Русская линия
НГ-Религии Александр Лукоянов21.07.2004 

Шиитский лев
Последователи называют Муктаду ас-Садра «вторым Хомейни»

Фигура Муктады ас-Садра, самого известного ныне религиозно-общественного деятеля Ирака, ведущего открытую войну против войск англо-американской коалиции, возникла для мировой общественности совершенно неожиданно. Никто не предполагал увидеть этого человека в роли лидера шиитов Ирака.

Прежде всего Муктада молод (он родился в 1974 г.) и не имеет большого опыта и авторитета, необходимого для религиозного лидера. Он не принадлежит к высшему шиитскому духовенству, имеющему право на самостоятельное толкование ислама и на издание религиозных постановлений — фетв, обязательных к исполнению мусульманами.

Правда, приверженцы Муктады иногда величают его как лидера всей шиитской общины Ирака, аятоллой и даже имамом. Этого почетного титула в свое время был удостоен аятолла Хомейни, вождь исламской революции в Иране. Не случайно приверженцы Муктады называют его «вторым Хомейни», отмечая его красноречие и целеустремленность. В свою очередь, оппоненты считают его человеком малообразованным, лишенным качеств настоящего религиозного лидера. По их мнению, он придерживается линии, диктуемой ему из Тегерана, которая направлена на создание в Ираке исламского государства иранского типа.

Муктада эксплуатирует авторитет очень уважаемого шиитами всего мира рода Садров, члены которого являются потомками Пророка Мухаммада. Садры появились в Ираке еще в XVII в., переселившись сюда из Ливана. Во времена монархии авторитет и популярность роду Садров снискали вышедшие из него религиозно-политические деятели. Получив известность благодаря своим глубоким познаниям в богословских науках, они выступали в защиту общины шиитов от притеснений властей. Здесь необходимо отметить, что шииты составляют большинство населения Ирака (55−60%), но в политической жизни страны традиционно остаются на второстепенных ролях.

Отец Муктады — аятолла Мохаммад Садек ас-Садр пользовался огромным авторитетом в шиитской общине, особенно у простых иракцев, для которых он даже свои проповеди читал на иракском диалекте, а не на литературном арабском языке.

Cемейство Садров находилось в жесткой оппозиции режиму Саддама Хусейна и представителям официального духовенства Ирака, считавшимся «хранителями шиитской учености». При этом Садры всегда оставались в Ираке, отказываясь от эмиграции. Вполне закономерно, что судьба Муктады-старшего была предрешена: в 1999-м он погиб вместе с двумя старшими сыновьями. Муктада ас-Садр обвинил в этом власти Ирака, за что был арестован вместе с группой своих учеников (талибов). Однако он остался жив, став после гибели отца и старших братьев главой рода Садров.

В 2003 году Муктада заявил о себе как о новой силе на политической карте Ирака. В тот момент шииты занимали крайне осторожную позицию. Они не противились вводу иностранных войск на территорию страны, надеясь, что те избавят их от диктатора, пролившего немало шиитской крови. При этом они рассчитывали на скорый уход американцев и на коренное изменение своего статуса в новом Ираке. Большинство шиитских лидеров решили выждать и до поры не вмешиваться в политику.

Сам Муктада придерживался иной позиции. Когда пал режим Саддама, Муктада ас-Садр немедленно сформулировал позицию стоящих за ним сил, заявив: «Мы не признаем оккупацию ни прямо, ни косвенно». Он называл членов Правительственного совета «марионетками американцев» и обвинял их в разжигании вражды между суннитами и шиитами. Молодой имам резко осудил идею создания федеративного государства. В то же время он призвал к созданию в Ираке исламского государства и стал реализовывать некоторые его принципы в кварталах Багдада, населенных шиитами, где достаточно быстро был установлен порядок и пресечено мародерство.

В начале 2003 г. у Муктады уже была своя военно-политическая организация «Джамаат Ас-Садр Ас-Тани» (Движение Садра Второго), а позднее, в июле, он создал так называемую «Джайш Махди» (армию Махди). Один из ближайших соратников Муктады, шейх Мустафа Якуби, без тени смущения говорил: «У нас есть милиция, „армия Махди“. Но это мирная организация, у которой нет оружия». Вскоре численность этой «мирной организации» превысила 10 тыс. человек (иногда называется цифра 100 тыс., но точные данные отсутствуют), а в апреле 2004-го она стала основной силой шиитского вооруженного восстания.

В апреле 2003 г. Муктада предпринял попытку установить контроль над важным шиитским религиозным центром Неджефом, опираясь на боевиков «Джамаат Ас-Садр Ас-Тани». Они принимали участие в противостоянии с аятоллой ас-Систани, призывавшего шиитов не вступать в конфликт с оккупационными силами. Примечательно, что год спустя, накануне вооруженного выступления отрядов Муктады, ас-Систани предупредил американцев о возможном шиитском восстании, если они не пойдут навстречу требованиям о более широком участии шиитов в руководстве нового Ирака.

В этом же месяце Муктада ас-Садр и его сторонники захватили мавзолей имама Али в Неджефе — одну из главных шиитских святынь. При этом был убит главный смотритель мавзолея. Позднее, 10 апреля, в Неджефе погиб Абд-аль-Маджида аль-Хои, приехавший из Лондона сын влиятельного в свое время аятоллы Абу-ль-Касима аль-Хои (ум. в 1992 г.). Считается, что это тоже дело рук людей Муктады. Убитый был одним из критиков семейства Садров. Его обвиняли в получении денег от американцев для прозападно настроенных богословов.

Муктаду обвиняют в устранении и другого его критика — аятоллы Мухаммада Бакир аль-Хакима, который в мае 2003 г. занял пост имама мечети Али в Неджефе и рассматривался как духовный глава всех шиитов страны и даже как будущий президент Ирака. Аль-Хаким и 82 его сторонника погибли в результате теракта, выходя из мавзолея имама Али. Впрочем, убийство могли совершить и ваххабиты, с которыми у шиитов никогда не может быть примирения.

Как бы то ни было, но Муктаду и его сторонников американцы в 2003 г. обвинили в убийстве ряда религиозных деятелей. Официальный ордер на арест Муктады по этому обвинению был выдан только в 2004 г., после начала восстания. Муктада, естественно, назвал эти обвинения клеветой и заявил, что готов предстать перед судом, если это будет независимый суд, а не подконтрольный проамериканским силам.

Муктада активно стремится к власти, следуя, видимо, совету своего влиятельного иранского покровителя, аятоллы Казема Хаири, который в апреле 2003 г. издал фетву о необходимости занять как можно больше постов в руководстве Ирака и бороться против «мирового сатаны», то есть США. Говорят, он даже назначил Садра своим представителем в Ираке и призвал его искоренить в стране баасистский режим. Во всяком случае, Муктада стал целеустремленно продвигаться по этому пути. В октябре 2003 г. он даже заявил о формировании им параллельного правительства (правда, дальше этого заявления дело не пошло).

Кроме того, Муктада постоянно выступал с критикой оккупационных сил, то есть международной коалиции, через свою газету «Хавза». Характер критики был настолько резким, что весной 2004 г. власти закрыли газету. Это послужило поводом к выступлению Армии Махди. Время восстания, начало апреля нынешнего года, выбрано было не случайно: оно должно было состояться до 30 июня, то есть до даты передачи власти иракской администрации. Восстание способствовало тому, что американцы не только не перенесли эту дату на более поздний срок, но передали власть иракскому правительству даже раньше намеченного срока. В результате шииты получили более широкие возможности для участия в управлении государством. Что касается самого Муктады, то он, несомненно, стал одним из авторитетнейших лидеров шиитской общины Ирака и обрел мировую известность


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru