Русская линия
Le Figaro Шарль Ламброскини21.07.2004 

Шарон, дважды недостойный

Атака Ариэля Шарона (Ariel Sharon) против Франции недостойна дважды. Во-первых, поскольку Франция — не антисемитская страна. Во-вторых, поскольку он знает, что Франция — не антисемитская страна.

Евреи подверглись агрессии и были осыпаны оскорблениями. Но в нашей стране нет ни политики, направленной против еврейской общины, ни чувства антисемитизма. Как раз наоборот, поскольку община эта, по своей численности, является одной из крупнейших в мире, она демонстрирует свою укорененность во французской нации. Конечно, палестино-израильский конфликт служит надежным алиби для новых расистов. Этот новый расизм — явление беспрецедентное со времен Холокоста, и он неожиданно обрел смелость заявить о своем существовании. Удобно маскируясь в антисионизм, этот антисемитизм остается уделом маргиналов.

Это правда, что меньшинство в мусульманском сообществе видит в новых «Протоколах Сионских Мудрецов» оправдание того, что оно не может интегрироваться во французское общество. Но в противоположность умышленному смешению понятий, допущенному Шароном, конечно же, речь не идет о мусульманах Франции в целом. Также верно, что «фантазеры» из новых крайних левых вновь ввели в обиход навязчивые идеи в духе Сталина, который в конце своей жизни, подражая Гитлеру, подверг анафеме доллар и синагогу, Уолл-Стрит и Израиль. У этой группы заблудших нет никакого шанса обратить Францию в свою веру и сыграть на ностальгии по синтезу красного и коричневого.

Еще меньше риск того, что Франция вернется к заблуждениям прошлого, поскольку страна понимает, насколько она оклеветана в истории. Слишком часто преступления маршала Петена выставлялись напоказ, чтобы принизить добродетели генерала де Голля. Ибо часто говорили о том, что вишистская Франция — и есть подлинная Франция, что коллаборационисты составляли большинство, что с 1940 по 1945 властвовал лишь один закон — закон подлецов. Когда говорят так, то забывают, что в отличие от ужасного польского опыта, три четверти французских евреев избежали массового уничтожения, благодаря смелости французов, таких как крестьяне-протестанты из Шамбон-сюр-Линьон, которым воздал должное Жак Ширак (Jacques Chirac).

Время идет, а Францию по-прежнему хотят обесчестить. В прошлом году американские неоконсерваторы, не колеблясь, приписали отказ Парижа последовать за Джорджем Бушем (George W. Bush) в Ирак стойкости синдрома Петена. В общем, сдержанность французов в отношении войны против Саддама Хусейна (Saddam Hussein), самого опасного врага Израиля на Ближнем Востоке, была объявлена следующим звеном в цепи событий после ужасной облавы Вель д"Ив.

На деле, Шарон хочет сказать, что Франция не имеет права защищать Ясира Арафата (Yasser Arafat). Атака Шарона нацелена на то, чтобы подорвать кредит доверия к Жаку Шираку, который остается одним из самых красноречивых адвокатов жизнеспособного Палестинского государства, в ЕС. Шарон, внешне внимательный к урокам Истории, игнорирует самые простые из них. Все чрезмерное ничтожно.
ИноСМИ.Ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru