается уничтожить правобережное казачество, а король их «с детства любит» и всегда будет защищать. Чтобы перетянуть левобережных казаков на свою сторону, Ян III Собесский обещал сохранить права православного духовенства, не допустить ущемлений польской шляхтой посполитых крестьян. Кстати, угроза распространения власти левобережного гетмана на Правобережную Украину также была одной из причин реанимационных политических мероприятий польского короля по отношению к правобережному казачеству.

Несмотря на сопротивление гетмана Левобережной Украины, универсалы польского короля находили отклик среди казаков Заднепровья, которые переходили на правый берег Днепра. Пополнив свои ряды, правобережное казачество смогло выдвинуть собственную кандидатуру на гетманскую должность. Летом 1683 г. Ян III Собесский утвердил правобережным гетманом бывшего военного товарища Войска Запорожского, немировского старосту С. Куницкого, который, согласно королевскому приказу, предпринял зимой 1683 — 1684 гг. поход на турецкие-татарские владения в Молдавии, Буджацкую и Белгородскую орды. Эта военная операция стала одним из эпизодов совместного проекта борьбы правительств европейских стран против распространения турецкого влияния на «христианский мир» Центральной и Восточной Европы. Но вместе с тем, польский король пытался воспользоваться успехами казацких войск в русле собственной внешней политики.

Одновременно Ян III Собесский применяет военный потенциал казацких полков в битве европейских армий с турецким войском под Веной, особенно в «послевенском» победном походе и битвах под Парканами, Остригомом, Шециным в Словакии и Венгрии (сентябрь — декабрь, 1683 г.) и вытеснении войск Османской империи с этой части Европы.

Чтобы иметь представление о потенциале казацких подразделений, их количестве и возможности финансирования, король инициировал составление отдельных компутов (реестров) правобережного Войска Запорожского. Нам известны списки 1683, 1689, 1694, 1695 гг. Предоставление казакам Правобережной Украины определенных денежных сумм подтверждали «Ординации плат». Во время гетманствования С. Куницкого в 1683 г. были проведены две крупные выплаты из государственной казны Речи Посполитой и одна — при посредничестве польского правительства от Папы Римского.

«Нужно благодарить Бога, что казаки взяли деньги и служили нам», — неоднократно заявлял польский монарх в течение своего правления. Именно в конце 1683 г. король приказал изготовить булаву и печать с «гербом старожитным Украины» (это был известный образ пешего казака с мушкетом) для вручения ее правобережному гетману С. Куницкому. Впоследствии эти королевские клейноды перешли к его преемнику А. Могиле. После смерти последнего они попали в руки коронного гетмана С. Яблоновского, но вскоре король приказал вручить их назначенному в 1689 г. гетману Гришко (Г. Ивановичу).

Проблемы внутреннего характера, экономический упадок Речи Посполитой в последней четверти XVII в. вынуждали ее правительство искать экстенсивные пути для своего развития, подчиняя своей власти новые территории. Вынашивая планы завоевания дунайских княжеств (Молдавии, Валахии), а также Трансильвании, польский король наряду с вопросами экономического характера пытался использовать победу в будущих битвах для укрепления собственной власти, основании династической традиции в управлении Речью Посполитой. Но финансовый кризис в Польше не позволял содержать большое и боеспособное польское войско. Поэтому уже в который раз польская власть обращается за помощью к казачеству, которое довольствовалось меньшей оплатой своих услуг, чем коронная армия или наемники из других стран.

Правительство Речи Посполитой понимало, что вопрос успешной вербовки казацких полков прочно связан с правовым решением проблемы предоставления территории для казацкой организации Правобережной Украины. В начале 1684 г. король в своем универсале к правобережному казачеству позволил ему колонизировать украинские земли, которые были истреблены предыдущими войнами, при условии признания «протекции нашей и Речи Посполитой». Несколько позже Ян III Собесский конкретизирует свои слова, предоставляя казачеству право располагаться в пределах территории «…возле Корсуня, возле Черкасс, возле Чигирина, возле Лысянки, над Тясмином, над Тикичем и возле Умани». Намерения польских правительственных кругов колонизировать Правобережную Украину в данный период совпадали со стремлением казачества освоить потерянные раньше «дидычные» земли. Вместе с тем королевские универсалы не раскрывали механизм взаимоотношений казацкой администрации с местной властью, что привело к значительным недоразумениям между украинцами и поляками в последующие годы.

Земли для формирования казацких полков предоставлялись главным образом в границах королевщин. На Киевщине к ним, в частности, принадлежали Белоцерковское, Богуславское, Черкасское, Каневское, Овручское, Переяславское староства, на Брацлавщине — Винницкое, Брацлавское и Житомирское. Итак, король имел в собственности земли, которые во второй половине 40-х — в начале 70-х гг. XVII в., составляли сердцевину полково-сотенного уклада Украинского казацкого государства. Но после уничтожения ее институтов в борьбе с П. Дорошенко королевское правительство не могло эффективно управлять этими землями. Именно поэтому они передаются для заселения казацким полковникам с определенными административными правами и возможностью собирать некоторые налоги с местного населения. Наряду с королевщинами существовали магнатско-шляхетские земельные владения, что приводило к постоянным конфликтам между шляхтой и казаками. Кроме того, казаки имели право располагаться в бывших владениях католического духовенства, опустошенных во время революционных событий середины XVII в. (так, например, г. Фастов, где разместил свою резиденцию казацкий полковник С. Палий, принадлежал Киевскому бискупу А. Залусскому).

Призывы короля привлекали на земли правобережного Поднепровья тысячи людей с Левобережной Украины, Волыни, Запорожской Сечи и даже Молдавии и Валахии. На сенатской комиссии в декабре 1684 г. Ян III Собесский требовал не мешать ему проводить политику скорейшего «затягивания» казацкого войска. На вальном сейме в 1685 г. король выступил инициатором принятия специальной конституции в отношении казачества Правобережной Украины, где подтверждалось их право на владение поднепровскими землями. Кроме того, новоизбранному гетману Войска Запорожского А. Могиле позволялось право выдавать «припов¦дн¦» письма на формирование новых полков казацкой старшины (до этого они выдавались только польской шляхте).

Такая политика королевского двора принесла свои результаты. Осенью 1685 г. значительные казацкие силы во главе с гетманом Могилой, полковниками С. Палием, А. Абазином, З. Искрой и Гришко (около 3000 чел.) участвовали в молдавском походе польских войск под руководством С. Яблоновского. В сентябре, переправившись через р. Прут, войска Яблоновского подошли к с. Боян. Здесь был организован оборонительный лагерь, состоявший из 13-тысячного польского войска, 3-х тысяч украинских казаков и 2-х тысяч литовцев.

В следующем году украинские полки успешно блокировали турецко-татарские отряды в районе Каменец-Подольского во время нового похода польской армии на Молдавское княжество. Во второй половине 1686 г. казацкие полки Правобережной Украины (всего около 2500 человек) принимали активное участие в очередном наступлении армии Речи Посполитой, которое возглавлял признанный в Европе «победитель Вены» Ян III Собесский. Части украинского казачества входили в состав 36-тысячного польского войска. «Его Королевская Милость, осуществляя свои славные планы, хочет отомстить за пролитую кровь предков и народа своего, решил вытеснить татар из Буджака и дойти до Черного моря… постановил завтра двинуться на Бессарабию…» — подтверждал 5 августа того же года планы правительства Речи Посполитой посол Венеции в Польше Альберт. Несмотря на то, что армия польского короля не одержала в этом походе убедительных побед над турками и татарами, казацкие полки Правобережной Украины отличились своим военным искусством во время локальных схваток с врагом. По подсчетам историков, в Молдавском походе 1686 г. погибло около трехсот казаков. Правобережное казачество активно участвовало и в последней попытке Речи Посполитой завоевать это дунайское княжество в 1691 г.

Королевское правительство также поддерживало проведение казацкими предводителями самостоятельных боевых операций против турок и татар. Для лучшего взаимодействия с Войском Запорожским Ян III Собесский назначил специального комиссара, который осуществлял посреднические управленческие функции между королем и казацкой старшиной. С 1683 по 1692 гг. эти обязанности выполнял хелмский каштелян С. Дружкевич, а впоследствии, с 1693 г. до 1699 гг. — региментарь Б. Вильга. Особые полномочия в отношении казачества Правобережной Украины были у великого коронного гетмана С. Яблоновского (1682 — 1702), который был одновременно Русским воеводой.

Король Ян III Собесский поддерживал прочные личные отношения с руководителями казацкой организации на Правобережье. Известны его послания гетманам С. Куницкому, А. Могиле, Гришко, Самусю, полковникам С. Палию, Д. Федоровичу и других представителей правобережной старшины. Вот, например, что писал польский монарх одному из полковников в письме от 16 апреля 1689 г. со своей резиденции в Вильянове «…молодец, что не позволил напасть на Паволоч и отбил большой ясыр… уконтенование послали от нас с казаками, которые языка привели. Я только и думаю о том, как вас лучшее уконтеновать». 24 октября 1690 г. в письме воеводе Белжскому король отмечал нужность украинского казачества для Речи Посполитой, несмотря на его «своевольное» поведение: «…их нужно больше ласкать, ибо снова война с турками побеждает… Прискорбные экономические неурядицы и острота против народа казацкого возникать может, пока Господь Бог совершенного покоя Речи Посполитой не обеспечит в награду и возвращение убытков; невозвращение убытков меньший вред, чем вести теми хозяйственными неурядицами тот народ в какое-то отчаяние». Именно такими мотивами руководствовался Ян III Собесский, реагируя в течение первой половины 90-х гг. XVII в. на многочисленные жалобы на казаков от шляхты Киевского, Брацлавского и Волынского воеводств, а иногда и практически не реагируя на них.

Поощряя казачество к решительной борьбе против турецко-татарской агрессии, польский король предоставлял украинской старшине право на владение отдельными землями и поселениями. Весной 1687 г. наказной гетман М. Булыга принимал во владение части сел Геевичи и Жолони Овручского уезда. В следующем году полковник С. Палий получил от короля привилегию на с. Романовка, находившееся в белоцерковском старостве. Известно о том, что и другим казацким руководителям были вручены привилегии на владение некоторыми правобережными имениями.

Такой «либерализм» польского монарха объяснялся определенным местом украинского правобережного казачества, отведенным ему в геополитических планах европейских стран, объединившихся в антитурецкую «Священную лигу». В течение последнего десятилетия XVII в. правобережные казацкие полки почти ежегодно участвовали в общих походах с войсками левобережной части Украинского гетманата против Крымского ханства, Буджачской и Белгородской орды.

В Польше существует большое количество трудов (главным образом, научно-популярного характера), в которых авторы отмечают некоторое казакофильство короля, а иногда и обвиняют Яна III Собесского в излишней казакомании. Не отрицая полностью данное утверждение, отметим, что уровень симпатии польского монарха к украинскому казачеству определялся его большим желанием удержать Правобережную Украину под своей властью, а также степенью военной угрозы со стороны Османской империи и дипломатическими обязательствами королевского двору перед правительствами европейских стран. «Бесспорно, казаки были для Речи Посполитой опаснейшим ядом и в то же время ее самым крепким щитом», — отмечал еще в 1684 г. немецкий исследователь И. Мюллер, который одним из первых в Европе защитил магистерскую диссертацию по истории украинского казачества. Вместе с тем Ян III Собесский, которого все-таки можно назвать и «казацким королем», в ходе своего правления так и не смог стабилизировать польско- украинские отношения, которые с каждым годом ухудшались, учитывая отсутствие проекта практического решения проблемы, которая заключалась в стремлении Войска Запорожского добиться равноправных отношений. С другой стороны, Польша, учитывая относительную слабость своего государственного строя, нуждалась в военной помощи украинского казачества для борьбы с Османской империей и распространением своего влияния в Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европе.

N129 24.07.2004 «День»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru